Наказанная принцесса

- Не буду больше твою дурацкую кашу! Не хочу! Уже вся подавилась... - сказала Натуська, отодвигая тарелку с гречневой кашей.
Я посмотрела на нее строго, а она ответила вызывающим взглядом и набитыми щеками.
- Во-первых: не разговаривай с набитым ртом...
Она сделала несколько жевательных движений, демонстрируя мне, с каким трудом это дается.
- ...Во-вторых: так нельзя говорить про еду.
- Почему? - спросила Натуся, дожевав.
- Ты знаешь, почему.
- Почему? - Натуська прихлопнула ладошкой по столу, что означало усиление тона ее вопроса.
- Потому что еда обидится и вся станет невкусной. - ответила я терпеливо.
- Соленой?
- Да. И горькой.
- И кислой, - равнодушно добавила Натуська.
- Так что ешь и не выкомыривай! - я поняла, что мои аргументы слабоваты, но ребенка надо было накормить.
- А я не выкори-ма-вы-ю, - как могла, повторила Натуська. - Я больше ни-ког-да не буду есть кашу! Все! Я теперь только буду... пельмени!
- Ну да. И тогда с тобой будет, как с той принцессой...
- Какой "той"? - живо среагировала Натуська. Она уже проглотила дожеванное и теперь сидела за столом, подперев голову левой рукой, в позе задумчивости, а ложка в правой выводила на клеенке какие-то сложные узоры.
- Я тебя уже спросила - про принцессу, - повторила она недовольным тоном.
- А-а... Да это та упрямая принцесса, которую принц превратил в лягушку.
- Ты что-о? - Натуська, от испуга, чуть не подпрыгнула на стуле. - Так не бывает! Ты перепутала... Все наоборот!
- Нет, именно так, как я сказала. Эта принцесса из Розового Замка. Она упрямилась, никого не слушала, отказалась завтракать по утрам...
- А сколько ей лет? - перебила меня Натуська.
- Лет восемь - девять,- я назвала "солидный" и уважаемый Натуськой возраст.
- Восемь или девять? - серьезно переспросила она.
- Восемь, точно, - уверенно сказала я и продолжила. - Так вот. Потом эта непослушная принцесса сказала, что зубы чистить необязательно. Потом она фрейлину стукнула за то, что та принесла колготки для бала не того цвета. Потом она на короля обиделась, на папу своего, за то, что он не разрешил ей на пароходике покататься...
- На каком пароходике? - от удивления шепотом спросила Натуська.
- Да был у них пароходик королевский. Кататься на нем можно было только днем, а принцесса топала ногами и кричала:" Хочу ночью и буду! Хочу и буду..."
- Подожди, не мой свою посуду, - перебила меня Натуська и показала на стул рядом с собой. - Рассказывай! Я не понимаю...
Я села за стол и придвинула тарелку с кашей поближе к Натусе.
- ...Тогда король рассердился и подарил пароходик соседнему королю...
- Ты все-все перепутала! Я ничего не понимаю, - она засунула палец в нос - так было легче сосредоточиться на моем рассказе.
- Да!- сказала я. - Еще забыла очень важное - принцесса, ведь, стала очень некрасивой - оттого, что плакала, спорила и кричала. А главное - у нее вырос большой нос, красный как помидор. Это ее наказала Фея Чистоты...
Натуськин палец замер.
- ...за то что она все время копалась в носу. Однажды палец там застрял и пришлось вызывать врача. Придворный врач сказал, что если палец не смогут вытащить, придется...
- Отрезать... - вздохнула Натуся, незаметно освобождая свой носик.
- ...Врач не сумел вытащить палец. Пришлось просить здоровенного стражника, ростом...
- До потолка?
- Да. И он выдернул пальчик. Принцесса долго плакала, потому что было больно. Еще ей было стыдно перед Феей Чистоты, которая очень рассердилась и расстроилась, даже уронила свою волшебную палочку. Фея сказала королю и королеве:
"Какая негодная принцесса! Неужели ей не жалко свой нос? Я наказываю ее на шесть дней. Пусть будет нос-помидор. А если она еще будет засовывать грязные пальцы в нос...
Натуська тихонько посмотрела на свои ладошки...
- ...я наколдую ей нос-огурец!"
- Ха-ха-ха! - не выдержала Натуська. - Ты все напридумала! Не так было!..
- А как?
- Когда... когда у нее нос стал помидорный, принцесса сказала: "Я больше не буду. Я буду слушаться. Дайте, пожалуйста, кашу..."
Я, конечно, тут же, с улыбкой, протянула ей ложку.
- ...и все засмеялись, - Натуська активно приступила к еде. - А потом ее поцеловал принц, и она стала доброй. И пароход обратно забрали!
"Надо же! - мне стало смешно. - Такую деталь не упустила... собственница!"
- У тебя какая-то другая сказка, - засомневалась я.
- Другая, - легко согласилась Натуся.- Правильная. А у тебя - злая. Не бывает, чтобы принц в лягушку превратил. Не бы-ва-ет!
"Еще как бывает", - подумала я. - Если бы только в лягушку... в кого только не превращают... принцы эти...",- а Натуське сказала:
- Значит, принцессы сами себя превращают в лягушек, огурцы-помидоры..
- Дааа... А потом принц поцелует...
- Жуй как следует! - я контролировала процесс.
- ...еще может быть такой нос огро-омный как банан.. или морковка. Ой! Тогда получится принцесса-снеговик... ха-ха-ха...
Натуська уминала остывшую кашу, болтая ногами, и придумывала варианты плодово-ягодных принцесс.


Рецензии