Ведьма 1 часть

© Скрипкина Елена Владимировна, 2004 г.


       Алена Скрипкина

       ВЕДЬМА

       N-ская колония строгого режима

       Буран завывал на все голоса. Он бросал жесткий снег на все, что могло ему противостоять. Казалось, что по зарешеченным окнам снаружи возят проволочной щеткой. Собеседники давно устали друг от друга, от завываний ветра за окном, от ощущения полной изолированности.

       Беседа продолжалась уже довольно долго, но больше напоминала монолог, так как второй собеседник почти все время молчал.

       Первый, начищенный и прилизанный, с майорскими погонами, уже начинал нервничать и горячиться. Он вскочил со стула и забегал по небольшой мрачной комнатенке.

- Но послушайте, неужели вы предпочитаете провести здесь еще десять лет?! – не выдержав, почти закричал он. - Между прочим, если вы не согласитесь, у вашей семьи, вернее бывшей семьи, - поправился майор, - могут быть очень большие неприятности. Хотя мы о них позаботились и вывезли в безопасное место. Но вы же понимаете, что у этих, - он сделал неопределенный жест рукой, - большие деньги и, соответственно, возможности, чтобы найти их.

       Второй, в темной замусоленной робе заключенного, лениво откинулся на стуле, ухмыльнулся и метким щелчком отправил очередной окурок в стоящую на полу бетонную урну. Он продолжал молчать.

- Прекратите издеваться, а то отправитесь в карцер! – взвился майор.
- Помилуйте, я еще и не начинал издеваться, - снова ухмыльнулся его собеседник. - Просто меня не устраивают ваши условия.
- Так чего же вы хотите еще?
- А как вы думаете?
- Больше денег? Насколько?
- Ну, раз в пять, - лениво протянул заключенный и потянулся за очередной сигаретой. - Причем половину сразу перевести, как вы выразились, моей бывшей семье.
- Я не уполномочен на такую сумму, но попробую обсудить с начальством. Что-нибудь еще? – майор начал успокаиваться, кажется, диалог налаживался.
- Загранпаспорт с открытой Шенгенской визой, естественно на другое имя. Ну и… - он помолчал. - Моя физиономия с вашей помощью известна всем, кто хоть когда-нибудь смотрел телевизор. Так что обсудите со своим начальством и этот вопрос.
- Значит, при положительном решении, вы согласны? – с облегчением выдохнул майор.
- Возможно, - уклончиво ответил второй.

       Когда майор вышел из душной и вонючей комнаты для свиданий, буран также внезапно стих, как и начался. Казалось, стало еще холоднее, но снег уже весело скрипел под ногами. Мороз пробирал сквозь теплую шинель. Майор поежился и ускорил шаги, оставляя в прошлом неприятного человека, гнусное место и весь этот трудный разговор. Главное дело сделано.



       Столичный кабинет
       высокого военного начальника

- Все-таки он согласился, - задумчиво постукивая золотым «Паркером» по бумагам, лежащим на столе, протянул генерал.
- Да, но условия… - осуждающе пробормотал майор.
- Условия правильные, я бы тоже такие поставил, - резко сказал генерал, и майор закрыл рот. - Только вопрос, стоит ли их выполнять. Ведь у него очень мало шансов выжить. Хорошо, если успеет все выполнить… А дальше для всех будет лучше, если…

       Повисла тяжелая пауза.
- Я все понял, - быстро сказал майор.
- Вот и хорошо, - улыбнулся его собеседник. - А насчет денег семье и паспорта позаботьтесь, чтобы все было сделано. Что же касается изменения внешности, то вы знаете, к кому обращаться. Можете идти.

       Дверь за майором тихо закрылась.


       Несколько месяцев спустя,
       один из областных центров

       Марго смотрела в чашку и тихо ее ненавидела. Ей так надоели эти ежевечерние визиты клиентов! Но деньги были нужны, очень нужны. Она все еще надеялась купить хотя бы самую убогую, но отдельную квартиру. Просто обрыдла такая жизнь, когда приходишь домой, а лежа у порога, встречает в стельку пьяный муж.

       Выгнать рука не поднималась. Сдохнет ведь, как собака, где-нибудь под забором. Главное, что квартира-то была ее. После окончания института она работала на крупном оборонном заводе программистом. Там ей и дали эту небольшую малогабаритку, где они с этой пьянью и проживали до сих пор.

       Когда на заводе почти перестали платить зарплату, Марго уволилась оттуда, а квартира осталась. Ни на что более приличное она рассчитывать теперь не могла.

       А как все хорошо начиналось во времена «перестройки». Муж открыл свою мастерскую по ремонту иномарок – дела шли хорошо. Ну и благодарные заказчики приглашали выпить, обмыть... Вот и дообмывался, зараза!

