Гном Хаанс

 
 

 Любимой Элинке посвящается.

Зимняя история.


…Вообще-то я живу в обычном четырёхэтажном доме, знаете, на два подъезда, и фасад побелен розовой штукатуркой. Но это совсем не мешает моему дому иметь грациозный шпиль, колонны перед парадным въездом, и длинные окна, застекленные витражами.

Вы скажите, это невозможно в наш век стекла и бетона, ведь в таких домах живут разве что музеи, и то не в наших краях, но… будем считать, что я живу именно в таком доме.

Множество комнат переходят одна в другую, бесконечные двери открывают пространство комнат, желтое дерево паркетов ослепительно сияет, отдавая отблеск зимнего солнца…

Зимнее солнце… Зимний гигант, возносящий потоки света отраженного снегом!

Печка, покрытая зелёными плитками, изразцами, не простыми, а с гербом и печатью на каждой плиточке. Она дышит жаром, весёлым, светлым. Печка – сердечко дома. Пока горит печка, Зимнее солнце спотыкается об запотевшие и уставшие окна.

Мой дом прекрасен. Он живой, и будет таковым всегда. И к окнам дома доверчиво склоняют ветви вишни, отягощенные снегом, обременённые им.

Что бы выйти на улицу, мне необходимо пройти ряд комнат, гардеробную, прихожую, отворить тонкую дверь на веранду, залитую светом. Воздух на веранде колюч и капризен. Холодно!

Бугры снега придавили двери, с трудом отрываю, отодвигая приличный сугроб, протискиваюсь в образовавшуюся щель, светло-то как! Глаза режет отблеск солнца, это ничего, главное привыкнуть. По саду видны цепочки маленьких следов – Хаанс сегодня потрудился на славу, не знаю, правда, зачем ему понадобилось столько бегать по глубокому снегу. Правда, он легкий, не проваливается глубоко…

 Половина седьмого утра, город рычит двигателями авто, но мне слышен лишь отдаленный шорох – Хаанс установил специальный флюгер на шпиле, отгоняющий плохие звуки от дома…

Ах, да! Я совсем забыл представить своего знакомого! Знакомьтесь, этот маленький человечек, с полосатыми чулками и красным колпачком, гном Хаанс. Он дружелюбен, и любит вечерком зайти на чашечку ароматного зелёного чая. Хаанс знает множество интереснейших историй, в которых, по-видимому, сам принимал участие.

 Гном никому не мешает, наоборот, делает множество преполезнейших вещей – например, он сделал так, что люди совсем не ругаются нехорошими словами у нас во дворе, ещё установил пугалку для авто, теперь ни один бензиновый экипаж не примащивается у нас под окнами. Все жильцы дома очень благодарны Хаансу за это…

…А ещё Хаанс приносит с собой бутылочку своего «фирменного» глинтвейна и банку малинового варенья, и если уж совсем будет в хорошем настроении, споет свои гномичьи песни под аккомпанемент напольных часов. Часы, умеющие лишь звонить бом-бом, соглашаются нежно позвенеть, уж очень гном почтителен с ними…

Я часто отдаю Хаансу свои неисправные часы, он может починить даже мобильный телефон! Гном аккуратно дунул на заглючившую Нокию, и она выплюнула вредную смску, от которой у неё случилось расстройство желудка, или оперативной памяти, как привыкли называть мы эту поломку. Вместе с Хаансом мы апгрейдили мой компьютер, он всё делает абсолютно бесплатно, и мне кажется, рад помочь всякому, кто обратится к нему за помощью.

Он никогда не дает в долг денег, я вообще не видел, касался ли он своей морщинистой ручкой деньги! По-моему, нет, он просто брезгует ими. Если случится кому-то заболеть гном придет и внимательно поглядит больному в глаза, а потом нашепчет ему в ушко - выздоровеет он или скончается. Гном всегда приходит на наши праздники, и умудряется приходить на все на дни рождения, и даже если его упрямо не замечают занятые дегустацией гости, он не уходит пока не наступит новый день.

Но на похороны гном приходит не ко всем. Не любит он этого, и только с близкими людьми гном приходит попрощаться лично. Ветреной позапрошлой весной ушла от нас фрау Гёнзельт, гном был с ней всё время её последней болезни. Сумрачно сидел у изголовья, что-то шепча в свою длинную седую бороду. Он так сидел в её последние часы, и даже грозил кому-то в угол костлявым кулачком. Кому грозил, не известно, но известно, что спустя несколько дней, как фрау предали земле, из угла пошел неприятный запах, неизвестно откуда, потом, правда, он неожиданно пропал…

Он любит появляться неожиданно, когда вся семья сидит за столом, и вечер кроет свою завесу на убегающий от нас навсегда день.

