Песнь Песней

Глава из книги Игоря Гарина "Любовь", «Мастер-класс», Киев, 2009, 864 с.  Цитирования и комментарии даны в тексте книги.

Три вещи непостижимы для меня и четырех я не понимаю: пути орла в небе, пути змеи на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице.
Книга притчей Соломоновых

Так как — только влюбленный
Имеет право на звание человека.
А. Блок

Величайшим творением любовной лирики, донесшей до нас из глубины веков слова обжигающей страсти, прекрасные ритмические фразы, наполненные жаром экзотических метафор, терпкий аромат ориентальной чувственности и всеохватной любви, является приписываемая иудейскому царю Соломону П е с н ь  П е с н е й. В лучших традициях Востока любовь в этой поэме поэм, «лучшей из песен», предстает в ее земном, человечном облике. Царь Соломон и лирический герой поэмы признается возлюбленной, что ее женственность напоминает ему роскошные сады, куда лежит его путь.
Живот твой — круглая чаша, в которой не истощается ароматное вино, чрево твое — ворох пшеницы, обставленный лилиями;
Два сосца твои, как два козленка, двойни серны;
...Как ты прекрасна, как привлекательна, возлюбленная, твоею  миловидностию!
Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти.
Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ее; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков;
Уста твои, как отличное вино.
Оно течет прямо к другу моему, услаждает уста...
Стоит ли удивляться, что  П е с н ь  П е с н е й  стала поэтической Меккой, куда век за веком, поколение за поколением поэты, художники, музыканты направлялись за вдохновением, за символами, за высшими ценностями земной любви?..
Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь... Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатства дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презрением.
В первой главе  П е с н и  П е с н е й, обращенной к любимому, возлюбленная восклицает:
Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
От благовония мастей твоих имя твое, как разлитое мирро; поэтому девицы любят тебя.
Влеки меня, мы побежим за тобою; — царь ввел меня в чертоги свои, — будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.
Не смотрите на меня, что я смугла; ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, — моего собственного винограда я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
А юноша отвечает:
Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец, и паси козлят твоих возле шатров пастушеских.
Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях.
Золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
Этот мотив, нарастая, наполняясь метафорами и символами, усиливается от главы к главе.
О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волоса твои, как стадо коз, сходящих с горы Галаадской;
Зубы твои, как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;
Как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока — ланиты твои под кудрями твоими;
Шея твоя, как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем — все щиты сильных.
Два сосца твои, как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями.
Доколе день дышит прохладою, и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.
Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе.
Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых!
Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста, пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей.
О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста; о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!
Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!
Запертый сад — сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник.
Рассадники твои — сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами;
Нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими и лучшими ароматами;
Садовый источник — колодезь живых вод и потоки с Ливана.
Поднимись ветер с севера и принесись с юга, повей на сад мой, — и польются ароматы его! — Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.
Вот героиня описывает встречу с любимым, закончившуюся размолвкой:
Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои ночною влагою».
Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? я вымыла ноги мои [половые органы?], как же мне марать их?
Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него *.
Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.
Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.
Д. Ларю:
Восхищение, тоска, желание, раскаяние, чувство утраты — все выражено в этих строках. Она искала его, но не могла найти. Стражники, обнаружившие ее бродящей по городу посреди ночи, избили ее и отобрали покрывало. Говоря ее словами, она «изнемогала от любви» к своему возлюбленному, который, по ее описанию, был блестящим и цветущим мужчиной, с черными волнистыми волосам, глазами голубки, щеками, подобными цветнику, губами, напоминающими источающие мирру лилии. Его тело было словно выточенным из камня, похожее на высокий и стройный ливанский кедр. Его речи были так сладки, что не желать его было нельзя. Он был и любовником, и другом.
В поисках любимого Суламит попадает в переделку со стражами, а  затем обращается к подругам с мольбою: если встретят его, пусть расскажут, как она изнемогает от любви.
Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?
Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других.
Голова его — чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;
Глаза его — как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;
Щеки его — цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его — лилии, источают текучую мирру;
Руки его — золотые кругляки, усаженные топазами; живот его — как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;
Голени его — мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры.
Уста его — сладость, и весь он — любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!
Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою.
Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии.
Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне; он пасет между лилиями.
П е с н ь  П е с н е й  не просто поэзия — это ветхозаветная философия, провозглашающая высшую ценность половой любви, ее уникальное благо, коим Бог осчастливил человека. Любовь — плоть от плоти и дух от духа любящих. Ее нельзя купить, даже если кто и «давал все богатства дома своего за любовь». Любовь — высший дар Бога человеку, его главная отличительная от животных черта. Становясь человеком любящим, человек отрывается от природы и обретает способность к восхождению по лестнице красоты и любви.
П е с н ь  П е с н е й — первая в человеческой истории попытка либерализации женщины, признание ее равного права на любовь, принятие ее в качестве самостоятельного любящего существа.


Рецензии
Спасибо,Игорь.
А про ревность,которая люта?
Мне тоже нравятся Песни песней.
Как всё красиво,столько любви!
Столько ожидания! И такая радость встречи!
В разных Библиях текст немного
отличается.
С теплом

Иветта Дубович Ветка Кофе   22.04.2018 22:26     Заявить о нарушении
Со взаимным теплом и с благодарностью за отклик!

Ваш

Игорь Гарин   23.04.2018 09:11   Заявить о нарушении