Прощенные. Часть 6. Авантюрист, однако же, горжусь

           Чуть позже полдня следующего дня, старательно намытая, да умащённая для блеску колясочка надворного советника мягко пружинила на смазанных рессорах, свернув с Большой Морской на Невский, в сторону Дворцовой…
Напротив парадного входа гостиницы « Лондон» Шарлемань велел остановить. Встречающий гостей седой швейцар, в длиннополой зелёной шинели с поклоном распахнул внушительную дверь… Шарлемань, зажав одной рукой бювар телячьей кожи, держа другою снятый при входе цилиндр, вошёл в просторный вестибюль.
- Госпожа Новосильцева? Екатерина Владимировна? - переспросил портье.- Так точно, пребывает у себя.
- Попрошу доложить.- Шарлемань представился и протянул визитку.
 Не более пяти минут спустя он шёл по красному ковру гостиничного коридора к апартаментам Новосильцевой… Екатерина Владимировна ждала его в гостиной, в домашнем платье и чёрном кружевном чепце на серебристых волосах. После приветствия она присела на диван, указав архитектору место напротив себя.
- Не скрою - рада вашему визиту. Скажу даже больше - ждала.- Она улыбнулась тепло и с особым умиротворением.
Шарлемань слегка смешался:
- Признаюсь, опасался не застать вас, либо отвлечь, заставши не одну.
- Да ведь в столице я живу уединённо. Если и выезжаю - по делам. Ещё не завершила некоторые хлопоты, да вот, навещала издателя…
Шарлемань наклонил вопросительно голову.
- А вы не читали моих повестей?- Она рассмеялась.- И верно. Есть перья лучше, да острей.
Смущённый Шарлемань подумал, что уж и книжных лавок не навещал давно. Выписывал парижские архитектурные журналы, да старший сын Иосиф слал аккуратно из Италии отчёты о местных веяньях и новшествах архитектурных. А чтобы до иного чтения… Однако же, конфуз.
- А, впрочем, я вам всё же подарю…- она, легко поднявшись, принесла из ближней комнаты небольшую, в скромном переплёте книгу.- Тут о войне с французами… Москва, пожары,- то, пережитое.
Он встал и растроганно принял подарок. Присели.
- Пустые же визиты мне без надобности, да и салонной болтовни я не ценю.
- А что родные? Верно же нередко навещают?
Она лишь развела руками:
- Так в Петербурге нынче из Орловых никого и нет… Граф Алексей Фёдорович – послом в Константинополе, там, знаете, сейчас тревожно. Племянник же, Владимир Петрович…- она, с теплотой, улыбнулась.- Володенька Давыдов, сын сестры моей покойной, - тот романтик! Три года, знаете ли, жил в Италии и свёл знакомство с братьями Брюлловыми. Ведь вы о них, конечно же, наслышаны.
- О, безусловно. Мой старший сын уж третий год в Италии от Академии пенсионером. Он мне писал, что Карл Брюллов наделал шуму, выставив в Милане год назад незауряднейшее полотно. Масштабный холст на сюжет помпеянской трагедии.
Она кивнула.
- Да уж к началу лета шедевр сей по морю прибывает в Петербург. Володенька и в том похлопотал немало.
- Не сомневаюсь, что месье Брюллова столица встретит по заслугам. А ваш племянник, господин Давыдов, предполагаю, прибывает с ним?
 Екатерина Владимировна покачала головой:
- Увы, но ни Владимир, ни сам Брюллов в Россию не спешат. Романтики им надобно -  на родине её, как видно, стало мало. Да ведь Везувии у нас и, вправду, ныне спят. Граф Бенкендорф, по слухам, преотменный усыпитель.
-Да что ж плохого, нежели в отечестве спокойно.
-Когда б не скушно, то б и ничего… Но скука разума, к несчастью,  не питает. – Она помолчала.- Беда в том, что  лишь плесень ей и кормится. И оттого растёт, что на дрожжах.
Шарлемань, не поняв аллегории, решил попробовать вернуться к прежней теме…
- Так что же Владимир Петрович, изволил остаться в Италии?
Она откликнулась охотно.
- Владимир вместе с братьями Брюлловыми уже обследовал помпейские руины. Проникшись
духом старины, он уж мечтал их заново отстроить…
На это Шарлемань чуть вздрогнул.
- Помилуйте, отстроить заново - есть не вернуть, не сохранить. Подобное - искусству предков верная погибель! Искусство реставрации не в том, чтобы…
- Вы правы. И Александр Брюллов ( акварелист, но боле архитектор), в том пребольшую осторожность проявил. Его проект по реставрации помпейских терм, уж вскоре публикуется в Париже и удостоен всяческих похвал - за глубину труда и за научность. Владимир, в силу лет хоть и горяч, а пишет о Брюллове с уважением. Хотя авантюризма всем троим не занимать. Вы спрашивали об Италии? Италию Владимир с братьями Брюлловыми покинул…
- Но что же так?- сам Шарлемань, по духу, никогда в авантюризме грешен не был.
- Да ведь Володенька затеял экспедицию, сам снарядил, определил маршрут… Ныне  втроём, да к ним еще учёный-итальянец отправились искать гомеровскую Трою… Авантюрист! Однако же, горжусь.
       И тут же слегка погрустнела:
- Да и покойный дед, пожалуй бы гордился внуком… Вы знаете, Володя, сын моей сестры, осиротел и был воспитан дедом, подростком с ним подолгу жил в Отраде… Ну что же, он и мне почти как сын.
 Она умолкла, и, зацепеневши,  как-будто  вся уйдя в себя, молчала …
 Иосиф Шарлемань тактично ждал и  не осмеливался нарушать её молчания.
 Она  вскоре сама пришла в себя, смущённо извинилась… А чтобы снять возникшую неловкость, позвала горничную и заказала кофе( « Да что же я, ведь помню,- обещала!»).
- Однако я совсем вас утомила… Ведь вы приехали потолковать о деле. Ну что ж, жду вашего решения, любезный Шарлемань.
Но архитектор несколько смутился и замялся… Она заметила:
- Да вас, я вижу, что-то беспокоит. Пожалуйста, если могу помочь…- она взглянула на него с улыбкою участия.
- Я благодарен вам безмерно за доверие,- начал негромко, осторожно Шарлемань, - хотя, по правде вынужден признаться, что мне покоя не даёт вопрос…
-Да? Что такое?
- Скажите, почему вы выбрали меня?
(илл.: портрет графа В.П.Орлова-Давыдова)


Рецензии
Ох тяжкий труд ты на себя взвалила. Не страшно было приступать?
Теперь не деться от него, придётся стиль равнять.
Нехорошо бросать. Ты не забыла? Здесь читатель я.. :)

Александр Кларенс   08.07.2009 15:39     Заявить о нарушении
Оно, конечно, страшно. Но ведь как прикольно!

Юлия Врубель   08.07.2009 17:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.