Рассказ горничной

Моя работа какая? Убираю номера после туристов. Ну, в общем, надо быстро поменять белье, вынести мусор, протереть пыль, полы, сантехнику в душевой. Народ у нас специфический, отель-то на трассе. Клиентов всех не упомнишь, а вот обслуживающий персонал по пальцам можно пересчитать. Хозяина мы не видим, на кухне люди бойкие, они там всем заправляют. А я больше с Васей да Мусей общаюсь. Вася на рецепшн сидит, он у нас грамотный, хотя и убогий, на кресле передвигается. Из гостиницы он и не выезжает никуда, ночами ключи выдает проезжающим, кормится бесплатно, прописался короче. А вот Муся пашет, красотой, так сказать, зарабатывает. Белье у нее такое, кружевное, ажурно-прозрачное, я сколько раз под кроватью находила. Легкое такое, как и сама она: с копной волос светлых, черными-черными глазами, тонкая, загадочная. А смеется, как колокольчик серебряный переливается. Вася видением ее называет, неземной красоты, говорит, наша Муся. История тут одна вышла. С нашим Васей-инвалидом. Убирала я как-то номер после Муси. Размахиваю шваброй, песни горланю. Вдруг дверь открывается: Вася прикатил. Говорю, чего надо? А он мычит по-своему, да к кровати шурует. Думала, помочь чего хочет, он добрый у нас такой. Пошла в туалет раковину мыть. Выхожу, смотрю, а Вася-то на коленях, с кресла своего сполз. Перед постелью неубранной стоит, лицом уткнулся в простыню, чуть ли не целует ее! Хотела прогнать, нечего тут рабочий график мне срывать, домой спешу. А тут словно что сделалось со мною. Смотрю на него, как он любовно к простыни прижимается, шепчет что-то, и думаю себе, жалею: эх, ты, родимый мой, чего же теперь, после б-ди-то, нюхать? Люби не люби, ничего не переменится, не взглянет на тебя Муся!

Ушла я домой в расстройстве чувств и понятий. Всю ночь про бедного Васю думала, и не зря оказалось! Утром-то мне на кухне сказали, что Вася наш того, повесился...

А вот нашли какие записки у Васи, мы все зачитались, ну прямо, как в романе!

* * *

Бессонная ночь нужна, чтобы читать стихи и размышлять о вечном.

Когда кажется, что наступает катастрофа, рушится твой мир, вспомни о книге земли.

Это весна с пением синиц, мартовскими тенями и набухающими почками. Солнечный луч играет с твоим лицом, заставляя улыбаться и подставлять себя ему. Это предчувствие встречи, надежда.

Если тебя преследуют ярость, обида и страх в эту бессонную ночь, загляни в книгу лета.

Она – ландыши на столе, в маленьком  пластмассовом стакане. Вдохни, задержи в себе тонкий запах лета. Резные белые чашечки на длинных стеблях останутся в книге земли, когда не будет тебя, меня, и кровь не перестанет литься, а девочка искать ангела, падая от судьбы.

Слушай рассветных птах, следи за танцем деревьев, в нем нет мрака, мучений и одиночества. Семя прорастает под грохот грома.

Книга лета – это музыка  дождя, смех мокрой черемухи и зацветающей вишни. Обезумевшие от любви куропатки выпархивают из-за кустов, бегут, касаясь моих ног. Сижу  в двух метрах от зачарованных лебедей, не видящих  меня. Они застыли, глядя друг на друга. «Не стреляйте в диких лебедей!» - только в эту ночь понимаю чужие слова.

Когда не спишь, страдая от тщетных желаний изменить свою жизнь, подумай о книге земли...

...Губы твои, как малина, глаза – черная смородина, абрикосы – ланиты... Медея! Волосы пахнут сеном в теплую июльскую ночь. Напои медом меня на заре, усни на руке моей, слышишь? Слово мое созревает для тебя, шепчу перед смертью: книга земли останется...

Я расскажу про тебя. Однажды, когда ты была не одна... Ты даже и представить не могла, насколько я низок, я следил за тобой! Ты улыбалась сдержанно, обычная глубокая поволока печали, сквозь которую смотрели на мир твои глаза, на миг исчезла. Наверное, позолота вечернего света и тишина июльского вечера околдовали тебя. Ты медленно скидывала одежду перед сидящим в кресле мужчиной. Его глаза неотрывно следили за каждым движением твоих рук, поворотом шеи, покачиванием бедер. Он не дышал, так тихо было в комнате. Ты вынула из волос серебряную заколку, и пряди золотым дождем полились на матовые плечи. Ты светилась в лучах солнца, мне казалось, что я слепну. В окне, со стороны пылающего запада, было видно, как пролетают птицы. Потом ты повернулась ко мне спиной, опустилась на колени перед тем, другим. Я закрыл глаза, плача. Я не мог покинуть своего угла бесшумно. Когда все кончилось, и чужак ушел, громко хлопнув дверью, я остался с тобой наедине и обладал тобою мысленно. Утомленный, я взглянул сквозь тонкие шторы на окно. По алому небу летели молчаливые птицы, это были лебеди...




Рецензии
**
erorealizzm
--
z

Серхио Николаефф   14.10.2017 12:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.