Ведьма ч. 3

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2004 г. 

                Алена Скрипкина

                Кабинет Ю.Н. Грищенко

- Дело заводить не будут. Оформили, как несчастный случай – пьяный был, отравился выхлопными газами прямо в своей машине. Наверное, указиловку такую получили сверху, - сообщил Максим.
- Лихо работают. В таком случае, кто следующий? – Юрий Николаевич заметно нервничал.

      Хотя он и верил Марго, что лично ему ничего не угрожает, но все могут ошибаться время от времени. Максим неопределенно пожал плечами, пожалуй, свои предположения он лучше оставит при себе.
- Я так понимаю, что этот гаденыш Шурик что-то знал, - предположил банкир.
- Угу, знал и пользовался своими знаниями. Я думаю, за это и пострадал. Теперь осталось совсем чуть-чуть – попробовать выяснить, что он мог знать, - пробурчал охранник.
- Тебе, Максим Алексеевич, и карты в руки, как начальнику службы безопасности, - одобрительно усмехнулся Грищенко.
- Может, к вашей консультантке обратиться? - предложил Максим.
- Неужели поверил? – искренне удивился Юрий Николаевич.
- Не то чтобы поверил, но других вариантов, чтобы достать информацию с того света, у меня нет, - он поморщился и, выйдя из кабинета председателя правления, вошел в соседнюю дверь.


      Марго недовольно подняла голову от компьютера. Ей нравилось заниматься своим делом. В данном случае, она работала над составлением программы по защите банковских счетов от несанкционированного доступа.
      Понять выражение лица Максима было сложно. Затемненные очки надежно скрывали глаза. «И что он в помещении таскает эти  дурацкие очки?» – раздраженно подумала Марго.

- У нас тут несчастный случай произошел, - с порога заявил охранник. - И Юрий Николаевич посоветовал обратиться к вам для уточнения некоторых деталей.

      Он был доволен, получилось очень удачно – спихнуть идею на начальство и не выглядеть полным идиотом перед этой гадалкой.
- Вы имеете в виду кофе? – Марго не была уверена до конца, что правильно поняла обращенное к ней предложение.

      Она точно знала, что Максим абсолютно не верит во все это.
- Именно его, - согласился он, небрежно развалившись в кресле. - Потому что, в данном случае помочь могут только потусторонние силы, ибо объект безвременно скончался, - выдал он высокопарную фразу, сохраняя на лице выражение работника фирмы ритуальных услуг при исполнении служебных обязанностей.
- Но у меня здесь нет молотого кофе, - несколько растерялась Марго.

      Она терпеть не могла гадать людям, которые не верили в ее способности хотя бы чуть-чуть. В такие моменты ей было трудно сконцентрироваться, она начинала сбиваться, нервничать и часто ошибалась.
      Буквально через несколько минут Максим поставил перед ней пакет кофе в зернах и кофемолку со словами:
- А кто пить-то будет за покойника?

      Марго задумалась. Вопрос был правильный. Она еще ни разу не сталкивалась с такими ситуациями, чтобы ее спрашивали  о мыслях покойников.
- Не знаю, - протянула Марго, глядя на пакет с кофе.
      Она попыталась посмотреть на Максима, но, наткнувшись взглядом на затемненные  очки, опять опустила глаза. Не хочет в глаза смотреть, ну и не надо, тогда она на него тоже смотреть не будет, решила про себя Марго.
      Она помолола кофе, засыпала в чашку, включила электрочайник и сказала:

- Пить будете вы, потому что знаете, о ком идет речь. Пейте и думайте о нем, может, что и получится. Хотя я не очень уверена.
      Марго, не глядя, отставила в сторону чашку. Какое может быть будущее у трупа? Глядя на блюдце, она вдруг поняла, о ком идет речь.
- А, умер бывший охранник Исы, такой большой, квадратный? Эти вопросы к нему относятся? – спросила Марго, разводя руки в стороны, чтобы показать ширину безвременно почившего Шурика.
- Да, Шурик… - в голосе Максима явно звучало удивление, к которому откровенно подмешивалась некоторая доля уважения.

      Марго снова увидела силуэт машины с гранатой под дном. Но это все уже известно. Надо попытаться рассмотреть что-то новое…
      Ну вот, удалось. Два человека сидят в машине, курят, наверное, беседуют. Один виден плохо, а вот второй – большой, квадратный. А около этого квадратного… граната? Все правильно! Марго вздрогнула и уверенно сказала:
- Это он подложил гранату или что-то подобное в машину Исы. Подсел к шоферу вроде бы покурить и оставил. Потом вышел, вернулся на место. Кто на него подумать может, свой ведь?
- Что еще? – вопрос прозвучал  резко, как окрик, но Марго не обиделась, ситуация и правда была совсем необычная.   
- Сейчас, мне подумать надо и сосредоточиться, - она снова уткнулась в блюдце.

      Неожиданно на Марго опять снизошло озарение, которое почему-то довольно часто стало посещать ее именно в последнее время.  Она увидела Шурика, беседующего с  мужчиной. Почему-то Марго чувствовала, что это был чеченец. Шурик взял деньги, много денег за свои услуги наемного убийцы. Потом взрыв около ее дома. Затем она увидела Шурика около телефонной трубки. «Жадность фраера сгубила», - пробормотала Марго и начала рассказывать вслух, что она смогла увидеть. Дальше снова был Шурик в гараже с двумя мужчинами и несколькими бутылками.  Потом силуэт лежащего громилы с каким-то туманом вокруг.
      Марго решила, что это был газ в гараже, которым Шурик и отравился.

- Ну, в общем, так, - Марго поставила блюдце на стол и стала рассказывать об увиденном. - После того, как Шурик убил Ису, он, наверное, решил подоить заказчиков. Начал из них вымогать еще денег. Они, будучи людьми добрыми, - Марго ухмыльнулась, - тут же пришли к нему вместе выпить, обсудить ситуацию и объем дополнительных вливаний. Наверное, что-то подсыпали, а когда он заснул, запихали его в машину и  оставили включенным мотор. После чего сами ушли, а он задохнулся. Вот. Понравилось?
- Просто потрясающе, - пробормотал изумленный Максим. - Особенно, если все это окажется правдой, а не фантазией дамы, начитавшейся детективов.

      Вот здесь Марго позволила себе обидеться:
- Это все и есть правда, а не мои фантазии, можете по своим каналам проверить. Наверняка же у начальника службы безопасности такие каналы есть.
- Найдутся.
      С этими словами Максим покинул ее кабинет.
- Козел, - мстительно прошептала ему вслед Марго, когда дверь закрылась.

    Хоть так отвести душу, мелочь, а приятно. Этот мужик ей совсем не нравился. Только Марго успела подумать, что, надо было отправить его мыть посуду, как  объект собственной персоной, вновь объявился на пороге.
- У меня возник еще один вопрос, - заявил Максим, снова плюхаясь в кресло. - В этом осадке можно разглядеть какие-нибудь имена или хотя бы буквы?
- Можно, - вздохнула Марго, снова берясь за блюдце, - но не всегда.
      Она долго и напряженно всматривалась в разводы, крутила блюдце во все стороны и наконец сказала:
- Я вижу только одну букву и больше ничего. Поможет?
- Не знаю. Возможно. Какая?
- Кажется, Ш, но с таким же успехом это может быть и прописная Т, - неуверенно промямлила Марго и, не давая возможности клиенту выйти, потребовала. - А, между прочим,  чашки каждый моет за собой сам.
     Максим схватил у нее со стола посуду и молча вышел. Довольная Марго прикрыла глаза, как человек, завершивший трудное или опасное дело.


