Ведьма ч. 2

       
© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2004 г. 

Алена Скрипкина


       Столичный кабинет
       высокого военного начальника

- Я просто не могу представить, кто ей мог такое сказать, - недоуменно бормотал майор.
- Ищите, это ваша работа, - равнодушно предложил генерал. - В противном случае у вас будут проблемы. Как вы понимаете, я к этому отношения не имею, но учтите, что настойчивые и любопытные дамы могут быть очень опасны.
- Сейчас они находятся в одном городе. Это, конечно, случайность. Может, он сам ее как-то предупредил… - размышлял вслух майор.
- А он-то, откуда это знает? – удивился генерал. - Нами все было продумано на случай возникновения нештатных ситуаций. Так сказать, для усиления давления на объект. Ищите, ищите, неожиданный источник.
       Майор растерянно захлопал глазами. Этот момент как-то вылетел у него из головы.
- Направить кого-нибудь туда для уточнения ситуации на месте? – осторожно предложил он.
- Не стоит. Возможно, это был просто нервный срыв. Посмотрим, что будет дальше, - генерал уверенно махнул рукой.

       Майор понял, что разговор окончен и удалился, осторожно прикрыв за собой дверь.


       Тот же областной центр


       Офис одного из самых крупных в области частных банков - «Техбанка» находился на центральной площади города в старинном здании, недавно роскошно отреставрированном.
       За дубовой дверью с табличкой «Председатель правления банка Грищенко Юрий Николаевич» расположился среднего возраста, но очень импозантный мужчина. Он задумчиво крутил в руках неопрятный обрывок бумаги с телефоном, который выглядел инородным телом на фоне сверкающего великолепия кабинета.

       Юрий Николаевич привычно надел очки в тонкой золотой оправе и в очередной раз протянул руку к кнопке вызова секретаря, но отдернул ее, что-то ему мешало. Со вздохом он угрюмо посмотрел на заполненную окурками пепельницу и полез за следующей сигаретой. Решиться позвонить по указанному на листке номеру, он никак не мог.
       В кармане зазвонил мобильник. Юрий Николаевич вытащил его, но, бросив взгляд на дисплей, поморщился и отключил телефон. Этот звонок решил все.
       Банкир нажал кнопку вызова секретаря.

- Слушаю, Юрий Николаевич, - раздался в кабинете ласково мяукающий голос.
- Наташа, пожалуйста, соедини меня с … - он снова посмотрел на мятый листок и продиктовал номер. - По этому номеру мне нужна Маргарита.
- Хорошо, Юрий Николаевич, - снова мяукнул голос.
       Не успел он докурить сигарету, как телефон снова заработал.


- Рит, это опять тебя, - буркнула Люська и почти сразу бросила трубку.

       Она ждала звонка от недавно появившегося ухажера и поэтому как пантера бросалась на каждый телефонный звонок. Марго не обмануло показное Люськино равнодушие, она знала, что у той всегда ушки на макушке, поэтому старалась говорить при ней, как можно меньше.

- Слушаю, - равнодушно буркнула Марго.
- Маргарита? – хорошо поставленным вежливым голосом уточнила трубка.
- Да.
- Приемная «Техбанка», секундочку, сейчас я вас соединю с председателем правления.

       Марго не успела ахнуть от неожиданности, как в трубке послышался приятный мужской баритон:
- Здравствуйте, Маргарита, беспокоит Юрий Николаевич. Вы могли бы меня принять в ближайшее время?
       Марго прожгла взглядом Люську, которая, заметив ее потрясенное выражение, даже выключила бормотавшее в углу радио, чтобы услышать хоть что-нибудь.
- А кто вам порекомендовал обратиться ко мне? – тихо уточнила Марго.

       Она очень боялась таких звонков. Ведь назваться можно кем угодно, а потом натравить на нее налоговую инспекцию за незаконную предпринимательскую деятельность и схлопотать по полной программе.
- Вам что-нибудь говорит имя Иса?
       Марго издала какой-то булькающий звук и чуть не выронила трубку.
- Так говорит? – уточнил Юрий Николаевич.

       За эти несколько секунд Марго удалось до предела напрячь свою интуицию, которая подсказала, что звонят не из милиции, но осторожность еще никому никогда не помешала.
- Да я была с ним знакома, - растягивая слова, подтвердила она и потянулась к ежедневнику. - Вам срочно?
- В другой ситуации я не стал бы звонить, - отчеканила трубка голосом, который не привык к отказам.

       Марго было жаль тратить на гадание выходной день, но деньги от банкира можно поиметь немаленькие, если все пройдет удачно и никто опять не укокошит у нее под окнами очередного золотого клиента.

- Суббота, два часа. Вам подойдет?
       Суббота – это послезавтра. Совсем скоро, но в то же время, есть пара дней прийти в себя и подготовиться.
- Вполне. Как вас найти?

       Марго продиктовала адрес и положила трубку. Ее слегка колотила нервная дрожь.
- Мне показалось, я слышала мужской голос, а спрашивала тебя, между прочим, женщина, - попыталась канючить ради своего любопытства Люська, - кто-то высокопоставленный?

       На ее ярко разукрашенной физиономии так явно читалась смертельная зависть, что Марго, буркнув что-то невразумительное, вышла из кабинета, громко хлопнув дверью. В последний момент она услышала недовольную Люськину скороговорку:
- Ах, какие мы нервные, даже спросить ничего нельзя!

       Марго зашла в туалет, включила кран с холодной водой и умылась. Сразу почувствовала себя несколько легче. Она понимала, ее затягивает водоворот каких-то уже начавшихся событий, которые изменят многое, если не все в ее жизни. Правда, пока Марго не была уверена, что изменения произойдут в лучшую сторону.

       Сейчас она ступала по очень тонкому льду, который мог в любой момент треснуть, и тогда водоворот грозил затянуть ее в свои темные и таинственные глубины.


       Юрий Николаевич осторожно положил трубку и усмехнулся. Более глупо он не чувствовал себя, кажется, никогда в жизни.

       Дожить до такого возраста и обратиться за советом к гадалке, как какая-то влюбленная барышня! Наверное, в связи с последними событиями, на него действительно нашло помрачение рассудка.
       Тогда в голове всплыла фраза одного из телохранителей Исы. Он сказал, что, выйдя от гадалки, шеф на полном серьезе говорил об угрожающей его жизни опасности, и собирался пару дней пересидеть дома.

       Последующие события подозрительно точно подтвердили правоту этой самой гадалки. Да и Иса, насколько помнил Юрий Николаевич, относился к ее предсказаниям вполне серьезно, частенько обращался за советом и игнорировал все шуточки и двусмысленности, которые позволяли себе иногда друзья из ближайшего окружения. Все это делало ситуацию нешуточной, а скорее. Слишком серьезной.
       Банкир поежился. Ему совсем не хотелось услышать от нее нечто похожее, а такая возможность сейчас была близка, как никогда.

