Матричная алгебра удовольствий

Ну вот, друзья мои графоманы, пишем мы, пишем, а хорошо получается лишь у немногих. Где ж справедливость?! Не доставляют наши опусы удовольствия читателям, ни в какую. Пару десятков, а то и сотен читателей собрать вроде удаётся, но разве ж это результат? Можно конечно не писать… Да можно ли? В общем, вы меня понимаете!

Вот я и задумался, почему мы вообще получаем удовольствие от чтения и что такое удовольствие само по себе. Нет-нет с крышей у меня без проблем, и я отдаю себе отчёт в том, что эти «скромненькие» темы так запросто не осилить, но поразмышлять - отчего же нет?

То, что чтение должно приносить удовольствие, здесь, в «алгебре», считается аксиомой и обсуждению не подлежит.

Вот эти-то размышления о собственном опыте пребывания на сайте проза.ru в качестве литератора (уж простите мне эту наглость), и собраны в представленном вам сочинении, ни на что особенно не претендующем, и ни на кого естественно не указывающем.
Здесь не будет рекомендаций, как писать хорошо, здесь будут идеи, почему хорошо написанное нам нравится. Идеи, конечно, не бесспорные. Всё, как всегда.

Повествование начинается издалека, оно, где сложное, где нудное, поэтому, по мере возможности, я разбавил его анекдотами, и надеюсь, что какое никакое удовольствие читатель всё же получит.
---------------------------------
Молодой писатель принес в издательство свой роман. Издатель спрашивает:
- Ну-с, и как называется произведение?
Писатель, долго мнётся и, наконец, произносит:
- Эх, ё… твою мать!
- Да-а… Что ж, хорошо. Только одно смущает. «Эх» - цыганщиной отдаёт…
---------------------------------

1. АССОЦИАТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ – ЭКОНОМИЯ ВРЕМЕНИ.

Общеизвестный факт: наше мышление ассоциативно. Из этого следует довольно неожиданный вывод. Сам был удивлен. Оказывается, мышлением, наша голова занята меньше всего: значительную часть времени (по некоторым оценкам до 80%), мы проживаем в бессознательном состоянии автомата, выполняющего заложенные в него инструкции!
И лишь когда нет подходящих инструкций, либо, постфактум, после того, как подходящие инструкции уже выполняются, подключается мышление. И вот почему.

Мир в значительной степени предсказуем. Сплошь и рядом мы сталкиваемся с ситуациями, о которых заранее известно, как они начинаются и чем заканчиваются. Естественно, что к таким ситуациям можно и подготовиться: составить оптимальные модели поведения и, в дальнейшем, всегда ими пользоваться. Зачем же, в таком случае, подключать механизм мышления? Совершенно не нужно, а в отдельных ситуациях - даже вредно.

Иными словами, содержание какой-то части жизни можно свести к набору стандартных ситуаций - моделей. В этом, собственно, и состоит жизненный опыт: видеть стандартные ситуации и применять оптимальные для них модели поведения, а не изобретать каждый раз велосипед.
---------------------------------
Опыт - это нечто, что приобретается сразу после того, как это нужно.
---------------------------------
Эволюционируя с младенчества, мы, в течение жизни, накапливаем и совершенствуем модели поведения в разнообразнейших стандартных ситуациях. А, располагая готовыми моделями-инструкциями, нет смысла напрягаться, подключать мышление, и изобретать что-то новое, тем более что необычные ситуации не каждый день встречаются.
Действительно, зачем всякий раз, когда мы роняем на ногу тяжелый предмет, размышлять, куда он полетит? Или, что будет, когда лающая и несущаяся на нас собака, наконец, приблизится? Или, что имеет в виду человек, яростно глядящий на нас и крутящий пальцем у виска? Чего тут думать? И так ясно.
---------------------------------
Дом, семья, работа, транспорт, магазин, еда, питьё, мексиканский сериал, пиар на проза.ru…
---------------------------------
Всё это - стандартные ситуации, предполагающие стандартные же поведенческие реакции. Вот этими-то стандартными моделями поведения мы и пользуемся всю жизнь, экономя силы и, особенно, время.

Будем называть эти поведенческие модели, а также любые другие модели событий и явлений матрицами. Матрица, таким образом, – это набор элементов, идентифицирующих событие и определяющих нашу реакцию на него. Ну а мы, соответственно, являемся складом разнообразных матриц на все случаи жизни.

Почему матрицы? Не потому, что привычные образы исчерпали семантический потенциал, нет. Во-первых, привык за долгие годы общения с естественными науками. Во-вторых, матрицами действительно удобнее описывать многоэлементные, многозначные, многомерные явления, которые суть - жизнь.

Конечно, матрицы, как и любые модели, всегда неполны и описывают мир приближенно. Ну и что? Мы и так живём в условиях приблизительного знания. Потому что, исходя из собственных пристрастий и представлений о «правильном» порядке вещей, пренебрегаем какими-то элементами,  которые считаем несущественными и, тем самым, упрощаем картину мира.
Это несколько затрудняет общение с другими людьми, которые считают неважными как раз другие элементы. В результате общих точек соприкосновения, и без того немногих, становится ещё меньше, и мы вынуждены довольствоваться приблизительным взаимопониманием и согласием.

1.1. Ассоциативная идентификация событий с помощью матриц

Информация о каком-либо событии поступает к нам в виде последовательности визуальных, звуковых, осязательных, вкусовых и обонятельных сигналов.  С момента  появления первого сигнала, сознание приступает к поиску собственных матриц, содержащих те элементы, на которые мог бы указывать данный сигнал. Поиск ведётся по ассоциации: привлекаются все матрицы, имеющие схожие элементы. Такие матрицы будем называть ассоциативными. По мере поступления следующих сигналов отбираются  лишь матрицы, содержащие как первые, так и последующие элементы – естественно матриц становится всё меньше - и, в конечном итоге, остаётся одна, все элементы которой соответствуют поступившим сигналам. Матрица инициируется (становится активной).

На этом перебор матриц завершается, а событие считается идентифицированным. Если мы сталкивались с этим событием раньше, наша реакция на него уже содержится в найденной матрице. Незачем тратить силы и время на дальнейший анализ.