                Снова коттедж Шамиля,
                недалеко от областного центра
                несколько дней спустя

      Идиллическая картинка «Завтрак на траве» с шашлыками, кажется, продолжалась непрерывно.
- А, кстати, куда подевался  Муса? – спросил Ахмед.
- Воевать уехал, - мечтательно протянул Шамиль. - Я бы тоже с удовольствием… Но, дела, во имя Аллаха, нужно делать и здесь, - ухмыльнулся он и радостно сообщил присутствующим. - Вот еще одного шакала похоронили. Хорошие ребята в ментовке  работают, все по бытовухе пустили. Только вот банк этот мне совсем не нравится. А тут еще этот начальник охраны новый, как его там… - Шамиль пощелкал пальцами, делая вид, что не  султанское дело помнить фамилии кого попало, - решил, наверное, себя показать перед таким же дурным  начальством. Не верит он в бытовуху. Копать пытается. Если и дальше так пойдет, опередить бы надо…
- Сделаем, - быстро сказал кто-то из присутствующих.
- Ахмед, слушай дорогой, - обратился Шамиль к своему ближайшему помощнику. - Как там идут дела с моим заданием?
- Да идут помаленьку, - как-то без особой уверенности сказал Ахмед, - но не так быстро, как хотелось.
- Ну, если что не так пойдет, ты не особенно церемонься, - посоветовал Шамиль, - заодно этим и припугнем кого надо хорошенько.
- Если так, то это запросто, - обрадовался Ахмед. - Слушай, ты тогда еще что-то про свой вариант говорил. А у тебя-то как дела идут?
- Неплохо. Если все так  и дальше пойдет, может, по твоей линии и не понадобиться ничего, просто отделаться и все, - не вдаваясь в детали, сказал Шамиль и вспомнил: - А что про бабу эту, гадалку, выяснил?
- Да ничего там особенного нет, - доложил Ахмед. - Жила  до последнего времени с мужем – алкашом, левый доход имела от гадания. Ну, а теперь, сам знаешь, этот… банкир, - Ахмед буквально выплюнул  слово, - ее подобрал и пригрел. Совсем недавно, дня два назад, наверное, переехала в служебную квартиру от банка. Мужик ей теперь вообще  без надобности. Так что, к ней особо не подберешься. Нет у нее никого. Вот так.
- Ладно, - успокоил его Шамиль. - Пускай себе пока живет спокойно. Если надо будет, найдем, как воздействовать.


                Новая квартира Марго

      Марго сидела, поджав ноги, на громадном белом диване в гостиной, смотрела телевизор и жевала бутерброд.
      Жизнь теперь казалась ей райской сказкой. Но она знала и то, что предчувствия обманывают ее редко, а предчувствие опасности в последнее время не отпускало вообще. Поэтому, находясь в ожидании черной полосы, морально готовила себя к приближающимся неизвестным проблемам. К тому же Наташа, почему-то стала испытывать к ней доверие и, не стесняясь, изливала свои проблемы.

      Марго не впервой становиться жилеткой. Все это можно выслушать и забыть, как она обычно и делала. Но в череде проблем, какие естественны у молодой, красивой и одинокой женщины, имелась одна, которая не позволяла Марго просто выслушать и забыть. В последнее время за Наташей начал усиленно ухаживать какой-то тип. Вначале она даже обрадовалась. Парень вроде  был не бедный, красиво ухаживал, пару раз приглашал в ресторан, но потом что-то в его поведении Наташе не понравилось.

       Точнее, ей не понравилось, что ухажер стал делать туманные намеки по поводу банка, пытался выспрашивать, выяснять и вынюхивать. Она его бортанула. Это не помогло. Мужик начал преследовать ее по полной программе – отлавливал около банка, приезжал или звонил ночью домой, говорил, как он ее любит. Наташа его не пускала, но жила-то она одна, поэтому изрядно струхнула и пожаловалась Марго.

      По окончании сложного мыслительного процесса, Марго все-таки решила капнуть на мозги Максиму. В конце концов, он – служба безопасности, вот пусть и защищает сотрудников. Так ему и надо, а у нее, Марго, и своих проблем предостаточно. В последние дни ее не раз посещала мысль разойтись с мужем. Надо бы завтра узнать у юристов, как это делается, а потом попробовать отловить Толика трезвым. Пора окончательно с ним завязывать.


      И все-таки утро Марго начала с решения не своих, а чужих проблем и пошла в службу безопасности. Дверь оказалась мало того, что металлическая, но и закрытая на какой-то хитрый замок. Марго постучала, вначале скромно и тихо, а потом, поняв, что ее не слышат, как следует, долбанула кулаком в дверь.
      Буквально  через несколько секунд дверь открылась. На пороге собственной персоной стоял Максим в своих вечных, темных очках, которые она так не любила.       Марго попыталась заглянуть ему через плечо. Хотелось поговорить с ним один на один.

- Что-то случилось? – спросил Максим.
- Ну, в общем, наверное… - неопределенно протянула Марго.
       Он посторонился, пропуская ее внутрь. Марго оказалась в небольшом предбаннике. Через приоткрытую дверь виднелась следующая  комната.
      Максим закрыл за ней дверь, а Марго, сразу же решив, что не стоит пытаться пройти в дальнюю комнату, села в кресло  и спросила:

- Здесь больше никого нет?
      Максим отрицательно покачал головой.
- У Наташи возникли некоторые проблемы, и я подумала… - Марго замялась, - может, вы сможете помочь?
- В чем? – голос охранника звучал удивленно.
- Какой-то мужик преследует  ее со своей любовью, домой ломится. В общем, боится она. Но я хотела, чтобы это осталось между нами, - попросила Марго в заключение.
- Не понял. Предлагаете, чтобы я ему морду набил, что ли? – усмехнулся Максим.
- Нет-нет, - она энергично помотала головой. - Я совсем не то имела в виду. Наташе кажется, что дело не в  большой любви к ней. Ему от нее что-то надо, - в дальнейшие детали Марго вдаваться не хотела, чтобы случайно не подставить Наташу. - Думаю, что, возможно, это связано с банком… - она многозначительно замолчала.
- Ну и? – поторопил ее Максим. - Что предлагаете?
- Может, «жучка» ей какого-нибудь в квартире поставить, - наконец решилась предложить она.
- С ее согласия? – уточнил он.
- Нет, наверное, нет. Я тут подумала, - идея и самой Марго казалась авантюрной, но зато Наташа так и не узнает, что она поделилась ее рассказом с кем-то еще, - Мой кабинет около приемной. Я замечу, когда она выйдет. Возьму из сумки ключи, отдам вам, и вы там все быстро сделаете.
- Ну, вы даете! – комментарий прозвучал без восторга.

      Однако, Максим задумался. Он проверил то, что сказала ему недавно Марго. Все было очень близко к истине, особенно, если считать букву Ш первой буквой имени Шамиль. А именно таково имя одного чеченского авторитета, с которым у Грищенко последнее время были серьезные проблемы. Может за Наташей ухлестывает один из его людей? Тогда девчонка действительно в опасности. Наверное, гадалка права и по поводу прослушки, во всяком случае, стоит попробовать.
       Марго, не говоря ни слова, ждала. Интуиция подсказывала ей, что он склоняется к положительному ответу, и боялась каким-то словом качнуть чашу весов в другую сторону.