       
       В субботу уже на пути к Марго, Юрий Николаевич решил как-то объяснить, куда и зачем они едут, сопровождающему его начальнику службы безопасности. Но начал он все-таки издалека.

- Максим Алексеевич, - обратился банкир к нему, - а ты слышал, что Исе предсказала смерть гадалка?
- Что-то слышал, - равнодушно бросил тот, глядя на дорогу.
- Значит, не веришь?

       В ответ тот что-то неопределенно промычал. Это можно было расценить и как положительный, и как отрицательный ответ одновременно.
- А хотел бы узнать свою собственную судьбу? – банкир все-таки решил до того, как они приедут на место, уточнить отношение собеседника к данному сомнительному предмету.
- Наверное, нет, - тот сопроводил отрицание пожатием плеч.
- Зря, потому что мы сейчас именно к ней и едем. Можешь воспользоваться случаем, - ухмыльнулся Юрий Николаевич.
- Серьезно? – в голосе Максима Алексеевича слышалось откровенное недоверие. - С каких это пор банкиры начали советоваться с гадалками? А астролога себе еще не подыскали?

       Судя по тону, Максим был очень удивлен. Дымчатый шестисотый резко затормозил во дворе убогой панельной пятиэтажки. За ним остановилась машина сопровождения.
- Может, я тут посижу, - неуверенно спросил Максим Алексеевич.
- Нет, здесь ребята посидят, понаблюдают. А ты пойдешь со мной. Вдруг, что интересное для себя, как начальника охраны, услышишь?

       Они вошли в грязный, обшарпанный подъезд и стали подниматься по лестнице, стараясь не прикасаться к стенам и перилам, которых тряпка уборщицы не касалась лет двадцать.


       Марго тщательно готовилась к визиту банкира. Желание купить квартиру у нее обострилось, как никогда. Равно, как и клиента такого уровня она никогда не имела.
       Утром она даже взяла грех на душу, выпроводив Толика погулять с энной суммой денег в кармане. Конечно, она понимала, что толкает его на очередную выпивку, но успокаивала себя тем, что делает это и ради него тоже – ведь свою законную квартиру она собиралась оставить именно ему.


       К тому, как она выглядит, Марго относилась, в основном, спокойно. Она почти не пользовалась косметикой и предпочитала носить длинные юбки или брюки с объемными и бесформенными трикотажными кофтами или свитерами.Сегодня она подкрасилась, надела свой единственный, почти новый, всего-то двухлетней давности, выходной костюм, приготовила красивую посуду и села ждать.

       Она знала – к ней никто никогда не опаздывает. Без пяти два на лестнице послышались шаги и мужские голоса. Марго, удивившись, что банкир будет не один, пошла открывать.На пороге стояли двое мужчин. Один - слегка позади. Первый пониже ростом и постарше в дорогом костюме и в очках в тонкой золотой оправе. Второй, может, чуть старше Марго, в кожаной куртке и тоже в очках, но только затемненных. Про себя она решила, что банкиром может быть только первый. Второй, наверняка, охранник и приветливо пригласила обоих:

- Проходите, пожалуйста.
- Приятно познакомиться, Маргарита, - улыбнулся банкир.

       Он был несколько удивлен. Почему-то представлял себе гадалку непременно пожилой и тучной теткой с усами. От этого стало смешно, но он сдержался.
- Меня зовут Максим, - представился второй, проходя следом.

       Марго провела их на кухню, поставила чайник. Она заметила, что Максим подвинул стул к окну и время от времени поглядывает во двор, а Юрий Николаевич с интересом осматривает ее убогую кухню. Марго усмехнулась:
- Юрий Николаевич, мало того, что вы думали обо мне, как о старой, толстой уродине, так еще считаете совсем нищей. Не всем же, в конце концов, везет с деньгами!

       Банкир ошарашено посмотрел на нее – она к тому же и мысли читает! Одно слово – ведьма! Максим только слегка иронично улыбнулся.

       Марго снова заученно отбарабанила, что и как надо делать, разлила кофе в две чашки. Одну, накрыв блюдцем, поставила перед собой, вторую – на подоконник перед охранником.

       
       Марго смотрела на блюдце, покусывая нижнюю губу, подняла глаза на банкира и сказала:
- В блюдце – прошлое. Вы хотите, чтобы я вам о нем напомнила?

       Юрий Николаевич отрицательно покачал головой. Гадалка его очень заинтересовала. Она и в самом деле была необыкновенной – Иса был прав.
       Марго отставила в сторону блюдце, взялась за чашку и начала говорить.
       Она в точности описала ситуацию, в которую он попал и чем это ему может грозить, предложила возможные варианты дальнейшего развития событий. Банкир был потрясен. Правда, нескольких людей, которых описывала Марго, он не сумел опознать.

- Может, вы еще не знакомы с ними, пока. Но скоро они появятся в вашей жизни, - пояснила она.
- А нет ли реальной угрозы мне? – осторожно спросил Юрий Николаевич.
- Могилы я не вижу, хотя опасность есть, - спокойно сообщила Марго. – Вообще-то мои предсказания рассчитаны примерно на год. Конечно, бывают разные ситуации. Но в вашем случае, все, что случится, произойдет примерно в течение года. Вряд ли это протянется дольше. Если хотите спросить что-то еще – спрашивайте.

       Она определенно вызывала доверие, и Юрий Николаевич решился задать несколько вопросов, касающихся непосредственно работы. Марго покрутила в руках чашку.
- Понимаете, не на все вопросы можно здесь найти ответ, - честно сказала она, показывая взглядом на чашку, - но вижу я вот что…

       Расставались они очень довольные друг другом. Марго радостно косилась на две зелененькие бумажки на столе, а банкир, улыбался, успокоенный тем, что его не постигнет участь Исы, во всяком случае, в этом году.
       По лестнице они спускались молча и только, когда вышли на улицу, Юрий Николаевич спросил:

- Ну и как, произвела впечатление?
- Можно сказать – да, - согласился Максим и тут же добавил. - Но у меня создалось впечатление, что она сказала далеко не все, что узнала.
- У меня тут возникла одна идея… - протянул банкир, садясь в машину.

       Дымчатый «Мерседес» в сопровождении охраны выехал со двора.
       Марго в окно смотрела на то место, где только что стояли машины. Она тоже знала, что не все сказала посетителям.

