Карибы. Остров Сент-Люсия

Полет над Атлантическим океаном

Полет трансатлантического лайнера джумбо, на борту которого 400 пассажиров, длился около восьми часов. Полет над Атлантическим океаном каждый мог проследить на экране, вмонтированном в спинку соседнего сидения, путь полета: Oxford, Bristol, Bay of Biskay, Kasablanka, Atlantic ocean… В дорогу взяла книгу Пауло Коэлья «Колдунья». «На земле наше время священно, и нужно праздновать каждое его мгновение».

 Вот он, Атлантический океан! Неподвижно- синий, изумрудный у берега, с белым барашком волны. Плавный изгиб береговой линии, горы, освещенные, обласканные солнцем, покрытые зеленью пальм. Жара, как в сауне.

Нас встретили, мы едем в маленьком автобусе- такси. Мелькают пальмы, особняки на сваях, лачужки среди пожухлой травы. Взору открывается восхитительна панорама : горы и утесы, омываемые сине-голубыми волнами Атлантики. Мы останавливаемся у белого особняка, потом в небольшом деревянном кафе и пьем пиво местного производства, названное по имени горы «Питон». Оно слабее немецкого, но в жару неплохо освежает. Вьезжаем в зону тропического леса, асфальт мокрый, недавно прошел дождь. «Лес Дождей (Rein Forest), - говорят нам. У дороги – гигантские папоротники (кустарники и деревья), бамбук, увитая лианами растительность.

Хозяин и его дом

Белый особняк на сваях с двумя лестницами и балконом с широкой террасой. Хозяин дома, Бен, напоминает героя бразильских сериалов. И хотя ему 65, но выглядит он моложе своих лет. Большая комната с мягкими диванами, от нее сервантом отгорожена кухня, стол на шесть персон, деревянные шкафчики.
Отнеся вещи в комнату - белая побелка стен, окно, кровать и двустворчатый шкаф -  выходим на балкон. Через дорогу - гора, поросшая тропической растительностью, пальмами, деревянные домики и красивый особняк под красной крышей; электрические провода, со стремящимися к ним лианами, соседний сад с банановыми деревьми. На одном из них – связка бананов – плодами вверх. Воздух щедро напоен пением цикад, птиц. Внизу особняка – кафе-бар, принадлежащий хозяину. Громко звучит непривычная для слуха музыка.
 
Хозяин приносит во двор  кокосовые орехи и тут же,  надрезав его длинным, загнутым вверх тесаком под пальмами на лавочке угощает нас соком ореха. Его сын, осколочком ореха соскабливает желеподобную мякоть.
В пять утра просыпаемся, заслышав пенье, перекличку петухов. С балкона, огибающего особняк, любуемся окрестностями: с дальних гор поднимается туман. Шумно проносятся машины, все больше японского производства: мицубиси, тойоты... На открытых прицепах ждипов сидят или стоят, обдуваемые ветерком островитяне. Моросит дождь.

Осматриваю картины на стенах. На одной из них -Ганс Христиан Андерсен и герои его произведений.
Вечером стрекочут цикады, в разных тональностях,- тропический оркестр, музыканты невидимы: умело маскируются.
Цикады самые «музыкальные» насекомые в мире. Она издают звуки совсем не так, как  сверчки и кузнечики. Стрекотать умеют и самцы, и самки цикад, но именно самцы оглашают воздух столь громкой песней.

Карибское море и пляжи

Едем в Кастри – это столица острова Сент Люсия и одноименного государства. Здания столицы невысокие, двухэтажные,  в центре города многоэтажные офисы,  банки. Невольно обращаешь внимание на своеобразие лиц, причесок, как женщин, так и мужчин: проборы различной конфигурации, распущенные или собранные в пучок. Особенно трогательно смотрятся малыши, с веселой бижутерией в косичках и локонах.
Пальмы на берегу с зелено-желтыми листьями-опахалами, поблескивают на солнце, гармонично сочетаясь со светлым песком пляжа и нежностью моря. Светлый песок, легкая нежно-голубая волна, удивительно теплая вода, так бы и плавал часами. Морская волна разбивается у черных камней, омываемых волной. Здесь можно приметить небольших черненьких крабов, которые быстро прячутся в щели. Норки крабов есть и на берегу. Из своего укрытия выскочил желтенький, с черными глазками и белыми клешнями краб и скачет то прямо, то бочком, то высунув, то спрятав клешни. Вот показал, как быстро зарывается в песок, находя малейшее углубление. Выманиваем его из норки бумажным стаканчиком из-под мороженого. Он хотет поиграть?!
Местный парень сделал кузнечика из зеленого листа тростника, предлагает бусы и ракушки. Предлагаю ему булочку-пышку, он не отказывается, берет. Надо же отблагодарить, кузнечик больно хорош, и так ловко и быстро он его сделал.
У виллы норки больших крабов, красный и желтовато-коричневый, они лежат у входа в свои норки и быстро скрываются в них от глаз людских.
Ночью по влажному песку крабы спешат к морю.