- Хорошо, пожалуй, я попробую. Позвоните мне, когда ключ будет у вас, - согласился Максим.
      Марго вышла из его кабинета,  огляделась и почти бегом направилась к себе. Ей не хотелось, чтобы ее здесь кто-то видел. Если бы ее спросили почему, она не смогла бы сформулировать причину. Скорее, это было какое-то неосознанное чувство, связанное с грозящей опасностью. Максим и опасность – это две точки, для завершения грозного треугольника не хватает третьей – ее самой.

    
      Зайдя в свой кабинет, Марго оставила дверь приоткрытой и стала терпеливо наблюдать за коридором. Ждать пришлось довольно долго.
      Наконец, часа через два, мимо ее двери проплыла Наташа. Именно проплыла. Она знала, что выглядит эффектно, поэтому подавала себя соответственно – смотрите, завидуйте и любуйтесь.

       Марго моментально рванула со своего места и бросилась к сумке, висевшей на ручке Наташиного кресла. Быстро найдя небольшую связку ключей в маленьком боковом кармашке, она выскочила из приемной и бросилась к телефону. Был уже почти полдень, действовать надо быстро, а то и до конца   рабочего дня уже недалеко.
      Максим пришел почти сразу, сунул связку ключей в карман и, сказав, что вернет  через час, ушел.


                Наташина квартира

       Стандартная панельная девятиэтажка. Некоторое время Максим сидел в машине. На всякий случай стоило присмотреться. Если это и вправду человек Шамиля, то за домом могут присматривать. Но вскоре убедился, что все тихо и зашел в подъезд.
       Выбор ключей невелик – всего три, так что ошибиться было сложно, поэтому Максим открыл дверь квартиры с первой же попытки. Квартирка однокомнатная, нешикарная, но уютная. Максим четко и профессионально проверил все места, где могли находиться прослушивающие устройства, убедился, что их нет и только затем осмотрелся – на журнальном столике около дивана телефон. Несколько несложных, стандартных манипуляций и  передатчик установлен.

       Он подошел к балконной двери, выглянул на улицу. Балкон не застеклен и было видно, что Наташа использует его, просто как свалку ненужных вещей. Под  обеденным столом он также быстро пристроил еще одного «жучка» и вышел из квартиры.
       Еще отмыкая  квартиру, Максим заметил, что электросчетчики на лестничной клетке висят в раздолбанном, не закрывающемся шкафу, поэтому пристроить туда миниатюрную коробочку усилителя не составило никакого труда.

       Меньше, чем через  час он возвратился в банк и отдал  ключи.
       Марго добежала до приемной, не заходя внутрь, положила ключи около входа и оставила свою дверь приоткрытой. Вскоре она услышала, как кто-то сказал:
- Наташ, здесь какие-то ключи валяются.

     Дело было сделано. Вечером Марго со спокойной совестью возвратилась домой.
     Всю ночь в технической комнате службы безопасности банка шла запись того, что происходило в Наташиной квартире.


      Утро Максим начал с того, что внимательно прослушал пленку. Несколько звонков от приятельниц – ничего не значащий треп, запись какого-то музыкального канала. Максим уже включил ускоренную перемотку…

      Видимо, звонок раздался уже ночью. Наташа говорила Марго чистую правду. Мужской голос уговаривал, увещевал, даже угрожал. Монолог закончился тем, что Наташа бросила трубку. В голосе не очень отчетливо, но все-таки слышался легкий кавказский акцент. Да, плохи у девчонки дела, решил Максим. Похоже, это действительно кто-то из людей Шамиля.
       Вечером он решил подежурить около Наташиного дома, вдруг, удастся что-нибудь интересное увидеть. А пока выключил запись. Все равно Наташа целый день будет на работе. Всего через несколько часов Максим понял, какую допустил ошибку, но было уже поздно.


      Наташа весь день чувствовала себя выбитой из колеи после ночного звонка. Этот козел начал уже угрожать ей! Она провожала глазами всех, проходящих через приемную, и прикидывала к кому из мужчин стоит обратиться со своей проблемой. Своих приятелей она просить не хотела,  молодые парни – студенты, в общем, мелочевка всякая. Потанцевать, съездить позагорать, искупаться, это всегда, пожалуйста, а если что-то серьезное…
      Но до конца дня Наташа так и не решила, от кого можно получить конкретную помощь и в расстроенном состоянии поехала домой. В придачу ко всем ее неприятностям сломался замок в двери.

      «Слава богу», - пробормотала Наташа, когда ей удалось после длительных ковыряний в замке, хотя бы войти в квартиру. Пришлось закрывать дверь на цепочку и придвинуть к ней стул. До завтра продержится, а утром она вызовет слесаря, и тот все починит.
      Наташа уже хотела позвонить Марго и предупредить ее, что завтра она задержится, как в дверь кто-то позвонил. Наташа притихла. Ей вспомнился ночной звонок настырного ухажера, и она почувствовала, как по спине поползла холодная и липкая струйка пота.
     Максим видел, как к дому подъехала «БМВ», и в Наташин подъезд развязной походкой вошел молодой чеченец. Любому обычному прохожему этот парень никогда не показался бы кавказцем – светлые глаза, русые волосы. Но Максим мог отличить чеченца даже в темноте. Жизненный опыт научил его этому, и он включил прослушку.


      Звонок продолжал звонить и звонить. Послышался голос:
- Наташа, дорогая моя, открой дверь. Я знаю, что ты дома. Если  не откроешь, я умру прямо у твоих дверей!
      Наконец, незваный гость резко дернул за ручку, и ей все стало ясно.

      «Ведь это он, наверное, и сделал!» - запоздало мелькнула в голове Наташи страшная мысль.      
      Максим на слух так и не смог определить, как чеченец сумел открыть дверь, но в приемнике через секунду звучали уже два голоса.
- Наташа, ну как ты можешь? Я к тебе со всей душой, вот подарок принес, а ты? – наступательно вопрошал парень.

      Максим усмехнулся, интересно, что он там притащил?
- Извини, но я передумала. Я помирилась со своим парнем и выхожу замуж, -  голос Наташи предательски задрожал. - Не надо больше меня преследовать, уходи. Я вот вызвала слесаря замок починить, он должен прийти с минуты на минуту.

     Все встало на свои места. Теперь ясно, как этот хмырь вошел к ней, все было подготовлено еще днем.
     Максим понял, что ситуация для Наташи становится угрожающей и требуется его вмешательство. Он вышел из машины, поэтому не слышал продолжения разговора. А лифт, как назло, никак не шел.
      И тут до Максима дошло, чеченец заблокировал лифт на седьмом этаже, значит, собирался вот-вот вернуться! Максим побежал вверх, перепрыгивая через три ступеньки.


      Лето стояло жаркое, поэтому, дверь на балкон была открыта. Ему ничего не стоило вытащить худенькую Наташу на балкон и перегнуть  через парапет. Она не могла даже кричать, так как чеченец крепко перехватил ей горло.
      Единственное, что Наташа смогла сделать, это – вцепиться длинными ногтями в физиономию убийцы. Он ударил ее по лицу и зашипел:
- Сейчас, сучка, ты пожалеешь, что не дала мне. Мы могли бы прекрасно договориться, а теперь иди ты…
      Он окончательно перевалил ее через парапет балкона и отпустил.


