Сознание абсурда

       

 С ранних лет Антон мечтал владеть значительными капиталами, и красивыми женщинами. Осуществлению этих желаний мешали застенчивость, и безынициативность. Если он  решался заговорить с симпатичной девчонкой, то был отвергнут. Потому что, подойдя к объекту своей страсти, от волнения забывал все слова на свете. И вместо уместного в тот момент комплимента он, покрываясь стыдливой краской, мог вымолвить только неуместное:"Как вы относитесь к ядерной кибернетике?"
Естественно, слабая половина человечества кибернетикой была не столь увлечена, как собственной внешностью. И, на скромное желание Антона духовно сблизиться, девушки отвечали лишь удивленным взглядом, и прокручиванием пальца у виска.
Он, было, уже потерял всякую надежду, на создание единого целого из двух половинок инь и янь. Но иногда сама жизнь, с присущими ей законами, берет на себя роль сводни.
 
Однажды под вечер, когда город утопал в золотистой дымке, прогуливаясь в близлежащем скверике с верным спутником жизни – псом Атосом, Антон увидел нежнейшее создание. Это создание сидело на скамье, и листало гламурный журнал.
 
Буря ощущений захватила Антона в расплох. Он, то  вспыхнул и затрепетал, то побледнел. Огнем запылало его молодое тело.
 
Это творение Божье показалось Антону лучезарным посланцем с небес. Воплощенная в идеальные формы мечта. Ему еще никогда не приходилось встречать столь совершенное создание. Союз чувственности и страсти, грации и элегантности в одном флаконе.
Вдохновленное лицо, с пикантно вздернутым носиком, плутовские глазки цвета индиго, пухленькие губки, красивые руки с точеными ноготками, фигура как у Плесецкой в молодости. Все было так прекрасно.

До счастья осталось всего два шага. Антон, привлеченный её красотой и одиночеством, откашлявшись, присел на кончик той же скамьи. Заикаясь, промямлил что-то о хорошей погоде, и уже еле слышно, добавил свой неизменный вопрос об этой злополучной кибернетике, которая, по его мнению, испортила ему всю жизнь.
 
И случилось чудо! Как гром среди ясного неба, как шторм в безветренную погоду – она улыбнулась, отчего на её щечках появились соблазнительные ямочки.
Это Антона еще больше повергло в трепет, и он решил форсировать события.
А Кристина, совершенство звали именно так, подумала что это весьма оригинальный способ знакомства.
 
Антон находился на пике счастья, и дальнейшие события происходили по обычной схеме: встречи, признание в любви,  предложение руки и сердца.

Холостяцкая квартира Антона понемногу стала преображаться. Над кроватью вместо картинок из порнографических журналов, появилась оригинальная картина.  На прикроватной тумбочке вместо пепельницы, футуристическая ваза.
Пес Атос приобрел свою персональную миску. До этого ел из консервной банки.
В прихожей поселились её тапочки, а в ванной комнате на полке покоился годовой запас всяких кремов и баночек с содержимым сомнительного характера.

В качестве свадебного подарка Кристина преподнесла Антону галстук, но петлю на шее затянула ещё при первой встрече.

Прав был Лев Толстой, говоря, что все счастливые семьи счастливы одинаково, и несчастны по своему.
 
Мужчины и женщины никогда не поймут друг друга, потому что они хотят разного. Мужчина хочет  добрую, заботливую, способную позаботиться о нём и  потомстве спутницу жизни. А женщина – мужчину,  желательно с деньгами. Хрустящие купюры может и не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе. Поэтому, в некоторых случаях, отношение женщины к мужчине, прямо пропорционально содержимому его кошелька.
 
Кристина - ленивое, избалованное создание. Она проводила дни напролёт в сладкой неге безделия и ничегонеделания. Современный вариант Эллочки – людоедки. Только в отличие от малоразговорчивой Эллочки, Кристина была сварливой до изнеможения.