       Покосившись на немытые чашки, не могла же она им предложить вымыть за собой посуду, Марго, не глядя, почти бросила их в раковину и пустила воду. Она больше ничего не хотела знать. Такие знания лишние и только мешают ее спокойной жизни. К этому моменту, Марго уже точно знала, что вскоре снова встретится с только что уехавшим посетителем, и эти деньги не последние.
       Двести долларов перекочевали в шкаф. И от него начало исходить сияние будущей квартиры.


       В понедельник с утра Люська сразу же испортила настроение своим нытьем. Новый ухажер куда-то слинял, и она, несчастная, все выходные просидела дома, ожидая звонка… Как раз в этот момент зазвонил телефон.
       Люська схватила трубку и с завлекающим придыханием произнесла:

- Да?!
       Тут же лицо у нее вытянулось, и она достаточно громко, чтобы было слышно на том конце провода, заявила:

- Тебя, очередной мужик.

       И, едва Марго успела приподнять трубку, со злостью бросила свою.
- Здравствуйте, Маргарита, это Юрий Николаевич беспокоит.
- Здрасте, - она была удивлена, как это он обошелся без помощи секретарши.
- У меня к вам есть одно предложение… коммерческое, - уточнил он. - Не могли бы ко мне подъехать, я пришлю за вами машину.

       Сердце Марго затрепыхалось в сладком ожидании. Слова «коммерческое предложение» звучали заманчиво, как когда-то «загранкомандировка».
- Хорошо, - согласилась она, - думаю, на часок меня отпустят.

       Говоря это, Марго прекрасно знала, что врет, но хотелось придать себе вес в глазах банкира. Ее отпустили бы и на час, и на весь день. Прелесть конторы была в том, что народ, работающий в ней, приходил и уходил, когда ему вздумается. Марго сказала, куда подъехать и, пошла в туалет, привести себя в порядок, подкраситься.
       Когда она вернулась назад, то сразу же натолкнулась на горящие завистью Люськины глаза.

- К любовнику собралась, - почти прошипела она.
- Тебе-то что, - буркнула Марго, хватая сумку. - Буду после обеда.
- Трахаться понеслась… - донеслись вслед завистливые Люськины слова.

       Марго плотно прикрыла дверь, чтобы не слышать продолжения тирады и вышла на улицу.
       Перед подъездом конторы уже красовался знакомый дымчатый шестисотый. Со злорадной ухмылкой Марго подняла голову, увидела в окне вытянувшуюся Люськину физиономию и села в машину.

       Конечно, здание на площади было ей хорошо знакомо, но внутри никогда бывать не приходилось. Молчаливый шофер по бордовой гранитной лестнице проводил ее в приемную, что-то тихо сказал секретарше с внешностью голливудской кинозвезды и также тихо вышел.

- Юрий Николаевич, к вам приехала, э-э, дама, за которой вы посылали, - промяукала секретарша, нажав какую-то кнопку на столе.

       Дверь почти сразу же распахнулась.
- Проходите, пожалуйста, Маргарита, - вежливо пригласил ее Юрий Николаевич и тут же заказал секретарше кофе.

       Марго осторожно присела на краешек кожаного кресла и тут же со сдавленным писком почти полностью утонула в нем. Через секунду, вынырнув на поверхность, она спросила, не теряя времени:
- А какое у вас коммерческое предложение?

       Вообще не в ее правилах было ходить вокруг, да около.
- Ну, понимаете, побывав у вас дома, - банкир помялся, - я заметил, что живете вы в скромных условиях…
- В таких условиях живет большинство народу, - с вызовом пожала плечами Марго.

       Вплыла голливудская красотка с подносом.
       В ее присутствии Марго почувствовала себя старой и непривлекательной. Но секретарша смотрела на нее с уважением. Она-то знала, что далеко не каждый посетитель может рассчитывать на такой теплый прием ее начальника.
       Пожелав приятного аппетита, красотка удалилась.

- Вернемся к нашему разговору, - продолжил Юрий Николаевич, - а работа у вас такая же безрадостная, как и квартира.
- В общем, да, - согласилась Марго, подтвердив свои слова неопределенным жестом.
- А кто вы по специальности? - банкир улыбнулся. - Кроме предсказаний?
- Программист, - равнодушно сказала она.
- Прекрасно, - почему-то обрадовался Юрий Николаевич, - вот в чем заключается мое коммерческое предложение. Я предлагаю вам перейти ко мне в банк, скажем, в должности моего консультанта. Думаю, здесь вам пригодятся обе профессии.

       Марго молча закивала головой.
- Вы согласны и даже не спрашиваете об оплате? – удивился банкир.
- Думаю, она несопоставима с тем, сколько я получаю сейчас, - усмехнулась она.
- Начнем с пятисот… Долларов, конечно. А там посмотрим. Несколько позже сможете взять у нас беспроцентный кредит на покупку квартиры. Пока, если хотите, можете пожить в служебной. У нас есть несколько таких квартир для особо ценных работников, - Юрий Николаевич ободряюще улыбнулся.

       Марго не верила своим ушам, показалось, что она попала в рай и парит где-то в заоблачных высотах. Вокруг порхали легкие белые облачка и пели райские птички все с лицами Юрия Николаевича.
       Он слегка кашлянул, выводя ее из счастливого оцепенения:

- Так когда вы сможете перейти к нам?
- Завтра! – радостно отрапортовала Марго, вскакивая с кресла.

       Наспех попрощавшись с банкиром, она пулей пролетела через приемную, сбежала по лестнице и, забыв о том, что существует общественный транспорт, понеслась в свою контору, не замечая встречных людей и не чувствуя собственных ног.
       Она все боялась поверить своему счастью. Боялась, что Юрий Николаевич может передумать. Поэтому так спешила, чтобы сделать все максимально быстро.

       Сергей смотрел в окно машины и не верил своим глазам. По улице, ссутулившись, медленно, шла Ольга. Шла на автопилоте, не обращая внимания на окружающих. Она проходила как бы сквозь них. Ольга почти не изменилась. Сколько он ее знал, она никогда не позволяла себе плакать на людях. А сейчас шла, вытирая тыльной стороной ладони глаза.

       Она лишилась семьи, друзей, всего, на чем держался ее прошлый и такой надежный мир. Сейчас, она оказалась с ребенком одна-одинешенька в незнакомом городе и практически без средств. Приходилось начинать жизнь сначала, на новом месте и с белого листа.
       Сергей решил, что, даже его пребывание в колонии в каком-то смысле было лучше. Ольга медленно перешла улицу прямо перед капотом его машины, равнодушно скользнула глазами и пошла дальше, погруженная в безрадостные мысли.

       Он резко рванул с места – зажегся зеленый свет, и сзади уже сигналили машины. Про себя твердо решил, что все это он тоже внесет в личный счет, который еще предъявит к оплате.