Ясно, что такой анализ не охватывает всех элементов события – идентификация может завершиться при поступлении, например, первых трёх элементов из двадцати восьми. Вполне возможно, что четвёртый элемент не совпадёт с выбранной матрицей, но решение уже принято!
Так, в замысловато изогнутой сухой ветке, лежащей на тропинке, можно совершенно отчетливо увидеть змею, и нужно приложить некоторое усилие, чтобы отделаться от наваждения! В данном случае, форма, цвет и местонахождение – вот те элементы, которые совпали с элементами матрицы-змеи, и вызвали убеждение в реальности самой змеи. Произошла ассоциативная ошибка.
---------------------------------
Жена с недоумением показывает на упаковку: «Смотри, зелёный чай с бульоном!».
Читаю: «Зелёный чай с клубникой».
Четырёх букв: у, л, б, н оказалось достаточно для идентификации слова. Дальнейший анализ был остановлен.
---------------------------------

1.2. Скорость анализа – главное условие

В случае если идентификация происходит достаточно быстро (а, как правило, так и бывает – тысячные доли секунды), события, предметы и течение времени вообще не достигают области мышления. Они обрабатываются на уровне ассоциативно связанных матриц.

Даже при несовпадении некоторых элементов, сознание привлекает ассоциативно близкую матрицу, не прекращая, однако, поиска более адекватной. Мышление опять «отдыхает». И это правильно, ведь ситуация может потребовать немедленной реакции – некогда ждать результата его неторопливой, громоздкой работы. Об этом писал ещё В.Леви в одной из своих книг: «В критической ситуации мышление немедленно блокируется, как наиболее сомнительное приобретение человека в ходе эволюции!». Мгновениями позже, когда избранное действие уже совершается, человек осознаёт, что решение принято.
---------------------------------
 Когда мало времени, тут уже не до дружбы – только любовь!
---------------------------------
Если поиск адекватной событию матрицы затягивается, а ситуация не предполагает спешки, к процедуре ассоциативного перебора матриц успевает подключиться наше пресловутое мышление. По сути, тот же перебор матриц, просто, глубина поиска больше. Матрицы ищутся не в первой-второй  ассоциативных сферах, а в следующих, более далёких и реже используемых.
Привлечение мышления для идентификации события, и в этом случае, сводится к подбору подходящей комбинации матриц, либо их элементов, составляющих новую матрицу.

Алгоритм осознанно-ассоциативного подбора матриц сугубо индивидуален, хотя, общие для большинства людей подходы, по-видимому, должны быть. Главное условие – скорость принятия решения. Чем быстрее – тем лучше. Эволюция на этом настаивала. Вот поэтому для «узнавания» события сознание пытается  использовать как можно меньше элементов.
---------------------------------
А я угадаю эту мелодию с двух нот!
---------------------------------
Естественно, что в таких условиях быстрее всего узнаются симметричные объекты, то есть такие, которые как-то регулярно устроены, и достаточно малого количества элементов для точной их идентификации. Речь идёт не только о геометрической симметрии, но и о звуковой, цветовой, смысловой. Подробнее об этом – дальше.

Если поиск адекватных матриц, даже с привлечением мышления, не приводит к успеху за приемлемое время, появляется реакция отторжения: внутренний сторожевой таймер блокирует дальнейшие мыслительные усилия, либо из-за отсутствия времени как такового, либо из-за несоответствия оценки собственного интеллектуального потенциала с потраченным на осмысление временем.
---------------------------------
Дураком себя не считаю, но понять, о чём тут речь, не могу… Да идёт оно всё!
Есть книги, которые не дают себя прочесть.
---------------------------------
Одним из убедительных примеров того, что мышление носит отрывочный, спонтанный характер является следующая ситуация. Мы едем в общественном транспорте по знакомому району и безучастно разглядываем всё, что попадается на глаза. С нашей стороны, при этом, не требуется никаких решений или действий. Мы свободно скользим по ассоциативным матрицам, перескакивая, как говорится, с пятого на десятое, и, вдруг, ловим себя на мысли, которую уже довольно долго «думаем», но совершенно непонятно с чего это она пришла в голову!
Конечно же, эта мысль является завершением какого-то ассоциативного маршрута, но весь он, целиком, прошёл мимо нашего мышления.

А навязшая в зубах мелодия?! Отделаться от неё очень трудно, потому что она является следствием какого-то кольцевого ассоциативного маршрута – сама себе причина! А мышление просто не допускается в этот ассоциативный поток.

Описанный механизм реакции на происходящие вокруг события охватывает практически все виды нашей деятельности. Кроме, пожалуй, инстинктивных и физиологических влечений. Но это именно влечения, а не руководства к действию.
Когда на скользкой дороге автомобиль заносит, то, конечно, именно инстинкт самосохранения заставляет наше сознание искать спасительное решение. Но инстинкт этот понятия не имеет о том, куда крутить руль и на какие педали давить. Сознание же, кратчайшим ассоциативным путем, находит верное решение. Правда, это не всегда помогает ввиду либо недостатка матриц, либо их информационной скудности – отсутствия практического опыта вождения автомобиля.
---------------------------------
Слышишь, я не пойму, почему тут все машины с подушками безопасности... Они что, думают, когда я в столб врезаюсь, то сразу спать хочу?!
---------------------------------

2. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТРИЦ

Мы узнаём предметы, явления, людей отнюдь не в результате их полного анализа. Достаточно получить несколько характерных элементов (практически, шарж), чтобы подобрать, по ассоциации, соответствующую матрицу. Отсюда, нередки ситуации: «Где-то я его видел,… Но вот где?!». А на самом деле, по нескольким фрагментам облика, сознание  предложило похожую матрицу человека, который знаком, но это – не он! Вот и продолжается напряженный поиск нужной матрицы, которой просто не может быть, потому что мы «узнали» незнакомого!

Когда-то, в детстве, когда меня приводили в больницу, где работала мама, я не узнавал её только потому, что на ней были белые халат и шапочка, а моя «матрица-мама» таких элементов не содержала.
Вообще, накопление и совершенствование матриц происходит практически всю активную жизнь. В юности интенсивнее, с возрастом – реже. Подавляющее большинство матриц достаются нам от других людей: родителей, родственников, воспитателей, друзей, учителей, через книги, фильмы и т.д., а затем адаптируются нами и увязываются друг с другом.