      Сквозь разбитые стекла лестничной клетки Максим услышал ее истошный крик, понял, что опоздал и остановился. Услышав, как тронулся лифт, Максим бросился вниз.
      На каком-то из этажей, дорогу ему преградила мамаша с коляской. Эти несколько секунд решили все. Выбежав из подъезда, Максим увидел только задние фонари удаляющейся машины и собирающуюся у тела толпу. Конечно, он запомнил номер машины, но Наташу это уже не вернет.

       У Максима еще было несколько минут, до приезда милиции, чтобы забрать свои прослушивающие устройства. Уже, не спеша, он поднялся на лифте на седьмой этаж. Собрал «жучки» в карман, протер телефон и стол носовым платком и вышел из осиротевшей нежилой квартиры. Спускался вниз он  пешком, чтобы не столкнуться с милицией. И так было ясно, что толку от них не будет. Слишком уж крепко  тут все повязаны. Придется действовать своими силами.
       Максим вышел из подъезда, как раз в тот момент, когда  тело Наташи загружали в скорую помощь. Он глянул на накрытые простыней носилки. На том месте, где должна  быть голова, расплывалось большое кровавое пятно.

      Максим поморщился. Конечно, это  далеко не первая  смерть, которую он видел в своей жизни. Но, пожалуй, первая, такая бессмысленная и жестокая. Наташа была абсолютно безобидным существом, наверное, никогда и никому не сделавшим  ничего плохого. Максим задумчиво пожал плечами. Зачем им эта ненужная смерть? Пока он шел к своей машине, в голове возникла только одна идея – все  было сделано, чтобы запугать Грищенко. Если мы не остановились перед убийством  безобидной девчонки, то уж тебя-то…
      Максим плюхнулся на сиденье, громко хлопнул дверцей, и достал мобильник. Услышав голос банкира, тихо сказал:

- Юрий Николаевич, один из людей Шамиля только что убил Наташу.



      Военная разведка не ошибается, особенно, в таких случаях. Донесение гласило, что несколько боевиков, находящихся в федеральном розыске, сейчас мило проводят время в одном из частных домов  пригорода Грозного.
       Несколько человек из отряда спецназа под командованием майора Сергея Григорьева сделали все чисто. Боевики, практически, не успели оказать никакого сопротивления. Там же оказались еще три женщины – снайперши.

       То, что это снайперши, Сергей был уверен на сто процентов. Он сам потом осмотрел тела и видел характерные потертости на плечах и специфические мозоли на руках.
       Среди спецназовцев потерь не было. Все прошло на редкость удачно. Сергею потом даже объявили благодарность.
      Кто же мог тогда предположить, что пройдет всего лишь несколько месяцев, и это все  будет представлено уже, как жестокое предумышленное убийство мирных жителей, принадлежащих к одному тейпу, а на суде выступит их родственник, местный начальник, поддерживающий федералов? От Сергея немедленно открестится все начальство, ведь на войне редко отдаются письменные приказы.

      Перед глазами снова всплыл зал суда, лицо судьи, зачитывающего приговор…
      Сергей проснулся. Светящийся циферблат часов показывал три тридцать.  Ему понадобилось некоторое время, сообразить, что он уже не в Чечне и не в колонии, а на свободе, правда, свободе относительной, в небольшом областном центре. Он дотянулся до пачки сигарет на тумбочке и закурил. Спать уже не хотелось.
      Вначале Сергей часто видел этот сон. Снова и снова его группа врывалась в  частный дом, снова и снова видел трупы боевиков. А просыпаясь, он пытался сообразить что же произошло потом, но так и не находил ответа.

      Последнее время сон уже не преследовал его. Только вот сегодня ночью он снова почему-то вновь оказался там. Сергей, конечно, догадывался, что послужило причиной этого.
      Пора заняться, наконец, делом, ради которого он сюда приехал. Внутренний голос подсказывал ему, что собственная цель и цель того, кто его сюда отправил, до определенной черты совпадают. Похоже, они хотят избавиться от одного и того же человека. Ну что же, тем лучше, а потом?
      Завтра стоит поехать и взглянуть на него, чтобы убедиться лично. В таком деле он не имеет права на ошибку.



      Марго сидела в  кресле, слегка запрокинув голову, и пытаясь сдержать слезы. Она себя знала и была уверена, что если заревет, то это будет всерьез и надолго. Ей искренне жаль Наташу. Какая страшная смерть. Марго поежилась и подумала, наверное, сейчас Юрий Николаевич и Максим, обсуждают свои дальнейшие действия. Скорее всего, решат, что надо усилить охрану.
      Сегодня Марго несколько изменила свое отношение к Максиму. Она видела, что он искренне переживает из-за смерти Наташи. И очень хочет найти того, кто это сделал, а она готова помочь ему в этом.


      Аслан был доволен. Ахмед оценил его рвение. Даже расцарапанная этой дурой физиономия не портила настроения. Теперь к нему будут относиться серьезно, а то надоело быть мальчиком на побегушках. Ему  все-таки уже двадцать три года.
     Сегодня он в числе избранных идет с Ахмедом ужинать к Шамилю, правда пока не домой, а в принадлежащий ему ресторан, но Аслан был уверен, что удастся произвести хорошее впечатление, и ему вскоре поручат нечто более серьезное, чем ухаживать, а потом убирать глупых телок.

    
      Вечером к ресторану в центре города съезжалось много крутых иномарок. Шамиль решил пригласить не только своих, но и  часть местного начальства, с которым у него были общие дела. Как хозяин, Шамиль подъехал первым, чтобы встречать гостей.
      Шофер открыл дверцу, и он гордо вышел из джипа. Заложив руки в карманы, осмотрел фасад и решил, что выглядит он как-то простенько, пожалуй, пора сделать косметический  ремонт. Шамиль уже хотел войти внутрь, как почувствовал на себе чей-то взгляд. Он огляделся, ничего подозрительного не заметил, но на душе стало тревожно.

      Он знал, конечно, что у него, как и у всех, есть враги, однако, до последнего времени ему не только удавалось от них успешно защищаться, но чаще самому наносить упреждающий удар. А вообще Шамиль надеялся, что большинство его врагов уже мертвые, а это – самые лучшие враги.

      Но этот мертвым не был, во всяком случае, пока. И что это был враг сомнения не вызывало. Шамиль просто кожей чувствовал исходящую от него ненависть. Чеченец снова нервно оглянулся по сторонам.
       Пожалуй, сейчас он уже почувствовал себя добычей. Охотника нигде не было видно. Шамиль вытер носовым платком внезапно вспотевшие ладони и вошел в здание походкой, в которой заметно поубавилось прыти и самоуверенности.

      
       Максим приоткрыл тонированное стекло машины и щелчком отправил сигарету в урну. Рожа Шамиля оказалась ему знакома, даже очень хорошо знакома. Пожалуй, стоило посидеть и понаблюдать  здесь еще немного. Возможно, удастся увидеть еще каких-то знакомых.
     Вскоре начали съезжаться люди Шамиля, и надежда Максима увидеть кого-то из знакомых оправдалась. Совсем недалеко от него остановилась «БМВ», и из нее  развязной походкой вышел парень со следами женских ногтей на физиономии. Наташиных ногтей, понял Максим. Это был тот самый парень, которого он вчера видел входящим в подъезд, где она жила, но, к сожалению, не успел застать выходящим.