       Уставшая, но счастливая Марго, взлетела по лестнице и так же бегом направилась к своему кабинету – писать заявление. Едва открыв дверь, натолкнулась на Люськин колючий и неприязненный взгляд:
- Чой-то ты так быстро заявилась?
- А я все быстро делаю, - буркнула Марго, вытащила из ящика чистый лист бумаги и положила перед собой.
- Ты что, в отпуск собралась? – насторожилась Люська.
- Ага, на Канары вот пригласили, - мечтательно протянула Марго, щедро сдобрив свою реплику всем запасом ехидства, которым обладала в данную минуту.
- Постыдилась бы при живом муже по мужикам шляться, - начала воспитывать коллега с плохо скрываемой завистью.
- Хочешь, я его тебе отдам? – щедро предложила Марго и начала писать заявление.

       На следующее утро без пяти девять она уже поднималась по бордовой гранитной лестнице банка.

       Коттедж одного чеченского
       авторитета недалеко
       от областного центра

       В просторном дворе громадного коттеджа, украшенного башенками, лепниной, лесенками и витражами, сидела компания «горячих чеченских парней».
       Участок был обнесен высокой бетонной стеной, по верху которой в несколько рядов натянута колючая проволока и пропущен ток. На входе и по углам стены бдительно смотрели за порядком несколько видеокамер. Это давало возможность хозяевам избежать визита непрошеных гостей.
       Компания располагалась около одного из живописных фонтанов, угощаясь шашлыками. Но разговоры, несмотря на благостную картину, напоминающую «Завтрак на траве», велись жесткие.

- Ну что? Удалось, наконец, прикрыть дело Исы? – спросил один из них по имени Ахмед.
- А то? Куда ж они денутся? Менты – люди подневольные, что начальство прикажет, то и сделают. А начальство у них – люди хорошие, добрые, договориться всегда можно. Даже с теми, кто и… - усмехнулся хозяин коттеджа, Шамиль и показал пальцем наверх. - Только они стоят дороже. Правда, последнее время что-то так расслабились, что и фантики берут, даже не проверяют.
- Как же пес Иса такой сукой оказался, что своих заложил этим гяурам? Надеюсь, сейчас он там, где ему и положено быть! - мрачно добавил бородатый чеченец.

       Глядя на него, легко было представить, что находишься в горах Кавказа на базе боевиков.
- Не кипятись, Муса, - успокоил его Шамиль. - Он сдох, как собака, да простит меня Аллах. Теперь вместо него всем заправляет Руслан, а с ним мы договоримся. Вот только свидетель ненужный остался. Уж очень эти псы жадные. Недавно еще посмел просить. Надо бы эту проблему решить.
- Конечно, решим, дорогой, не волнуйся, - хищно заулыбался Ахмед.
- Вот по поводу того, кому Иса нас заложил, - опять заговорил Шамиль. - Что-то никак мы с ним не договоримся. Упрямый очень. Никак не хочет наши фантики пропускать.
- А в помощницы себе бабу взял, - презрительно добавил Ахмед. - Помнишь, Шамиль, к ней еще Иса все бегал. Мы тогда понять не могли, зачем. Потом, когда узнали, посчитали, что у него совсем крыша съехала…
- Наведи справки о бабе, может, пригодится, - приказал Шамиль. - Вообще-то у меня к нему еще один подход есть, - и он двусмысленно улыбнулся, - но чтобы уж окончательно прижать пса, сделай вот еще что…


       Марго получила отдельный кабинет совсем недалеко от приемной Юрия Николаевича, окна выходили на площадь. Она сидела на широком подоконнике, пила растворимый кофе. Этот напиток не давал тех видений, которые ее так пугали последнее время. Она рассеянно наблюдала за фигурками, движущимися за окном. Их движение успокаивало и отвлекало от неприятных мыслей, а ей очень важно было сосредоточиться и наконец понять, какое из ее предсказаний так подействовало на Юрия Николаевича, что он взял ее к себе на работу? В основном, Марго старалась не запоминать, того, что видела в чужих чашках.
       Вот и тогда, сразу после их ухода, она постаралась все забыть и сделала это так успешно, что теперь жалела об этом.

       Марго наморщила лоб и снова постаралась вызвать в памяти свое же предсказание. Ей показалось, что сейчас это должно пригодиться. Вроде бы какая-то опасность будет исходить от женщины…
       Да-да, точно, стукнула она себя по лбу. Блондинка с короткими волосами и чашкой или фужером в руках!

       Вот почему эта мысль так навязчиво преследовала ее, теперь Марго все поняла. Секретарша банкира Наташа – блондинка с короткими волосами и в ее руках наверняка, частенько бывает всякая посуда, а тем более чашка или фужер.
       Решив позже повнимательнее присмотреться к секретарше, Марго направилась к компьютеру. Еще учась в институте, она слегка баловалась хакерством. Утром в разговоре с Юрием Николаевичем она помянула об этом, и он предложил попробовать вскрыть систему защиты банка. Как опытному и непредвзятому человеку, ей это было сделать проще.
       Она полностью ушла в работу и отключилась от остального мира.


       Кабинет Ю.Н. Грищенко

- Юрий Николаевич, я вас очень прошу, - мордастый, почти квадратный парень умоляюще сложил ручки перед собой. - Ну не могу я больше у этих черных работать. А после безвременной смерти шефа, - он печально опустил маленькие глазки, - стало вообще погано. Ведь я только вам всю правду говорил.

       Юрий Николаевич поморщился. Бывший охранник Исы, Шурик ему никогда не нравился. Хотя информацию сливал исправно, но точно также будет стучать кому-нибудь и на него, за соответствующую плату, конечно. Но опять же лучше держать такого мерзавца под боком, в пределах досягаемости.

- Ну, хорошо, Шурик, подойди к Максиму Алексеевичу. Скажи, что я просил устроить тебя.
- Спасибочки вам огромное, Юрий Николаевич! – расплылся в улыбке Шурик и, пятясь задом, покинул кабинет.

       В этот момент Марго как раз подходила к двери Грищенко. Ей все-таки удалось вскрыть защиту, и она очень гордилась этим. Наташа куда-то вышла, поэтому предупредить, что у банкира посетитель было некому.
       Марго еле успела отпрыгнуть в сторону, и Шурик своей массой только слегка зацепил ее, но этого стало достаточно. Механизм был запущен. Перед глазами Марго возник взрыв во дворе. Она резко отпрянула от борова. Тот пробормотал какие-то извинения и выкатился из приемной.
       Марго застыла на пороге кабинета Юрия Николаевича. Она совершенно забыла, зачем сюда шла.

