Перелом и новые ботинки

 Зоя Дмитриевна подвернула ногу. Садилась в троллейбус, каблук соскочил со ступеньки и… подвернула. Нога ж не железная, все-таки уже семьдесят пять.

- Хорошо, что не перелом, а то намучились бы в вашем возрасте! - сказал молоденький врач Больницы скорой помощи, рассматривая рентген, - Гипс недельку поносите. И все!
Зоя Дмитриевна посмотрела на дырявые носки юного эскулапа, вызывающе выставленные напоказ всем переломанным, вывихнутым и подбитым пациентам.
- А, вы чего в босоножках? - спросила Зоя Дмитриевна, - Холодно ведь, осень.
- Что? – переспросил доктор. Вроде не понял, а почему-то покраснел.
- Да так, ничего… Так говорите мог бы перелом случиться? - спохватилась Зоя Дмитриевна.
- Мог бы. И даже два.
- Ага… - задумчиво протянула пенсионерка.
Доктор выхватил из-под груды папок и бумаг какой-то рентгеновский снимок. Покрутил, покрутил и, наконец, протянул к свету, прищурившись, всматриваясь в чью-то белую, некогда целую кость.
- Вот! Тяжелый случай. Двойной перелом. Тоже мужчина на автобус бежал. Так водитель дверь перед его носом, раз, и закрыл. Мужчина к нам. Мы его в гипс на три недели. А он, не будь дураком, на водителя в суд. Так что вы думаете? Выиграл дело!
- Что вы говорите?
- Ага…
- Виктор Петрович!- позвала кокетливая сестричка, просунув кудрявую голову в приоткрывшуюся дверь.
- О! Я щас!

Виктор Петрович рванул на голос. А Зоя Дмитриевна рванула на одной с половиной ноге из его кабинета. Вместо своего рентгена она прихватила рентгеновский снимок «везунчика» с двойным переломом.

 Дома Зоя Дмитриевна старательно послюнявила белую бумажку с неразборчивой фамилией, приклеенную к снимку. Вот бумаженция и отклеилась. Аккуратненько на место нее приклеилась другая, как две капли воды похожая, только фамилия на ней была разборчивая, красивым почерком выведенная – Родионова З.Д. Ну, и дата несчастного происшествия соответственно. Посмотрела Зоя Дмитриевна на дело рук своих, выдохнула с облегчением и прилегла отдохнуть.
- На последние деньки заработаю, мне хватит… - пробурчала, засыпая.

 Утром Зоя Дмитриевна принимала сердобольных соседей. Демонстрировала «переломанную в двух местах» конечность, показывала устрашающий снимок, охала и ахала, получала презенты. От кого творожок – для срастания костей, от кого фрукты-витамины, короче, от кого что.
- А Зина там как? – спросила Зоя Дмитриевна дворничиху Нину, тоже заскочившую проведать больную.
Зина, ровесница и подружка Зои Дмитриевны, полтора месяца назад сломала бедро.Оступилась, развешивая белье во дворе. Теперь лежала дома – ни встать, ни сесть, ни двинуться.
- Да, как Зина? Не встанет уже, наверное.
- Да, - протянула Зоя Дмитриевна задумчиво.
А вечером Зоя Дмитриевна написала бумагу в суд. Как это там, у юристов этих называется? А, ну да, иск. Дворничиха Нина отнесла важную бумагу в инстанцию на следующий же день, не спрашивая что это, зачем и почему.

 Через неделю Зоя Дмитриевна уже во всю прыгала по своей квартире. Снятый раньше времени гипс, аккуратно надевала и стремительно летела к расстеленной постели, заслышав шаги перед открытой для посещения дверью. Нина заходила каждый день. Готовила для больной соседки, прибиралась, тащила из магазина сумки с продуктами. А однажды принесла и письмо. Заказное, со специальным штемпелем, с отпечатанными адресом и фамилией Зои Дмитриевны.
- Чего это Зоя? Не помер ли кто?
- Типун тебе на язык! Повестка это. В суд, – ответила Зоя Дмитриевна, складывая официальную бумагу в конверт.
- В суд? – переспросила Нина, округлив глаза, - За что?
- Да не за что, а для чего! Компенсацию буду требовать от водителя троллейбуса за нанесенные увечья.
- А-а-а! Так ты, наверное, целую тыщу получить можешь.
- Тыщу? – возмущенно воскликнула Зоя Дмитриевна, - Бери выше! Раз в тридцать больше!
Нина чуть не поперхнулась слюной от услышанного.
- А Зина не может так?
- Не может! – со знанием дела, объявила Зоя Дмитриевна, - Она во дворе упала, и никто в этом не виноват.

 А еще через месяц Зоя Дмитриевна в сопровождении дворничихи Нины, на костыле и в порядком потасканном гипсе, предстала перед судом. Мрачный водитель троллейбуса сидел на своем месте, опустив голову. Зоя Дмитриевна описала страшную картину жестокого обращения водителя с пассажирами, в частности с ней, пожилой и заслуженной пенсионеркой. Передала на рассмотрение судьи рентгеновский снимок и даже всплакнула, причем достаточно натурально. Все шло как по маслу. Но, внезапно в зале суда появился свидетель – дежуривший в тот злосчастный день врач Больницы скорой помощи Виктор Петрович Краюшкин, все в тех же босоножках и пожухших носочках цвета гнилого апельсина. Виктор Петрович посмотрел на Зою Дмитриевну, та, в свою очередь, на носочки, вдетые в потрепанные босоножки. Доктор густо покраснел. Через десять минут дело было кончено. Согласно решению суда, Зое Дмитриевне полагалась компенсация в размере, указанном в иске.

 ***

- Виктор Петрович, у вас такие ботинки красивые? Новые, да? А обмыть? – пошутила кокетливая сестричка Людочка.
- Да, новые. Италия! Кожа! – гордо ответил Виктор Петрович, однако обмыть не предложил и даже не покраснел.





13.10.05


Рецензии
Посмеялась:)

Мозговая Наталья   19.02.2017 17:33     Заявить о нарушении
Я рада:)))

Алла Тихонова   20.02.2017 00:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.