       По всему видно, что это был законченный отморозок, которому ничего не стоит грохнуть собственного отца, если за это хорошо заплатят. Про себя Максим решил, что  этому типу не стоит жить слишком долго, так будет лучше для всех.
       Проводив глазами гостей, среди которых было много известных в городе лиц и, убедившись, что все прибыли, он решил вернуться в банк, проверить по компьютеру, за кем числится «БМВ». Максим хотел сделать это еще утром, но слишком много всего свалилось, и он попросту закрутился.

       Когда подъехал к банку, было уже совсем поздно. По идее, там никого не должно  быть, однако, окно, соседствующее с кабинетом Грищенко, было приоткрыто.
      Максим решил, что гадалка, находясь в расстроенных чувствах, просто забыла перед уходом закрыть окно. Он позвонил в дверь служебного входа. Войдя, сразу же взял запасной ключ и пошел наверх. В связи с последними событиями не стоило оставлять открытыми на ночь окна, даже если они достаточно высоко.


       Марго не хотелось идти домой. Ее там никто не ждал, настроение было препаршивое, на душе лежал огромный камень, а программа  никак не получалась. Она глубоко задумалась и не слышала приближающихся шагов. Дверь неожиданно открылась, и Марго даже вскрикнула от неожиданности. На пороге стоял Максим.
- Энтузиазм в работе дело хорошее, - усмехнулся он, - но ведь не до такого же времени.

      Марго посмотрела на часы. Стрелки были в районе десяти часов.
- Сейчас у меня перед глазами еще один прекрасный пример энтузиазма, - буркнула она и потянулась. - Но, пожалуй, и правда, пора.
- Если подождете с полчасика, могу вас подвезти, - предложил Максим, - вот только доделаю кое-что.

     Марго согласно кивнула. Ей предоставлялась прекрасная возможность выяснить детали не только всего произошедшего с Наташей, но и прибавить к этому то, что он выяснил сегодня.
     Максим в своем кабинете без проблем влез в компьютерную базу ГИБДД. Через пять минут у него были все нужные данные. Оставалось только навестить убийцу. Что он и собирался сделать сегодня ночью.
       Марго уже закрывала дверь кабинета, когда Максим снова поднялся к ней, и они вместе спустились к машине.
       Уже там Марго попыталась получить ответы на интересующие ее вопросы.

- А как все это произошло с Наташей? – пустила она пробный шар.
- Я же  рассказывал утром.
      М-да, в многословии Максима обвинить было трудно.
- Думаю, не все. Конечно, Юрию Николаевичу, ты все рассказал. А вот я, например, знаю только сам факт, - сообщила Марго, неожиданно для самой себя, перейдя на «ты».
- Ну и что? - Максим пожал плечами. - Вполне достаточно факта. Он и так слишком печальный.
- Знаешь же, что я могу помочь, - продолжала настаивать Марго.
- Здесь не понадобится вмешательство сверхъестественных сил. Эта тварь пока жива, и я его уже знаю.

      Максим оборвал предложение, замолчав, а Марго обратила внимание на слово «пока» и тоже промолчала. Вот уж в этом она ему точно мешать не станет. Они подъехали к ее дому. Марго решила выглядеть гостеприимной хозяйкой и предложила зайти выпить чаю.
      Максим знал, что ему  несколько часов придется где-то прокантоваться, ожидая, пока закончится вечеринка в ресторане, поэтому охотно согласился.

- Чай, кофе? – пропела Марго, вдохновленная таким легким и неожиданным согласием, все-таки в нем что-то было…
- Кофе, только без изучения чашки, пожалуйста, - фыркнул Максим.
- А что такого страшного я могу там увидеть? – ей по-прежнему было любопытно.
- Да нет, ничего такого, - без особой уверенности протянул он. - Просто не хочу, чтобы кто-то копался в моем прошлом… да и будущем тоже.
- Ну ладно, для полной уверенности, можешь сам потом вымыть чашку, - предложила Марго.


       Аслан в приподнятом настроении возвращался домой. Все прошло хорошо. Шамиль пообещал, что скоро займет его серьезным делом. А где серьезные дела, там и серьезные деньги. Будущее рисовалось Аслану в самом розовом свете.
      В подъезде какой-то гад вывернул все лампочки и приходилось подниматься почти в полной темноте, ощупывая ногой каждую ступеньку, чтобы к расцарапанной этой сучкой физиономии не добавить еще и перелома.

      Наконец, Аслан добрался до своей квартиры и стал пытаться попасть ключом в замок. Он так и не понял, в какой момент почувствовал, что сзади него, совсем близко кто-то стоит. Ключ уже был в замке.
       Стоявший сзади, одной рукой схватил Аслана за шиворот, второй повернул ключ и буквально забросил его в квартиру. Дверь мягко захлопнулась.
       Аслан, испугавшись в первый момент, затем решил показать, кто в доме хозяин.

- Ты хоть знаешь, с кем связываешься, тварь? – с вызовом спросил он. - Да завтра Шамиль с тобой знаешь, что сделает?
- Так это же завтра, - почти бархатным голосом успокоил незнакомец. - А сегодня я знаешь, что  с тобой сделаю?

      У молодого чеченца возникло смутное ощущение, что он где-то видел этого человека, но никак не мог сообразить где. Это нервировало. Ему было безумно страшно. Одно дело убивать самому, когда сила на твоей стороне и совсем другое, когда не знаешь, что тебя самого ждет через минуту. Он попятился и задом вполз в комнату.
- Я прикончу тебя быстро, чтоб не мучился, если ты ответишь на несколько  вопросов, - недобро усмехнулся незнакомец.

      У Аслана мелькнула мысль, что, может быть, это еще не конец. Может, это Шамиль устраивает ему проверку, чтобы быть уверенным в его мужественности и личной преданности, поэтому он запальчиво ответил:
- Нечего меня запугивать, не выйдет! Мы еще посмотрим кто кого, - и стал в боевую стойку. 
- Посмотри, - резко сказал незнакомец.

      Молниеносным приемом он уложил Аслана на пол лицом вниз и скрутил руки скотчем, а затем пинком ноги перевернул его на спину.
- Надеешься умереть, как мужчина? - голос незнакомца снова звучал бархатно. - Зря. Евнухи не попадают в ваш исламский рай, - в его руках блеснул нож.
      Аслан завизжал тонко и жалобно, как молочный поросенок.
- Неужели передумал? – удивленно спросил незнакомец, убирая нож. - Поговорить захотелось?
     Чеченец усиленно закивал головой.
- Ну, давай, поговорим, - развалившись в кресле, предложил незваный гость.
- А-а ч-то т-ты х-хочешь з-знать? – заикаясь, простонал Аслан.
- Может быть, начнем издалека? Времени у нас полно, - Максим достал из кармана маленький диктофон, нажал кнопку записи и закурил, - Вот скажи мне, дорогой друг, Аслан, почему Шурик убил Ису?
- Н-не з-знаю, ничего этого я не знаю! – визжала жертва без всяких признаков героизма.

      Неожиданно взгляд Аслана привлекли руки незнакомца, странные они какие-то. Он присмотрелся повнимательнее и понял – это тонкие резиновые перчатки. Такая деталь привела Аслана к выводу, что шансов выжить, у него практически нет.
- Значит, про Ису ты ничего не знаешь? – снова спросил посетитель.
- Знаю только, что правильно с ним Шамиль поступил. Предатель он был… - чеченец замолк на полуслове и заерзал. Ему страшно было сознавать, что он сейчас делает то же самое.
- Хорошо, а Шурика в гараже навещал?