«Доброго вечера вам» - слышу знакомый мне с детства тоненький скрипучий голосок Хаанса, и вслед за этим он предстает перед нами в своём неизменном красном колпачке.
 Весь его облик словно струится в свете ночника, голубые льдинки глаз заглядывают тебе так далеко, невероятно далеко в душу. И становится стыдно, отчего, сам не понимаешь…

Наш вечер…

Вечер приходит с желтым светом фонарей и необъятной глубиной неба, таящего в себе огромные массивы звездных систем... С улицы видно как горит ночник в моей комнате, там меня ждут, и тень от абажура падает на покрытый лепниной потолок… Кружок тени…

Я стою перед входом в парадную, один, среди снега, темноты, и на меня бесконечно падают звёзды. Мириады звезд бесконечно летят ко мне навстречу…

Один шаг, и я дома. Один шаг, и вокруг не будет снега, звезд. На прощанье я дунул в воздух, пар растворился среди осколков звезд… До свидания, зима, завтра увидимся.

Тихо прохожу через прихожую, жена где-то в глубине комнат, и я не решаюсь нарушать тишину голосом. Просто открываю двери, одни за другими, иду… Все комнаты проплывают перед моим взором, от прихожей, до маленькой спальни, свет которой был виден на улице, и вот последняя дверь. Раньше в этой комнате была детская, там прошло моё детство, а теперь МОЯ комната стала НАШЕЙ комнатой…

 - Ты подкрался так тихо…
 - Испугалась?
 - Немножко…

В этом «немножко» столько смысла! И радость видеть меня, и немного кокетства, и махонькая обида за тревогу, и даже предложение подойти и обнять себя…

Ковры скрывают звуки шагов, тишина раскрыла свои крылья…

Когда нас посетит Хаанс, не знает никто, он никогда не говорит, когда появится в следующий раз… Часто он вылезает из сундука, предварительно постучавшись, иногда просто открывает дверь в комнату…

Поздоровавшись, Хаанс достает из ниоткуда низенькую табуреточку, садится на неё. Потом он, не спеша, копошится в полах своего сюртучка и достает хрустальную трубочку… Трубочка каждый раз новая, с интересными буквами, которые то вспыхивают огнем, то совсем исчезают. Гном набивает трубочку маленькими еловыми шишками, да только запах у них необычный, тонкий аромат…

Хаанс приходит всегда вовремя. И всегда у него есть о чем поговорить с нами. Тогда же
наши беседы продолжаются далеко за полночь…

Вот такой он, наш Хаанс.

А сейчас я стою на пороге и жмурюсь от налетевшего снежного света. Эти стрелы ослепительного и всепроникающего огня словно раскрывают мне веки, стремясь в глаза, заставляя их слезиться. И пока я привыкаю к перемене освещения, Гном не замедлил поздороваться со мной.
 - Утро доброе, Даф, рад видеть тебя снова! - Хаанс немного растягивал слова, как выходец с севера.
 - Доброе утро, и вам Хаанс. Вижу, вы сегодня много ходили по двору, что-то делали? – я показал на следы среди снежной целины.
 - Ночью ветер посрывал ветви с деревьев… - Хаанс прищурился, внимательно глядя на мой правый глаз - … и мне пришлось их убрать!
 - Зачем?!
 - Пф… - Гном фыркнул – ну не для красоты, конечно! Те дрова, что я запас с осени уже закончились, и я не хочу, как в прошлом году воровать у вас электричество, тем более, оно мне не нравится.
 - Хаанс, сколько вас не убеждай, а вы всё равно топите дом дровами! Газ, электричество делают наш мир проще…
 - А вот и нет! - он топнул ногой, выражая крайнее несогласие – никак нет, потому что, электричество мертво, а газ плохо пахнет.
 Я рассмеялся.
 - Неужели дело только в запахе?!
Гном снова уставился на мой правый глаз, что же там такого интересного?
 - Нет, не в запахе. Но где ты видел гнома, у которого дом освещён лампочками, а вместо старой печки горит плита Siemens? Нет таких гномов…

Я замолк. Спорить с Гномом было просто глупо.
 
