Соты

Есть в «замороженных» строениях что-то завораживающее, влекущее. Хотя, казалось бы, что тут может заворожить? Коробка из бетона, без окон, без дверей. Сквозняки гуляют. Стены не оштукатурены. Дощатых покрытий, которые называются полом – нет. Есть только бетонная основа, зияющая сквозными дырами, которые так и не заделали.

Мочой на нижних этажах воняет.

Но, если сумеешь забраться, к примеру, на четвертый этаж такого дома-гроба - будто в иную реальность попадаешь. Стоишь, смотришь вниз сквозь широкую, с полметра, щель в полу и видишь другой этаж…

 А недостроенные ступени и лестничные пролеты – так и вообще – песня! Такое чувство возникает, будто находишься одновременно внутри и снаружи дома.

Если, рискуя сорваться вниз и сломать шею, все же заберешься повыше, этаж на одиннадцатый, поближе к отсутствующей крыше здания, то с легкостью узришь - сверху вниз - не только все строение насквозь, вплоть до цокольного этажа, но и все лестницы, «украшенные» зловещими металлическими штырями.

По замыслу строителей эти пики должны были стать прутьями перил, но… не стали… И, видимо, никогда не станут… Поскольку никакому нормальному бизнесмену эти промозглые насквозь «кости динозавра» не нужны. Мало кто рискнет вкладывать в них деньги. Никто не берется их достраивать… Но при этом никто также не желает взять на себя расходы по ликвидации «монстров». Вот и стоят бесхозно эти «ископаемые бетонные соты». Разрушаются помаленьку, никем не охраняемые… Разве что подростки там тусуются, раскрашивая голый бетон стен яркими граффити…

Честно сказать, если б не сложившиеся обстоятельства, я вряд ли попёрлась бы сюда одна… Но так получилось…

Пришли ко мне в редакцию две очаровательные панкуши, рассказали про своё увлечения граффити и про то, что частенько собираются компанией в недостроенном здании. «Стиху» сочиняют. Песни поют под гитару…

Девушек я сфотографировала, материал сделала, но наш штатный фотограф, который должен был заснять граффити на стенах «долгостроя» вдруг впал в запой – не дозвониться по телефону… А когда дозвонилась – выяснилось, что фото к выпуску газеты он так и не сделал. Поэтому, не желая заменять материал про граффити чем попало, я пошла в тот не достроенный дом. Девочки мне очень подробно объяснили, где какие «картинки» находятся - на каком этаже, на какой стене… Хотела я, конечно, вместе с панкушами пойти, да оказалось, что у них в это время занятия…

Короче, пошли мы туда вдвоем – я и фотокамера…

Снимков сделала много, сфотала всё, что сочла интересным – от чудищ с «факами» до ангелов подпотолочных - включая обнаженных красоток и изысканную вязь граффити-букв. Обнаружила даже то, что и не предполагала узреть – когда-то жирно начертанные мелом, а теперь полуосыпавшиеся, но все же читабельные, строчки стихов:

Мертвец, зачем идёшь по следу,
синюшной сажей пачкая рассвет,
на чётках лет вычерчивая меты,
своих наивно-призрачных побед?

Я долго выбирала точку, с которой хорошо видны стихи.

 Эффектней всего строчки выглядели в полосе солнечного света, нисходящей с потолка.

Крыша дома так и не была достроена, поэтому венчался он плитообразными бетонными перекрытиями. Соответственно, в потолке зияла не заделанная длинная щель с полметра шириной, сквозь которую в помещение поникал свет.

 Сфотав стихи, я решила еще и эту дыру в потолке заснять…

В проёме виднелись кисти чьих-то рук… Будто кто-то лежал там наверху, держась руками за железобетон… На мгновение я даже струхнула… Уж больно странно все это выглядело: я здесь уже час шарахаюсь, не слыша ни единого постороннего звука, а тут, оказывается, кто-то притаился! Однако, совладав с собою, я всё же сумела вполне добродушно и спокойно спросить:
- Ты кто? Покажись! И, ради бога, не свались вниз. Там наверху, наверное, и перил нет?

В проеме на потолке показалось лицо. Лицо, как лицо… Парень лет восемнадцати-двадцати:
- Привет!

