Жара

Федор Бондарчук в очередной раз появился в Киеве с премьерой нового фильма «Жара». Выдающийся актер, режиссер, клипмейкер и ресторатор нашёл время для того, что бы поделиться с читателями XXL своими впечатлениями от съемок, премьеры, а также «Жары» в зимнем Киеве. Внимала, беседовала, смотрела с придыханием Ирина Кимличенко.

-В свое время Андрей Тарковский говорил о том, чем больше в мире зла, тем больше поводов для творчества. Что является поводом к творчеству для Вас?
-Поводом? Повод к творчеству есть всегда, для перспективной идеи нужно искать не повод, а хорошо спланированный бюджет. Если идея достойная, рано или поздно они найдутся. Так для «Девятой роты» мы искали деньги лет шесть. И ведь нашли!
Расскажите о Вашем новом проекте «Жара».
-О, это хороший, сделанный с любовью фильм. Сейчас многие, когда снимают картины, пытаются присобачить к ним фразу вроде: «Первый фильм года», «Самый Дорогостоящий фильм года», «Самое хитовое кино сезона, такого-то фестиваля» и т.д. Мы ни на что такое не претендуем. «Жара» - это приятное, качественное кино, сделанное сработанной командой. Фильм, который было безумно приятно снимать, но «Жары-2» не будет. Как не будет и «Девятой роты-2». Хотя, что душой кривить, есть штука, в которой мы таки стали первыми в своем роде. Это грим. Гримёр у нас просто волшебный, он актеров расписывал с помощью аэрографа, специальных примочек, рецептов. Раны, синяки, кровоподтеки, и прочее не отличишь от настоящих. Доходило до того, что посторонние люди, встретив на улице «искалеченного» Чадова, вызывались быть его «крышей» и бросались бежать за нами в подъезд с вполне серьезными намерениями!
- Во время съемок девятой роты вы принудительно брили актеров на голо, лишали завтрака тех, кто опоздал на него, заставляли жить, как в казарме, чтобы плотнее погрузить их в атмосферу фильма. Каким лишениям пришлось подвергнуть артистов в фильме «Жара»?
-Знаете, в отличие от « 9-й Роты» съемки «Жары» прошли на удивление легко и быстро. Некоторых актёров из образа приходилось просто вытаскивать. Вот когда Тимоти, поп-звезду по жизни и по сценарию, остановила милиция за превышение скорости, он на себе рубаху рвать начал, стреляйте мол, всех не перестреляете! Милиция ошарашено оправдывалась: «Мы же Вас не трогаем!» Тимоти вообще-то – человек вежливый, корректный, но в образе был страшен. Так что, хоть здесь и не «9-я Рота», но тоже своя микро-война, идёт, война с актерами, с режиссером, с правоохранительными органами…
-Если судить по названиям Ваших фильмов, создаётся впечатление, что для Вас число «9» имеет особый смысл: «Девятая рота», «Девять месяцев», «Девять дней одного дня». Девять для Вас - знаковое число?
- Да, это имеет определенный смысл. Знаковое, да! Почему - не скажу. У меня есть предположение, что если расшифровывать все знаки и символы, природа просто перестанет нам их посылать, а что без них делать творческому человеку?
Вообще-то я стараюсь не верить в приметы. В знаки – верю, и за эти годы их было немало. Когда мы снимали фильм «Девять месяцев» большая половина нашей съемочной группы переженилась и нарожала детей. Вот сейчас сняли «Жару». Там действие происходит в январе, но, по сюжету, в Москве стоит тридцать девять градусов жары. И вот, пожалуйста, первая бесснежная зима, такого уже лет пятьдесят не было.… Поэтому мы сейчас всерьез задумываемся над тем, что название картины должно быть положительным, т.е. никаких там «Апокалипсисов» и «Катастроф».
Например, Резо Гигинеишвили (наш режиссер-постановщик) очень хочет назвать следящую картину «Рейс МОСКВА – ТБИЛИСИ с благополучним взлетом и посадкой» (смеётся)
       Но если чрезмерно придавать чему-то значение, можно забояться черной кошки и попросту не выйти из дому. А я расстраиваюсь, если что-то не могу довести до конца. Но последнее со мной случается крайне редко. Поэтому теперь, когда все, вроде бы, складывается хорошо, я такой восторженно-уверенный.
Насколько я знаю фильм «9 рота» был данью уважения отцу. А сами Вы в армии служили?
-Да служил, потому что я сам этого захотел. Я считаю, что настоящему мужчине (по крайней мере в то время) без этого было нельзя. Т.е для меня это была своеобразная школа, и многие уроки полученные там мне здорово помогли в жизни. Кстати, кавалерийский полк, где я служил, вообще был нонсенсом в структуре Минобороны. Потому что это было военное подразделение, которое подчинялось Госкино СССР. Сам этот полк придумал отец, когда снимал «Войну и мир». Вообще, примерно 90 процентов фильмов отца – фильмы о войне, отец дружил тогда с министром обороны… Так в СССР появился кавалерийский полк. Склады были забиты амуницией от разных войн – все для съемок. У нас, помню, подпруги седел были с немецкой символикой – трофеи, в общем. Для меня армия-это хорошие- яркие, добрые впечатления, что к сожалению, вряд ли скажет из сейчас служащих ребят.
. Сейчас армия, больше похожа на что-то среднее, между курсами по мытью полов, и боев без правил. А поэтому, мягко говоря не восхищает.