Предвижу вопрос читателя: «А как же моя индивидуальность? Где же собственно я?». Увы, уважаемый читатель, вынужден вас разочаровать: набор ваших матриц совпадает с наборами других людей, ну скажем, процентов на 95, а вот те 5% несовпадений – вот в них-то и содержится вся ваша индивидуальность! И это хорошо. Представьте себе несовпадение с остальными людьми хотя бы наполовину – ваша жизнь кошмаром станет: «Ах, меня никто тут не понимает!». А вы расслабьтесь и смиритесь с мыслью, что ваша индивидуальность – лишь малая ваша часть, а в остальном вы не отличаетесь от других, и тогда, - о, чудо! – вас сразу начнут понимать.
---------------------------------
В Монголии проходил конкурс двойников. Победили - все
---------------------------------
Ясно, что количество и качество матриц сильно зависят от обстоятельств жизни человека. Накопленные матрицы ложатся на врождённую психическую организацию, зависят от воспитания и образованности, среды обитания и общения, национальных традиций и религиозных убеждений и дают, в конечном итоге, тот уникальный коктейль, который мы и называем "человек на самом деле".
---------------------------------
Смотрю на мир глазами тысяч других людей.
---------------------------------

2.1. Универсальность матриц

Самих матриц совсем не тысячи. Люди не склонны перегружать себя, и пользуются ограниченным количеством матриц. Так, действительно, проще и надёжней. Но, в таком случае, каждая матрица должна годиться для широкого набора жизненных ситуаций, то есть - быть универсальной. Именно этим мы и заняты, когда анализируем собственное поведение в той или иной ситуации – конструируем универсальную матрицу.

Продвинутые граждане, склонные к обобщениям, конструируют универсальные матрицы за счёт объединения простых. Еще более продвинутые граждане, вдобавок к обобщениям, пересматривают собственные оценки и представления, в результате чего некоторые матрицы, считавшиеся прежде разными, оказываются неотличимыми. Например, что общего между да и нет? Ответ: и то, и другое – утверждения. Естественно, что принципиально разных матриц, при этом, становится ещё меньше, а оставшиеся приобретают характер универсальных. Крайний вариант такого пути – дзэн-буддизм. Здесь, вероятно, вообще никаких матриц нет.
---------------------------------
Не пребывая ни в чём, дай уму действовать.
---------------------------------
По мере накопления жизненного опыта и, соответственно, матриц, возникают привычные, а значит, устойчивые ассоциативные пути – последовательности связанных матриц или, иначе, ассоциативные шаблоны. Шаблоны имеют универсальный характер, и люди широко пользуются ими. К сожалению, чаще, чем они того заслуживают. Да притом, подчиняются им безоговорочно.
---------------------------------
Если при знакомстве с девушкой на улице вы просите её фото - значит, вам надо срочно завязывать с инетом...
---------------------------------
Иногда, бывает, говоришь какое-то время с собеседником, он кивает головой, а потом следует реплика, из которой становится совершенно ясно – ничего-то он и не понял! А что произошло? В начале разговора, собеседник не стал, по разным причинам, напрягаться и анализировать каждую извилину мысли, а просто подключил шаблон, который и увёл его в сторону.
---------------------------------
Флюгер был приколочен намертво, и ветер обречённо дул в указанном направлении
---------------------------------
Шаблонное сознание, как и всё в этом мире, имеет свои плюсы и минусы. Оно экономит время и силы, и при этом позволяет адекватно реагировать на происходящее.
Встречаются очень удачные, общеупотребимые и, потому, долгоживущие шаблоны. Нет ничего постыдного в использовании шаблонов – это нормально и разумно.  Мне кажется, проблема лишь в том, чтобы не забывать – это шаблон! Инструмент для анализа ситуации, а не часть души или ещё чего-то астрального.

Шаблон, в каком-то смысле, есть локальный (по времени) общественный договор, а значит, не может обладать качеством вековечной мудрости человечества. Поэтому не стоит яростно его защищать – он ведь может оказаться совсем не универсальным в конкретной ситуации. Однако, иногда, с сожалением наблюдаешь, как люди отстаивают шаблоны лишь потому, что отождествляют с ними собственную «самость» (ту самую индивидуальность), тогда как, на самом деле, шаблон был заимствован на каком-то из этапов жизни у других людей.

Ну, а рано или поздно, появляется мальчик, заявляющий, что «король-то голый», и очередной шаблон умирает.

2.2. Матрица-стиль общения

Контактируя с людьми, мы снова пользуемся матрицами, содержащими готовые решения. Это - различные «матрицы-стили общения». У большинства людей таких матриц - от несколько, до много.
Есть, правда, люди, полагающие, что это мир должен подстраиваться под них, а не наоборот. У них одна матрица-стиль. Их жалко – они видят всех одинаковыми, а это скучно. (Вспомните:  «все мужики …», или «все бабы …»). На сайте мы знаем ярких представителей, демонстрирующих так называемый «фирменный» стиль. Ну, за неимением другого…
---------------------------------
Изобрели кубик Рубика для военных. Все грани цвета хаки. В модификации для прапорщиков ещё и не вращается...
---------------------------------
Есть гении общения, которые филигранно, к каждому случаю, подбирают матрицу-стиль, и практически всегда избегают бессмысленного поединка. Иногда их обвиняют в бесхребетном конформизме, но для нормальных людей победа в любом, без разбора, поединке отнюдь не является смыслом жизни.

Мы ведём себя в чём-то по-разному с друзьями, родственниками, родителями, с начальством, со случайными знакомыми, со взрослыми или детьми, мужчинами или женщинами и т.д. Мы понимаем, какие слова можно употреблять в том или ином контексте, как реагировать на одинаковые, но происходящие в разных ситуациях, события. Подбираем подходящие интонации, больше или меньше внутренне напрягаемся, позволяем себе тот или иной исход общения в зависимости от партнёра.
Вот потому, один человек считает меня умным, а другой, вполне возможно, – дураком. А всё потому, что я разный с каждым из них. 
---------------------------------
Быть глупым не страшно: кругом все свои
---------------------------------
Но при этом, мы практически не думаем! Вот оно, удобство использования готовых инструкций! Прав был покойный Н. Амосов: «Человек ленив и жаден». Это только при первом знакомстве идёт осмысленная работа по конструированию матрицы нового знакомого -  мы не торопимся, и осторожно прощупываем собеседника. Да и то, случаются предубеждения.

Можно выбрать ошибочный, неподходящий стиль общения с каким-нибудь человеком. Но вот что странно: даже понимая это, трудно отказаться от принятого решения – матрица навязывает своё управление. Хозяин матрицы отождествляет её с собой, со своей «самостью» – отказаться от матрицы означает «предать» себя! Уж лучше найти что-то отрицательное в собеседнике, чем признать свою ошибку.
---------------------------------
Человек прекрасно слышит голос разума, но он ему противен
---------------------------------
Это достаточно важное обстоятельство: с одной стороны, мы охотно привлекаем новые матрицы, или модифицируем старые, с другой – сопротивляемся их изменению. А матрицы или шаблоны, считающиеся универсальными – вообще неприкосновенны! Это те самые пресловутые принципы.