       В своей конторе, где Марго работала последние несколько лет, получала немного, но, пока у мужа дела шли хорошо, она была довольна. Рабочий день был относительно свободный, плюс она могла заниматься своим хобби. Именно, хобби, потому что в то время она делала это бесплатно. Как ни банально и смешно звучит, но Марго гадала на кофейной гуще.

       Когда-то давно, она впервые после школы, без родительского присмотра, поехала с подругой на юг и ее, совсем еще девчонку, присмотрела на улице старая азербайджанка. Она подошла к Марго, взяла ее за руку и сказала:

- У тебя дар, девочка, пойдем со мной, я тебя всему научу.

       
       Вот так Марго и приобрела свои познания. Она гадала всем, никому не отказывая. Считала, что если ей даны такие возможности свыше, то и помогать она обязана безотказно. К ней приходили даже на работу. Очередь была расписана на месяц вперед. Она сама удивлялась, но буквально все клиенты говорили, что сбывается все, до последней мелочи.

       Марго никогда не гадала себе. Что-то ее всегда останавливало, хотя иногда очень хотелось узнать собственное будущее. Особенно, сейчас, когда все так плохо – неужели лучше уже не будет, и она обречена прожить всю жизнь с этим алкоголиком?

       Наверное, именно это она боялась узнать, вот почему упорно смотрела только чужие чашки. Причем, теперь стала делать это за деньги. Времена изменились. Кофе, и сахар стоят дорого, свободное время еще дороже, а от так называемого супруга, толку вообще никакого.

       Плотно прикрыв дверь в комнату с пьяно храпящим мужем, она запускала очередного жаждущего узнать свое будущее на кухню и снова варила и варила кофе.


       Марго очнулась от своих печальных мыслей и внимательно посмотрела в чашку, потом озадаченно подняла глаза на клиента. Это был крутой кавказский бизнесмен местного значения по имени Иса. Почему-то в последнее время таких очень много появилось в городе. Они все подминали под себя.

       Он был ее клиентом уже около года, всегда оставался доволен предсказаниями по деловым вопросам, поэтому платил хорошо. У Марго не было определенной таксы: «Сколько не жалко», - обычно говорила она. Чеченцу обычно не было жалко ста долларов, а если намечалось что-то уж очень привлекательное, то и больше.

       Марго снова покрутила в руках чашку и стала нервно накручивать на палец прядь длинных светлых волос. Сказать то, что она увидела на дне чашки, язык не поворачивался.

- Послушай, Иса, - мягко начала она. - У тебя тут протанцовывается очень неприятный момент. Ты, надеюсь, сюда с телохранителями приехал?
- А как же, дорогая, конечно, - успокоил он ее, но заинтересовался: - Что ты там такого увидела?
- В том-то и дело, что ничего. У тебя нет даже завтрашнего дня… Сегодня я не возьму с тебя денег. Поезжай домой, закройся и никуда не выходи хотя бы пару дней. Какая-то опасность, - Марго хотела сказать – смертельная опасность, но в последний момент передумал. - Она очень близко, пересиди ее дома. Позвони мне позднее, а я попробую без тебя посмотреть, когда можно будет выходить без риска.

       Она напряженно замолчала. Такого ей еще не приходилось видеть. Это было страшно и неприятно одновременно. Иса тоже растерянно молчал.

- Ты уверена? - наконец выдавил он.
- Очень бы хотелось ошибиться, - честно сказала она.
- Я верю тебе, Маргарита, так что пойду домой, - он все-таки незаметно положил на угол стола сто долларов и поднялся.

       Когда за ним захлопнулась дверь, Марго еще раз посмотрела в чашку, может, она ошибается или что-то не так поняла?

       Неожиданно она увидела то, что не разглядела в присутствии Исы – силуэт машины, а под ней что-то непонятное. Она повернула чашку: похоже на гранату.

       По спине Марго пробежал холодок. Надо предупредить, чтобы он не садился в свою машину. Открыла дверь – шагов уже не слышно, значит, вышел из подъезда.

       Она потушила свет, чтобы лучше было видно, и выглянула в окно. Мало того, что пятый этаж, да еще и темно, хоть глаз выколи. Марго усиленно всматривалась, и в этот момент, недалеко от детской площадки, зажглись фары двух машин.

       Она стала открывать окно, чтобы крикнуть, предупредить. Как всегда в таких случаях, оно никак не хотело поддаваться. Марго уже решила высунуться в форточку и залезла на подоконник. В это время машины тронулись.

       Еще ничего толком не увидев, Марго почувствовала, что опоздала. Зато, стоя на подоконнике, она прекрасно смогла разглядеть, как рванула первая машина, и взрывной волной отбросило вторую. Из нее выскочили четыре человека и, жестикулируя, побежали к пылающему корпусу первой.