- Что-то случилось, Маргарита? – голос Грищенко вывел ее из оцепенения.
- Ах, да, - улыбнулась она, - Юрий Николаевич, мне удалось ограбить ваш банк и времени на это ушло не так уж много.
- Да что вы? – искренне изумился он. - Идите сюда, покажите.

       Он уступил Марго свое место за столом перед включенным компьютером, и она показала, как клиенты банка могли бы запросто лишиться всех своих денег на счетах.
- Тогда следующее поручение. Вам хватит месяца, чтобы создать более надежную новую программу? – серьезно спросил банкир.
- Не знаю, - честно призналась Марго. - Ломать легче, чем строить, но я попробую.

       Она уже направилась к выходу и взялась за ручку двери.
- Юрий Николаевич, кто от вас только что выходил? – помявшись, спросила Марго. - Конечно, это не мое дело…
- Да, так, - равнодушно махнул рукой Грищенко, - один из бывших охранников Исы. На работу приходил проситься.
- Взяли?
- Да, отправил к Максиму. Таких, как он лучше держать поближе. Та еще гадюка.
- Не надо было его брать. Он каким-то образом связан с тем взрывом, - тихо сказала Марго и закрыла дверь.

       После ее ухода, Юрий Николаевич закурил. Он не был согласен с мнением Марго, что Шурика не надо было брать к себе. Просто за ним нужно получше присматривать.
       Банкир снял телефонную трубку и вызвал к себе Максима.


       Марго, любившая каждое дело доводить до конца, решила поближе познакомиться с секретаршей Наташей. С этой целью, купив в обед небольшой тортик и коробку конфет, ближе к концу рабочего дня зашла в приемную, отметить свой первый день на новом месте.

       В процессе общения она поняла, что Наташа – вполне безобидное существо с очень ограниченным количеством мозгов. Марго стало даже стыдно, что она могла подозревать такой овощ в каких-то сложных хитросплетениях. Они уже допивали вторую чашку, как в приемную буквально ворвалась ослепительная девица в сногсшибательно дорогом костюме с копной длинных рыжих волос.
       Наташа попыталась предупредить, что к председателю правления только что зашел управляющий банком.
       Но девица, не обращая ни на кого внимания, влетела в кабинет, а через несколько секунд, управляющий торопливо вышел из кабинета Юрия Николаевича.

- Кто это? – недоуменно спросила Марго.
- Супружница, - презрительно выдохнула Наташа. - И где он только откопал такое сокровище?

       Марго внутренне с ней согласилась. Несмотря на потрясающие внешние данные, было совершенно ясно, что та из себя представляет.
       Хотя толстые двери и не давали возможности расслышать все, что происходило в кабинете, но наиболее громкие и визгливые выкрики, все же доходили до ушей, находящихся в приемной.

- И давно он, - Марго кивнула головой в сторону кабинета, - гм… женат на этой?
- Кажется, не очень, - сочувственно вздохнула секретарша. - Я тут около двух лет работаю. Говорили, вроде бы, незадолго до моего прихода… - она снова вздохнула. И Марго поняла, что если бы Юрий Николаевич уже не был женат, ему пришлось бы туго.
- Но ведь это не первая жена? - внезапно спросила Марго. Она неожиданно вспомнила, что видела в блюдце.
- Да, - подтвердила ее мысли Наташа, - первая жена умерла. Ходили слухи, что вроде покончила с собой, но это было до меня.

       Да-да, Марго кивнула головой не только Наташе, но и своим мыслям. Именно это – смерть жены она и видела. Но ведь она не все сказала банкиру. И оказывается правильно сделала.
       Тогда она не придала этому значения, посчитала, что и в чашке и в блюдце видит смерть одной и той же женщины. То, что блюдце – прошлое, а чашка – будущее, неважно. Так иногда бывает, если человек продолжает часто думать о каком-то событии.
       Теперь Марго поняла – она видела смерть двух разных женщин. Только вот, стоит ли предупреждать об этом Юрия Николаевича? А вдруг она ошибается? Из задумчивости Марго вывел Наташин голос:

- Правда, эта Верка – противная баба?
- Очень даже, - равнодушно подтвердила Марго. Ее мысли были уже далеко от Верки, Наташи и приемной.

       Ей не хотелось еще раз встречаться с «противной бабой», поэтому, быстро допив чай, Марго сбежала, предоставив Наташе одной получать удовольствие от общения с женой шефа.


       Ольга уже собиралась ложиться спать, когда в квартире раздался телефонный звонок. Было очень плохо слышно, но голос показался ей смутно знакомым.
- Здравствуйте, не могли бы вы сейчас выйти во двор? Мне нужно вам кое-что передать, - сказал мужской голос.

       Была уже ночь, а во дворе ни единого фонаря. Ольга заволновалась:
- Давайте перенесем это на утро.
- Зачем? Я уже во дворе вашего дома, - настаивал голос. - Вам нечего бояться.
       Пожалуй, действительно, нечего. Если этот человек оттуда, куда она звонила несколько дней назад, то они не стали бы действовать так грубо, а все остальное ее уже пугало мало.
- Ну, хорошо, - согласилась Ольга. - Подождите немного, я сейчас выйду.

       Она зашла на темную кухню и выглянула во двор. В темноте красным светом горели задние фонари, а желтым – шашечки такси на крыше машины.
       Ольга вышла, закрыла дверь на ключ и пошла вниз. Незнакомец встретил ее почти около подъезда. Он так незаметно вынырнул из темноты прямо перед ней, что она вскрикнула от неожиданности.

- Не надо так нервничать, – раздался тихий вкрадчивый голос у нее над ухом.
- Что вам надо? – так же тихо спросила Ольга, невольно подыгрывая собеседнику.
- Вот, вам просили передать.

       Увидев, что незнакомец протягивает ей конверт, она неуверенно взяла его и спросила:
- А кто просил?
- Неважно, но вам это очень пригодится, - с этими словами он развернулся и пошел к ожидавшей его машине.

       С минуту Ольга обдумывала и переваривала сказанное. Этого хватило, чтобы мужчина дошел до машины, сел, и она резко тронулась.
       В голове Ольги буквально вспыхнула молния, сработала женская интуиция.

- Сережа! – не своим голосом закричала она, бросаясь за машиной.

       Но было слишком поздно, такси уже уехало со двора.
       Ольга не помнила, как она вернулась домой и только на кухне заметила, что мертвой хваткой сжимает смятый конверт. Трясущимися руками она высыпала на стол содержимое. Договор с «Техбанком» на ее имя, маленький заклеенный конвертик с пин-кодом кредитной карточки, ну и сама карточка.