И, практически всегда, матрица имеет приоритет над мышлением. Переубедить человека бывает удивительно трудно, когда он находится во власти матрицы, блокирующей его мышление. Человека несёт, а он даже не пытается соображать!
---------------------------------
Верх упорства: набирать неверный пароль, пока компьютер не согласится.
---------------------------------
У детей мало моделей поведения, их легко поставить в тупик, и они не знают, как действовать. Зато и шаблонов у них нет, поэтому нас так умиляют примеры детской логики.
---------------------------------
Спрашиваю у сына:
- Как называется дядя, который поёт?
- Певец.
- А тётя?
- Певеца… - и, после секундного раздумья, - певца!
---------------------------------
Правда, у детей, до определённого возраста, есть парочка универсальных матриц: либо спрятать лицо у мамы на груди, либо заплакать.

Подросткам тоже не хватает матриц, но плакать они не хотят, и к маме не бегут. Поэтому они частенько пользуются неадекватными, или информационно бедными матрицами (уж какие есть), ошибочно полагая их универсальными – на все случаи жизни. Это и есть их трудный переходной возраст, их субкультура.

На сайте, ярким примером подростковой психологии является неумеренное использование мата в качестве «художественного» литературного приёма. Держатся эти писатели за свои «универсальные» матрицы намертво, утверждая, например, что важней то, как написано, а не что написано. То, что такая позиция уже давно превратилась в шаблон, им и невдомёк.
---------------------------------
Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один.
---------------------------------

3. МАТРИЦЫ УДОВОЛЬСТВИЯ

Пора, однако, вспомнить чего ради всё это повествование затевалось, и обратиться к удовольствиям. В первых двух частях вводилось представление о матрицах, как механизме ассоциативного анализа событий. Теперь же попытаемся выяснить, с матрицами каких типов связаны события, приносящие удовольствия.

С точки зрения биохимии, удовольствие – это повышенное содержание определённых химических веществ в мозгу или в крови. Поэтому, получить удовольствие можно несколькими способами: начиная от прямого вмешательства в биохимию организма, например, с помощью водки или наркотиков, и кончая тонкими переживаниями, вызывающими подходящие психосоматические реакции.

Последний случай, как раз наш. Какие же переживания приводят к запуску химических реакций удовольствия? Как вызывать, всего лишь словами, такого рода эмоции, и как управлять ими? Хотелось бы это знать!

На первый взгляд тут полная неразбериха. Увы, похоже, это действительно так. Был бы порядок,  достаточно было бы одного художника (в широком смысле этого слова) чтобы удовлетворить всех. Ан, нет! Каждому подавай свои слова, образы, звуки. Это ещё раз подтверждает, что  матрицы, инициация которых запускает психосоматические реакции удовольствия у одного человека, хоть и похожи на матрицы других людей, но всё же частично индивидуальны. О вкусах, как известно, не спорят.
Однако что-то общее должно быть. Какой-то изначальный, пусть небольшой, но всё же порядок. Какая-то общая для всех алгебра. Есть же вещи, вызывающие одинаковые эмоции у большинства людей. Означает ли это, что мы рождаемся с универсальным для всех эстетическим чувством? Или оно воспитывается в нас? По-видимому, и то, и другое. По крайней мере, даже собаки отчётливо улыбаются, почему бы и нам не иметь этой генетической памяти?

Относительно врождённых эстетических предпочтений я не имею никакого представления. Это философы охотно берутся за такие непростые задачи. Вполне возможно, что уже решили.
---------------------------------
Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения.
---------------------------------
А вот относительно привитых нам представлений о прекрасном можно поразмышлять.

3.1. Признаки удовольствий

Прежде всего, следует определиться с тем, что считать удовольствием. Здесь, конечно, без некоторых спекуляций не обойтись – уж больно тема сложная. Считать ли удовольствием всё то, что вызывает выброс адреналина в кровь? Всё то, что пугает, шокирует, смущает. Можно ли говорить что страх, испытанный при просмотре «ужастика» есть прекрасное чувство? Однако, рассказывая об этом, мы зачастую улыбаемся: «Да-а, крепко меня достало!». Значит – удовольствие? Скорее, удовольствие не от наличия реально прекрасного, а от отсутствия того ужасного в реальности.

Давайте, всё же, рассматривать лишь те удовольствия, которые ассоциируются с улыбкой. Улыбка, вообще, является физическим воплощением удовольствия. Более того, улыбка сама запускает химические реакции удовольствия. Подойдите к зеркалу, когда вам совсем невесело, и попробуйте улыбнуться себе, пусть даже через силу. Сам не раз пробовал – действует!

Начнём с детства. Что видит младенец с первых месяцев жизни? Улыбку матери, отца, других взрослых. А как его потом учат, чем отличаются «цаца» от «каки»? Улыбкой учат! А что сопровождает улыбка? Да хотя бы то же сюсюканье, которое некоторые, особенно не имеющие детей граждане, считают неприемлемым методом общения с дитём. Напрасно. Во-первых, сюсюканье, как правило, ритмично, во-вторых, оно пропевается, то есть младенец слышит расширенный тональный диапазон. И высокие и низкие – контрастные звуки голоса.

Почему улыбка является для маленького человечка доказательством удовольствия – Бог его знает. Вот тут, наверное, и зарыта генетика. Как бы то ни было, этот первый, простейший опыт познания закрепляется в его матрицах на всю жизнь: то, что подаётся с улыбкой – приносит удовольствие.
---------------------------------
О, сколько раз фальшивой улыбкой вовлекали нас, доверчивых, в сомнительные предприятия!
---------------------------------
Звуки, образы, цвета, запахи, вкусы, связанные с улыбкой, становятся элементами матриц удовольствия (будем обозначать их матрицы+), другие – связанные с «неудовольствиями» попадают, соответственно в матрицы-.

Отличие этих матриц друг от друга будет обсуждаться дальше, а пока вспомним, какими игрушками большинство из нас играло в детстве, и какие игрушки мы выбираем для наших детей. Яркие, контрастных цветов, простой, симметричной формы. Вот наши первые, основные критерии явлений, вызывающих улыбку удовольствия. Это и есть признаки матриц+. Яркое, контрастное, симметричное.

И, конечно же, мерное покачивание материнских рук, и какое-то её незамысловатое ритмичное пение или приговаривание - колыбельная. И это - ещё один важнейший признак удовольствия: ритм.

Позже, мы уже сами, без помощи взрослых, связываем те или иные явления с матрицей+, руководствуясь при этом именно соображениями симметрии – геометрической, цветовой, тональной, смысловой и т.д. (Матрица+ существенно симметрична, но об этом – дальше).
А взрослые производят коррекцию наших выводов о том, что такое хорошо, и что такое плохо.
---------------------------------
Занимательная механика. Оказывается, передача богатого жизненного опыта, накопленного старшим поколением, непутёвому младшему относится к ременным передачам...
---------------------------------
Улыбка удовольствия сопровождает нас всю жизнь. Она может быть едва заметной, одними глазами, но она неизменно связана с удовольствием либо с предвкушением удовольствия. Предвкушение удовольствия! Самого удовольствия ещё нет, но его ожидание уже вызывает улыбку. Вот она, задача автора: разбудить воображение читателя, инициировать его матрицы+, доставить ему удовольствие.