       Однако, они могли только бегать вокруг, приблизиться не было никакой возможности. Марго медленно сползла с подоконника и заплакала.

       Нельзя сказать, чтобы она так переживала по поводу смерти Исы. С любым бизнесменом может такое случиться – поводов слишком много. Просто Марго считала себя виноватой в его гибели. Она должна, обязана была заметить эту деталь в чашке, и не смогла предупредить.

       Какая же она, на фиг, предсказательница, если не смогла спасти человека от смерти. Марго задумалась. А может, где-то там, уже было решено, что время Исы пришло. Поэтому она и не видела предупреждения в чашке – его на тот момент там просто не было.

       Видимо, оно появилось позже, именно для нее. Ей показывали, что она не всесильна, не надо переоценивать свои возможности.


       Марго опять подошла к окну. Остов машины уже догорал. Наверное, кто-то из соседей вызвал милицию. Послышался звук приближающихся сирен.

       Теперь будут всех опрашивать, выяснять, к кому, зачем, когда... У нее могут быть неприятности. Марго быстро сунула доллары Исы в карман джинсов.

       Пожалуй, стоит выйти самой и все рассказать. Может, тогда копать особо не будут? Марго накинула куртку и пошлепала по лестнице вниз.

       Возле дома уже стояла толпа народу. Все живо обсуждали последние события. Когда Марго оглянулась, она поняла, что не для всех эти события были просто интересной жвачкой. На первых этажах в квартирах повылетали стекла, и хотя стояла весна, но вечерами было еще достаточно прохладно.

       Недалеко от черного остова иномарки Исы стояли две милицейские машины с мигалками. Сотрудники беседовали с его охранниками, что-то записывали. Один из них посмотрел вверх, похоже, на ее окна.

       Подъехала «скорая». Марго не хотелось смотреть, как будут извлекать останки и, уже направляясь к своему подъезду, услышала сзади торопливые шаги. Она обернулась и утвердительно сказала, догнавшему милиционеру:

- Вы ко мне.
- Откуда вы знаете? – удивился тот.
- Догадалась, когда вы на мои окна смотрели, - она остановилась около подъезда, повернувшись спиной к «Скорой помощи», милиции и всему остальному. - Он ко мне приходил, - и торопливо добавила: - Не подумайте чего, просто… Скажем так, я ему советы давала.
- Что-что? – не понял милиционер.
- Понимаете, - Марго виновато улыбнулась, - у меня хобби такое есть, называется «гадание на кофейной гуще», слышали? Так вот он ко мне за этим и приходил.

       Милиционер смотрел на нее с недоумением. Марго подумала, что в ее положении это будет самый лучший вариант – если ее сочтут слегка чокнутой.

- Если не хотите верить, не надо, - равнодушно сказала она. - Но больше мне добавить нечего. Я даже фамилии его не знаю. Представился, как Иса. И это все.
- М-да, не густо, - протянул милиционер, все еще с сомнением поглядывая на нее.
- Тогда, спокойной ночи, - заявила Марго и пошла в подъезд. Милиционер не пытался ее удерживать. Если понадобится, найти ее не составляло труда.

       
       Она вскарабкалась на пятый этаж, закрыла дверь на замок, цепочку и задвижку. Вроде и взять-то у них нечего, но так спокойнее, особенно после всего, что произошло. Заглянула в комнату. Муж продолжал спокойно храпеть, его даже взрыв не разбудил.

       Марго присела на корточки перед большим старым шкафом и полезла внутрь. Недавно она нашла в нем небольшое местечко, которое можно было использовать, как тайник. Там отошла доска, а под ней оказалась пустая полость. Вот туда Марго и положила шкатулку с небольшим количеством драгоценностей, оставшихся еще от бабушки и, кажется, представлявших некоторую ценность.

       Туда же она теперь складывала и деньги, которые удавалось сэкономить и получить с клиентов. Деньги она делила на две пачки: тонкая – доллары и потолще – рубли, надеясь, что вечно пьяному Толику не придет в голову мысль искать там что-то.

       Марго вытащила шкатулку и отправилась с ней на кухню, предварительно прикрыв тайник. Время от времени ей нравилось покопаться в старой шкатулке, перебрать красивые вещицы, хранящиеся там и помечтать.

       Но сегодня мечтать не хотелось. Марго вытащила деньги и начала пересчитывать. В душе она понимала, что если не произойдет ничего необыкновенного, или она не получит наследство от неожиданно отыскавшегося дальнего родственника в Америке, то копить ей на отдельную квартиру придется еще лет десять-пятнадцать. Как было бы хорошо, сделать широкий жест, оставить эту дыру Толику, а себе купить хорошую однокомнатную квартиру!