       Ольга сразу же вспомнила предсказание гадалки, что получит деньги от мужа, но это будет их последняя встреча. Она разрыдалась горько и неудержимо. Слезы текли рекой и остановить их не представлялось возможным. Если гадалка права, все кончено, они больше не увидятся никогда. Поэтому она рыдала о безвозвратной утрате. С этого момента она безоговорочно уверовала в незаурядные способности Марго и не заметила, как мысленно назвала ее ведьмой, но не в том пугающем смысле, а с известной долей благодарности за то облегчение, которое наступает после многолетней пытки неизвестностью.


       Девять утра
       проходная «Техбанка»

       Максим был страшно зол на Шурика, которого взяли-то всего несколько дней назад, притом, с испытательным сроком и вот, на тебе. Его дежурство, должен, как штык, быть к восьми часам. Сейчас уже девять, а он где-то шляется, и домашний, и мобильный телефоны молчат.

       Максим резко бросил трубку, телефон жалобно и обиженно звякнул. Он-то здесь при чем? Ладно, придется вызывать кого-нибудь еще на подмену. Быстро просмотрев список охранников, он снова снял трубку.
       Решив проблему, Максим еще раз набрал мобильный телефон Шурика, чтобы с удовольствием сообщить ему, что он уволен.

       К его удивлению, в трубке послышался чей-то мужской голос:

- Слушаю.
- Шурик? – с сомнением спросил Максим, похоже, голос, вроде бы, не его.
- Нет, участковый, лейтенант милиции Климов, - отрапортовала трубка.
- Прекрасно, - усмехнулся Максим. - Он что, в милицию попал?
- А вы кто? – уточнил Климов.
- Начальник службы охраны «Техбанка» Савельев, - представился Максим. - Я хотел сказать ему, что он уволен.
- Вряд ли вы ему это сможете сказать, он мертв, - констатировал лейтенант. - А вы бы не могли подъехать к его гаражу? Он там.
- Сейчас буду. Где это? – Максим положил трубку и направился к Юрию Николаевичу.

       Сначала Иса, теперь его бывший охранник. Все это было странно и веяло какими-то неприятностями, не от милиции, конечно. Здесь явно просматривался «чеченский след». Максим усмехнулся. Дело принимало интересный оборот.


       Ольга работала участковым врачом. Единственное преимущество этой неблагодарной и низкооплачиваемой работы состояло в том, что она была занята только половину дня. Еле отработав свою смену, Ольга решила зайти в «Техбанк» и посмотреть, обладательницей какой суммы она стала.
       После всего произошедшего ночью, она чувствовала себя не просто плохо, а препаршиво. Голова раскалывалась на мелкие кусочки, заплаканные глаза жгло, а где-то в области солнечного сплетения давил кирпич и мешал дышать, поэтому Ольга решила прогуляться пешком и попытаться расслабиться.

       Прогулка немного улучшила ее состояние, к тому же - лето, зелень, солнышко светит… Она пересекла площадь и подошла к банку. Завернув за угол, увидела надпись «Банкомат» и дверь.
       Подергала – закрыто. Ей стало стыдно, что она не знает, как открыть дверь, а спросить не у кого. Решив подождать, Ольга отошла в сторону, не сводя глаз с кабинки банкомата.

       Ждать пришлось не долго. Вскоре подошел парень, достал кредитку, куда-то поднес ее, дверь открылась, он вошел, а над дверью зажглась красная лампочка. Наверное, она дает понять, что кабинка занята, решила Ольга.
       Через несколько минут парень вышел, и она, смущаясь, попросила показать, как открыть дверь. Он покровительственно ухмыльнулся, но не отказал.
       И вот Ольга одна стоит перед бездушной машиной, которая должна сказать, насколько она разбогатела. Со второго захода ей удалось правильно направить карточку, и та, с мягким щелчком ушла в недра банкомата.На секунду у Ольги перехватило дыхание – карточка провалилась и все деньги вместе с ней. Но вот на экране появилась надпись: «Введите код».

       Дома Ольге казалось, что она на всю жизнь запомнила эти цифры, но теперь они неожиданно исчезли из ее сознания. От волнения, решила она и прикрыла глаза. Наконец, ей удалось немного успокоиться и вспомнить всю комбинацию цифр.
       Дальнейшие шаги отражались на экране. Ошибиться было трудно. Ольга нажала кнопку напротив слова «Выписка». Банкомат запищал, выплюнул ее карточку, а через секунду откуда-то снизу вылезла и сама выписка. Ольга поднесла бумажку к глазам и обомлела. Цифра на ней была семизначная. Откуда у Сергея могли появиться такие деньги?

       Ответы, которые лежали на поверхности, ей совсем не нравились. Почувствовав, что не хватает воздуха, Ольга нажала на кнопку около двери, что-то щелкнуло, и замок открылся.
       К счастью, за дверью никого не было, и никто не видел выражение ее лица. Ольга еще раз посмотрела на выписку при дневном свете. Цифра ничуть не изменилась. Она медленно переходила площадь, одновременно засовывая карточку и выписку, наконец, застегнула сумку и неожиданно почти побежала. Ей захотелось побыстрее добраться домой. Она совершенно забыла, что через площадь едут машины и развязка там довольно сложная.
       В последний момент Ольга все-таки услышала визг тормозов и инстинктивно дернулась назад. Это спасло ей жизнь. Дымчатый «Мерседес» лишь слегка задел ее. Но этого хватило, чтобы отлететь на несколько шагов и жестко приземлиться на бок. В глазах у нее потемнело.


       Юрий Николаевич злился на весь мир, проблемы напирали со всех сторон и размножались, как тараканы. Он решил пообедать в небольшом элитном ресторанчике в бору, недалеко от города. Может, хорошая еда и приятная обстановка несколько успокоят его? Маргарита правильно говорила, не надо брать этого Шурика. Объясняйся теперь. Конечно, этим будет заниматься один из адвокатов банка, но все-таки, ему-то, зачем эта головная боль?
       После обеда надо поговорить с Маргаритой. Возможно, она сумеет восстановить, какие знания Шурик унес с собой в могилу?

       От банка через площадь шла какая-то женщина. Шла, не спеша, не глядя на дорогу, и по пути возилась с сумкой, вдруг, неожиданно решила прибавить шагу и почти бегом выскочила на мостовую перед его машиной. Она явно ничего не видела вокруг.
       Юрий Николаевич резко тормознул, хотя и понимал, что это бесполезно, слишком уж маленькое расстояние отделяло его от этой растяпы. Подать влево он тоже не мог, мешал поток машин.
       В какие-то доли секунды перед столкновением, женщина сумела оценить ситуацию и изо всех сил дернулась назад. Банкир на секунду прикрыл глаза от облегчения и тут сразу почувствовал мягкий толчок.