Тут мне могут возразить: «А как же трагедия? Как же те произведения, что вызывают сильнейшее душевное волнение, слёзы?». Не знаю, друзья мои. Не могу всё знать. Могу лишь обратить внимание читателя на то, что некоторые произведения доставляет удовольствие именно в момент знакомства с ними, тогда как трагедии и прочие, «слёзные» произведения, вызывают приятные ощущения лишь после знакомства с ними. Иногда, после существенного промежутка времени, в течение которого происходила какая-то внутренняя душевная работа, инициированная этой самой трагедией. Причём, эти ощущения носят характер послеболезненных, когда опять чувствуешь прилив сил и жизненной энергии. Возможно, удовольствие, в этом случае, является результатом какого-то преодоления, когда мы возвращаемся к состоянию равновесия, используя при этом матрицы+. То, что трагедия выводит нашу психику из равновесия – это, по-моему, очевидно. А мы, по-видимому, нуждаемся в этих отклонениях, хотя бы для того, чтобы чётче осознавать благо равновесия психики.

Да и вообще, чтобы убедиться в наличии равновесия нужно попытаться это равновесие нарушить. Если произойдёт возврат в то же состояние, значит, это и есть равновесие. А другого способа тестировать равновесие нет.

4. КОНСТРУИРОВАНИЕ МАТРИЦЫ+

Механизм инициирования матрицы нам уже известен: читатель должен получать такие элементы, и в такой последовательности, чтобы они, раз за разом, совпадали с элементами его собственной матрицы. Причём, никто не знает какие именно элементы, в какой последовательности, и в каком количестве вызывают у каждого конкретного читателя  «узнавание» объекта. Писатель этого тоже, конечно, не знает. Он должен угадать эту последовательность. Тогда, читатель «узнает» описываемый объект.

Для того чтобы уверенно вести читателя через повествование, необходимо чаще инициировать его матрицы+, иначе он потеряет удовольствие от чтения. Но откуда же нам знать какие именно элементы составляют его матрицы+? Ясно лишь только, что такие матрицы есть, и что для большинства людей они более или менее похожи.

Здесь мы вплотную подходим к задаче управления ассоциациями – той задаче, которую решает каждый автор, если, конечно, он заботится о том, чтобы его произведения приносили удовольствие читателю, а не только ему самому. 
Для этого автор должен с помощью слов инициировать ряд матриц в сознании читателя.
---------------------------------
- Милый, когда мы поженимся, я буду делить с тобой все тревоги и заботы.
- Но, дорогая, у меня нет никаких забот и тревог.
- Я же сказала: «Когда мы поженимся»…
---------------------------------
Возможны два подхода к проблеме инициирования матриц. Прямой путь, когда наше повествование состоит из описания конкретных матриц+, являющихся таковыми для большинства людей (например, любовь, юмор, красивые природные явления и т.д.), и общий путь, когда мы пишем о чём угодно, но структура, используемых матриц, аналогична общей структуре матриц+. Практически всегда наблюдается синтез обоих подходов.

Попытаюсь проиллюстрировать оба подхода на конкретном примере такого природного явления, как закат.
Красивый, прелестный, сказочный, полыхающий, багровый, кровавый, величественный и т.д. и т.п. - закат вызывает чувство восхищения – разновидность удовольствия. Ясно, что для большинства людей, закат – это матрица+. Закат неизменно привлекает внимание, завораживает.

Когда-то, ещё ребёнком, человек открывает для себя это зрелище, долго и зачарованно провожает закат, а в сознании у него рождается информационная матрица–закат, которая наполняется такими элементами, как цвета, формы, линии. Очень важно следующее: матрица обязательно содержит признак собственного состояния человека, состояния его сознания. Если взгляд на закат вызывает восхищённую улыбку (слёзы восхищения тут тоже уместны), значит, матрица-закат приобретает знак плюс. Если же настроение в этот момент было никудышное, можно вообще ничего не заметить (человек во власти другой матрицы), или приобрести отрицательную матрицу-закат.

Сколько раз мы сталкиваемся с тем, что восприятие сильно зависит от настроения; иногда всю жизнь испытываешь антипатию к вещам или людям, попавшимся в недобрую минуту. Изменить знак матрицы очень трудно – это же наша матрица, часть нашей неприкосновенной индивидуальности!

4.1. Прямой путь

Можно надеяться вызвать нужную матрицу, просто, написав слово «закат». Успех маловероятен - это даже не нужно обосновывать. Хотя, всякое бывает. Некоторым достаточно увидеть на заборе одно матерное слово, чтобы тотчас же отправиться по волнам собственных ассоциаций в мир удовольствий. На том же эффекте держится порно.

Что касается заката, то его, как правило, желательно описать, то есть передать читателю последовательность элементов, которые позволят ему «узнать» закат, как если бы он его сам увидел.
Для этого, автор либо анализирует свою матрицу-закат, либо просто смотрит на закат, и записывает всё что может. Читатель знакомится с описанием. Матрицы - авторская и собственная - подсознательно сравниваются, и если количество совпадений элементов недостаточно, инициация собственной матрицы не происходит. Читатель восклицает: «Эх, вот однажды я видел закат!..» -  и новая матрица отбрасывается, а произведение откладывается.

Тогда, автор описывает не только свою матрицу-закат, но подключает ассоциативно связанные с нею матрицы, и описывает их тоже. В его поле зрения оказываются матрицы, содержащие такие же цвета и формы: ярко-алый и темно-синий,  круг (солнце) и линия (горизонт). Теперь, его описание наполнено поэтическими сравнениями и метафорами (или это одно и то же?).
Обратите внимание, что, по сути, автор предлагает читателю карту своих ассоциативных маршрутов!

Читатель снова читает, получает более богатую матрицу, и, хотя, матрицы, по-прежнему, несколько отличаются, но совпадающих элементов уже достаточно для инициации собственной матрицы-заката.
Читатель получает удовольствие от инициации собственной матрицы+, но  произошло это, благодаря авторскому описанию заката. То есть ассоциативные маршруты автора оказались частично такими же, как и читательские.
(Вы ощущали иногда эту удивительную связь с автором, как будто вы и автор – части чего-то более общего? Как будто между вами появилась симметрия?)

