Несколько вопросов о войне

Всё это, конечно, не так важно, но есть несколько вопросов о войне – относительно очевидных, вроде бы, моментов.
Начну с цитаты: «Героизация войны, монументализация ее коллективного образа - вовсе не свидетельство памяти, а указание на место забвения, амнезический след или «шрам», который […] с навязчивостью тиражируется средствами массовой коммуникации и проч. Перед нами, можно сказать, своего рода кенотаф, надгробье над отсутствующим в этом «месте» сознанием - над не состоявшимся фактом о-смысления: памятник, но не память. А это значит, что травматическое событие Второй мировой войны в России - в отличие, например, от Германии - реально не пережито […]. Не поняты причины происшедшего, его ход и движущие силы, смысл и последствия. Из войны, из «работы траура» вслед ей, вокруг нее и по ее поводу не извлечен опыт, который бы сделал невозможным в дальнейшем то развитие общества, которое привело к войне. Населению России, ее властным и другим «элитам» не привит на будущее иммунитет к тоталитаризму, державничеству, ксенофобии, к социальной пассивности и изоляционизму, зависти и инфантильности, на которые всегда опирались и сегодня опираются недемократические режимы».
Борис Дубинин, “«кровавая» война и «великая» победа”, Отечественные записки, #5, 2004.

Сразу, чтоб не было подозрений: я этнический украинец, всю жизнь проживший в Молдавии и считающий Россию своей духовной родиной.
Теперь, собственно, вопросы.

1. Праздник победы над немцами или праздник окончания войны?

Тут меня поправят: победа над фашизмом. Вроде бы так, но… Носителями фашизма выступали немцы. А русские воспринимались в Западной Европе носителями коммунизма. Но мы же не говорим о победе коммунизма над фашизмом.
Как русские не были в массе коммунистами, так и немцы не были поголовно фашистами. Но воевали. Конкретно: немцы с русскими. Стало быть, победа над немцами.

Теперь, спрашивается: зачем воевали? Русские и немцы – изначальные враги? И вообще, те, с кем воюшешь – всегда враги? Например, в Гражданскую войну кого победили? Врагов? Православные убивали православных – где тут исконная вражда? Для любой страны гражданская война – позор.
Во Вторую Мировую христиане убивали христиан. Граждане Европы убивали своих сограждан. Тоже своего рода гражданская война и тоже позор.

Никакие народы друг другу не враги. И о победе в войне нормальные люди, тем более христиане, предпочитают не говорить. Для цивилизованного человека война отвратительна. Одержав победу, он не будет радоваться разрушениям, которые принёс неприятелю, или устраивать пляски над трупом врага. А вот прекращение безумия массовых убийств – событие воистину радостное.
Все фронтовики, которые мне известны,  отмечали и отмечают именно это – окончание войны. Чаще всего 9 мая за праздничным столом слышались тосты: не дай Бог, чтобы это повторилось. За мир пили. Никогда не слышал – давайте отметим то, как мы разбили этих фашистов. Ненависти не слышал.
Действительно, разве можно находясь в здравом уме праздновать, что ценой 20 миллионов своих жизней удалось убить 16 миллионов немцев?

А Сталин – да, победил Гитлера. За ценой не постоял. Но это была их разборка. А советские люди «этот день приближали, как могли», не ради самой победы, не для того, чтобы на манер победившего боксёра поднять обе руки и раскланяться на четыре стороны публике, вот мол, мы какие, – а чтобы избавиться от ужаса войны, вернуться к мирной жизни.
Но до сих пор СМИ талдычат о великой победе, старательно не замечая, что никакой победы-то и нет. Фашизм, увы, не побеждён. Да и немцы побеждёнными совсем не выглядят.

2. Немцы втянули нас в войну или мы их?

Сейчас уже не разберёшь.
Давно банальная истина: войны затевают политики, а не народы. Кто кого втянул в войну нужно решать на уровне глав государств тогдашней Европы. Гитлера и Сталина, в первую очередь. И тут возможны варианты.

