Яблочное дерево

Вольф голодал третьи сутки. За время вынужденных странствий после того как выбрался из крепости Кульм, он очень устал от дороги, а его башмаки пришли в полную негодность. Но главное, очень хотелось есть. Дороги в это время были не безопасны и беглецу приходилось пробираться по лесу. Несколько раз он встречал волков, которых много в этой части Померании. Вольфу приходилось залезать на сосны и подолгу ждать, когда волки уйдут. Звери также были голодны и не хотели отказываться от добычи. Они начисто обдирали когтями стволы деревьев и только что сами не лезли за добычей по веткам наверх.
В тот день Волфганг настолько выбился из сил, что не заметил, как стемнело. Густой лес поглотила холодная осенняя ночь. В кромешной тьме беглец никак не мог найти место для ночлега. Все что у него было – это небольшой кусок мешковины. Вольфи попробовал постелить мешковину на землю, только ничего не получилось – слишком мала она оказалась для него. Укрыться этим куском тоже было трудно. Хорошо прошлую ночь Волфганг провел на сгоревшем хуторе. С помощью кремня беглец развел огонь и кое-как примостился среди обгоревших досок...  Теперь же, в лесу было невозможно найти какое-либо укрытие. Еще надо было быть внимательным и осторожным, чтобы не пропустить атаку волков. Весь день Вольфганг чувствовал, что звери где-то рядом. Хорошо если отстали а, может, выжидают свою добычу…
Со стороны моря сквозь пустой лес дул противный ветер. Стало совсем невыносимо. И тут, когда, казалось, Волфганг совсем потерял силы, лес неожиданно расступился…  Яркая луна освещала большую поляну, посреди которой росло большое яблочное дерево. Беглец не мог поверить глазам. Словно увидел чудо, ниспосланное волшебным спасителем.  Странным показалось лишь то, что рядом Вольфи не заметил никаких строений. Одно большое яблочное дерево стояло посреди поляны. Дерево, усыпананное спелыми плодами, ярко красными и неестественной величины. Откуда оно здесь? Как такое может быть в этом краю Померании, где каждый второй житель страдает от голода, и где на полях и в лесу невозможно было найти ничего съестного. Даже в своих домах жителям было трудно сберечь продукты – воры и бандиты нападали постоянно и повсеместно. Крыс всех съели…
Каким-то чудом густой лес укрыл это богатство от посторонних. Но стоило Волфгангу подойти поближе к дереву, как стало понятно, почему никто не позарился на столь богатый урожай яблок. На большой ветке дерева на веревках болтались три разлагающихся трупа.  По-видимому, они были из одной семьи: муж с женой и их малолетняя дочь. Лица у повешенных были изуродованы, а вместо глаз на Вольфа смотрели пустые глазницы. Трупы провисели здесь по-видимому долгое время. Об этом говорили пятна на их телах и невыносимый запах. А на ветках между яблок сидели огромные черные вороны, которых нетрудно было разглядеть, несмотря на ночь. В темноте то и дело поблескивали их белые глазные перепонки.
От страха Вольфи остолбенел. Пустыми, выклеванными глазницами на него смотрели три страшных трупа. Стоял жуткий трупный смрад, перемешанный сладким духом спелых яблок.
Голод пересилил страх. Закрыв нос рукой, чтобы не вдыхать трупный запах, Волфганг сорвал несколько крупных яблок, которые поразили его своими размерами, и отойдя на опушку леса, быстро съел их, даже не распробовав вкуса. Таких больших яблок он еще никогда не видел. Его первое желание после этого было скорее убежать из этого страшного места, и он уже было двинулся прочь, но все же вернулся назад к трем страшным мертвецам.  Они, как ни в чем не бывало, продолжали висеть, и Вольфу на мгновение показалось, что неупокоенные висельники ему улыбаются.
Задерживая дыхание и превознемогая брезгливость, Волфганг снял мертвецов с дерева. Они были почти голые, чуть прикрытые оборванным тряпьем. И только на груди девочки выделялся маленький медный крестик.  Прямо тут же под деревом Вольф стал рыть им общую могилу.  Сделать это было непросто, так как ничего кроме кинжала у него не было. Земля не хотела принимать покойников, сопротивляясь всеми своими прожилками и кинжал совершенно не подходил для рытья могилы. С его помощью Волфганг мог чуть взрыхлить землю, а потом голыми руками углублял яму.  После того как могила была вырыта, Волфганг наломал в лесу елового лапника и принес его к мертвецам.
Яма получилась неглубокой. Но это все, что мог сделать Волфганг в благодарность за сытую яблочную трапезу.  Положив трупы в яму, скиталец прикрыл их лапником и завалил землей. Из двух старых сосновых веток он соорудил крест, перевязав их куском старой тряпки.
Место перестало быть столь зловещим.  Только вороны со своих веток неодобрительно поглядывали на Волфганга.
–Ничего ребята, вы уже здесь достаточно попировали, – сказал им на прощание Волфганг.
Беглец сложил в мешковину десяток самых больших яблок и после этого углубился назад в ночной лес...


Отрывок из романа "Вольфганг, сын Дитмара" 2017.


Рецензии