Поначалу Антон, ослеплённый любовью, пытался оградить от всевозможных житейских неурядиц свою любимую. Он сам готовил пищу, ходил за продуктами, выгуливал Атоса, стирал пропотевшие носки с рубашками. И с особым благоговеньем простирывал соблазнительное, кружевное бельё своей супруги. Но со временем ему это всё опротивело. Любовь, которая изжила себя, как вино, перебродившее в уксус.

Как-то раз, придя с работы, Антон возился у кухонной плиты, пытаясь приготовить ужин. Для него это давно стало привычным занятием. Нож выскользнув из руки, грохнулся на стол лезвием вверх.

"Это к соре" - тяжело вздохнув, подумал Антон. И Кристина, измученная депрессией, а может просто бездельем, затянула свою заунывную песнь:

- С милым рай в шалаше, и художник должен быть голодным – всё это чушь советского периода. Мне надоело, жуя карпа или иваси, представлять что это нежнейшая форель из горного ручья. Рыбный день у нас четыре раза в неделю. И не потому, что полезно для здоровья, а потому что на деликатесы не хватает средств. Я хочу эпатировать окружающих нарядами от UNGARO или FERRE, а мне приходится довольствоваться местными барахолками. Мы живём в режиме катастрофической нехватки денег. Ты должен найти ещё одну работу, а лучше две. Ты говорил, когда защитишь диссертацию, тебе повысят зарплату. Этого так и не произошло. И вообще! Я не могу находиться в одной квартире с твоей собакой.

- Но милочка, селёдкой питаюсь только я с Атосом, ты  ни в чём не знаешь отказа! Мне давно повысили зарплату, только твои желания превышают мои возможности.

- Вот именно! На большее ты не способен.

Первым не выдержал Атос. Ему надоело, что ненавистная Криска кормила его одной селёдкой, а воды не давала. Он сбежал, осушил вокруг дома все лужи, а вернувшись, помочился в Крискины тапочки, и сгрыз её любимого плюшевого слоника.

-  Отвези в ветлечебницу это взбесившееся животное на усыпление, или продай! Так хоть какая-то польза будет от этой псины. И откуда дурацкое имя Атос? Ты в детстве в мушкетёров не наигрался?

Антон яростно отстаивал своего четвероногого друга. Селёдка ему и самому уже давно надоела.

- Чем больше я тебя узнаю, Кристина, тем ближе и роднее мне мой пёс.

"Всё смешалось в доме Облонских", - как справедливо выразился великий русский писатель Лев Толстой.

Атос лаял на Кристину, стараясь таким образом морально поддержать хозяина, и выразить своё презрение хозяйке.
Антон нервничал, и выражался словами, которых нет ни в одном словаре, поскольку все они непечатные. Стучал кулаком по столу, пытаясь выяснить, кто в доме хозяин.
Кристина что-то выкрикивала в свою защиту, потом, не выдержав напора со стороны двух самцов, закрылась в ванной и заплакала.

- Мымра!
- Сам дурак!
- Гав!

Как три тенора Поваротти, Доминго и Карерас.

Продолжалось это в течение нескольких часов. И, наконец, в квартире воцарилась тишина. Тихонько вздыхала и всхлипывала в ванной Кристина.
Атос спрятался в дальнем углу под диваном.
Антон молча сидел на кухне, уронив голову на руки, до тех пор, пока  не заурчало в желудке. Тоскливо посмотрел на сковороду со сгоревшим ужином, заглянул в холодильник. Там кроме уксуса и хвоста от селёдки – шаром покати. Открыл кран набрать воды, но тот зловеще зашипев, изрыгнул из своих недр каплю и замолчал, так и не дав живительной влаги. Осмотрел кухонную мойку в которой горой громоздилась грязная посуда, и ему стало тошно. В открытую форточку донёсся запах борща. Антон загрустил.
Проверил на месте ли его денежная заначка. И понять, нет, даже не понять, а прочувствовать всю глубину падения, он, с припрятанной на чёрный день купюрой, отправился в близлежащее питейное заведение «Набейрыло».