 Море  изманчивое,  во взаимосвязи и с берегом, с гаванью, и с той же Луной, - живое, в неустанном движении.  Море способно создать во времени дивные раковины, ракушки, повторяющие в своем строении вселенский завиток различной цветовой гаммы: оранжевые,  бело-розовые, цвета слоновой кости,- они служат домиком для  морских обитателей у песчаных берегов море тихое, нежное, у скалистых, усыпанных камнями - бушующее, сильное, его волна близка по накату океанической волне.
На  мокром песке не блестящие морские камешки, как кажется – это  ракушки, выброшенные  на мгновение!- неустанной своевольной волной, бело-фиолетовые, оранжево-желтые. Если внимательно присмотреться, они едва заметно движутся,
 зарываясь заостренной своей частью в песок. Раскрытые, сухие створки ракушек напоминают бабочек.
 
 Один из удивительных пляжей. Низкорослые деревья на берегу, рядом горы, напоминающие своим очертанием большое животное или лежащего на животе гиганта – Pigeon Island (там и состоится свадьба), на ближайшей к морю горе остатки крепости, с ведущей к ней тропой, отдаленно похоже на миниатюрную Великую китайскую стену. На на песке – щедрые дары моря: коралы (в виде палочек, сочленений, камешков-мозгов), ракушки (остенькие и округлые, остатки - завитки дивных, крупных ракушек. Англичанин, ныряя с маской, нашел живую ракушку. Что он будет делать с ней? Отпустит.
В море, прямо над головой, черно-белый фрегатфогель, на развороте крыл, словно очертания губ. Парусники, катамараны. К берегу приближается каравелла, спускающая паруса. Вот так и Колумб приближался когда-то к берегам Нового Света...

Красота! Недалеко отель, крыша которого вторит очертаниями и цветом птице - фрегатфогелю.
С утра отправляемся на океанское побережье. Огромные волны в три наката. Стихия, захватывающая дух. Картины Хокусая!
На берегу растут вьюнки, ореховые деревья с плодами, похожи на гроздья винограда, на песке - крепкие желтые мочалочки.
Начинается дождь, ощутимо бьющий по ногам, по спине. Укрываемся в машине.
В баре заказываем морскую рыбу, пиво, бармен приносят горячие пышки.
 Вечером в аэропорту встречаем гостей: две молодые пары: литовцы и англичане и тетя жениха, Синфия. Она невысокая, тоненькая, словно лань, и, естественно, выглядит много моложе своих лет, говорит по-английски и немного знает по-немецки, имея друга в Германии, сразу идет на контакт, предлагая послушать песню в наушниках, приносит холодное пиво. В литовце, Римасе, чувствуется сила и веселый нрав, а его девушка, Рита, удивительно милая: светлые волосы, не преувеличу, если скажу: благодать в лице. Англичанин, Дерек: мягкие черты лица, его спутница, Шевон: светлые волосы, собранные в пучок.
Едем по серпантинной дороге (левостороннее движение), оживленно беседуем, шутим, Римас подловил поворот без снижения скорости при встречном движении авто и говорит: «Пронесло! Хорошо!» Все покатываются со смеху.
 Мы на пляже, входящем в границы охраняемого парка. Здесь же ажурная беседка, окрашенная белой краской, где традиционно проходят церемонии бракосочетания.

Недалеко от берега с тихой , нежно-голубой водой - большой белый катамаран. Наблюдаю, как он поднимает парус. К нему подплывает лодка под разноцветными флагами, напоминая фильм с Кевиным Костнером: его герой в одиночку плавает по пустынному морю-океану.

Ждем, когда нарядная лодка причалит к берегу. Торговец, молодой мужчина, предлагает плоды экзотических фруктов. Как не отведать! Один плод похож на большой зеленый каштан, с черными небольшими косточками и белой, как мясо рыбы, ароматной мякотью.