Более того, матрицы – авторская и читательская - складываются поэлементно, и если матрица читателя содержала пустые клетки, а в матрице автора аналогичные клетки были заполнены, то читатель заимствует эти элементы и заносит в свою матрицу. Это обогащает читательское восприятие и делает его матрицу более богатой и, как мы увидим дальше, симметричной.

Тут, по-видимому, пора сообщить, как же представлять себе матрицу. Наглядно-условно её можно представить в виде шахматной доски. Шахматная доска – это и есть простейшая квадратная матрица  8х8 клеток. Какие-то клетки заняты элементами, какие-то пустые. Клеток в матрицах, разумеется, не обязательно 64.
---------------------------------
Долго думал, что такое 90х60х90, оказалось, что  это – 486000
---------------------------------
С годами, по мере заполнения пустующих клеток, матрица-закат становится уникальной, и может так случиться, что человек уже никогда больше не увидит того явления, которое в его матрице является сочетанием нескольких великолепных, но случившихся раньше закатов! Почти все клетки матрицы заполнены.
Обычно, это проявляется в брюзжании стариков: «Раньше и соль была солонее, и вода мокрее…». Их трудно удивить. Тем более что матрицы, сформированные в юности, содержат и информацию о собственном состоянии человека в том возрасте. Ясно, что «тот» возраст почти всегда является  более привлекательным, а матрица - более богатой. Это ведь сложно - инициировать у старика ощущения юности.

Прямой путь конструирования матрицы+ почти всегда приводит к успеху в случаях, когда используются матрицы изначально не содержащие множества элементов, и иллюстрирующие простые, ясные  ситуации, сильные чувства без оттенков, полутонов и т. п.
---------------------------------
Золотая рыбка старику:
- Ты задолбал, дед! У твоего соседа только одна корова, а ты уже третий раз просишь, чтобы она сдохла...
---------------------------------
Также, беспроигрышный вариант – использовать матрицы+ почти одинаковые для всех людей, например, эротику для мужчин.

Вообще, для того чтобы читатель легко и безотрывно скользил в рамках предлагаемого повествования лучше всего использовать общеупотребимые шаблоны, время от времени разбавленные какими-нибудь красивостями. Так и строятся сценарии мыльных опер, и всегда находится достаточно широкая аудитория, внимающая этим творениям.

4.2. Общий путь

Для того чтобы, вызвать у читателя удовольствие от чтения, не описывая традиционно привлекательных вещей, то есть, не ссылаясь на матрицы+, которые у него точно есть, можно  предложить его вниманию любые матрицы, но обладающие структурой матриц+. По-видимому, их структура одинакова для большинства людей. Возникает искушение добавить: для всех времён и народов. Однако лучше воздержаться от таких обобщений. Из истории мы видим, что эстетические предпочтения существенно разнились от века к веку, от народа к народу. Кроме того, люди, иногда, десятилетиями, а то и веками использовали некоторые эстетические шаблоны, оказавшиеся совсем не универсальными, и даже ошибочными. Что уж говорить о скоротечной моде!

Вернёмся к структуре матриц+. Вспомним, что усвоенные с детства признаки явлений, вызывающих удовольствие – это яркое, контрастное, симметричное, ритмичное. Вспомним, что быстрее всего идентифицируются симметричные объекты, а «узнавание» несимметричных -  рискует быть заблокированным сторожевым таймером.

Исходя из этого, рискну предположить, что основной структурный признак матрицы+ состоит в том, что она симметрична – содержит симметричные элементы. Именно симметрия, понимаемая в широком смысле этого слова, и доставляет удовольствие.
А, вообще говоря, симметрия это то, на чём мир стоит. Божественный промысел.

С геометрической симметрией всё очевидно. Для заката – это круг солнца и автосимметричная линия горизонта. Только представьте себе треугольное солнце – какая гадость!
Кажется, что геометрическая симметрия не столь важна, а то и вообще скучна, но попробуйте мысленно лишить симметрии окружающих людей и предметы, например, пусть монитор, на экране которого вы читаете эти слова, станет неправильным четырёхугольником. Достаточно просто заслонить его угол непременным кактусом, чтобы через несколько минут это вызвало раздражение!

Общая словесная формулировка симметрии может быть такой: «По эту сторону то же, что и по ту». Отсюда становится понятным, почему пропорция, называемая «золотым сечением»,  доставляет удовольствие, хотя явно не обладает геометрической симметрией. Симметрия, тем не менее, есть: отношение меньшей части к большей такое же, как и отношение большей к целому - «По эту сторону знака равенства отношение то же, что и по ту». Это – симметрия более высокого порядка, чем геометрическая.   

Умеющие тонко наслаждаться японцы, любуясь природным ландшафтом, даже делают рамку из пальцев, дабы отсечь лишние, нарушающие симметрию элементы. При этом практически невозможно встретить в японском изобразительном искусстве геометрической симметрии. Для них мир не распадается на части, но един, и охвачен симметрией более высокого порядка, чем геометрическая.

Художники тоже кривятся, заслышав о геометрической симметрии, но при желании всегда можно отыскать в их картинах симметрию более высокого порядка.

Цветовая симметрия достигается сочетанием цветов, равноотстоящих от краёв наблюдаемого спектра. Вот они, эти цвета, если кто позабыл: красный, оранжевый, желтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. 

Тот же закат сочетает в себе симметричные красно-оранжевые цвета солнца и сине-фиолетовые цвета неба. И если, по-прежнему, представлять себе матрицу, как шахматную доску, то эти цветовые элементы будут занимать на доске симметричные клетки. Пусть, для определённости, это будут клетки симметричные относительно диагонали доски, проведенной из одного угла в другой. Таким образом, матрица-закат симметрична относительно своей диагонали.
Математики поймут этот мой произвол. На самом деле, это не имеет значения, просто, как технически образованный человек, я сразу  начинаю думать и над природой явления, и над способом реализации этого явления.
 ---------------------------------
Хочу прикинуться умным, да всё нет повода
---------------------------------
Белый – это, строго говоря, вообще, не цвет, а смесь цветов, поэтому он симметричен любому другому. Чёрный – отсутствие цвета, и тоже симметричен любому, в том числе белому. Черно-белая гамма контрастна и симметрична. Контраст всегда является признаком какой-либо симметрии – «По эту сторону крайнее положение такое же, как по ту». Кстати, о контрасте:
---------------------------------
Ничто так не украшает стол, как петарда в оливье
---------------------------------
Тональная симметрия в музыке, по-видимому, выражается в том, что звуки располагаются на нескольких, фиксированных тональных интервалах, кратных полутону. Не знаю, правда, как быть с азиатской музыкой, где звуки могут отличаться на меньший, чем полутон, интервал. Думаю, что и там можно отыскать тональную симметрию.
Что касается европейской музыки, то мелодически, огромное количество песен построено по схеме тоника–доминанта–субдоминанта–тоника. Отход от тоники и ритмичный возврат в неё создают привлекательное ощущение временнОй симметрии.
При этом,  высоты звуков также симметрично противопоставлены: от высоких тонов до басов, образуя контрапункт (контраст!).

