Безумие любви

Я сижу неподвижно который час, и смотрю в одну точку. Не хочу никого видеть, не хочу никого слышать, хочу только вот так сидеть и молчать. Смотреть в одну точку и молчать.  Слушать тишину и бесконечно долго молчать. Тишину, которая оглушает своей глубиной. Именно такой тишины сейчас хочется.  После оглушительных слов - оглушающей тишины. Скоро зазвенит будильник, нужно будет собираться на работу. А я сегодня ещё не ложился спать. Так всю ночь просидел, не позволяя мыслям забираться глубоко в сознание и ворошить там прошлое.
Боже мой! У меня ведь было счастливое прошлое!
 Я любил и меня любили. Во всяком случае думал, что любили. И был счастлив от сознания того, что кому-то нужен в этой жизни. Ещё вчера утром жил сознавая это,  потом всё рухнуло. Лина ушла от меня навсегда. А сейчас нужно собираться, и  идти на работу. Лечить сердца людей. Я кардиолог, и это моя святая обязанность – лечить чужие сердца. Моё, при этом, разбито  и каждая его частица кровоточит.
 Не выйти на работу по причине собственной болезни сердца не могу. Там меня ждут люди, которым я нужен. А мне хочется, чтоб я был нужен только одному человеку  - своей Лине.

Мы познакомились чуть больше года назад. Она попала к нам в отделение. Я увидел её глаза, красивые  глаза наполненные болью, и мне хотелось вырвать своё сердце  и отдать его Лине. Немного позже  узнал, как попала Лина в кардиологическое отделение. У неё был любимый мужчина, с которым они жили вместе,   и однажды вернувшись домой после работы, увидела…………
Нет! Её любимый не был в постели  с другой женщиной. Она увидела записку в которой он ясно и понятно излагал, что больше не любит Лину, и решил вернуться в семью, где двое детей,  жена, которую он всю жизнь любил, и только сейчас это понял. Хотя по болевому ощущению для Лины это было тоже, что застать своего мужчину в постели с другой женщиной. Такие мысли человеку не приходят в голову невзначай. Он это осмысливает какое-то время, а значит ежедневно врёт человеку который рядом.   
И тогда у Лины заболело, защемило сердце. Она попала ко мне в отделение. Я лечил её, ухаживал как за ребёнком.
Вскоре мы стали жить вместе. Я говорил ей слова любви  каждый день, стараясь, чтоб каждый новый день был для неё праздником. И Лина отвечала взаимностью. Она шептала как сильно любит, как долго меня ждала, и искала. Она рассказывала, как когда-то бродила многолюдными улицами в надежде меня отыскать.

- Я была уверена, что отыщу тебя в толпе. Я не знала как ты выглядишь, но верила, что всё равно тебя узнаю, - уверяла Лина.

- Но ты же встретила не меня.

- Это была ошибка. А всему виною дождь.

- Дождь? – не понял я.

- Да. В тот день шёл дождь. Люблю, когда идёт дождь. Мне становится спокойно и не так одиноко. Всегда гуляю под дождём. В тот день я вышла пройтись, подышать свежим воздухом.  Он шёл навстречу. Без зонта, промокший до нитки, шёл  не торопясь, словно не замечал капель с неба. Я сразу поняла, почему он не торопился. Ему некуда идти. Я предложила укрыться под моим зонтиком, а потом предложила горячего чая, чтоб он не простудился.
 
Грусть  томилась в невыразимой прелести голоса Лины. У неё дивный голос.

- Я напоила его чаем с вареньем из ягод бузины. Он такой забавный. Ел, причмокивая, и рассматривая пиалу с вареньем, словно соизмерял свои возможности.

- И много съел? – съязвил я. Мне совсем неинтересно, как ел её бывший. Тогда мне опротивело варенье из бузины, которое Лина так виртуозно готовила.

- Теперь это не имеет значения.

- Ну как же не имеет? Очень даже имеет, - юродствовал я.