Сидим на лавочке с Рутой берегу; в тени дерева с плоской кроной, она сыплет хлебные крошки для муравьев. "Хлеб идет,- говорит она с едва уловимым литовским акцентом,-  запас на год будет". А муравьи малюсенькие, меньше наших, пытаются поднять неподъемные кусочки.

Поднапряглись все вместе и тащат тент или облако, как на Ла Дефанс у Большой Арки.
Рита - подруга Анны и будет свидетельницей на свадьбе.
Купаемся. Римас плавает рядом. Вот достал водоросль со дна морского: бровь себе прицепил, черная, точеная такая! И усы приклеил! И жест какой! Покатываюсь со смеху.
Вечером нас приглашают в дом, где живут родственники, и мама Антони с мужем Клифтоном, и ее сестра Синфия. В доме собрались  гости, рассматриваем фото в ноутбуке. Молодая женщина с двумя взрослыми дочерьми, трудно различить, где мать, а где дочки. Мама с маленьким носиком, улыбчивая и добрая.
В день рождения Антони мы с раннего утра надули воздушные  шары и украсили ими стены, повесили плакат на стене: поздравляем с днем рождения! Хозяин велел нам снять плакат, дабы не портить стену.
Пикник у моря. Пьем пунш «Пина колада», ром, местные напитки. Молодые люди запускают воздушную птицу, бросают друг другу бомбочку, которая со свистом летит в нужном направлении или мимо, вызывая смех.
 Стремительный ветер катит по песку, мокрому от только что отступившей морской волны желтые и зеленые округлой формы листья, словно золотые монеты или солнечные колобки.
Мама Антони в честь дня рождения сына, желая сделать ему подарок, пригласила нас, всех приехавших, в ресторан. Мы выбрали ресторан под соломенной крышей, на берегу моря. Стек - темный и твердый, но это неважно, мы все вместе, общаемся, пьем белое и красное вино.
Кельнер приносит торт со свечками, мы пропели «хэппи бездей ту ю» .

Вместе с Римасом и Ритой (мицубиси) мы едем, сняв машину на прокат,  в бухту Маригот бей. Глубокие долины, многие из которых покрыты зарослями бананов и кокосов, прорезают горные массивы. Сильно изрезанная береговая линия острова Св.Люсии образует множество изумительной красоты бухт, заливов.

Один из красивейших заливов острова - Маригот бэй. По деревянному насту  входим в мангровые заросли дерев, слегка пахнущие тиной.  В заболоченной почве шныряют рачки - прямо на воде.

Прекрасный вид на залив:  с двух сторон залив обрамляют полоски земли с  пальмами, словно вытянутая в длину подкова,  на сваях располагаются залы  ресторана, рядом примыкают яхты, парусники, лодки. Голубизна воды и неба, бухта, с пришвартованными катамаранами (на одном из них замечаю сухие хвосты больших рыб) и моторными лодками. На холмах, слева – деревянные отели, вобравшие жар солнечных лучей.

Договорившись с местным парнем о цене, мы садимся в моторку. Летим с ветерком и и смотрим, глазеем по сторонам. Черные, серые  камни на берегу, отвесные скалы, уступы, пещеры, шхеры, вымытые неустанной морской волной.
На западном побережье близ города Суфриер выделяются живописные густо поросшие лесом конусы потухших вулканов Гро-Питон (Большой Питон) и Пти (Малый) Питон- один из символов острова.

Рыбаки сетями вытаскивают улов рыбы. Дети плавают на перевернутом днище светлой лодки. Рыбацкое поселение.Камни в грунте, похоже как в стенах домов или крепостей,- остров вулканического происхождения.
На деревьях -  белые цветы, но я ошиблась, это птицы.
Уже возвращаясь, обращаем внимание на змею в клетке, в блюдечке нет воды, да и вход в клетку  не закрыт.
 
ПРИКЛЮЧЕНИЕ. Путешествующим на заметку

Нам довелось пережить приключение.
Въезжаем в столицу, Кастри, и не уверены, что едем правильно. На улице мужчины в защитной форме - полицейские. Римас говорит, что за нами следует полицейская машина, джип.

Нашу машину останавливают. Несколько полицейских, среди них молодой, с автоматом в руках, настроенны весьма серьезно , просит выйти. Задает вопросы о питье-куреве, подозревая, что мы имеем наркотики.

