С Новым годом, товарищ старшина!

Вместо предисловия, для тех, кто не служил и потому не знает кто такой старшина.

Получил командир части письмо от родителей солдата. Жалуются, что сын перестал писать письма домой. Командир дал указание старшине провести беседу с нерадивым солдатом.
Старшина начал издалека:
- Рядовой Петров, вы знаете, что композитор Пётр Ильич Чайковский был педерастом и, тем не менее, он написал целый ряд опер и балетов, в том числе, и "Лебединое озеро".
Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой, вообще был импотентом и, несмотря на это, написал роман "Война и мир".
А вы, рядовой Петров, с таким... с такой потенцией и не можете написать коротенькое письмо родителям!
Стыдно, рядовой Петров!
 
В канун Нового года, 31 декабря 1960 года, после обеда, старшина Бахтин выписал нам, «старикам»*, увольнительные.
Как всегда, прочёл напутственную речь, напомнил о чреватости употребления алкоголя в большом количестве и закончил её напоминанием о том, что все должны явиться в казарму не позднее полуночи.
Естественно, раздались возмущенные голоса с предложением перенести время возвращения на 3 часа, с учётом особенности празднования Нового года.
Больше всех «выступал» мой друг Колесников и в качестве аргумента живописал старшине, как он вместо того, чтоб выпить с подружкой на брудершафт бокал шампанского под бой курантов, должен будет бежать кросс от Дома культуры до казармы в/ч 44980.

Старшина был неумолим и, даже, пригрозил устроить проверку и достойно наказать самовольщиков.

Наводим марафет в умывальнике.
Колесников не выдерживает и делает следующее заявление:
- Вы, братцы, как хотите, а я приду, когда посчитаю нужным. Старшина блефует!
Неужели кто-то поверит, что можно встать из-за стола полного выпивки и закуски, да еще в Новогоднюю ночь, и пойти в казарму? Вряд ли найдётся такой идиот.
Предлагаю действовать как обычно, по ранее утверждённому плану.
 
И он, весело напевая, принялся скоблить бритвой до блеска свою щеку.

- Нет,- думал я, подшивая свежий подворотничок,- наш старшина не идиот, но и не так прост, как может показаться.
Участник ВОВ. От него всего можно ожидать.
Лучше подстраховаться.

Неделю назад в нашу роту прибыло пополнение. Старшина сам толком ещё не знал их в лицо и, тем более, где они спят. Вот этим и решил воспользоваться.

Внимательно пригляделся к новичкам и отозвал одного из них в угол казармы, к своей койке.
 
- Сегодня тебе, боец, выпала уникальная возможность выспаться на дембельской постели. Не все достойны такой чести.
Как старший по званию, разрешаю об этом важном событии сообщить в письме на свою малую Родину.
Земляки будут гордиться тобой - не прослужил неделю, а уже спит на дембельской постели.
Накрываться с головой одеялом запрещается, наш старшина этого не любит. Спать можно только на правом боку, лицом к стене. Так полезнее для здоровья и с прохода будет виден только твой затылок. А они у всех солдат одинаковые. Тем более, цвет волос у нас с тобой тоже, примерно, одинаковый.
- А если старшина застукает?
- Не волнуйся, возьму всё на себя. Чистосердечно признаюсь, что применил по отношению к тебе, салага, неуставные отношения.
Я для убедительности, поднёс к его носу кулак.
Увидев мой аргумент, он согласился.

Опускаю, как был встречен Новый 1961 год, а продолжу повествование с того момента, когда я осторожно открыл дверь казармы.
 
Было около трех часов. 
Дневальный, увидев меня, молча поднёс палец к губам.
Мы осторожно, зашли в умывальник и он рассказал:
- Старшина поставил стол со стулом из ленкомнаты* в спальное помещение и сидит там. Караулит самовольщиков. Появился он в половине первого. Засёк Колесникова и еще двух, а вот тебя поставил в пример, похвалил.
- Сработало,- обрадовался я.

Что же теперь делать?
Де-юре, я уже сплю и это может подтвердить сам старшина, а де-факто - сижу в умывальнике и очень хочу спать.
Как теперь до койки добраться? Неизвестно, сколько  ещё этот настырный старшина  будет бодрствовать.

По коридору с небольшим интервалом проходили в туалет и обратно(он у нас находился во-дворе) сонные солдаты в нижнем белье с накинутой на плечи шинелью.
Решил "закосить" под них.
Разделся в умывальнике, аккуратно сложил одежду, накинул шинель и, зевая, зашёл в спальное помещение.
Старшина поднял сонные глаза и вновь продолжил дремать.
Я подошел к нему:
- Товарищ старшина, поздно уже, даже можно сказать, очень рано. Шли бы домой, праздник же сегодня...
- Разве это праздник, не уйду, пока Колесникова не дождусь. Ну, с Колесниковым давно все ясно, он ходок ещё тот. А Бельдыев с Размахаевым? Никогда бы не подумал...

Демонстративно зевнув, пошел в сторону своей койки. Лег на свободную, подальше от взгляда старшины.
Не успел уснуть, как появился дневальный, подкинул угольку в печку и шепотом сообщил, что пришел Колесников и не знает, что делать.
Выход из данного положения казался мне очевидным:
- Передай ему, пусть разденется в умывальнике и идёт к самому дальнему окну. Я открою форточку, а он осторожно должен залезть и лечь в свою койку. Затем, ты скажешь старшине, что он ошибся и Колесников давно уже спит богатырским сном. А там и я могу подтвердить, что пришли вместе без пяти двенадцать. Мало ли что могло померещиться ему в Новогоднюю ночь на нетрезвую голову. 

Бесшумно приоткрыл форточку и стал ждать.
 
Старшина посапывал в другом конце казармы.
За окном, в бледном лунном свете, осторожно, как призрак, показался  Колесников в белом нательном белье и сапогах.
И вот тут он допустил ошибку, пошел по пути наименьшего сопротивления, полез в форточку головой. Видимо, пролезать в узкие места таким образом ему было привычно с самого рождения.
Окна в казарме высокие. Не очень трезвый Колесников просунулся внутрь по-пояс, его руки не доставали до подоконника, ноги болтались в воздухе за окном и он начал медленно сползать вниз, пока не оказался в положении "стойка на руках" на подоконнике.
И вот тут я подумал, зря ты, Колесников, увлёкся лыжным спортом, а не занимаешься спортивной гимнастикой.
Я бы в твоём положении сейчас сделал соскок, как на брусьях, переворотом вперёд с поворотом на 180 градусов и все дела.
Видимо, Колесников услышал меня телепатически и попытался совершить этот не простой элемент без тренировки, в результате чего загремел на пол.

Когда на шум подошел старшина, Колесников отряхнулся, принял положение "смирно" и не совсем уверенно, с виноватым выражением лица произнёс:
- С Новым годом, товарищ старшина!

Примечание:
* "стариками" в наше время называли солдат третьего года службы.
*ленкомната(сов) - красный уголок* в казарме.
*красный уголок(сов) - помещение в общественных местах с подшивками газет,  портретами вождей и членов ЦК.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.