Не сучитесь, жмотки, лучше дайте водки!

1. Не сучитесь, жмотки!
«Покатилась на платформе революция Пшеничной. Все в натуре было в норме, в виртуале же – готично…» Ну, в смысле обещанной презентации околоалкогольных сообществ для Интернет-гопоты и скучающего эконом-класса, организованной менеджером компании «ФАЮР-Союз» Ириной Бигдай – Хозяйкой Информационного Обеспечения Текущей Пьянки. Прямо на Некрасова 40. В СПб.
И вправду, нас с Петровичем приняли согласно клубной традиции по регламенту в ежевечерней одежке, забросив верхнюю, как сырсо, на колючую вешалку. И немедленно, испив по рюмашке, предложенной пионерками, не стремившимися явно вступать в комсомол, мы принялись самостоятельно определять качество корнишончика, всунутого в распахнутое от удивления еблище. И, минутой позже, выдохнув из себя весь переваренный на службе кросс-обед, начали осязать «Слезу» с определением «Пшеничная». Которая, между прочим, оказалась Бесланской. И даже подслащенная медом.
Прочие и разные окружающие производили шум, напоминающий репетицию румынского оркестра на заливной излучине реки Буг. Наступила пора восприятия. В плане питания. После котлетки по-Киевски и разношерстного салата из морской капусты на балюстраде возникли очертания организующего затейника, предлагавшего сконцентрироваться на предлагаемых конкурсах. И чуть позже, как и ожидалось, между оливьевыми тарталетками, маслинами и микрожульеном заслуженному деятелю арбалетов, сидящему за нашим столом, была безоговорочно присуждена Шнобелевская Премия за недоделанный им же самим с помощью маникюрных ножниц 117-й ствол деревянного калибра.
Шумило. Хотя и не настолько, чтобы не замечать ведущего в свитере, неразрывно связанном с тематикой вечерины, который прохаживался вдоль или около неконтролируемо распивающих «Слезу». Возле меня кто-то начал радостно напевать «Слезай, Пшеничная!» на мотив Варшавянки из Бобруйска. Революционные же массы от компьютеров, переходя из гопоты в широченный класс удачливых джентл-бендлов, почему-то петь отказывались: кто-то шепотом переназначал дату партийного гей-парада, а пока еще тверезые сучки без задоринки, забыв про бартер в сексе, протирали свои накладные глазищи.
Жлобы, они же гопники, обсуждали тотальный аборт нехристианской когорты за рубь ежом в Пендосии. Просто маргиналы хотели бы выкрикнуть: «Не сучитесь, жмотки! Лучше дайте водки!», но водка_из_темы пока еще билась своим телом о стенки стеклотары. И лишь элита, возглавлявшая эконом-класс, плотно привалившись животами к общему столу, осевшему от водченки по ватерлинию, постоянно закусывала по новой. Игра со «Слезой» из горла начинала обретать явные очертания «Пшеничной» забавы. По слухам, долетавшим с соседних столов, кто-то пил Оную из монтажного уголка, некоторые из правосидящих – из игрушечного «Хаммера», отчего одинококосящие в служебке – причмокивали.
В воздухе запахло жареным биномом Ньютона. Сидящий поодаль Л.М. Щеглов с душой и в тему эякулировал желудочный сок в высокопарный стопарик, слезно запивая «Пшеничку». Катились очаровательные песенки Насти Постниковой (ну, которая с начесом в волосах из "Новой Ивы"). Я глядел на Леонардовну (женщину в красном) и вожделенно смаковал чью-то реплику: "Такому телу вынос не грозит!"
Александр Бишоп, как представитель Интернет-сообщества, сидящий поодаль, предоставил мне 52 страницы своей Лауры для внутреннего употребления. А поскольку абзац (т.е. перевод строки!) подкрадывался незаметно, и какая-то дама заранее осела на подставленный мною стульчак, я дочитал только до фразы "…Женщины! Кто же нас будет выносить из горящей избы?.."
Над сценой взошла Интернет-звезда: это некий субъект по кличке Гоблин Гага, оглядываясь на Льва Моисеевича Щ., предложил расширить кругозор пьющих рассказками про «оргазм в ****у», однако желающих оказалось немного, потому как до этого в оффшорных кулуарах прозвучали тезисы все той же женщины в красном об отчетно-перевыборном собрании региональной общественной организации анальных алкоголиков.
А Настюха Постникова, поменяв силуэтный инвентарь звукоизвлечения, исполнила песенку про зайчиков. Я заплакал, уткнулся в подмышки глухо вмазавшего, но еще не на кочерге, Гоблина Гаги, пообещал Хозяйке Информационного Обеспечения Текущей Пьянки соорудить осколок гадости, и отбыл восвояси.

2. Лучше дайте водки!
Водка "Пшеничная Cлеза" рекламируется с помощью так называемого "Живого журнала" (ЖЖ), организованного в Интернете. 8 ноября 2005 г. в клубе "Платформа" состоялась презентация этого нового водочного бренда, организованная агентством "MASK Creative Group". Новизна презентации состояла в том, что это был один из немногих, если не первый, опыт использования для продвижения продукта такого медиа-пространства, как интернет-коммьюнити.
По некоторым данным, в Санкт-Петербурге на тот день количество Интернет-участников ЖЖ составляло около 10-12 тысяч человек, где были свои герои, «звезды», аутсайдеры. Однако проводить меропрития с использованием «звезд» ЖЖ - идея как минимум не оригинальная. Не пойдя по проторенной дорожке выпуска одноименных воды, леденцов и журналов, "Пшеничная Слеза" постучалась в виртуальную реальность. "Официальным поводом" презентации стало открытие так называемого сообщества «vodka_v_temu», созвучного своим названием со слоганом "Пшеничной Слезы" - "С душой и в тему". Тематикой этого сообщества планировалось поддержать виртуальную и реальную жизнь бренда, который позиционировался как "качественная водка для эконом-класса".
На вечерине-пати были приглашены наиболее активные питерские Интернет-участники, а также представители различных СМИ. Некую альтернативную молодежную интернет-тусовку дополняло присутствие питерского "Клуба гениев", а в их числе - популярного ведущего и шоу-мэна Сергея Прохорова и не менее известного мэна-сексолога – Льва Щеглова. Карикатуристы из Митьков: Богорад, Шилов и Мельник представляли на пати свой алкогольно-карикатурный вернисаж, а заводилами являлись музыканты группы "Ива Нова" - питерской женской панк-рок-фолк-группы.


Рецензии