Бодхидхарма и Хакуин. Жадность

Как-то к Хакуину пришёл брат Пу и попросил денег в долг. Хакуин быстро прикинул в уме, что денег ему, скорее всего, не вернут, и отказал. Помялся эдак немного для виду, сказал что сам «на нулях», да и занятый очень. Ушёл брат Пу без бабок злой и надутый.
Потом в гости к адепту родственники пожаловали. Всё вверх дном перевернули. Особенно детёныши сеструхи двоюродной постарались. Да ещё и к велику прицепились оба. Сами недомерки, а норовят сразу вдвоём забраться на сиденье. Едва не поломали нафиг. Пришлось отнимать с рёвом и соплями.
Дальше – больше! Прикатил пьяный председатель колхоза на телеге. Лошадь, похоже, бухала вместе с хозяином, потому как рожа перекошена была изрядно и глаза собрались в кучку. Председатель, сволота, потребовал сдать в общак три мешка картошки. Жалко было отдавать-то. Спорили до хрипоты и матюков уж вовсе нечеловеческих. Сошлись на двух, причём Хакуин выклянчил на халяву три ведра аммофоски.
К вечеру снова приплёлся брат Пу, пьяный в усмерть, и обозвал Хакуина сволочью и жадюгой. Чуть не подрались. Обидно ж стало, ваще! Сволочь – это ещё ладно, а чего это вдруг – жадюга?
Расстроился Хакуин конкретно. Пришёл к Бодхидхарме и спрашивает:
– Скажи, о Учитель, я жадный что ли?
– Ну-у-у… есть чуток.
– Да где ж я жадный? – удивился адепт, – Нешто я зажилил когда-нить чего-нить?
– А баблосов брату Пу? А велик твой? – хитро улыбнулся Бодхидхарма.
– Дак то ж не жадность вовсе! Брат Пу пропьёт все деньги и не вспомнит даже, что занимал. А велик новый совсем. Эти олухи сеструхины сломают его напрочь, а мне на чём кататься потом? Не жадный я, а практичный.
– Это роли не играет, – флегматично отозвался Учитель. – Всё одно тебе жаль этих вещей. А потому ты есть жадюга и крохобор.
Не ожидал Хакуин такой отповеди. Расстроился ещё больше. Убежал, шмыгая носом, в темень ночную и до самого утра просидел в потаённой пещерке, размышляя над словами Учителя.
На утро вернулся, зашёл без стука и с порога заявил:
– Ты можешь называть меня кем угодно, хоть жмотом, хоть этим, как его, бором там каким-то, а только я так считаю: пока мне что-то надо, я буду это беречь, а ежели не надо – забирайте нафиг те, кому нужнее. Вот!
– Ну что ж, – молвил Учитель, – тогда принеси мне свой ум.
Хакуин чуть было не прозрел. Да отвлекло что-то. Ага.


Рецензии
Чудненько!
Очень мне Ваше творчество нравится.

Маргарита Ву   12.04.2007 15:29     Заявить о нарушении