       А тут еще одного из лучших клиентов грохнули. Она вздохнула, получилось две тысячи долларов и около тридцати тысяч рублей. Некоторые, конечно, живут и хуже, Марго это понимала, но они тогда не ставят себе задачу купить квартиру, а ютятся, в чем есть до самой смерти. Марго точно знала, что она не хочет такой жизни и готова на все, чтобы изменить ее. Она запрокинула голову, посмотрела на облупившийся потолок и подумала, а не найти ли ей богатого любовника. Она, конечно, не воздушная восемнадцатилетняя фотомодель, а тридцатипятилетняя баба с определенными формами. Но ведь и старше находят себе вполне сносных мужиков.

       Конечно, ей надо было обращать внимание на каких-нибудь богатеньких старичков. Может даже удастся наследство сорвать с кого-нибудь, размечталась Марго. Круг знакомых у нее был широк. В клиентах ходила, наверное, половина города, а вот близких друзей, с которыми можно было поделиться, в жилетку поплакаться, пожалуй, не было вообще. Так, встретились и разбежались. Она была нужна всем, когда возникали какие-то проблемы, и нужно было подсказать пути их решения. А то, что у нее самой вся жизнь – проблема, она никому не говорила, да никто из знакомых и не выражал желания узнать об этом.

       Марго стала мысленно перебирать клиентуру. На кого стоит обратить внимание? В основном, это были женщины. Иногда они приводили с собой мужей, любовников, детей. Было несколько бизнесменов, типа покойного Исы, но, кажется, они не воспринимали ее в качестве потенциальной любовницы, да и она не хотела видеть в них, что-то большее, чем гущу в кофейной чашке. Оставалось надеяться на судьбу. Марго покосилась на пакет с кофе, протянула к нему руку, высыпала две ложки в чашку и зажгла огонь под чайником.

       Она еще не была до конца уверена, хочет ли знать, что ее ждет, но пока закипит чайник, успеет решить. Марго сунула под мышку шкатулку и, как мышка - норушка, поволокла ее в тайник. Толик продолжал храпеть, ему было хорошо и на все наплевать. Пока она припрятала в шкаф свои запасы, послышался резкий свисток чайника.


       Марго вздрогнула от неожиданности и побежала на кухню. Несколько секунд, замерев, она стояла над плитой. Затем, как во сне, взяла чашку с кофе, налила воды, прикрыла блюдцем и села за стол, напряженно глядя на чашку.

       Она знала, что нужно думать о том вопросе, который волнует больше всего. Марго не могла решить, в какое русло направить свои мысли – деньги, любовник или что-то еще, о чем она пока и не догадывается?

       Марго не подняла блюдце, не начала пить, а только протянула руку к чашке, как вдруг перед глазами поплыли какие-то образы. Пространство кухни заполнилось слоистыми розоватыми облаками. Они беззвучно плавали в воздухе, меняя форму и расположение. Она отдернула руку и посмотрела на чашку. Чашка, как чашка, ничего особенного, и кухня снова приобрела свой унылый вид.

       Решив, что ей показалось, она взяла себя в руки, убрала блюдце и поднесла чашку к губам. Самое смешное, что сама Марго не очень-то верила в гадания и предсказание будущего, но все-таки опасение узнать что-то нехорошее, присутствовало. Марго сделала первый глоток, затем второй, третий… Горячая жидкость обжигала.

       Перед глазами опять потекли слоистые розовые облака, они теряли форму, размывались, превращались в туман. Он был сначала непрозрачным, потом сквозь него стал просматриваться столб, который оказался обыкновенным дорожным указателем с надписью: «Грозный» и ниже 10 км...

       Ей казалось, что она смотрит фильм. Несколько лет назад по телевизору показывали «Чистилище» - жуткий, страшный фильм про Чечню. Сейчас Марго видела что-то подобное. Вот, если можно так сказать, крупным планом возникло лицо какого-то мужчины в камуфляже. Неожиданно лицо начало расплываться, менять очертания. Последнее, что Марго заметила, были пристальные необычно зеленые глаза…

       Она вскрикнула, выронила чашку с остатками кофе, пришла в себя и осмотрелась. На полу валялись осколки чашки, по джинсам расплывалось горячее кофейное пятно. В первый момент Марго решила, что заснула с кофе в руках. Но ведь тогда, она должна была просто-напросто подавиться или упасть со стула? Нет, здесь что-то еще. Она опять не понимала подаваемые сигналы. Марго поежилась и решила, что дисквалифицировалась. Возможно, пора завязывать с предсказаниями. Однако, внутренний голос настойчиво предупреждал, что приближается опасность.

       Она вздохнула и стала собирать с пола осколки. Была уже глубокая ночь.