- Не будь таким жестоким, - Лина отвернулась. –  Я просто хотела сказать, что иногда мужчины кажутся беззащитными и забавными как маленькие дети.

- Ага! Понятно! Он сожрал годовой запас бузины, от которого его пронесло, и, пугая своей попой унитаз он, конечно, выглядел забавно. Или беззащитно?  - я рассмеялся, представив любовника Лины верхом на унитазе.

- Зачем ты так?

- Извини, - я понял, что переборщил с колкостями.

Я любил наивность Лины. Любил, когда она погружалась в грёзы, и рассказывала свои мечты. Тогда она и сама казалась беззащитной как ребёнок. Я не приставал больше с расспросами о  прошлом.  Боялся, чтоб её сердце не заболело вновь, оберегал от всего.  Хотел чтоб жизнь для неё была только сказкой.

Я любил целовать её шёлковые волосы, нежные руки, ласкать её божественное тело. Дарил ей себя всего без остатка. И был уверен, что так будет продолжаться вечно. Всё казалось что я умер и попал в рай,  а Лина – это мой Ангел-Хранитель.

А вчера утром я  понял - счастье не вечно, оно временно. Видимо так устроил Бог, чтоб люди не сходили с ума, не были блаженны в безумии.  Устраивает нам встряску, забирая то, что всего дороже,  что любим больше всего на свете.

Даже не предполагал, как мне будет больно! И ладно ведь если б Лина ушла к мужчине достойному. Она ушла к Буратино!

Так и написала в записке, которую оставила на столе: «Я полюбила Буратино! Он со мной добр и нежен, каким ты никогда не был. Мы занимались любовью чувственно и страстно каждую ночь. Когда ты засыпал он приходил ко мне. Он хотел мою жизнь сделать сказкой. Так и говорил.  Ведь он из сказки. У нас был фантасмагорический секс, таких бурных оргазмов я не испытывала никогда. Он со мной делал это даже своим длинным носом. И я стонала от удовольствия, не боясь, что ты проснешься, когда мы рядом. Разрывала тишину криками своего блаженства. В этот момент я была счастлива как никогда. Я хотела этой греховности. Даже мечтала, чтобы ты нас увидел, но ты так и не проснулся никогда.  Больше не могу жить с тобой. Ты как грустный клоун. Мне с тобой скучно. Прощай! Я ухожу к Буратино!»

Я просидел весь день и всю ночь оглушённый  прочитанными словами, пытаясь понять, кто из нас двоих сошёл с ума - я или Лина!
Я сам виноват. Человек с ума за один день не сходит. Я должен был заметить странности её поведения, рассуждений, а не заметил. Я до умопомрачения был влюблён, и не поверил самому себе, не говоря уже о том, если б мне сказал кто-то, что идеальная во всех отношениях Лина сошла с ума.

Я помнил истории, которые  рассказывала Лина о своей матери. Живя без мужа, не имея любовников, она всякий раз рассказывала дочери, когда та приходила с работы, о своих любовных интрижках. Рассказывала о том, чего у неё не было.

-  Представляешь дочка я сегодня папаше твоему непутёвому решила изменить, да и кандидат для измены отыскался подходящий. Он негр. Представляешь! Красивый, плечистый негр. С бицепсами  и трицепсами, не говоря уже о мужском достоинстве. Скажем так, оно у него не просто есть, а ещё и какое!  "Огого" - а не достоинство. А у папаши твоего просто «тю».  Так и хочется это сказать при виде того, что у него в штанах. Я всегда говорила - сонная артерия у него не там где у всех остальных людей, да и выглядит по-другому. До сих пор удивляюсь, как он умудрился мне тебя сделать. Так вот, лежу я в постели с этим самым негром, перед этим выпили, а он ещё и курящий, выкурил пару сигареток, и заходит твой папаша, увидел пепельницу с окурками, подходит к постели, где я с негром лежу, и спрашивает, что это я опять курить начала. У меня в постели голый негр, а он за сигареты спрашивает! Вот с каким извергом я живу! И всё ради тебя. Чтоб ты не была безотцовщиной.