Наряду с мелодической, важнейшей характеристикой музыки является ритм. По сути, ритм – это тоже временнАя симметрия: из трёх звуковых акцентов, подряд по времени идущих, два крайних ничем не отличаются и симметричны относительно среднего – «По эту сторону среднего  звукового акцента то же, что и по ту».
---------------------------------
Зачем вы это слушаете? Моцарт же ясно написал - это концерт для флейты с оркестром, а не для вас!
---------------------------------
Очевидна симметрия ритма в стихах. Кроме того, почти всегда, там используются образные контрасты, подчёркивающие смысловую симметрию. Например, избитое «лёд и пламень» – никому и в голову не приходит понимать буквально, как лед, внесённый в пламя. С точки зрения что химии, что физики тут никакой симметрии нет. Это – смысловой контраст, смысловая симметрия. Потому и красиво.
---------------------------------
- А вы знаете, что письмо Татьяны Онегину написала не Татьяна?
- Нет, а кто?
- Пушкин!
---------------------------------
Кстати, о Пушкине. Вот такая матрица-зима:
Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит.

А теперь, такой вариант матрицы:
Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, лежат калийные удобрения.

Ясно, что это уже не матрица-зима. Потеряна симметрия «горячее (солнце) – холодное (снег)»; калийные удобрения не обязаны быть холодными, а снег – обязан.
Потеряна также геометрическая симметрия; удобрения не могут устилать землю ковром насколько глаз хватает, так не бывает. Значит, бескрайность голубых небес ничем не уравновешивается, они перестают быть симметричным элементом, и упоминание о них уже не приносит удовольствия, оно просто лишнее.
Если же пренебречь (уже отсутствующей, кстати) смысловой симметрией «яркое солнце в голубом небе – но зима», то калийные удобрения неплохо подходят к жанру абсурда, тогда как замена снега его точным химическим аналогом - гидроксид водорода, - ухудшит звучание, поскольку контраст «смысл – бессмыслица» более симметричен, чем «смысл – уточнённый смысл».

Думаю, что можно говорить о симметричном поведении близкого человека, друга. Симметрия в данном случае выражается в его умении адекватно реагировать как на положительные, так и на отрицательные наши эмоции. Такой человек, умеющий вовремя и точно отреагировать на любое наше состояние, демонстрирует контрастное поведение. Он весел вместе с нами и огорчён нашими проблемами. Если у нас нет оснований подозревать его в неискренности, то мы говорим о нём – чуткий и отзывчивый, а общение с ним доставляет удовольствие. В нашем сознании он – симметричная матрица+.

В принципе, можно даже говорить о контрастном поведении целых народов в период их пассионарного, по Л. Гумилёву, состояния. Они изумляют современников беспримерными свершениями, не жалея в своих идеальных устремлениях ни себя ни других. Парадоксальное, контрастное сочетание побед духа и пренебрежения, доходящего до изуверства, жизнью людей. Однако же – гармония, а не стагнация. Симметрия, вызывающая если не восхищение, то, по крайней мере, уважение.

Наверное, нет смысла множить примеры, доказывая, что матрица+ это симметричная матрица. Читатели, не согласные со мной, вряд ли изменят своё мнение, а те, кто согласен, будут лишь утомлены излишним моим многословием.

Вывод и так ясен: приступая к описанию чего угодно, следует позаботиться о том, чтобы читатель почувствовал в этом симметрию, ритм, контраст, и тогда, какими бы ассоциативными путями он не двинулся, вероятность инициировать его матрицы+ будет выше.
Если предлагаемые ему матрицы окажутся более симметричными, чем его собственные, произойдёт их сложение к удовольствию и читателя, и автора.

5. АССОЦИАТИВНЫЕ ОШИБКИ

---------------------------------
Если в слове «хлеб» были сделаны четыре ошибки, и получилось слово «пиво», значит, это были не ошибки
---------------------------------
Если авторская  матрица-закат богата элементами, то она, конечно, достаточно симметрична; всегда можно найти пару симметричных элементов, если их вообще много по обе стороны диагонали. Такая матрица изначально и существенно совпадает с матрицами многих и разных людей. Автор сходу «попадает» в читателя, а тот, пленённый симметрией описания, начинает смотреть на явление глазами автора. Тот же закат видится ему теперь ещё более богатым и многозначным явлением.

Однако вовсе не обязательно вываливать на читателя весь набор элементов, особенно в наше время, особенно здесь на прозе.ру – читатель вечно спешит, ему некогда. Поэтому, высший пилотаж это - привести всего лишь пару-тройку элементов, но таких, чтобы симметрия оказалась очевидной, бесспорной и сильной. Чем дальше такие элементы от диагонали, тем сильнее симметрия, но и менее очевидна. Читателю придётся напрягаться и может сработать сторожевой таймер. Палка, как видите, об двух концах.

Однако, обозначив читателю эту неожиданную симметрию, можно вызвать целые ассоциативные потоки  читательских матриц! Читатели получат несравненное удовольствие от «участия» в творчестве, достраивая вместе с автором симметричный каркас будущей матрицы. Одна проблема: при недостатке таланта этот изящный приём очень легко приводит к ассоциативным ошибкам.

Ну, а менее талантливым, и менее опытным авторам, для того чтобы сделать описание явления достаточно богатым и симметричным, приходится подключать цепочку собственных ассоциативных матриц. Много или мало? Теоретически, можно, описывая закат, просто перечислить все слова языка во всех сочетаниях, и если найдется сумасшедший читатель, способный всё это прочитать, то уж наверняка он обнаружит там множество симметрий и будет, в конечном итоге, вознагражден удовольствием.

Так называемый «поток сознания» и является почти произвольным перечислением слов. Не думаю, что он требует каких-то усилий от автора; некоторые авторы даже признавались, что под влиянием настроения писали такие произведения в течение получаса.
То, что авторы публикуют эти потоки, свидетельствует о надежде инициировать матрицу+ читателя случайным образом, на авось. В свою очередь, то, что читатели не переводятся, говорит в пользу такого приёма. Поскольку в любом сочинении наблюдается комбинация приёмов конструирования матрицы+, поток сознания в оправданных дозах приводит к успеху.