       Закрытая клиника пластической
       хирургии в ближнем Подмосковье

- Ну что же, - сказал майор, - все сделано прекрасно, даже лучше, чем я ожидал. Теперь можно приступать.
- Не совсем, вы кое-что забыли, - протянул собеседник.
- Да-да, сейчас, - майор суетливо полез в папку.

       Он выложил на стол два паспорта – внутренний и заграничный. Загранпаспорт жестом фокусника раскрыл и с гордостью показал Шенгенскую визу. Затем последовали всякие мелочи типа водительских прав и многочисленных удостоверений, которые незримо, но постоянно сопровождают человека по жизни. В заключении на стол легли кредитные карточки.

- Сколько на счетах можете проверить, когда выйдете отсюда. Только здесь вся сумма, потом сами решите, сколько семье, сколько себе, - посоветовал майор.
- Хорошо, думаю, вам пока нет смысла обманывать меня. Пока, - равнодушно подчеркнул собеседник.
- Вас никто не собирается обманывать, - почти искренне обиделся майор. - Вот автобусный билет на завтра, - далее он проинструктировал, к кому обратиться и что сделать, когда он приедет на место.

       Желая блеснуть специальными познаниями, майор начал читать нудную лекцию о нелегальной работе на территории потенциального противника.

       Через полчаса молчаливого прослушивания, собеседнику это надоело, и он спросил то, что интересовало его намного больше.

- Послушайте, господин майор, - он явно издевался. - Чем грузить мне мозги всякой ерундой для любителей детективов, лучше просветите, что со мной случилось там? – и неопределенно покачал головой.
- Вы скончались от инсульта, - майор все-таки не был дураком и правильно понял вопрос.
- Тогда может, отметим мою преждевременную кончину? Мне нужно некоторое время, чтобы привыкнуть и к себе и к новой жизни, а ресторан очень сближает людей.

       Майор не стал отказываться, и вскоре они, воспользовавшись одной из кредитных карточек, уже отмечали «преждевременную кончину» одного из них.

       Глубокой ночью майор, в состоянии хорошего подпития, был загружен в такси и отправлен домой в Москву, а его почти трезвый собутыльник, выяснив, если не все, то многое из того, что хотел узнать, вернулся в клинику, чтобы утром, покинув ее навсегда, зажить новой чужой жизнью.


       А в это время, Марго, сидя на кухне, увидела дорожный указатель и смотрела странные кадры о Чечне… Она еще не могла определить связь страшных картинок со всеми последующими событиями, поэтому просто смотрела и почему-то очень переживала за мужчину в камуфляже. А потом чашка разбилась…


       Тот же областной центр
       месяц спустя

- Рит, это опять тебя, - капризно протянула Люська, кивая на параллельный телефон.

       Люська, страшно завистливая особа, сидела в одной комнате с Марго и постоянно ее изводила. Люська не была замужем, но очень хотела и, зная широкий круг знакомств Марго, требовала подыскать кого-то в качестве претендента. Однако запросы ее были слишком высоки, поэтому Марго решила не заниматься бесплодным сводничеством. Такие вещи потом себе дороже обходятся. Когда Люська все это поняла, она люто возненавидела Марго, но старалась скрыть это повышенным сюсюканьем. Марго понимала, что Люська просто выбирает момент, чтобы напакостничать ей, как можно сильнее, поэтому старалась держаться подальше.

       Марго взяла трубку и строго посмотрела на Люську, упорно продолжавшую держать свою. Та в душе побаивалась способностей Марго, поэтому сразу же бросила свою трубку.

- Слушаю.
- Здравствуйте, Маргарита, - произнес взволнованный женский голос. - Мне порекомендовали к вам обратиться.

       Марго тяжело вздохнула. Типичный звонок. Так начинали разговор десятки, а может уже и сотни людей, обращающихся к ней за помощью. Она вытащила из стола ежедневник, в котором записывала клиентов, полистала и обреченно спросила:

- Извините, как вас зовут?
- Ольга…
- Ольга, вы знаете у меня очень много народу записано. Через месяц вас устроит?

       Голос в трубке задрожал и всхлипнул:

- А пораньше никак нельзя? Мне очень надо.

       Марго на такие случаи, оставляла незанятые дни, но зависело это не от настойчивости клиента, а от ее собственных ощущений. Она прислушалась к себе и поняла – надо принять.

- Ольга, вас устроит в пятницу в девять вечера? – предложила Марго.
- Да-да, конечно, - сразу согласилась та.

       Марго объяснила, как к ней добраться, повесила трубку и посмотрела на Люську. Та обижено сопела и с подчеркнутым интересом смотрела в окно. Люське очень хотелось настучать на левые доходы Марго, но боязнь ее сверхъестественных сил, останавливала. Марго покосилась на сидевшую напротив коллегу и подавила злорадную усмешку.