 - Ладно, Хаанс, не буду вас переубеждать, всё равно вы не согласитесь! Желаю вам доброго дня, а мне пора на работу.

Гном чуть поклонился, пропустив мимо мой немного резкий ответ.
… День захватил меня и вертел с девяти до пяти вечера. День менял лица передо мной, склеивал обрывки разговоров. День удивлял, оскорблял, скользил на тонком льду. И, наконец, закончился.

Спеша домой с работы – а именно по дороге с автобусной остановки, в голову пришла мысль: лужи застеклённые. Замороженные застеклённые лужи, и в них столько света было утром!
Зима – зима, ещё одна в моей судьбе. И нечего желать мне на Новый год!
 Всё что могло - сбылось, а что не смогло, отпущу по ветру… отпущу по ветру, пусть несёт он далеко-далеко, на сильных крыльях осени. Осень взяла, и она же родила эту зиму. Нечего мне желать на Новый год. Не грустно это, а скорее весело – всё, что радует, у меня есть. И дом, и уют в нём, и ждут меня там.

Гном спрашивал недавно – что я жду от нового года. Пожалуй, сразу ответа и не дашь на такой вопрос. Тоже что и от этого? Нет. Тоже жду, что и до этого ждал? Тоже нет. Время не стоит – и желания меняются, Хаанс не зря спросил меня об этом. Обычно Хаанс поздравлял каждого с Рождеством, мягко и ненавязчиво. Да только подарки у него странные! Мне на прошлое Рождество он подарил простуду, и как я на него обижался! Да ещё и не объяснил, зачем мне пришлось сморкаться все праздники, и сидеть дома. Пришлось согласится, что и это был подарок для меня. Гному виднее, что нам необходимее всего. Эли, моей жене, он подарил сосновую шишку, сказал, чтоб поставили её на сервант. Конечно, подарки Хаанса никто не выбрасывает, и они лежат на самом видном месте. Кстати, я заметил, Хаанс никогда не дарил обычных вещей, необходимых в обиходе. Никогда он не дарил украшений. И часто дарил советы. Придет так, под Рождество, и подарит совет на ушко, наверно это были самые драгоценные подарки…

Перед парадной у меня перед глазами опять оказался знакомый колпак – Хаанс.

 - Добрый вечер, Даф! - гном стоял в темноте, и его трубочка чуть вспыхивала, когда он затягивался, освещая его бороду и лицо.
 - Вечер добрый, Хаанс, не зайдете ли, ко мне домой сегодня? Я буду очень рад…
 Гном улыбнулся.
 - Каждый день, когда ты меня видишь, приглашаешь домой! И почти всегда я соглашаюсь, потому что у тебя дома почти так же хорошо, как и у меня!
 - Всё дело в хозяйке - рассмеялся я.
 - Пожалуй, так!

Я открыл двери, и пропустил Хаанса вперёд.

 - Элика, у нас гость! – громко сказал я в глубину комнат. Оттуда послышались шлепающие шаги, дверь в прихожую отворилась, вошла Эли.
 - Здравствуйте, Хаанс! Рада вас видеть…
- Кхе – кхе, откашлялся гном, быстро проходя в дом – я тоже вас рад видеть…

Жена проводила маленького человечка в комнату, и он немедленно уселся в кресло около печки – там было его самое любимое место.

 Что-то вечное было в этой картинке – камин, плед, и гном, смотрящий в огонь…
То время, пока он проводил у нас дома, наполнялось смыслом, настоящим смыслом. В этом нет никакого сомнения, потому, что после того как Гном уходил, возникало чувство потери, зыбкости его посещений.

Сегодня Хаанс был серьёзен и немногословен. Мы никогда не решались перебивать его, или навязывать своё мнение, понимая, что именно ему принадлежит выбор – прийти или нет.
 - Скажи, Даф… - начал Гном – ты бы хотел побывать у меня дома? - Вопрос Хаанса застал меня врасплох. В самом деле, где он живёт? Никогда не собирался напрашиваться к нему домой, ведь дом Хаанса находился явно не в этом мире.