Вот влипли, думаю я, у нас ведь нет страховки на машину!
"Ох,- думаю я,- по такой жаре потащат в кутузку!" А она как раз напротив.
Рита говорит, что боится, как бы не подсунули травку и тогда – тюрьма, доказывай потом. Владеющий английским Римас  сказал, что мы туристы, приехали в гости, живем там и там, показали бумаги, подтверждающие, что машина напрокат.
Полицейские, разобравшись, сказали, что покажут нам дорогу, будут сопровождать. Показывают путь на карте. 

 С облегчением вздохнули, когда полицейская машина скрылась с глаз.
Отправляемся с литовцами очередной раз причаститься морем и едем на северную часть острова, дорога вьется серпантином в гору, петляет.

Взору открываются прибрежные скалы, с разбивающейся о них волной, тропическая растительность и особняки на склонах гор, площадка для гольфа. Здесь будут жить самые богатые люди острова. Выходим из машины. Огромные кактусы, на одном из них зеленые яблочки: розовая с черными точечками середина, словно червячки, в зарослях, среди кустов и пальм - алоэ, на его листах вода, как в лодке. Римас берет маленький отросток кактуса, иголочки застревают на его коже.

Едва ли не разинув рот смотрю на всю эту красоту, погрузившись одной ногой в голубую глину, так шлепанец и не отмылся полностью, это вулканическая глина. Поняла потом, побывала на вулкане. Римас и Рита, не страшась отвесных круч, позируют, а у меня захватывает дух от высоты и красоты пейзажа. Над скалами, над морем парят птицы.

 Приезжаем уже под вечер, опоздав, к сожалению, и вызвав нарекания, к украшению зала и праздничных свадебных столов. В центре красиво украшенный свисающими сердечками и изысканным букетом стол для молодоженов и их свидетелей, рядом с ним на  специальной подставке – торт в три этажа, который венчает фигурка молодоженов, а внизу его – фонтан.  Другие столы – по краям – для гостей. И все усыпаны маленькими блестками в виде сердечек, голубей.
С утра полиция проверяет на дороге документы у проезжающих водителей. Думаю: навели справки, благо, не так громко и быстро будут ездить некоторое время.

СВАДьБа

Наш микроавтобус едет за невестой. Вот она, моя красавица, выходит из дома. На ней изысканное белое платье, в высокий пучок собраны слегка мелированные волосы, украшенные золотистой диадемой, небольшая фата. Хороша и свидетельница, на ней белое с темной скользящей полосой платье, распущенные, слегка навитые белокурые волосы. Свет молодости и радости исходит от них.
Церемония бракосочетания в парке у моря. Нарядно украшены белые арки перед белой же беседкой - белая фата зеленого газона - раздают цветы: украшения или браслеты для жениха, свидетелей и гостей.

Свекровь предложила мне на выбор  изысканнейшие браслеты из цветов. Я выбрала один из них: четыре небольшие орхидеи и ромашки по краям. Он в тон моему  платью-плисе абрикосового цвета, которое я приобрела на Русской ярмарке в нашем Баде.

 Анечка, моя маленькая Анечка выходит замуж. Дай-то Бог ей счастья!
 Слова торжественной церемонии  такие же, как  всегда и везде. Фотографирую: "Остановись, мгновение, ты прекрасно!" И хотя у многих фотоаппараты, приглашен фотограф-профессионал. Он сделает потом превосходный диск.
У жениха по щекам катятся слезы, невольно наворачиваются они и уменя.
Потом все фотографируются на лужайке, у моря. Фотограф режиссирует сюжеты снимков. Мимо проходит группа местных, темнокожих школьников. Середина июля, у них закончились занятия в школе, начинаются каникулы.
Вечером - нарядные столы, шведский стол. Напитки за стойкой бара, на выбор.
в основном коктейли с ромом, льдом и колой.

Приметила : «Тантра». Вероятно, ром. Надо попробовать! С кока-колой и льдом. Танец живота. Каждый танцует его по-своему.
На торжество приглашен ансамбль местных музыкантов. У них разнообразные барабаны: и в виде бочки, и полые, вогнутые металлические емкости, по краям которых выделены овалы разных тембров звучания. Музыканты быстро и виртуозно ударяют палочками по разным овалам и краям своих инструментов. Звучание музыки своеобразное, похоже звучит ионика.   