       Вечер пятницы оказался спокойным, пьяный Толик не появлялся, и Марго была рада этому обстоятельству. Когда около девяти на лестнице послышались шаги, она уже знала, что это Ольга.

       Марго открыла дверь. Они прошли на кухню. Хозяйка поставила чайник и искоса взглянула на посетительницу. Ольга была примерно ее ровесницей. Одежда выдавала более, чем скромные доходы. Судя по измученному лицу, у женщины случилось какое-то действительно большое горе. Марго про себя решила денег с нее не брать и посмотрела на руки. Обручального кольца не было.

- Вы что-нибудь хотите мне сказать заранее? – спросила Марго. - А то некоторые пытаются опыты ставить, ничего не говорят, чтобы я сама все увидела. Но я так понимаю, что у вас конкретный вопрос?
- Д-д-да, - неуверенно протянула Ольга.

       Она нервно перебирала пальцами по столу. Марго молчала, давая ей возможность успокоиться и собраться с мыслями. Засвистел чайник. Марго всыпала в чашку кофе, залила водой, накрыла блюдцем и села к столу.

- Хочу предупредить, после того, как я отвечу на все ваши вопросы, спасибо говорить нельзя. На кого будете гадать – на себя или на кого-то еще? Если на себя – берете чашку правой рукой, на кого-то – левой, - механически наставляла она. - Когда будете пить, думайте о том, вопросе, ответ на который хотите получить.
- Я не знаю на кого лучше. На себя или на мужа… - Ольга замялась, - бывшего.
- Думаю, если это связано с мужем, то можете и на себя. Даже бывший муж достаточно близкий человек, чтобы его было видно в вашей чашке, - она вопросительно посмотрела на клиентку.

       Ольга спрятала руки под стол, чтобы не было так заметно ее волнения, тихо и быстро заговорила.
- Сергей он… был… - и замолчала.

       Марго обратила внимание, как неуверенно она произнесла слово «был» и переспросила:
- В каком смысле «был»?

       Видимо, этот вопрос окончательно добил Ольгу, и она расплакалась. Сквозь слезы она буквально прошептала:

- Я не знаю – был или есть. Мне сказали, что он умер, но я ничего не могу выяснить про обстоятельства… смерти, - она всхлипнула. - Говорят, не положено.
- Хорошо, - вздохнула Марго. - Ничего больше не надо говорить. Я сама попробую все увидеть, - она сняла блюдце, пододвинула Ольге чашку и напомнила: - Берите правой рукой и думайте о том, что вы хотите знать.

       Ольга снова всхлипнула и начала пить. Марго заметила, что она сжимает чашку двумя руками. Наверное, решила, что так будет лучше видно про них обоих, улыбнулась про себя Марго. От напряжения в пальцах у Ольги под ногтями появились белые пятна. Чтобы унять дрожь в руках, она все сильнее сжимала чашку, подавляя неуправляемый страх. Марго обошла стол, заглянула в чашку и посоветовала:

- Отпейте еще пару глотков.

       Ольга послушно глотнула. Марго пододвинула ей блюдце, взяла ее руки в свои, сделала несколько круговых движений чашкой и опрокинула ее на блюдце.

       Несколько минут обе женщины молча смотрели на перевернутую чашку. Марго положила на стол чистый лист бумаги. Затем, приложив руку к чашке, решила, что она достаточно остыла, переставила перевернутую чашку на лист бумаги и взяла в руки блюдце.


       Какое-то время Марго внимательно рассматривала кофейные разводы. Блюдце – это прошлое. Оно уже никого не пугает, оборачиваясь в худшем случае, тяжелыми воспоминаниями.

       Опасаться можно будущего, которое в чашке. Каждый раз, берясь за нее, Марго боялась увидеть в кофейной гуще могильный холм с крестом. Она внутренне сжалась. Предчувствие надвигающейся беды уже прочно поселилось в ее душе. Марго вспомнила про Ису и поняла, что это было только начало.

- Если что-то не так скажу, вы мне говорите сразу, я буду смотреть более внимательно, - предупредила Марго.

       Ольга молча кивнула. Она уже взяла себя в руки и с интересом смотрела на действия гадалки.

- Ну, так, вначале, прошлое, - выдохнула Марго. - Муж – казенный человек, - она намеренно избегала слова «был», потому что могилы нигде не было видно. - Поженились вы больше десяти лет назад. Есть ребенок, девочка, - она подняла глаза и вопросительно посмотрела на клиентку.

       Ольга утвердительно кивнула. Пока все было правильно.