Вы родились в известной семье. Это с одной стороны большие возможности. А с другой стороны…Долго пришлось доказывать что Вы, сами многого стоите?
-Прежде всего доказать нужно было себе. Отец никогда особо не проталкивал, но тем не менее не поступить во ВГИК с фамилией Бондарчук, было тогда просто не возможно. Слава Богу, что все доказательства кому-то закончились еще в институте. Гораздо сложнее доказать себе, чем другим…
-Вот вы продюсер, режиссер, актер, ресторатор. Как у Вас получается, совмещать столько видов занятости, при этом делая все быстро и хорошо?
-Делать все хорошо нужно потому, что иначе и браться не имело смысла. Быстро, к сожалению не всегда получается...
Я то с удовольствием прожил бы несколько жизней, шесть, девять. Одной для реализации моих планов слишком мало. Поэтому я так тороплюсь.
-А кем бы вы хотели быть в следуещей жизни?
       - Я прагматик…Очень хотел бы стать поваром, хорошим поваром! А еще, это уже не так прагматично…Оперным певцом. Если бы были музыкальные данные и отсутствовала стеснительность, давно бы пел в опере! А еще я художественную школу когда-то окончил. Было бы здорово стать художником. Перчислять можно долго. Когда я встречаю человека, который делает, что то красиво ,хорошо, то что дает окружающим силу и энергию. Мне сразу хочется, этим делом заняться. Тут вопрос даже не желания, а времени.
-Говорят, когда-то Вы чуть не выбрали карьеру дипломата? Увлекаетесь внешней политикой?
Насчет карьеры дипломата, это было не мое решение.
Я тогда ни о чем не задумывался. Московская жизнь. Меня куда больше заботили тогда девушки, улица, друзья, весна. О своей дальнейшей судьбе я как-то не беспокоился, о ней в большей степени беспокоились мои родители. Мама хотела для меня судьбы дипломата. Окончательное и бесповоротное решение, в конце концов, принял отец, изменив коренным образом направление моей будущей жизни. Я поступил во ВГИК. И все стало на свои места.
-Кино, телевидение, ролики, клипы... Ко всему этому и ресторанный бизнес...
 - О! Ресторанным бизнесом мы занимались давно (Бондарчук с Михалковым являются совладельцами ресторана). У нас первых был в Москве ночной клуб "Галерея Арт-Пикчерз", позже появилась дискотека и ночной клуб "Булгаков", потом казино "Инфант", а сейчас мы пришли в чистый ресторанный бизнес. Повзрослели, и ночная жизнь по-другому на нас отразилась. Она интересна, но уже не для меня.
-А как Вы отдыхаете от трудов праведных?
 - Эх, я бы отдыхал и отдыхал. Очень отдых люблю. Выходные всегда с нетерпением ожидаются и тщательно охраняются. Живу за городом и провожу время с семьей. Стараюсь, по крайней мере.… Потому что недавно с досадой поймал себя на мысли, что оказался в той самой ситуации, которая больше всего казалась мне банальной в разных «слюнявых» фильмах, когда сын говорит о том, что папа не уделяет ему внимания... Лично я никогда не думал, что мой сын когда-нибудь скажет и мне подобную фразу. А тут недавно провожаю воскресным вечером Сережу спать и замечаю, что сын расстроен. И слышу в ответ, что обещал ему то-то и то-то, а самого не было дома ни в субботу, ни в воскресенье... Ну, как тут не поверить, что это произошло и со мной?! А ведь происходило.
Еще люблю путешествовать. Очень люблю бывать в Нью-Йорке, Лондоне, Риме. Мир такой большой, что мне нравится узнавать что-то совершенно новое.
-В каком кино-жанре вы бы хотели поэкспериментировать?
-(Бондарчук делает кровожадное лицо) «Треш», «ужас» какой-нибудь. На самом деле, это – действительно классный жанр. Как-то ко мне в Каннах подошла девочка с иглой в носу, с пирсингом во всевозможных местах и с миленьким школьным портфельчиком, на котором зеленый человечек режет бензопилой розового человечка. Я не мог не восхититься стилем. Потому что реально, здорово.
О, я еще бы порно хотел снять. Обязательно сделаю!
-Когда?
-Когда поступит финансирование. Мы тут недавно подвели итоги и решили, что бабло побеждает зло, выводит людей из творческих ступоров. И вообще деньги – это очень хорошая штука для начала нового проекта.
Плюс еще с актерами договориться нужно. Это сейчас сложнее, чем раньше, они теперь агентами обложились. Некоторые могут сказать в ответ: «Да, да конечно. В 2011 году у меня, по-моему, есть свободный октябрь, позвоните моему агенту»… Но любые сложности разрешимы, если поступает финансирование.
-В чем секрет Вашего Успеха?
 
-Я всегда был уверен, что произойдет событие, которое позволит мне раскрыться, как режиссеру и как артисту. Вот и все. Очень просто. Т.е если Вы Верите в свои способности, желания и амбиции, у Вас появится возможность их реализовать. Обязательно.


Рецензии