       Женщина отлетела на тротуар и упала. Но было ясно, что она отделалась только небольшим ушибом и большим испугом.
       Юрий Николаевич тоже заехал на бордюр и вышел из машины.
       К этому времени, женщина уже сидела на асфальте, крепко прижимая к себе сумку и глядя на него совершенно круглыми от ужаса глазами.

- С вами все в порядке? – холодно поинтересовался банкир.

       В конце концов, эта дура сама была во всем виновата. Надо смотреть, когда улицу переходишь, а не в сумке копаться!
- Да, наверное, - пробормотала женщина, вставая и отряхиваясь. - Извините меня, ради бога. Это я во всем виновата, задумалась. Смотреть надо было, - продолжала она молоть скороговоркой, по-прежнему думая о чем-то другом.

       Юрий Николаевич удивленно смотрел на пострадавшую. У нее был великолепный шанс сколоть с него немалые деньги. И он бы отдал, отдал охотно, ведь это было лучше, чем общаться с ГИБДД и всеми остальными. К тому же одета женщина была небогато…
       Может, она просто в шоке и еще не поняла, в чем выгода ее ситуации?

- Надеюсь, вы не будете настаивать на том, чтобы вызвать дорожную инспекцию? – спросил Юрий Николаевич.

       Она отрицательно покачала головой и спросила, глядя на него с опаской:
- А что, вы будете?

       Неожиданно банкир рассмеялся. Нет, эта женщина никак не могла быть вымогательницей. Уж слишком наивные и ясные у нее были глаза. Постоянное напряжение, в котором он находился последнее время, начало незаметно отпускать.


       Тот же областной центр
       времена застоя

       Много лет назад молодой инструктор обкома Юрий Николаевич просчитал, как должна будет складываться его жизнь. Но чтобы все произошло именно так, как предполагалось, нужен был хороший старт.
       И такой старт могла обеспечить только выгодная женитьба, потому что необходимых личных связей у него не было. Первый секретарь благоволил к подающему надежды инструктору – тот всегда был под рукой, подтянутый, улыбающийся, исполнительный. В общем, во всех отношениях приятный молодой человек.

       Поэтому он не стал вмешиваться, когда Юрик, как его называли в узком кругу, стал робко ухаживать за его дочерью. Хотя и догадывался, почему он это делал.
       Первый секретарь отдавал себе отчет, что Лариса была самой обычной девушкой – не очень умной, не слишком красивой, так, обычная серая мышка, которых вокруг было хоть пруд пруди. Главное ее преимущество заключалось в том, что она была дочерью первого секретаря обкома.
       Юрик применил все свои недюжинные способности и обаяние. Через два-три месяца после знакомства он сделал ей предложение, которое сразу же было принято. Они поженились.

       Свадьба была такая, что о ней говорил весь город. После чего молодой муж сразу же перестал быть Юриком, а стал Юрием Николаевичем и теперь уже навсегда.
       Уже в самом начале семейной жизни Юрий Николаевич стал обращать внимание на некоторые странности в поведении молодой жены. Она совершенно неожиданно могла полностью уйти в себя, никого не видя и не замечая, могла целый день пролежать на диване, не шевелясь и просто глядя в стену.
       Вначале, он считал эти завихрения привыканием к семейной жизни, сложным характером, комплексом неполноценности, наконец. Когда же родился сын – Димка, эти странности стали проявляться чаще и сильнее.

       В тайне ото всех Юрий Николаевич устроил Ларису в психиатрическую лечебницу в Москве. Это помогло, во всяком случае, на какое-то время. Она вернулась из клиники другим человеком, и, казалось, жизнь вошла в нормальное русло.
       К этому времени Юрий Николаевич, не без помощи тестя, сделал уже приличную карьеру и был очень удивлен, когда в начале перестройки, тесть предложил ему уйти из обкома в частный бизнес.

       Только через несколько лет он смог полностью оценить дальновидную заботу своего благоприобретенного родственника, а тогда был не только удивлен, но и обижен. В планы Юрия Николаевича входило сменить тестя на высоком посту. Он уже начал готовить себя к этой престижной должности, а тут – совершенно неожиданное предложение открыть банк.
       С большим трудом тесть сумел убедить его, что банк, это одно из особых заданий, что скоро возникнут проблемы у них у всех, и это – лучший вариант, чтобы не столько сохранить огромные средства организации, сколько для будущего самого Юрия Николаевича и его семьи.

       Юрий Николаевич согласился… и не пожалел. Он оказался талантливым менеджером. Дела банка быстро шли в гору. А вскоре произошли всем известные события и тестя отправили не пенсию. Хотя и ожидаемые, эти события стали для бывшего первого секретаря большим ударом. Прожив на пенсии совсем немного, он вскоре умер он инфаркта.
       Для Ларисы это тоже стало ударом, но совсем по другим причинам. Всю жизнь с Юрием Николаевичем она привыкла считать себя главой семьи, не потому что много зарабатывала или еще по каким-то объективным причинам, а просто потому что была дочерью своего могущественного отца. При каждом удобном случае, она напоминала мужу, кто ее отец. И какие проблемы могут у него быть, если она пожалуется первому секретарю.

       Теперь жаловаться некому. Юрий Николаевич стал не только процветающим бизнесменом, но и хозяином в доме, а она никому не нужной домохозяйкой, вещью при муже.
       Подправленная психика Ларисы после таких тяжелых травм, снова стала давать сбои. Приступы депрессии становились все чаще, дольше и тяжелее. Она лежала на диване уже не днями, а неделями, ни с кем не общаясь, ни на кого не обращая внимания, полностью закрываясь в себе от окружающего незнакомого и непонятного нового мира.

       Единственный, кто хоть как-то мог на нее подействовать был Димка. Сын стал уже достаточно взрослым, чтобы понимать, с матерью что-то не то, но отношения у них оставались близкими и доверительными, в отличие от отношений с мужем.
       К счастью, коттедж, где жила семья Грищенко, был достаточно большой, чтобы они могли не встречаться неделями.


       Через некоторое время в коттедже Юрия Николаевича раздался телефонный звонок. Жена сняла трубку. Тихий женский голос попросил Ларису, и когда та подтвердила, что она у телефона, женщина тем же тихим голосом сказала, что у мужа уже давно есть любовница и назвала адрес квартиры, где они встречаются.
       Лариса, будучи женщиной небедной, могла позволить себе нанять человека, чтобы проверить полученную информацию. И вскоре – все подтвердилось.Лариса сразу вышла из своей хронической депрессии и впала в настоящую истерику. Она кричала, визжала, била посуду, рвала на себе волосы, каталась по полу. Картина была удручающая.