- Примерно пять лет назад… В датах я могу ошибиться, - предупредила Марго и задумалась. - Что-то тут много чего произошло, - пробормотала она.
- Да много, - как эхо подала голос клиентка.
- Вы решили разойтись, тут между вами пробегает черная кошка. Вокруг бумаги – подали документы на развод, но не оформили. Самолет… Он куда-то улетел. Да? – и дождалась утвердительного кивка. - Вижу оружие, пушки какие-то… Война, наверное. Полумесяц на каком-то шпиле, - Ольга напряженно молчала, почти не дыша. Вдруг Марго осенило: - Это же война в Чечне? Так?
- Да, - беззвучно прошелестела Ольга.
- Много трупов, - Марго задумчиво крутила в руках блюдце.

       У нее выходило что-то очень странное. Понять это она была не в силах. Придется кое-что сразу уточнить, а то дальше можно совсем запутаться.

- Я не вижу здесь связи, - после продолжительного молчания сказала Марго. - Почему решетка? Что-то связанное с тюрьмой?

       Ольга нервно заерзала на стуле. Было видно, что говорить на эту тему ей неприятно, но приходилось отвечать на прямой вопрос.

- Точно я до сих пор ничего не знаю, - вздохнула она. - Сергей командовал отрядом спецназа ГРУ в Чечне. Их обвинили в убийстве мирных жителей. Командиром был он, поэтому ему дали по полной программе – пятнадцать лет. Остальные получили по несколько лет условно. Не верю я этому – темное дело. Тогда было политически выгодно кого-то наказать…

       Марго, слушая ее, продолжала крутить блюдце.

- Ага, после этого вас развели по быстрому, - неожиданно сообщила она.
- Да, - согласилась Ольга. - Только я для этого ничего не делала, я бы никогда в такой ситуации не стала разводиться. Помог какой-то «доброжелатель». Документы пришли по почте заказным письмом. Увидеться нам вообще не дали, сказали, что это опасно для меня и Женьки. Это дочка, - уточнила она.
- После этого вы переехали сюда, - констатировала Марго, поднимая глаза от блюдца. - Причем, не по своему выбору. Вижу, вас кто-то везет сюда. Так?
- Да, пришли люди из соответствующих органов. Сказали, что нам нельзя оставаться в Москве. Чеченцы могут мстить и семье. Развод произошел очень во время, - Ольга поморщилась: - Они сказали это так, будто я его бросила в той ситуации, а не они все провернули. Помогли собраться, и вскоре мы с Женькой были здесь на новой квартире. Даже на работу помогли устроиться, заботливые такие, - с горечью добавила она.

       Марго поставила блюдце на стол и протянула руку к чашке. Вдруг она заметила, что рука у нее тоже слегка дрожит. Состояние Ольги передалось и ей. Марго поняла, что боится поднять чашку и увидеть там что-то плохое. Ей очень не хотелось еще больше расстраивать Ольгу. Резко выдохнув, она подняла чашку и внимательно всмотрелась в нее. Холма с крестом не было, и Марго облегченно вздохнула.

- Он жив, - она дружелюбно улыбнулась и посмотрела на посетительницу.
- Я так и знала, что они врут, - Ольга тоже вымученно улыбалась.

       После этого Марго стала изучать чашку более внимательно. Необъяснимым внутренним инстинктом, исходящим из самых глубин подсознания, она вдруг почувствовала жгучий интерес к судьбе этого неизвестного Сергея.

- Он жив, - снова более уверенно повторила она. - Вы даже с ним встретитесь до конца этого года, но, пожалуй, и все. В том, смысле, что это будет ваша последняя встреча. Дальше между вами большое расстояние… Сейчас у вас проблемы с деньгами, - неожиданно Марго перешла на быт. - Но скоро они решатся. У вас будет достаточно денег, чтобы вести вполне обеспеченную жизнь.

       Марго подняла голову и посмотрела на Ольгу. Она слабо и недоверчиво улыбалась. Марго снова впилась взглядом в чашку.

- Эти деньги связаны с бывшим мужем. Он их даст. Ваша будущая жизнь не будет такой серой, как сейчас, - она взяла лист бумаги, на котором явственно отпечатался круг от чашки, положила перед Ольгой. - Вы еще раз выйдете замуж. У вас все будет в порядке. И не смотрите на меня так недоверчиво, - Марго обнадеживающе улыбнулась. - Я говорю вам правду. Хотите знать, как будет выглядеть ваш будущий муж?

       ;Ольге, видимо очень хотелось верить в свое светлое будущее, и она кивнула. Марго присмотрелась к чашке и в общих чертах описала портрет нового супруга, закончив его словами:

- Кроме того, он будет носить очки.


       Ольга задала еще несколько вопросов и, получив на них достаточно оптимистические ответы, немного успокоилась:

- Сколько я вам должна?
- Ничего, - Марго отрицательно покачала головой. - Я же сказала, что сейчас у вас проблемы с деньгами, так что, не надо. Мы еще увидимся, и если к тому времени деньги уже появятся, заплатите за оба раза. А на сегодня все, поздно уже.