      Аслан всхлипнул,  кивнул головой и прошептал:
- Да…
- Да ты просто умница, - похвалил незнакомец. - А теперь скажи, - он выстрелил окурком в пепельницу и наклонился над лежащим Асланом, - Наташу ты сам решил убрать или по приказу Шамиля?
      В этот момент чеченец его вспомнил. Когда он уже выполнил задание и выезжал со двора, этот мужик выскочил из Наташкиного подъезда, он видел его в зеркало заднего обзора.

- А ты что, ей кем-то приходишься? – подозрительно спросил Аслан, и опять где-то вдалеке замаячила слабая надежда.
- Угу, я ее жених, - неожиданно вспомнив Наташины слова, сказал Максим.
- Стар ты для нее, - попытался потянуть время Аслан.
- Зато ты такой молодой и красивый, да вот долго не протянешь, - слова Максима снова расставили все по своим местам. - Итак, это был приказ Шамиля?
- Наверное. Но мне их передал другой… - Аслан торопливо начал выкладывать все, что знал. Он еще надеялся на последний малюсенький шанс выжить.
     Вскоре, Максим, чисто вымыв перед уходом пепельницу, уже покидал квартиру. В кармане у него была запись разговора с покойным Асланом.
     Хозяин квартиры лежал на диване, уставившись невидящим взглядом в потолок. Рукав выше локтя был закатан, рядом валялся резиновый жгут и шприц. Что можно взять с наркомана?


      Утром, два человека получили одинаковые кассеты, содержащие очищенный от наводящих вопросов и некоторых деталей, рассказ Аслана. Отреагировали они по-разному.    
      Шамиль был подавлен. Он понял, что враг, взгляд которого он теперь уже постоянно чувствовал на себе, сегодня уже начал активно действовать.

       Руслан был взбешен. Вообще-то говоря, когда убили Ису, он решил не конфликтовать с Шамилем, и в последнее время они мирно сосуществовали, но кассета в корне меняла ситуацию. Такие вещи настоящий чеченец не прощает никогда.
       Руслан снял трубку и сделал первый звонок ближайшему помощнику с приказом собрать своих. Второй звонок был  на родину, в Чечню. Ему надо срочно навести некоторые справки.
      

                «Техбанк» утро

      Марго добровольно вызвалась выполнять  обязанности секретаря до тех пор, пока Юрий Николаевич не подберет кого-нибудь.
      Сегодня должны были состояться Наташины похороны, поэтому сотрудники вели себя непривычно тихо. Неожиданно в приемную вплыла Вера  в  роскошном черном платье. За время пока Марго не имела счастья ее видеть, жена банкира стала не только платиновой блондинкой, но и постригла свою роскошную гриву. Теперь волосы, тщательно уложенные парикмахером, не доходили ей даже до плеч.

       Марго равнодушно посмотрела на Веру и про себя решила, что на похороны та идет исключительно, показать себя, а по-хорошему ей там делать совершенно нечего.
       Смерив Марго презрительным взглядом, Вера попыталась пройти в кабинет, но на ее пути уже была не Наташа.
       Марго поднялась со своего места,  преградила ей дорогу и холодно сказала:

- Извините, Юрий Николаевич сейчас занят. У него совещание с начальником службы безопасности. Так что подождите, пока Максим Алексеевич выйдет.
      Вера онемела от неожиданности и воззрилась на Марго со всем презрением, на которое только была способна. Через несколько секунд она пришла в себя и вновь обрела  дар речи.

- Послушай, как тебя там, если еще не знаешь, я жена Юрия Николаевича, и ты не можешь меня задерживать.
     Марго глазами показала ей на телефон и ехидно спросила:
- Хотите, я скажу, что вы в приемной?
- Ну, скажи, - процедила сквозь зубы Вера. - Сегодня ты еще здесь, но завтра ты уже будешь на улице, - Вера вложила в свои слова всю ненависть и презрение, которые она испытывала к этой выскочке.
- Человек предполагает, а Бог располагает, - философски заключила Марго и добавила: - Да, кстати, меня зовут Маргарита Юрьевна, и я значительно старше вас. Это, чтобы вы мне впредь не тыкали.

     Рот Веры от неожиданности открылся,  но она не нашлась, что сказать в ответ и просто остолбенела от ярости. Марго сняла трубку и совершенно спокойным голосом, будто бы ничего не произошло, предупредила:
- Юрий Николаевич, здесь, в приемной ваша жена. Ее пропустить или сказать, что вы пока заняты?
- Пусть пока подождет, - банкир повесил трубку, а Марго по голосу поняла, что он улыбается.
- Юрий Николаевич просил вас немного подождать, - победоносно пропела она, делая широкий жест в сторону кресел.

     Вере ничего не оставалось, как присесть и испепелять взглядом новоявленную секретаршу. Если бы это было в ее силах, то от Марго уже осталась бы горсть пепла и никаких воспоминаний. «Надо сказать Юре, чтобы он завтра же выгнал эту нахалку», - подумала она, внезапно успокаиваясь.

      После похорон Юрию Николаевичу не хотелось возвращаться в банк, а ехать домой еще меньше. По пути на кладбище Вера не только доставала его идиотскими вопросами по поводу своей новой прически, но и жаловалась на угрозы по телефону. Разговор о наглой секретарше она благоразумно оставила до вечера. Вокруг их коттеджа была достаточно высокая стена с видеокамерами наружного наблюдения и охраной на входе. Саму Веру всюду сопровождал шофер, он же охранник, за исключением тех моментов, когда она сама хотела поехать куда-то одна.

      Юрий Николаевич решил, что это скорее всего-навсего очередная попытка привлечь к себе его неотвратимо угасающее внимание. За те несколько лет, что они прожили вместе, Вера надоела ему до поросячьего визга своими идиотскими капризами и непомерными амбициями. Юрий Николаевич не разводился с ней только потому, что наличие красивой жены поддерживало его статус и ограждало от женской агрессии извне.
      Неожиданно захотелось встретиться с Ольгой. Это желание накатило теплой волной и сразу улучшило настроение. Он набрал номер.

- Да? – послышался в трубке детский голос и приветливо ответил на просьбу Юрия Николаевича позвать маму. - А она еще не пришла с работы.
      Банкир повесил трубку и решил подъехать к дому Ольги, чтобы подождать ее там.


      Ольга шла домой с увесистой сумкой. Теперь она могла позволить себе покупать Женьке любые вкусные вещи. Первое время она боялась касаться тех денег на счете. Вдруг придут из милиции и все конфискуют? Но время шло. Никаких слухов о крупных грабежах ни в газетах, ни по телевизору не было. Она успокоилась и через несколько дней, стесняясь даже самого банкомата, сняла первые деньги, совсем немного.

       Но, как говорится, к хорошему привыкаешь быстро. Вскоре Ольга, посоветовавшись в банке,  уже разложила деньги по нескольким счетам и стала постоянно пользоваться текущим счетом. Уже подходя к дому, она увидела невдалеке от своего подъезда знакомый дымчатый «Мерседес».