Никогда не слышал, чтобы у русских перед войной была ненависть конкретно к немцам. Да и геббельсовская пропаганда не культивировала у немцев ненависти к славянам в целом и к русским в частности. Презрение – да. А для ненависти нужны очень веские причины.

Зато подозрения, что сосед действует «неправильно», что порядки у него дурацкие, и следует научить его жить – такие подозрения – обычное дело. Эта бытовая философия – основа пропагандистской обработки населения, подготовки к войне. Как только госмашина начинает демонстративно кривиться по-поводу поведения каких-либо стран или как-то организованных групп населения, знайте, вас готовят к возможной войне, либо война уже началась, но ведётся в скрытой пока форме.

Вот и немцам внушали, что в Советском Союзе евреи-коммунисты разрушали то, что при немецких порядках могло служить германской нации гораздо лучше, чем «неполноценным» славянам.
(О, этот знаменитый немецкий «орднунг». Если сказано, что перед установкой поршневых колец нужно вымыть руки с мылом, немец так и сделает, а наш человек вытрет их об штаны).

А вот на что настраивали советских людей – понять невозможно. Общее впечатление от политики предвоенных лет: какой-то дурной балет неуклюжих, бессвязнных конвульсий. Мешанина героики с тупостью. Я не историк, у меня нет фактов. У меня просто такое впечатление. Но и простые люди не более историки, чем я – что они должны были понимать?! Малой кровью, да на чужой территории?..
И что должен был думать Гитлер, когда перед ним чуть ли не напоказ обезглавили Красную Армию и лишили боеспособности Белорусский военный округ. Это Сталин уже «воевал»? Маневрировал?

Отечественная началась раньше 22 июня 41-го. В этот печальный день она просто перешла в явную «горячую» форму. Но и немцы и русские были втянуты в войну между собой раньше. Это устроили Гитлер и Сталин. Вот так они вели обоюдную политику, неизбежно приведшую к войне.

3. Немцы несли порабощение в нашу страну, а мы соответственно освобождали от рабства Европу?

Это пропагандистский трюк, призванный обелить бездарную внутреннюю и внешнюю политику тогдашних правителей страны. Нужно было как-то оправдать чудовищные жертвы войны – ещё более чудовищными планами захватчиков. Типа, что уж тут о жертвах говорить, когда рабством угрожают.

Не думаю, что простые солдаты, что с одной, что с другой стороны имели в виду именно такие цели. Вероятно, уже среди армейских офицеров среднего звена никто так не думал ни с одной из сторон. Просто шла война, и её нужно было быстрее выиграть, чтобы приступить к тому, ради чего она затевалась – к наведению своего порядка.
Оба моих деда воевали, и отец застал самый краешек войны, и ни от кого из них, да и вообще от фронтовиков я не слышал этой белиберды про рабство и священную миссию освобождения Европы. Все их рассказы сводились к простому: он хочет убить меня, значит, я должен исхитриться и убить его. И если так поступят все наши, то мы выиграем и пойдём по домам.
Вернувшись с войны, дед привёз кое-какие «трофеи» - вилки с орлом и свастикой я ещё застал, - что позволяло ему, человеку мастеровитому, с уважением отзываться о немецких вещах.
Где уж тут ненависть к рабовладельцам. Была бы ненависть, не стал бы Сталин закручивать гайки после войны и устраивать голодовку 47-года, которую оба деда с семьями испытали по полной программе.

Что же касается германских планов уничтожения всех славян и заселения их земель немцами, то это просто бредовые фантазии. (Однако, справедливости ради нужно отметить, что нацисты взялись осуществлять эти идеи в своих концлагерях довольно интенсивно. Для евреев – катастрофически). Сжить со свету стомиллионный, да к тому же сопротивляющийся народ – задача технически неосуществимая в обозримые сроки. Вытеснение одного народа другим происходит веками, а заканчивается какой-то ассимиляцией и, в конечном итоге, борьбой за независимость от метрополии.
Не будем гадать, что получилось бы от совместного проживания русских и немцев, достаточно того, что нынешние русские – уже результат сложных этнических комбинаций.