 - Да, конечно, Хаанс! Но ведь вы не живёте, как все… - я оглянулся на Эли – как все, в квартире, с крышей, трубой и дверями!
 - Нет – Хаанс поднял руку с трубочкой, перебивая меня – Не так как люди, но раз я приглашаю тебя, значит, ты можешь пойти. Если конечно захочешь.
 - А можно и мне сходить к вам, Хаанс?
 - Да, конечно, я имел в виду вас двоих! – гномик улыбнулся. У него была очень богатая мимика, когда он говорил, он поднимал брови наверх, будто чему-то удивляясь, лоб сморщивался, усиливая впечатления удивления. Он умел выслушать, вдумчиво помолчать перед ответом, и дать совет, или просто высказать своё мнение. Тактичность гнома просто поражала, его невозможно было смутить ни злостью (никому и в голову не приходило злиться на него) ни силой. Случалось, что гном появлялся в самый неожиданный момент – во время ссоры, или чего-то нехорошего. И неизменно, одно его присутствие прекращало это.

 - Просто следуйте за мной, и всё – сказал гном, встал с кресла, достал из кармана свечку, и зажёг её от нашего камина. Свечка засветилась синим пламенем фитилька, и сразу огонь нашего камина как-то поубавился, словно испугался этой маленькой свечки. Отблеск её света поглотил другие источники освещения, не силой, а именно подавил, заменил. Свечка создала настроение. Настроение чуда.
Хаанс посмотрел на нас, и пошел к выходу из квартиры.
- Не одевайтесь. Это лишнее.

Он просто отворил закрытую на все замки стальную дверь, мы вышли следом, тихо удивляясь этому. Гном вел нас прямо в сад, полный снега. Наверное. мы смотрелись нелепо, в халатах, вышагивающие по колено в снегу, однако холода мы не почувствовали. Гном завел нас в центр сада, ободряюще глянул на нас снизу, и из ниоткуда извлек широкую кованую железными полосами дверь. Я смотрел как сумасшедший на эту дверь, за которой ничего не было. Дверь висела прямо в воздухе, и при желании её можно было обойти. Потом Хаанс достал из кармана ключ, и отворил дверь. Оказалось, там есть коридор, выстланный ковром, с затейливыми узорами.

- Ну что же вы стоите на пороге, прошу в мой дом, добро пожаловать…

Хаанс дождался, пока мы пройдем внутрь, и закрыл дверь. Тут же он погасил свою свечку. Не смотря на это, в коридоре было светло. Этот коридор весь пропах какими-то специями, запах, явно кулинарный, корица, или имбирь… На стенах ничего не было, простые кирпичные стены, да только кирпич необыкновенно красный и маленький, а кладка довольно беспорядочная. Коридор спускался под небольшим уклоном вниз, а потолок оставался на том же уровне, давая свободу головам.

- Идёмте за мной, я проведу вас по комнатам, всё покажу…

Гном неторопливо повел нас по коридору. С виду это был обычный коридор, аккуратные двери из очень тёмного дерева вели направо и налево.

Я обменялся взглядом с Эликой, в её глазах светилось настоящее женское любопытство. Запросто пойти к гному в гости…
Хаанс немного помедлил, отворил дверь налево, пропустил нас внутрь. Это оказалась кухня. Несмотря на то, что сам Хаанс не отличался ростом, как и все гномы, кухня была настоящая, вполне человеческих размеров. Необычность обстановки сразу бросалась в глаза – огромный шкаф, сервант с дивным фарфоровым сервизом внутри, мощные дубовые стулья с прямыми непреклонными спинками. Такой стул весил, наверное, больше самого человека!

- Зато они прочные и никогда не подведут – угадал мои мысли Хаанс.

Его печка горела светлым желтым пламенем, притягивая к себе теплом.

- Садитесь, я вас буду угощать… Не беспокойтесь, мне не придётся мыть после вас посуду, - иронически добавил он.

Я аккуратно присел на стул, ощущая теплое дерево спинки. Знакомое чувство! Словно попал в детство, с его деревянными стульчиками, специально для детей, детский столик. Мы молчали, наблюдая за гномом. Разбавлять тишину беседой никто не решался.

Лавровые ветви целыми охапками спускались по стенам – единственная специя, которую я узнал, среди огромного количества травок, веточек. Тем временем, гном подошел к плите, и сразу из шкафа полез-заворочался, как неведомый зверь, огромный глиняный горшок. Сам. Горшок деловито спорхнул с полки шкафа, ничуть не разбившись, и кокетливо качая боками, пополз наполняться водой в раковину.

- Мои вещи знают, что им делать, в отличие от ваших! Наверное, вы их просто ничему не учили? – Гном говорил это на полном серьёзе.