Я вздохнула с облегчением:
- Ты как туда забрался, да и зачем?

- Высоту люблю… Под самым небом – красотища!

- Скажи, на милость, как ты туда залез?

- По стремянке, - он засмеялся, - не видишь что ли?

Я обалдело глянула на стремянку, которую каким-то чудом умудрилась до этого не заметить.

- Ну, ты крут!

- Лезь сюда! Тебе тоже понравится!

- Боже упаси! Спятил! Да и не знаю я тебя совсем! Вдруг столкнёшь вниз!

- А зачем мне тебя сталкивать?

Довод показался мне веским… Действительно, зачем ему меня сталкивать вниз? Фотоаппарат старый… Денег в сумочке нет, только древний «сотик», цена которому, по нынешним временам, рублей двести – не больше… Украшений на мне никаких нет…

- Ты что ли, как все – высоты боишься? - сочувственно поинтересовался парень.

- Нет… Не боюсь… Наоборот – люблю…

- Потому, наверное, и забралась так высоко, не испугавшись дыр, через которые многие боятся перепрыгивать… Залазь сюда. Только туфли на всякий случай сними…

Я представила газетный разворот с чередой фотографий, которую венчает вид города с птичьего полета… Для завершенности очерка о подростках, которые на самом деле лучше, чем о них думают взрослые, мне как раз чего-то такого не хватало… А именно – романтической, жизнеутверждающей картинки, символизирующей простор…

И я, подставив стремянку, полезла на крышу, которая, в сущности, крышей не являлась…

Впечатление от увиденного было сильным, настолько сильным, что окажись я на верхотуре одна – наверняка свалилась бы вниз вместе с фотоаппаратом. Дух захватывало от широты простора, от крыш, подсвеченных заходящим солнцем. Я даже разглядела вдалеке воздушный шар, который наполняли газом в ограде физико-математического лицея.

- Говорил же, что тебе понравится! – довольно выкрикнул парень, честно подстраховывая меня на самом краю плоской бетонной площадки.

- А ты молодец! Без тебя я б давно того… внизу… Слушай! – мне в голову пришла неожиданная мысль. - Давай я тебя сфотографирую на краю «крыши», чтоб видно было город внизу… Только слишком близко к краю не становись…

Я сделала несколько снимков и уж, было, собралась отчалить… Но тут вдруг застыла совершенно очарованная: воздушный шар, над которым недавно корпели лицеисты, медленно взмывал в воздух… К несчастью, кадры закончились. Пришлось парочку старых стереть…

- А зовут-то тебя как? – поинтересовалась я у парня, поднимая голову от фотоаппарата.

… Я сидела на площадке одна…

Естественно, первой моей мыслью было…

Подхожу к краю неогороженной площадки. Смотрю вниз, боясь увидеть… Там на асфальте… ничего… никого. Голо…

Вздыхаю с облегчением: значит, парень, не дожидаясь меня, уже спустился вниз…

Фотографировать воздушный шар расхотелось… Но я все же сделала один снимок и глянула в проем между бетонными плитами. Стремянки не было… Это меня ничуть не напугало: высота небольшая – спрыгну.

В редакции я «сбросила» фотки на комп и взялась за их обработку… Все получилось на славу. А уж то фото с парнем на краю крыши, так и вообще – отпад!

Правда, «верстак» Гена вместе с практиканткой Леночкой здорово подпортили мне настроение…

Гена долго разглядывал изображение парня, а потом сказал:
- Лицо знакомое! Не могу вспомнить, где видел…

- В морге, - хихикнула Леночка.
- Ну, вас обоих! – я разозлилась.

В этот момент спасительно замурлыкал «сотик», сообщая, что пришла sms-ка. Незнакомый номер. Однако, читаю сообщение: «Придешь завтра на крышу?»

«На какую крышу? Ты кто?» - автоматически набираю ответ.

«Я – это Я! А крыша та, где ты сейчас была!»

«Не приду! Как ты узнал мой номер телефона?»

«Злая! Не хорошо отказывать мертвым…»

…И телефон сам собою отключился… Сдох…

2005


Рецензии