Лина сильно по этому поводу переживала. Мать не знала даже от кого родила Лину, и мужа у неё никогда не было. Но Лина жалела сумасшедшую мать, и так до конца её дней слушала невероятные истории, никому о них не рассказывая. Боялась, что мать заберут в психушку. А кто там будет за ней ухаживать? Кому она там нужна? Только мне когда-то рассказала.  А я ведь мог предположить, что это может передаться по наследству. Но никогда об этом не хотел думать.  Я любил женщину, которая совершенна. 

Почему всегда, кажется, что гроза будет только на соседней улице, а тебя обойдёт стороной?

Почему любовь птицей бьётся о клетки нашего сознания, пытаясь вырваться, причиняя себе увечья?

Почему так случается что в чьей-то жизни мы лишь случайный эпизод?

Почему всё в этой жизни временно, и мы заражены самообманом о любви?

Как много этих «почему», и где найти на всё ответ?

А есть ли вообще любовь? И что сие чувство означает? Может всё это ложь, и любви нет? А то, что мы называем любовью болезнь души, от которой люди сходят с ума? И Лина заразилась этой болезнью. Где она сейчас? Что с ней?  Она слишком беспомощна в этом жестоком мире. Я не могу ей помочь, не могу отправиться на  её поиски, мои руки связаны, я весь связан, и заперт в комнате.

И опять тишина. Мир замер. Где-то издалека стали доноситься голоса:

- Больной сегодня буйствовал? -  спросил мужской голос.

- Да нет. Всю ночь сидел и смотрел в одну точку, ни слова не проронил, даже не двигался, вот так сидел и смотрел перед собой. Может потому что в смирительной рубашке сильно не подвигаешься.  Пришлось прибегнуть к крайней мере. Вчера с утра  метался по комнате, дверь пытался выломать.  Хорошо, что решётки на окнах, иначе  бы выпрыгнул. Сделали успокоительный укол, надели смирительную рубашку, сутки уж прошли, а он всё сидит и смотрит в одну точку, - докладывала розовощёкая медсестра психоневрологического диспансера.               

По выражению её лица видно, что она хотела ещё что-то спросить, но не решалась. Следуя за доктором, она думала о странном парне, который оказался в психоневрологическом диспансере, попросту в психушке.

-  Доктор, я всё спросить хочу, как попал к нам этот парень? Такой молодой, красивый. Это же  надо! Такое горе, - всхлипнула сердобольная женщина.

Седеющий доктор тяжело вздохнул, провёл по лицу ладонью, будто пытался сорвать с себя стареющую кожу, тихо сказал:

- Этот парень писатель. Талантливый и популярный писатель. Он написал роман о любви, об идеальных взаимоотношениях,  и случилось ужасное –  влюбился в свою героиню, в тот образ который  придумал. А потом ему стало казаться, что она его разлюбила, ушла к другому, и, как свойственно всем писателям, каждый раз придумывал новый сюжет расставания с  возлюбленной, пытаясь сделать острее. Действительно жаль парня.

Доктор немного помолчал, потупив взор, потом распорядился:

- Смирительную рубашку  можно снять, и проконтролируйте, чтоб его покормили.

Потом заторопился к себе в кабинет, задумавшись: «так на чём же я закончил писать?  Ну да, она  невероятно  красива. Её тело совершенно, она олицетворяла собой богиню грации и красоты. Такой красоты, от которой можно сойти с ума».

               


2008 год.


Рецензии
Марина, говорят, что от любви и от насморка лекарства нет - через неделю само проходит!
А насчет носа Буратино мне понравилось. Есть старый анекдот про него:
"Буратино к папе Карло:
-Папа Карло, я люблю Мальвину!
-Хорошо Буратино.
-Папа Карло, я люблю Мальвину!!!
-Ну, и люби Буратино.
-Папа Карло, вбей мне гвоздик!"
С наступающим Вас праздником!
Удачи и любви!
Евгений

Евгений Боровицкий   03.03.2011 17:53     Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.