- Наши вещи не могут двигаться, они не живые… - тихо заметила Элика, наблюдая краем глаза, как уже наполнившийся горшок аккуратно ползет в печь.

- Нет-нет! - запротестовал гном – все вещи живые, иначе они ломаются!
Спорить с таким убедительным доказательством не представлялось возможным.

Перед нами возникли тарелки, прикатившие из того же шкафа что и горшок, вилки и ложки, совершая акробатические прыжки, угодливо подставили себя под руки нам. Гному ничего не приходилось делать самому, за него все делали вещи. Сам варился суп, сами запрыгивали в него продукты, откуда-то взялась уже почищенная тушка утки, забавно семеня ножками, она расположилась на противне. Гном присел рядом с нами, наблюдая за приготовлением ужина, и тут в кухню влетела птица. Птица – это был дятел, села на плечо гному.

Я взглядом указал Эли на новое чудо. Дятел по-хозяйски вспорхнул, сделал круг над кухней, и вернулся на плечо к хозяину.

Гном засмеялся. Своей шершавой рукой он снял дятла с плеча и поставил его на стол.

- Знакомьтесь, это мой старинный друг, Броккенхольд, но для вас он может быть просто Брокке. Правда, Брокке? – гном поинтересовался у дятла, будто он мог говорить, чем птица сразу воспользовалась.

- Да, конечно, друзья Хаанса – мои друзья! – сказал дятел, кивая красным хохолком.
- Каждому гному полагается птица, и самой модной всегда была сова! Сова… - гном протянул это слово – Сова, это классика! Но уже затёртая классика, в отличие от дятла. Моя птица – дятел… - говорящий дятел, модная сова, нереальность происходящего туманила голову.

Между тем, угощение приготовилось. Конечно, гораздо быстрее, чем у людей, утка побывала в печи всего 5 минут а вылезла уже с румяной корочкой! Печь гнома могла ускорять время.

Сами собой вспыхнули синие свечи, как в каком-нибудь клубе, Хаанс собственноручно налил нам по огромной тарелке душистого супа. Тарелки, как я заметил, были фарфоровые, прозрачные нежно-розовым цветом.

Дятла Хаанс тоже не забыл – настрогал ему тоненькие полосочки свиного шпика, дятел вежливо поблагодарил, слетел с плеча на стол.

- Вот теперь я вас угощаю. – Хаанс благодушно поблёскивал глазами, будто скрывая смех.

Потом, вспоминая тот вечер, синий свет, наши лица, подсвеченные очагом, умного дятла, ловко разделывающего своим клювом сало, мне кажется, что это было не со мной, что всё это мне приснилось, но память упрямо подсовывает все новые и новые кусочки того вечера…
 Я неторопливо разговаривал с настоящим гномом, наблюдая почти со стороны за этой картиной, и образы остались во мне, запечатленные навсегда…

Утка съедена, выпит глинтвейн из широких массивных бокалов на спиральной ножке, Хаанс раскурил свою трубочку. Вечер подходил к концу. Что-то подсказывало мне, Хаанс неспроста затеял этот разговор, этот вечер. Только, что именно?

Разговор плавно шел себе, Гном рассказывал о чудесных сосновых лесах, великанах, как обычно бывало, потом, вдруг прервал себя.

- Я вот почему пригласил вас…- сказал Гном, глядя мне в глаза – я попрощаться хочу с вами. Не мог сказать сразу, но я ухожу отсюда.

- Уходите?! Почему? Навсегда?

- Видишь, ли Даф… я ухожу не навсегда, но на достаточный срок, что бы мы больше не увиделись… Мой срок подошел к концу – я говорю о сроке службы. Тысячу лет я был тут, и ещё шесть я выпросил для себя, потому что мне нравилось жить тут. Вместо меня придет другой гном, и боюсь, он не понравится вам. Это черный гном. Его вы не увидите, он не любит показываться на глаза…

- Но… - попытался протестовать я, однако гном перебил меня.

- И не возражай, Даф, так положено. Но я кое-что придумал! Может, я и уйду от вас, но это жилище – он показал рукой вокруг себя – я не собираюсь покидать. И ничто не может помешать вам приходить ко мне. - Хаанс улыбнулся, довольный своей задумкой.


Рецензии
Интересное и увлекательное произведение,читается на одном дыхании.

Роман Борушков   30.08.2009 17:40     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.