В какие только трясины несчастья не затягивает нас судьба-злодейка, и старое испытанное средство от всех бед - алкоголь, нашёл в Антоне верного союзника.
 
Отравленный взрывом неврастении Антон поглощал хмельную влагу, пытаясь разбавить ею своё горе, с завистью смотря на то, как бармен ловко жонглирует бутылками и шейкером. Ему стало одиноко. Мечты о счастливой семейной жизни безвозвратно улетучились.

За соседним столиком сидела, утопая в перьях боа, и юбке размером с носовой платок, ярко накрашенная блондинка с монголоидными скулами и угреватым носиком.
Выпятив пышную грудь, и вульгарно скрестив ноги, она похотливо подмигивала Антону, посасывая через трубочку коктейль. Временами призывно покусывала коктейльную трубочку, потом доставала её из бокала и облизывала. Антон наблюдал за блондинкой.
У него возникло желание совершить самое банальное действие, называемое  совокупление. Его взгляд помутнел, семенная жидкость ударила в голову, и он решился:

- Давайте с вами выпьем. Просто так, без повода. А потом я вам покажу, если вы захотите, как могут любить кибернетики, – почему-то пропищал Антон, будто его гениталии прищемило дверью.

- Пить без повода, это уже повод. Поедемте ко мне. Мы приятно проведём время в уединении, – прогнусавила блондинка.

И новоиспеченные любовники, прихватив с собой водкоподобной бормотухи, отправились на встречу утренней заре в хмельном угаре.

Они пили, потом разговаривали, потом опять пили. Блондинка хоть и была вульгарна,  оказалась хорошим собеседником. Более того, она знала параметры, характеризующие протоны, нейтроны и электроны. Массу их покоя, массу атома и числовое значение гравитационной постоянной.

- Хочу осушить сию чашу за умных женщин, и кибернетику! – провозгласил тост Антон.

Так он "наосушался" до полной потери присущего функционала, и уснул.

Проснулся Антон, когда за окном светало. Рядом с ним кто-то лежал. На полу валялись его трусы цвета «вырви глаз». Возле трусов валялось ещё что-то белое и лохматое, похожее на парик, и какая-то тряпка, отдалённо напоминавшая бюстгальтер, внутри каждой из чашечек находились огромные поролоновые шары. На тумбочке возле кровати лежали вставная челюсть, накладные ногти и искусственные ресницы.
Антон закрыл глаза, подумав, что всё привиделось.
Поморщился, пытаясь что-либо вспомнить, но тщетно. Потрогал лежащее рядом тело. Оно было тёплым и мягким. Вспомнилась пышногрудая блондинка. Желание вновь пульсировало во всём его организме. Он подумал - должно быть эта плоть имеет маленькие бархатные ушки, как две прелестные раковины. Ему захотелось прильнуть губами к этим чудным раковинам. Он потянулся к ним, поддаваясь своему страстному порыву,  приблизившись, открыл глаза, и увидел пучки жутких волос торчащих из этих ушей.
Это тело имело не только уши, оно имело  лицо.  Красота требует жертв, и глядя на это лицо, понимаешь что не малых. Губы на лице растянулись в улыбку. Теперь Антон догадался, кому принадлежит вставная челюсть. Рядом с ним лежала уродливая, лысая старуха, у которой дурно пахло изо рта.
Где же блондинка?
В квартире больше никого не было. Он пришел в ужас от мысли, почему его трусы были не на нём.

 Раздался душераздирающий крик Антона. От этого крика бабулька сначала сделала «пук», а потом отдала Богу душу.
А Антон всё вопил и вопил, пока кто-то не вызвал "скорую" из психушки.
С тех пор он так и находится в сумрачном мире психиатрической лечебницы.
И каждый день, на рассвете, в психбольнице раздаётся душераздирающий крик.
Атос, оставшись без хозяина, пополнил ряды дворовых собак.
О том, как сложилась судьба Кристины, история умалчивает.


Рецензии
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.