Неоновый завет

Какие странные люди. Неужели они не чувствуют, как сок бежит по прожилкам зеленого листа? Неужели они не понимают языка птиц? Неужели они не знают, что время измеряется не часами, а толчками их сердец?
Они задают столько вопросов, не имеющих никакого смысла. Они цепляются за ответы. Они говорят: счастье, любовь, родственные связи, образование, интеллект. Они работают и верят в свою работу. В то, что журнал А должен попасть из точки В в точку С. В том, что есть смысл в двадцати-пятидесяти страницах. Торговцы воздухом.
Я держу в руке горсть земли. Вы думали, что такое земля, почва? Это органика. Это плоть от плоти. Это память. Сколько цветов родилось из семян, вытянулось к солнцу, оплодотворило землю и сгинуло, чтобы стать пищей для других цветов. Это и есть почва. Цветы, люди, птицы, животные. Родились из праха и станем прахом. Живым, плодоносным, питательным прахом. Всю жизнь мы поедаем сами себя. Даже, если в руках наших всего лишь яблоко. Оно выпило соки из этой почвы, в которую мы уйдем. И мы бессмертны, пока на нашей планете жив хоть один цветок. Мы – это память и резервуар для ее хранения. Память о миллионах предшествующих нам лет. Я варвар, поедающий плоть своего врага. Я еретик, сгоревший на костре. Я бедный, спившийся в девятнадцатом веке сапожник. Я, созданный по своему подобию.
Сжигая живое дерево в костре, ты сжигаешь себя. Убивая животное, ты убиваешь себя. Отравляя почву, ты отравляешь себя. Дитя искусственного продукта. Мы создаем себя с каждым ударом сердца, с каждым вздохом, с каждым приемом пищи.
Я был когда-то цветком, распустившимся весной на черемухе. Маленьким цветком-чашечкой, наполненным сладким нектаром. И мои тычинки покрылись пыльцой. Пыльца проникла внутрь, и я стал превращаться в плод. Мои лепестки облетели, я стал зеленым, а внутри меня было ядро. И с каждым днем ядро становилось все крепче и порастало панцирем, а моя плоть становилась все мягче и слаще и темнее. А потом я упал. Я летел недолго и оказался на земле. Моя плоть треснула от падения, и меня объедали муравьи. Я терял свою сладкую оболочку. И часть меня стало муравьями. И я долго спал внутри панциря, и рос, и мне стало тесно. И моих сил хватило, чтобы проломить панцирь. И я увидел вокруг себя темноту. Я вошел в нее и нашел воду. И стал пить ее. И в меня вошли силы. Это вода говорила мне: надо расти. И я пил воду и все, что она несла с собой, и рос. И однажды я почувствовал пустоту. Я огляделся – и увидел все тот же мир. Я был там, где когда-то упал. Солнечный свет тоже давал мне силы, и я тянулся к нему. И по мне ползали муравьи. И каждый муравей знал, что он – это я. А вокруг все время что-то менялось, и во мне менялось тоже. И я видел, как мои собратья облетали и падали рядом со мной. А потом настал холод, и сверху стало падать что-то белое. И я снова спал. И так было много раз. И однажды я проснулся и почувствовал что-то удивительное. Мне было очень хорошо и радостно. И что-то стремилось из меня наружу, и я выпустил это. И моя нежная зеленая кожа впервые покрылась цветами. И это был я. И я осознал себя. И так было много лет, и вокруг меня росли такие же я. И нас было много. Дети ломали мои ветки и ели меня, и я становился детьми. Птицы клевали мою плоть, и я узнавал радость полета. И я стал многими существами на земле, и внутри меня всегда хранилась память об этом.
И земля в моей руке сыплется между пальцев, возвращаясь в свое лоно. Я открываю пакет с семенами – маленькими инкубаторами будущего. Я знаю, что значит быть семенем. Нести в себе генетическую информацию и иметь достаточно энергии для роста. Быть зародышем в питательной, защищенной оболочке. Я делаю ямки в земле и кладу в каждую из них по зернышку и поливаю почву дождевой водой.
Около моего дома растет черемуха, и я помню, как когда-то был цветком на одной из ее веток.


Рецензии