       Юрий Николаевич не стал спорить, или отпираться, а просто ушел, громко хлопнув дверью. Наверное, это было его ошибкой. Когда утром он вернулся домой, около коттеджа стояла машина скорой помощи.
       Ночью, после его ухода, Лариса выпила три упаковки сильнодействующего снотворного и оставила записку, в которой обвиняла мужа во всех грехах не только на самом деле произошедших, но и придуманных ее больным воображением.

       До приезда милиции Юрию Николаевичу удалось выкупить у врачей предсмертную записку Ларисы. После чего они написали безобидный отчет, и все списали на психологическое состояние покойной.
       Правда, сын так и не простил его. После похорон Димка заявил, что во всем виноват Юрий Николаевич, и он его больше не желает знать, но деться ему пока было некуда, и он остался жить дома.


       Через положенный по правилам приличия срок Юрий Николаевич женился на бывшей любовнице Вере – манекенщице на пенсии. Не потому что беспредельно любил, а просто с ней было удобно выходить в свет. Эффектная женщина, она умела красиво себя подать. Это были необходимые составляющие для жены преуспевающего банкира.

       Довольно долго Юрий Николаевич был уверен, что мозгов у молодой жены немного. Но в последнее время, присмотревшись к Вере, пришел к выводу, что ума было мало у него. Его настойчиво преследовала мысль, что женский голос, позвонивший Ларисе, принадлежал именно Вере, но доказать это уже было невозможно.
       Он старался не думать об этом обстоятельстве, которое унижало его мужское самолюбие и приводило к печальному выводу, что все произошло так, как задумала Вера, а он был всего лишь марионеткой в ее наманикюренных коготках.

       Вскоре Юрий Николаевич отправил Димку учиться в Англию, и они практически не общались. Недавно сын позвонил, что подыскал себе хорошую работу и после окончания учебы назад не вернется, а через несколько лет вернет деньги, затраченные на обучение. Больше он ничем не обязан Юрию Николаевичу. Видимо, Димка так и не простил его. Сначала эта мысль жестко жгла отцовское сердце, потом боль стала привычной. Под водопадом происходящих событий, она постепенно притупилась.


       Площадь перед «Техбанком»
       сейчас

       Вдруг, неожиданно для самого себя, Юрий Николаевич решил пригласить ее в ресторан. Пожалуй, компания ему сегодня не помещает.
       Ольга внимательно посмотрела на хозяина «Мерседеса» и вдруг очень четко услышала голос Марго, который знакомо произнес: «Он будет носить очки».

- Вы сейчас заняты? – ни о чем не догадываясь, спросил мужчина.
- А что? – в голосе Ольги появилось подозрение.
- Да вот, у меня обед, хотел и вас пригласить, чтобы искупить возникшее недоразумение.
- Я… - Ольга поморщилась и замялась. Она понимала, что вид у нее еще тот.
- Да мелочи все это, - он правильно понял ее неуверенность. - Там, куда я вас приглашаю, есть отдельные кабинеты, и никто вас не увидит, а потом отвезу домой, на работу, или в любое другое место, куда скажете.

       Странно, но Ольге понравилось его предложение, да и приглашающий не выглядел бандитом, хоть и на «Мерсе». Вполне приятный, интеллигентного вида мужчина, а главное, в очках. Современная, образованная женщины, к тому же врач, она безоглядно верила в гадание еще и потому, что ей хотелось в него верить, ведь в ее годы жизнь только начинается, а главное – у нее есть Женька, которая должна быть более счастливой.
       Решившись, Ольга кивнула головой, и они направились к машине.

- Меня зовут Юрий, - представился банкир уже в машине.
- А меня Ольга.

       «Мерседес» двинулся в сторону бора.
- Чем же, Оля, вы занимаетесь? – разговор ни о чем успокаивал обоих.
- Я – участковый врач, - односложно ответила женщина, глядя в окно.

       М-да, решил Юрий Николаевич, разговорчивой и кокетливой ее никак не назовешь.
- А вы чем занимаетесь? – спросила Ольга, наверное, только сейчас сообразив, что ведет себя на грани неприличия. Человек пригласил ее в ресторан, она согласилась, а сама даже разговаривать с ним не хочет.
- Я работаю в банке… - Юрий Николаевич хотел сказать, клерком, но потом передумал. Все-таки клерки не ездят на шестисотых. Это было бы ясно даже участковому врачу, - менеджером, - нашелся он, наконец.

       «Мерседес» мягко затормозил на закрытой стоянке, и они вошли в прохладный затемненный холл.

- Здравствуйте Юрий Николаевич, - широко улыбаясь, с готовностью бросился к нему администратор.

       Он проводил их в отдельный кабинет.
- Неужели здесь знают всех менеджеров банков? – в устах Ольги это прозвучало как вопрос, хотя его смысл имел далеко идущие выводы.

       Банкир понял, что она ему не поверила, но решил не давать повода углубиться в дальнейшие расспросы, поэтому пропустил комментарий мимо ушей и предпочел взять инициативу в свои руки, задавая многочисленные вопросы своей немногословной собеседнице. Вскоре он сделал вывод, что Ольга легко и спокойно разговаривает на любые темы. Нельзя касаться только ее бывшего мужа. Что-то там было не так, но Юрий Николаевич не стал настаивать. Нет, так нет, ее право.

       Они очень мило провели время, когда уже к концу обеда зазвонил мобильник. Звонил, вернувшийся из гаража Шурика, Максим.
       Юрий Николаевич подвез Ольгу до дома, на всякий случай, взял ее телефон, хотя на самом деле, звонить не собирался. Ему надо было спешить. Дела опять захватили в свои железные объятия.

(продолжение следует)


Рецензии
http://www.proza.ru/2013/10/08/1098

ДА.................................

ЧИТАЕТСЯ - ХОРОШО, ЛЕГКО, ИНТЕРЕСНО

ПОНРАВИЛОСЬ

ВИДНО ВЫ И САМИ ЧЕРЕЗ

КОЕ ЧТО

ПРОШЛИ...............

Олег Грязнов   27.02.2015 22:28     Заявить о нарушении
Олег, спасибо. Нет, не я, прототип - моя знакомая. Она прекрасно гадала на кофейной гуще, а потом перестала, совсем... При одном из ее гаданий я присутствовала. Вот честно, после этого я знаю, как волосы встают дыбом. У меня точно вставали. Я приводила к ней свою подругу, не буду здесь описывать как все происходило, но реально стало страшно от того, что говорилось, а подруга вообще чуть не хлопнулась в обморок. Эта знакомая описывала то, что она ВООБЩЕ НЕ МОГЛА ЗНАТЬ, но давала совершенно четкое описание. Вот так бывает, если бы рассказали - не поверила.

Алена Скрипкина   27.02.2015 23:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.