       Вначале Ольга ждала от него звонка, но прошло несколько дней, а Юрий так и не позвонил. Она решила, что это был просто каприз богатого человека, решившего загладить вину перед бедной Золушкой, и поставила на их внезапной встрече большой и жирный крест.
       Выходит, она ошибалась. Увидев Ольгу, Юрий Николаевич выбрался из машины и подошел к ней.
- Здравствуйте, давайте, я вам помогу, - предложил он, протягивая руку к явно тяжелой сумке.

      Ольга протянула сумку и пробормотала:
- Здрасьте.
      Они поднялись в квартиру. Ольга открыла дверь и навстречу ей выбежала девочка лет двенадцати.
- Это Женя, - представила ее Ольга.  Девочка слегка кивнула головой.
- Очень приятно, - улыбнулся банкир.
- Жень, познакомься, Юрий… - Ольга замялась и смутилась оттого, что оказывается не знает отчества своего нового знакомого.
- Николаевич, - помог он ей.

      Весь остаток дня Юрий Николаевич провел на маленькой кухне в компании Ольги и Женьки. Впервые за много лет он чувствовал себя удивительно спокойно и комфортно, наверное, потому, что точно знал - этим от него ничего не надо.
      Скорее ему, банкиру, очень богатому человеку, надо от них набраться спокойствия  и семейного тепла, которого у него не было никогда.
      Только один момент Юрий Николаевич, почувствовал, как Ольга напряглась, когда Женька упомянула, что папа уехал от них несколько лет назад, и она его больше не видела.

- Мы в разводе, - тихо пробормотала Ольга.
      Он понял, что эта тема неприятна для нее, перевел разговор на другую тему, а вскоре начал собираться домой.
      Теперь Юрий Николаевич был твердо уверен в том, что очень скоро позвонит Ольге, и они еще встретятся не один раз.


                Приемная столичного кабинета
                высокого военного начальника

     Майор, еще раз сверившись с номером телефона, записанном на небольшом клочке бумаге,  снял трубку.
- Сергей Васильевич, что же вы так долго?
- Если хотели пристрелить его, могли бы  нанять обычного снайпера, - резко ответил Сергей. - У меня несколько другие планы. Думаю, вы понимаете, что дело не только в нем, но и во всей этой компании. Вы же прекрасно знали, что мы знакомы, когда предлагали мне эту работу. Так что, не волнуйтесь. Все будет сделано. У меня с ним свои счеты, - подвел он итог и отключил телефон.

      «Не нравится мне все это», - пробормотал майор, глядя на замолчавший телефон.
      Постучав, он вошел к генералу, пересказал разговор и в заключение выразил свое мнение:
- Может быть, не стоило с ним связываться? Он будет копать слишком глубоко, как бы не раскопал что-нибудь лишнее.
- Даже если раскопает, то не должен успеть воспользоваться. Ваше дело проследить за этим.
     Майор все понял и, сказав: «Есть!», кивнул головой и вышел.


                Несколько дней спустя
                офис Шамиля

      Шамиль сидел отрешенно, уставившись в стену. Ему было, о чем подумать. С одной стороны все вроде шло хорошо.
      Его вариант воздействия на Грищенко, приносил свои плоды. К тому же на место его глупой секретарши, им удалось подыскать девчонку,  которую можно постоянно держать на коротком поводке со строгим ошейником.

      С другой стороны возникли проблемы там, где Шамиль и не ожидал. Непонятно, что смог разнюхать Руслан, но в последние дни он очень изменился и уже активно уклонялся иметь с Шамилем какие-либо дела. Наверное, что-то замышляет, шакал.
      Тут же всплыла другая проблема – кассета. Тот, кто ее послал, все еще никак не проявил себя. Это волновало и нервировало Шамиля. Он понял, если бы пытались шантажировать, тогда все ясно и можно принимать соответствующие меры. Но прислать такую пленку и дальше ничего – это не укладывалось в привычные для него рамки.

      Поразмыслив еще некоторое время, Шамиль пришел к выводу, что самую большую опасность для него представляет все-таки владелец кассеты. Конечно здесь, в подмосковном областном центре, он хорошо прикрыт местными органами власти, и с милицией тоже полный ажур, не случайно начальник областного управления ездит на новеньком джипе.
      Но существовала еще и федеральная власть, а всех же подряд, за эти чертовы фантики, не купишь. Мысли  Шамиля о федеральной власти плавно перетекли в воспоминания о первой войне. Тогда он еще не был крутым авторитетом, а, по сути, состоял на побегушках у одного высокого федерального начальника.
       Однажды Шамиль ему помог избавиться от одного майора. Этот олух-майор так и не понял, что он раскопал. Если бы вовремя допер,  то сидел бы не он, а тот высокий чин, а Шамиль продолжал прозябать в Чечне, оказывая мелкие услуги очередному федеральному начальнику.

       Но случилось так, как случилось. Тот начальник пошел на повышение, и теперь они крепко повязаны общими делами. Прикрытие в Москве железное. Вроде бы, бояться особенно нечего, но Шамиль нутром хищного зверя чувствовал приближение опасности.
       Так есть ли у него живые враги? Приходилось признать, что, как минимум, один есть точно. Но он сидит в колонии. А там ли он сейчас?
       Шамиль лихорадочно  набрал номер.

- Послушай, дорогой, - торопливо начал он говорить в трубку, - есть у меня к тебе один вопрос.
- Какой? – голос в трубке казался удивленным.
- Помнишь того майора, которого посадили за убийство мирных жителей?
- Что-то припоминаю…
- А он там еще сидит?
- Наверное, - теперь голос звучал нарочито равнодушно.
- Узнай для меня, дорогой? Я тебе перезвоню попозже.
- Ладно, узнаю. Может, тебя совесть начала мучить? – ехидно спросила трубка.
- Ну что ты, дорогой! Зачем обижаешь? Просто уточнить хочу, так, на всякий случай, - Шамиль не мог признаться в своем тревожном предчувствии.
- Перезвони, - собеседник отключился.

      Шамиль повесил трубку и снова задумался. Не понравился ему этот разговор со своим высоким покровителем. Очень не понравился, особенно тон. Так со старыми друзьями, повязанными кровью, не говорят. Что-то там произошло такое, чего не знал, да и не мог знать Шамиль, сидя в этом городишке.
      Теперь сама собой возникала еще одна проблема, которая она затмевала все остальные. Если покровитель решит, что Шамиль в цепочке лишний – ему  конец.
      Резко зазвонил мобильник. Шамиль  вздрогнул и поднес аппарат к уху.

- Шамиль? – с мягкой издевкой спросила трубка.
- Что надо? – он был не в духе, чтобы выслушивать чьи-то шуточки.
- Моя фамилия Савельев. Надеюсь, она вам знакома.
     Да, знакома, отметил про себя Шамиль. Этот чертов новый начальник службы безопасности Грищенко, ему совсем не нравился. Предыдущий был приятнее во всех отношениях. С ним всегда можно было договориться. Да вот в Москву взяли этого приятного во всех отношениях.

- Знакома. Что дальше?
- Вы не хотели бы со мной встретиться и обсудить вопрос, касающийся одной кассеты, - в голосе уже не было прежней мягкости.
     Шамиль постарался сдержать вздох облегчения. Ну вот, выяснилось. Еще один Шурик – сейчас деньги просить будет. Возможно, этот Савельев окажется еще приятнее предыдущего охранника. Но надо указать ему место, чтобы помнил, кто здесь хозяин.
- Вообще-то я очень занят, - теперь, когда все стало на свои места, Шамиль решил помотать нервы этому выскочке.
- В самом деле? – равнодушно осведомился Максим. - А я слышал, что у вас  проблемы появились. Думал, решить их хотите. Ну, нет, так нет.
- Ладно, не горячись. Наверное, смогу выкроить для тебя полчасика, -  заговорил Шамиль, торопливее, чем хотелось, пока собеседник не повесил трубку. Поставить на место почему-то  не получилось.
- Через пятнадцать минут подъеду, - сообщил Максим и, не дожидаясь ответа, повесил трубку.