В ТРОПИКАХ

Мы идем тропе к  дому деда Антони. Высокие и низкие пальмы, папоротники, деревья с красными цветами, , похожими на лилии. Шалаш бомжа, огороженный остатками покрытия крыши. Возле хижины - тарелка с голубым салом. Аня  говорит: это морская рыба.
Из джунглей, по дороге верх поднимается джип, в прицепе которого по краям сидят мужчины.
 Встречаем двух мужчин, один - немолодой, просто одет, он показыбает нам свое умение заплетать ноги за голову - местный йог. Попросил сигарету, ему предложили огонек прикурить, но он отказался, закурит потом.
Другой мужчина невысокий, гибкий средних лет, волосы заплетены в косичку. Антони и Аня отправились с ним вглубь джунглей, мы же, утомленные жарой и дорогой, присели отдохнуть. От дома деда остались лишь стены, он сгорел.  Молния? Обида? Рассматриваю подаренный мне Фолкером цветок: алые остроконечные края, за кончиках еще не полностью распустившихся бутонов позолота.
Возвращаются с плодами молодых кокосов. Аня рассказывает, что  родственник Антони быстро забрался на кокосовую пальму и срезал плоды кокоса. Теперь он разрубает их тесаком и дает нам . Пробую сок из разных по величине кокосов, он отличается, более или менее сладкий и приятный. Антони ест мякоть-кисель кокоса, сокребая его осколочком кокоса.

Идем обратно. Понятно, что надо отблагодарить человека. Даем ему немного денег и пачку сигарет. Тогда он приносит нам сетку манго и же показывает, как их надрезать, крестом и плод раскрывается, как оранжевая лилия с большой косточкой внутри.

Поездка вокруг острова

Мелькают особняки, забор из камней, цветущие кустарники, фанерный киоск «Coca – cola», гриль-бар, магазины, беседки современные и ветхие, плантации бананов, связки бананов прикрыты синим целофаном. Дерево с плодами какао, хлебных фруктов.
Фабрика, где производят ром. Хозяйства-фермы – пасутся лошади, коровы, козы.
Останавливаемся, увидев спешащего нам навстречу местного жителя, держащего в руках змею. Он предлагает нам сок молодых кокосовых орехов. Синфия знает местный язык, английский и  немного говорит и по-немецки. Удивительная молодая женщина, не то, что птичка певчая- но говорящая, помогающая другим. Покупая на каждой остановке кокосы, явно хочет выручить вышедших из джунглей со своим нехитрым товаром людей.
Какие   яркие краски на Карибах! Вдоль темно-синего побережья Маригот бей на фоне  остроугольных, изрезанных временем и ветром камней, мчит белоснежная ладья.
Желтое песчаное полукружье на берегу, отороченное камнями. Пальмы скучились в единый массив, а одиночные вторят солнечному свету и жару песка желтизной своих резных листьев внизу ствола. Верхушки пальм пронзительно зелены.
Также останавливаемся и выходим из микроавтобуса в Рауэ (Anse La Raye), жители которого занимаются в основном рыбной ловлей. Это селение мы видели со стороны моря, проехав на мотороной лодке. Можно ощутить и понять, что остров вулканического происхождения: побережье острова сильно изрезано, маленькие рифы обрамляют заливы и бухты,  огромные черные камни у берегов естественно вкреплены в грунт отвесных скал, холмов и гор, как это делают люди, укрепляя стены замков и домов.  На деревьях, показалось, белые цветы, но это птицы, рассевшиеся на ветвях.
Селение Милет. Синфия говорит, что это было самое богатое селение, французы спрятали здесь много золота. Останавливаемся и осматираем нисходящую вниз стремнину, поросшую пальмами, субтропической растительностью. Навстречу -молодой человек, шею которого украшают множество золотых цепочек. Живописно поднимается вверх лестница дома, на веранде которой мужчина наливает воду в утюг.
 Гора Малый Питон и виднеющийся вдали Большой Питон горы-близнецы. Залив, красочные коробочки домов. Это селение ( ныне город) помнит Христофора Колумба. Остров Сент-Люсия была открыт великим мореплавателем 13 декабря 1502 года, в день памяти Святой Люсии (мученица времен Диоклетиана (III в.)  и назван по дню открытия.
Поднимаемся по лестнице к вулканам. На красовку англичанина забралась ящерица.
Невысокий с кратером вулкан Magnetik Piton, Sulphur Springs -
из расщелин идет, поднимаясь вверх пар, бурлит, вздыбливаясь и кипя, темная вода, разливаясь серо-фиоловыми ручьми.
В воздухе пахнет серой, сульфатами, попросту говоря тухлыми яйцами: мы приближаемся к вулканам. Хорошо, говорит  девушка-гид, что пар, выходящий из кратера, расщелин смешиваются с воздухом, а сам по себе он очень вреден.
Один мужчина, желая показать безопасный проход, упал в горячий источник и  получил ожоги большой степени, но врачам удалось спасти его жизнь. Ныне установлены деревянные перила, можно смотреть лишь со стороны.
Живописнейший родник-водопад, находящийся в уютном полукружье скалы, округленной самой природой камнями. Так и представила, как в нем купаются товарищи Колумба.
 К источникам принесли  совсем немощного старичка, девяноста шести лет. Вижу: Синфия помогает его помыть, выливая ему на плечи из бутылочки темную воду.
Подумалось: люди черную вулкана-ада, ее серо-фиолетовые воды приспособили к своим нуждам, полезны они, эти воды, от экземы, например, целительны.
Намазались принесенными в пакетике грязями и мы, один стал похож на индейца, другой на чертика, а кто-то словно в костюме важной особы, как интересно: у каждого своя неповторимая сущность, аура. Потом, проведя рукой по коже груди, ощутила, какой она стала гладкой!
Омылись, сполоснулись под душем, но серо-черную пыль не так быстро смыть: она засела в порах кожи.