4. За что и кому нужно каяться?

Нет-нет, да и заводят разнообразные новодворские речи о том, что русские должны каяться, например, за оккупацию Прибалтики. Кто конкретно должен осуществить акт покаяния, не уточняется.
Но русские, как народ, никаких планов в отношении прибалтов не имели и не имеют. За что каяться? За то, что история сложилась так, как сложилась?
Или немцам – за то, что у них был Гитлер? Может, наши правительства должны каяться? Например, германское – за то, что немцы тогда поверили Гитлеру, что они лучше всех и могут руководить всем миром? Так они и сейчас в это верят. И имеют к тому неплохие основания.
Или российское – за стремление тогдашней власти обезопасить страну санитарным кордоном Прибалтики и восточной Европы? Это – нормальная политика. А прибалтам просто не повезло. Историческое везение – не пустой звук.

Полярную позицию занимают лже-патриоты, считающие, что победа в войне дала такую моральную поддержку и аванс на будущее, что и сейчас русским можно гордиться собой и смотреть свысока на тех же немцев, не говоря уж о бывших вассалах – прибалтах, и молдованах с азиатами.
Проехали, господа. Те, кто одержал победу, почти все лежат в земле. А вновь народившиеся поколения просто эксплуатируют святую память о победителях. И пользуются ею, ничем не обозначая преемственности, не показывая, что продолжают дело дедов и отцов. Сегодняшний среднестатистический русский – зрелище жалкое. Потому я не удивляюсь, что у кого-то из ближних (Китай) или дальних (США) соседей возникает соблазн прийти и научить русских «правильному» порядку. Войной вряд ли пойдут, хотя и это не исключено, если дела в России будут идти так, как идут. А вот другие, медленные и вполне «цивилизованные» способы сжить русских со свету используют. И все мы это видим. И что делаем? Усиленно гордимся своей историей и Великой Победой?
А когда нам указывают на наше убожество, обижаемся вместо того, чтобы стиснув зубы  доказать всему миру, что можем выстроить государство не хуже, чем у разгромленных немцев.
Конечно, легче убаюкать себя ложным ощущением собственного величия, чем напрягаться и искать выход из ситуации. Зачем трудиться, если можно глаза вовремя закрывать и неприятного не слушать. Но это – не любовь к Родине. Это – любовь к себе и своему комфорту. Предательство. И в этом вполне можно каяться. Самое время.

Откройте глаза, господа, протрезвейте наконец, оглянитесь и ужаснитесь. Преодолейте гордыню (а мы мним о себе), пройдите через чистилище (мы живём не чисто), осознайте собственную непотребность (мы не понимаем, зачем мы), покайтесь и беритесь за дело.
Наши предки, и те, что уцелели, и, тем более те, что полегли тогда – ни в чём не виноваты. Но мы – виноваты в том, что происходит сейчас.
Разве не предательство то, что собой представляет страна? Это – не безразличие рабства? За это они воевали и гибли? Нужна им наша память? Им уже ничего не нужно. Они победили, вернулись домой и делали, что было возможно делать под властью советских бездарностей.
Память нужна нам, чтобы чувствовать себя встроенными в Историю людьми, чувствовать себя народом, а не населением. И заниматься Делом. Но не тем, которое высосало из страны все соки и поставило на грань вымирания. Хватит уже амбициозных ленинско-сталинских затей. Выживать нужно. Просто жить. Множить благо во всех его смыслах.


Рецензии
Сложную тему Вы подняли, очень сложную. Не со всеми Вашими словами можно согласиться, в частности, ДОКАЗАНЫ в том числе и на Норенбергском процессе, поэтому не надо тут про отсутствие цели порабощения и уничтожения. Зеленую кнопку я все-таки нажму...за попытки осмысления.

Руслан Тлеуж   06.01.2019 21:22     Заявить о нарушении
Согласен, и тема сложная и раскрыта не качественно. Спасибо. Удачи вам!

Виктор Ганчар   14.01.2019 13:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.