     Сказать, что после этого разговора Шамиль был рассержен, это не сказать ничего. Он был взбешен. Какой-то выскочка отдает ему, Шамилю, приказы? Неслыханная наглость!
     Шамиль решил было уехать, не дожидаясь приезда Савельева, чтобы все-таки показать, что он хозяин положения, но здравый смысл восторжествовал. Ничего, он подождет. Мудрый человек должен уметь ждать. Горло врага сдавить всегда приятно – и сейчас, и немного погодя. Сейчас получилось так, что случай фартит  Савельеву, но это не надолго. И тогда жалкий охранник сильно пожалеет, что вел себя по-хамски. Уже многие пожалели, что недостаточно почтительно относились к Шамилю. Придется проучить и этого выскочку.

      Накопившаяся злость требовала срочного выхода. Шамиль вызвал своего телохранителя и обругал его, на чем свет стоит, а затем, с внезапно наступившей легкостью в душе, выгнал вон из кабинета.
      Не успела еще захлопнуться дверь за ошалевшим от неожиданности охранником, как он увидел входящего в офис мужчину. Шамиль  никогда до этого не видел Савельева. Зачем ему знать всякую мелочь? Но сейчас каким-то необъяснимым чутьем он понял, кто этот человек.

      Максим спокойно вошел  в кабинет Шамиля,  без приглашения,  уселся в кресле и закурил, выжидательно глядя на хозяина.
      После невольно образовавшейся паузы,  Шамиль зло спросил:
- Ну  что там с кассетой?
- А что кассета? – деланно удивился Максим. - Подлинник у меня и пока у нас не возникнет проблем, все будет нормально. Пока не возникнет, - еще раз подтвердил он.
- Ты что, щенок, пытаешься меня шантажировать?! – не выдержав, взревел Шамиль.
- Что ты? – Максим легко перешел на «ты», что еще больше разъярило собеседника. - Я не шантажирую, а предлагаю сделку. Взаимовыгодную сделку.

     Шамиль замолчал так быстро, словно из него выпустили воздух. Слова «взаимовыгодная сделка» грели его спекулянтскую душу.
- Какую сделку? – возмущения в его голосе, как ни бывало.
- Слышал тут краем уха, ты мечтаешь через банк пропустить как бы денежки, - Максим сделал мягкое ударение на словах «как бы денежки».

     Шамиль сделал паузу, обдумывая его слова. Если выскочка знает, что это только фантики – дело плохо. А вот если Шамиль сумеет его убедить, что имеет дело с подлинными долларами, сделка может выгореть. Высокие чины берут и не отказываются, с чего бы всякой шелупони артачиться. К тому же он сам предложил услуги.
- Послушай, дорогой, - вкрадчиво начал Шамиль, - тут дело такое. Понимаешь, есть деньги, полученные ну, скажем, не совсем честным путем. Но ведь, деньги, - он пощелкал пальцами в перстнях перед носом Максима, - Это деньги. Какая разница как они получены и чем пахнут.
- Точно, никакой, - равнодушно согласился Савельев.
- Вот и я говорю, никакой. Просто ваш банк, он такой солидный, приличный. Дефолт спокойно пережил, - Шамилю нравилось вставлять в разговор всякие ученые слова. Ему казалось, что тогда его речь звучит более авторитетно и убедительно для собеседника. Правда,  редко к месту удавалось вспомнить что-нибудь заковыристое, зато сейчас удалось. - Вот понимаешь, нам хотелось иметь дело именно с вашим банком. Мы бы пропускали через него деньги. Все были бы довольны… И ты, дорогой, в том числе.

     Максим молча курил, вроде бы обдумывая предложение Шамиля. Затем, метким щелчком отправив окурок в урну, спросил:
- Сколько?
- Ну… я думаю, мы договоримся. Посмотрим сначала, можно ли с тобой дело иметь.
- Думаешь, я пришел бы к тебе, если бы не был уверен, что смогу все это провернуть? – голос Максима по-прежнему звучал совершенно равнодушно, будто и не нужны были ему совсем эти деньги.
- Хорошо, - согласился Шамиль, - посредники получают пять – десять  процентов. Давай на первый случай пять, а если хорошо пойдет, то дальше будет десять.

     Максим согласно кивнул головой и предупредил:
- Действовать только через меня. Моего шефа в это не вмешивай. Держи, - он бросил на стол лист с номером мобильного телефона.
- Надеюсь, все пойдет удачно. А для начала у меня к тебе просьба. Вам там секретарша нужна. Могу предложить очень хорошую девушку. Симпатичная, скромная, толковая. То, что надо. Посодействуй там, - подвел итог разговора Шамиль и протянул руку.
- Попробую, - неопределенным тоном бросил Савельев и, сделав вид, что не заметил протянутой руки, вышел из кабинета.


     Шамиль остался один обдумывать ситуацию. Значит, подлинник кассеты у этого высокомерного мерзавца. Наверное, он и прикончил этого жалкого пса Аслана. Но жизнь какого-то наркомана совершенно не интересовала Шамиля.
      Он стал убеждать себя, что Савельев никак не сможет эффективно использовать кассету, поэтому они находятся практически в  равном положении. Куда он с ней сунется? В ментовку? Шамиль заулыбался от такой перспективы. УФСБ вряд ли станет иметь дело с каким-то охранником, в распоряжении которого чистой воды уголовная мокруха среднего пошиба. Шамиль все-таки находится на более высокой ступени, чем этот, по сути, мелкий жулик, который собирается обманывать своего шефа. Тут Шамиль подумал, что может в любой момент сдать его УВД или собственному хозяину. И ему впервые, за несколько последних дней стало спокойно и уютно. Он благостно улыбался своим гениальным мыслям.

      Пока можно воспользоваться его услугами. На некоторое время. А когда Шамиль доведет свой хитрый план до конца, этот выскочка ему не понадобится вообще. Все и так будет в его руках. Вот тогда и пробьет его час.
      Для начала провернуть фантики таким способом будет совсем неплохо. Если кого и поймают на фальшивках, так это будет Савельев, ему и отвечать.
      Зазвонил мобильник. Шамиль уже в благостном состоянии взял трубку и услышал:

- Не стал ждать твоего звонка. Уже выяснил про твоего майора.
- Да? И что же с ним? – голос Шамиля стал медово-подобострастным.
- Несколько месяцев назад он умер в колонии от инсульта. Если бы это случилось в городе, может, и выжил бы. А в тюрьмах, сам понимаешь, медицина ни к черту. Так что, не волнуйся.
- Спасибо большое, дорогой. Ты меня  успокоил… - с придыханием начал говорить Шамиль, но его собеседник повесил трубку, не дожидаясь конца предложения.
     Шамиль медленно отодвинул аппарат. Этот его враг тоже мертв. Неужели есть кто-то еще? Надо его срочно найти, пока он не подобрался и не нанес удар первым.

(продолжение следует)


Рецензии