       Они вместе посмотрели на часы, висящие над столом, было уже почти одиннадцать.

- Давайте я хоть чашку за собой помою, - предложила Ольга.
- Нет-нет, - быстро ответила Марго, - не надо.

       Вообще-то, ее клиенты всегда сами мыли за собой чашки, но сейчас, также как и в случае с Исой, Марго захотелось после ухода еще раз заглянуть в будущее Ольги. Она проводила посетительницу до двери и уже хотела закрыть ее, как с четвертого этажа, на котором не было света, послышался испуганный Ольгин голос:

- Ой, здесь кто-то лежит, а я на него наступила.

       Марго было все ясно. Вернулся Толик, но сил дотянуть до пятого этажа уже не хватило. Она вздохнула и пошла за ним.


       Ольга ей помогла, и общими усилиями удалось затащить мертвецки пьяного Толика в квартиру и буквально докатить до кровати. Но затаскивать на постель не стали и оставили на полу – слишком уж он был грязный. Ольга по-женски с сочувствием посмотрела на Марго и тихо прикрыла за собой дверь.

       Марго вернулась на кухню и снова взяла в руки чашку. Ее не покидала мысль, что история с Исой может повториться и, после ухода клиентки, она сможет увидеть что-то еще.

       Внезапно перед глазами всплыл все тот же дорожный указатель: Грозный и ниже 10 км. Картинка переместилась в город. Ей снова казалось, что она смотрит фильм. Те же самые страшные кадры и тот же самый мужчина в камуфляже. Марго уже не боялась того, что видела, она пыталась рассмотреть лицо и запомнить его, но тщетно. Стоило ей пристальнее всмотреться, как лицо снова стало расплываться и менять очертания и таять, не давая возможности разглядеть детали.

       Марго поморгала глазами, все исчезло. Она сидела на своей кухне, держа в руках Ольгину чашку. Единственный вывод, который Марго смогла сделать – ей привиделся муж Ольги, Сергей. Она видела его уже второй раз. Это был знак, но чего? Кто хотел привлечь ее внимание к этому мужчине и зачем?

       Объяснения она найти не могла. Ну, хорошо, сейчас перед ней была чашка его жены – это понятно, но почему она видела Сергея, когда пыталась гадать себе? Его облик так и остался размытым и неуловимым.

       Если ей что-то хотели сказать или предупредить о чем-то, то почему картинка обрывалась и таяла, как только она хотела рассмотреть детали? Марго задумчиво пожала плечами и пошла мыть чашку. Может быть, позже она обязательно попробует еще. Она должна, просто обязана проникнуть за эту таинственную завесу и рассмотреть, что там за ней. Больше проколов, как с Исой быть не должно. Слишком дорогой ценой приходится за это платить.

       
       В понедельник утром, отправив Женьку в школу, Ольга набрала до боли знакомый телефонный номер и без предисловий заявила:

- Вы сказали неправду. У меня есть данные, что он жив. Скажите, где он! – в отчаянии она почти выкрикнула это.
- Откуда у вас могут быть такие данные? – удивилась трубка.

       Ольге показалось, что в голосе говорящего зазвучало какое-то подозрение. Это еще больше укрепило ее в мысли, что предсказание Марго уж очень похоже на правду.
- Не могу назвать вам источник моей информации, но я в нем полностью уверена, - блефовала она, пытаясь хоть что-нибудь выяснить в этом калейдоскопе сплошных загадок и вопросов без ответов.
- Послушайте, если вы подъедете к нам, то своими глазами сможете увидеть все документы, - увещевала трубка.

       Но Ольга уже услышала то, что хотела услышать. А хотела она услышать неуверенность в голосе говорившего.

- Я вам не верю, вы там все спасаете свои шкуры! Ненавижу! Бог вас накажет! – закричала Ольга и бросила трубку, заливаясь слезами. Но это скорее были слезы обиды.



(продолжение следует)


Рецензии
Дорогая Алена!
Можете выслать мне архивный файл этого произведения?
Чтобы я не читал его с Интернета? mitrichssd@mail.ru
Меня начало заинтриговало.

Если будете править еще, то обратите внимание на то, что
КУМ с заключенным, даже, если ему и очень надо что-нибудь от ЗЕКА, никогда не обращается к нему на "ВЫ". Он просто этого НЕ УМЕЕТ. Тоже относится и к генералу. С майором он всегда разговаривает на "ты".

С Уважением.

Сергей Сазонов   18.03.2009 18:46     Заявить о нарушении
Сергей, я, конечно, не очень хорошо знаю эту тему и не сомнеюсь, что наделала много фактических ошибок. Но я старалась обходить, насколько возможно, такие сложные места.
Спасибо. Алена.
P.S. Высылаю, ловите.

Алена Скрипкина   18.03.2009 20:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.