Кроме этого приёма, используется смешение симметрий, оригинальности для, или нарушение локальной симметрии ради симметрии более общей, а значит сильной, или добавление контрастных элементов для усиления симметрии. И вот тут-то и начинаются ассоциативные ошибки.

Знакомясь с каким-либо текстом, читатель, ведомый ассоциациями, переходит по совпадающим элементам от матрицы к матрице. Разумеется, он идёт собственным ассоциативным маршрутом, который не обязан совпадать с авторским, и, как правило, не совпадает, в силу уникальности каждого человека. Неизбежный разрыв между авторским замыслом и читательским восприятием увеличивается с каждой прочитанной метафорой. Так можно довольно далеко уйти от той идеи, ради которой писался фрагмент.  Автор, в самолюбовании, всё надстраивает красивости, имея в виду конкретную цель, а читатель движется в прямо противоположную от цели сторону. Происходит ассоциативная ошибка.
---------------------------------
- Продавец, почему у вас помидоры зеленые?
- Возьмите огурцы, они желтые
---------------------------------
Кроме того, попытка протащить читателя вдоль длиннющей шеренги прилагательных лишает его ощущения ритма. Затянувшееся ожидание смыслового акцента может вызвать у читателя срабатывание сторожевого таймера, что побудит его «перепрыгнуть» к следующему смысловому узлу – в лучшем случае, а в худшем - он просто отложит чтение. 

Понимая или чувствуя это, некоторые авторы пытаются обозначить выстраиваемую конструкцию (матрицу) немногими, но очень контрастными элементами, полагая, что вызовут у читателя нужные ассоциации. Вряд ли авторы думают при этом о симметрии; скорее всего, они привлекают контрастные элементы интуитивно, либо подражают другим удачным примерам.

Тут возможны две ошибки. Первая состоит в смешении контрастных элементов, принадлежащих разным симметриям. То есть, элементы действительно лежат далеко от диагонали матрицы, и потенциально контрастны, но симметричных им пар нет! Например, такой закат: «Заплёванные кровью простыни облаков смотрели на погружающийся в синий лёд помидор солнца». Сплошные контрасты – удовольствия никакого.  Ассоциативная ошибка.

Вторая ошибка состоит в попытке автора привлечь настолько далекие ассоциации, что читатель уже не совсем понимает о какой матрице идет речь, вообще! Некоторые элементы предлагаемой читателю матрицы прочно связаны у него с другой матрицей, несущей иногда противоположный знак! Например, тот же пресловутый мат. Ясно, что он крайне редко художественно оправдан, зато, как контрастный элемент, всегда под рукой - удобно. Опять происходит ассоциативная ошибка. Автору кажется, что он остроумен и интересен, а читателю противно и он откладывает чтение. Автор хотел сказать одно, а читатель понял другое.
---------------------------------
Двое студиозов заходят в аудиторию для сдачи английского. Препод говорит:
- Sit down.
Один другому:
- Слушай, а чё он сказал?
Он сказал: «Садись, дебил».
---------------------------------
Такого рода ассоциативные ошибки происходят сплошь и рядом, что особенно отчетливо видно в полемике на сайте. Ассоциации, вызываемые словами - наиболее далеко идущие в силу смысловой многозначности самих слов и содержательной неопределенности общения. Ведь при очном разговоре масса информации поступает к нам невербальным путем, чего обитатели сайта практически лишены, несмотря на образный язык, смайлики и прочие стилистические ухищрения в виде излишне исковерканного русского языка.

Подводя итог, можно сказать: не понял читатель ассоциации, и чёрт с ним, пусть учится! Что ж, в этом есть доля смысла. Читатели тоже бывают опытными и неопытными. Есть вещи, которые можно объяснить, только привлекая ассоциативно связанные понятия, и читатель обогащается, знакомясь и присваивая новые оригинальные матрицы. Палка, опять-таки, об двух концах.  Да ведь и всё в жизни так устроено! Симметрично.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Вот и всё, что пришло мне в голову. Разумеется, я отдаю себе отчёт в том, что если и изобрёл что-то, то всё тот же «велосипед». Конечно, подобные идеи, скорей всего, являются общим местом в каких-нибудь учебниках литературных факультетов. К сожалению, я не эти учебники читал, а совсем другие, так что, по-видимому, ломлюсь в открытые ворота, зато и в плагиате меня нельзя обвинить.
---------------------------------
Автор благодарит алфавит за любезно предоставленные буквы
---------------------------------


Рецензии
Здравствуйте, Виктор. Давно мы не общались к моему неудовольствию, но я решил вернуться к, некогда отложенным, вашим длинным статьям и, посему вновь навязываю своё общение. Возможно к неудовольствию вашему.

Большое спасибо за статью. Во всяком случае её первую часть. О механизме ассоциативного домышления. Ваше математически чёткое изложение этой особенности человеческой психологии и в моей голове удобно уложило накопленные наблюдения.

Что до теории симметричности хорошей литературы, то мне она пока видится несколько натянутой. Возможно, в силу недостаточного осмысления и малого опыта. И, подумав хорошенько, я полностью приму вашу сторону.
Но сейчас я считаю, что это может быть одним из приёмов, но точно не единственным.

Ведь, человеку присущ инстинкт познания - любопытство? То есть всегда будет какое-то число читателей, получающих удовольствие от нахождения в литературных текстах новых для себя знаний.

Человек как-то подсознательно стремиться знать именно правду. Ведь на этом паразитирует вся жёлтая пресса. Огромное количество людей готовы читать, смотреть полнейшую ерунду, но если только это будут настоящие факты из реальной жизни - правда. И на сайте явно есть спрос на документальные истории, объединяющие в себе познание и правдивость ( или претендующие на это).

Вы сразу как-то невнятно оставляете за скобками всё искусство несущее негативные эмоции, но без них нет даже классики, не говоря о целом пласте современных очень популярных направлений.
Есть мнение, что в искусстве, как суррогате жизни, человек ищет эмоции. Важен не знак, а абсолютное значение. Соответственно - произведение, в котором эмоции будут только положительные, проигрывает тому, в котором есть и отрицательные. Амплитуда эмоционального напряжения больше. (хотя это можно, конечно и подтянуть под симметрию относительно нулевой линии))

Собственно, вот и все матрицы, которые я обнаружил в своей голове, срезонировавшими на ваш текст.

Всё еще считающий, что и картошку можно растить творчески,

Алексей Земляков   10.01.2019 21:46     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Алексей. Статья, разумеется, в чём-то ошибочна и, похоже, изрядно наивна. Но уж что есть. Есть куда более солидные исследования на этот счёт, а мы так, развлекаемся. Спасибо за внимание. Удачи вам!

Виктор Ганчар   14.01.2019 13:15   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.