Обручальное колечко, которое положила в кармашек сумочки, закрыв змейкой замочка, слегка почернело.
В окне автобуса - памятник и огромная территория парка, огороженная решеткой. Мне объясняют по-английски: сад разбит владельцем его в честь рано ушедшей дочери: Diamond Botanical Garten (Ботанический сад).

Тропические лилии: плотные соцветия-переплетения колосков, красные и желто-красные, свисающие с веток; и роза Torch Ginger или Wax Rose. Какая она на вид? Далекое подобие большого цветка клевера с большими плотными розовыми лепесками внизу, излучающими нежно-розовое сияние.
Желтый шишкообразный цветок, а поверх несколько белых, кокетливо-веселых лепестков.

Здесь же в саду - водопад.  Мощная его струя, стекающая сверху, расширяется у подножия скалы и падает в серо-фиолетовые воды озерка.   Водопад, постоянно стекая, окрашивает пространство склона, словно масляными красками:
желтой, коричневой, зеленой. Вокруг тропическая растительность, камни, ручей  фиолетов от вулканического пепла.
Японский садик с прудом. Белым и розовым цветут деревья. White Mussaenda прочла на табличке. Мусенда. Это дерево-куст особо поразило мое воображение: среди зеленой листвы белые цветы (белые листья), а на них маленьная желтая звездочка-цветочек.
Пока все собираются, возвращаюсь, чтобы еще раз взглянуть на японский сад.
Вдруг раздается сильный грохот, как будто что-то взорвалось. Похоже начинается гроза, подумала я, инстинктивно вздрогнув, и повернула назад, успев заметить упавший на землю коричневый кокос. 
 Асфальт у Леса Дождей под палящим тропическим солнцем кажется серо-фиолетовым.

В беседке покупаем билеты и заходим через калитку в лес. Тропа то  поднимается высоко вверх, то опускается глубоко вниз, всего 30 пунктов, отмеченных табличками с описанием редких пород деревьев. К сожалению, не захватила с собой блокнот - записей не делала, запомнила лишь американский лавр, дерево, чьи стволы, увитые лианами, образуют живописный проход.
Поражают могучие, как пароходные винты, корни деревьев, сами стволы , живописно увитые лианами.

 Гигантский бамбук, шумит и поскрипывает от ветра, как каравелла.
 Едем прощаться с Карибским морем. Грустно с ним расставаться.
 Плавая в море и любуясь пальмами, думаю: все дала природа людям, можно жить, просто собирая плоды, ракушки и купаясь в море, но у одних - особняки, у других - хижины...

Собираю ракушки и камешки на прощание. Вот эту, рыжевато-остроконечную, опять смыло волной, еще раз нагнуться и поискать, - увлекательное занятие.


Рецензии
Прочитал 2 публикации на одну тему.Конечно,они похожи одна на другую. Думаю,что эта публикация лучше,ибо здесь отсутствуют даты,которые,в принципе,не нужны.

Иволий Щёголев 2   20.02.2014 13:36     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Иволий, учту.
Поздравляю Вас с Днем защитника Отечества!

Валентина Томашевская   23.02.2014 20:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.