По ту сторону сна окончание

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2004 г.

                Алена Скрипкина



ГЛАВА  14

         Вика оказалась  права. Наталья завернула во двор и остановилась. Вике пришлось проехать мимо и, оставив машину довольно далеко, возвращаться пешком. Она прошла через какой-то замызганный двор и осторожно выглянула из-за угла – как раз вовремя, чтобы увидеть, как подъезжает вторая машина. Из нее высыпали несколько кавказцев. Вика замерла. Выходит, Наталья не побоялась связываться с ними даже в обход Николая Николаевича.

         Вика огляделась. Впереди маячили несколько деревьев, правда, на них почти не осталось листвы, но стволы были очень даже толстые и вполне могли прикрыть ее. Потоптавшись, она решилась. Осторожно ступая по опавшим листьям, Вика подбежала к ближайшему дереву. Не заметили. Теперь следующее. Тоже удачно. Она прислушалась. Говорят очень тихо. Может, не стоит искушать судьбу? Вика замерла. До нее долетали обрывки фраз. По ним очень тяжело было составить полную картину. До слуха донеслось слово «счет». Она совсем медленно, буквально по миллиметру, стала высовывать голову из-за дерева.

        Но в последний миг ей удалось увидеть, что Наталья что-то положила в сумку. Еще несколько минут они о чем-то договаривались. Слова: «сегодня», «ночь» и «завтра» отпечатались в Викином мозгу.  Наконец продавец и покупатели разъехались.  Вика отлипла от дерева и не спеша пошла к своей машине. «Ну вот, если попытаться собрать из четырех слов что-то удобоваримое, то получится: вдове на счет перевели часть денег, она клала в сумку пластиковую карточку, сегодня ночью заберут товар, а завтра – остальные деньги», - решила Вика и захлопнула дверцу машины.

     Теперь надо было решить, кого осчастливить этой информацией - Вадима или все-таки следователя Морозова. Вика вытащила из сумки мобильник. Пусть решает судьба. Первому она все-таки позвонит Вадиму, а если у него, как обычно, «номер временно заблокирован», то сам виноват. Следующим будет Морозов.
     Вика набрала номер. Не заблокирован – гудки и неожиданно:

- Что у тебя случилось?
- У меня – ничего, но надо встретиться прямо сейчас. Это очень важно.
    Пауза, а затем:
- Ладно, ты где?
- Недалеко от старой котельной, - Вика надеялась, что он догадается, в чем дело.
- Я сейчас подъеду.
- Хорошо, - Вика отключилась и закурила.

     Надо же, она еще не успела докурить, как машина, взвизгнув тормозами, остановилась прямо позади ее восьмерки, Вика опустила стекло и высунулась. Очередная иномарка с тонированными стеклами. Из нее выскочил Вадим:
- Ну, что там у тебя?
- Садись, расскажу, - Вика открыла дверцу.

     Конечно, не хотелось сознаваться в проведении своего дилетантского расследования, но для полноты картины, пришлось. Она рассказала и о визите к вдове, включая «сердечный приступ», и о медленной погоне, и о разговоре с «лицами кавказской национальности», и о выводах, которые сделала из всего подслушанного и увиденного.
- Не хочет дамочка делиться, - прокомментировал Вадим.
- Я тоже, между прочим, не хотела с вами делиться, а пришлось и еще придется, - подколола его Вика.
- Насчет тебя, там видно будет, думаю, мы договоримся, - усмехнулся он. - А вот насчет вдовы… Посиди здесь, мне надо позвонить.

     Вадим пошел к своей машине, наклонился к правому окну, что-то сказал, оттуда высунулся незнакомый мужик и протянул ему телефон. Значит, их там целая компания.     Вика предположила, что Вадим сейчас попытается отправить ее домой. Ну, уж нет -  почти  все, что он знает, он знает от нее. И как одно из главных действующих лиц, она хочет присутствовать при финале.
     А то, что финал приближается, Вика  явно чувствовала. Вадим передал телефон в машину и направился к ней.

- Езжай-ка ты сейчас домой, а завтра я тебе все расскажу, - заявил он.
     Почему все мужчины так предсказуемы? Вика даже рассмеялась.
- Это так смешно? – удивился Вадим.
- Нет,  что  ты пытаешься отправить меня домой – это  печально. А смешно, что я это предвидела.
- Ну, и?
- Представь себе, никуда не уеду. Я столько сил на это положила, что хочу посмотреть до конца.
- Знаешь что, дорогая, это не театр, где приличные люди досиживают до финала. Если сама не понимаешь, то придется просветить – здесь может быть опасно. Это тебе понятно?
- В общем, конечно, понятно, но, в частности, я сомневаюсь, что здесь будет происходить что-то вроде американского боевика. Тихонечко посижу поблизости и понаблюдаю, никому от этого хуже не будет, - Вика заискивающе посмотрела на Вадима.

        Он отрицательно покачал головой и снова предложил отправиться домой. Она тягостно вздохнула и заявила:
- Тогда я поеду к Катюхе. Вместе веселее будет. А то одна я от тоски умру.

        Судя по лицу Вадима, он  не верил ни на грош, но заставить ее не было никакой  возможности. Поэтому, буркнув: «Ну, как хочешь», - он вышел из машины, громко хлопнув дверцей.


        Вика медленно тронулась с места и в самом деле поехала к Катюхе. Новости были просто сногсшибательные. Ей не повезло. Подруги на месте не оказалось. В соседнем кабинете сказали, что она уехала куда-то в район и должна  появиться только завтра. Душа Вики просто изнывала от безделья и любопытства. Сейчас, когда начинались такие потрясающие события, ей очень хотелось в них поучаствовать, а приходилось пассивно ждать. К тому же существовала опасность, что Вадим может в любой момент изъять ее из событий и где-нибудь закрыть, что будет совсем обидно.

     Вика отъехала от Катюхиной конторы, по пути решая, куда бы ей направить колеса. Какое-то время она крутилась по центру города, так и не придя к какому-то решению. Внезапно ей показалось, что ее преследуют. Это был не факт, а просто необъяснимое предчувствие. Вика начала часто и нервно посматривать в зеркало заднего вида и вскоре убедилась, что женщину предчувствия обманывают редко. За ней абсолютно открыто и нагло перся какой-то занюханный «Жигуленок».

     Скорости-то она, конечно, прибавила. Но это не помогло. Водитель той, другой машины, правил значительно лучше, поэтому шансов уйти у нее не было. Вика выбрала место для стоянки и приткнулась около какого-то магазина. Посмотрела в зеркало. «Жигули», проехав дальше всего несколько метров, тоже ткнулась в тротуар.

     Вика стала прикидывать, куда бы податься. Вариантов было не так много – поехать к себе домой, к Вадиму или на виллу Николая Николаевича. Внутренний голос подсказывал, что Вадим должен быть именно там. Последний вариант был, пожалуй, наименее предпочтителен. Если она заявится к Николаю Николаевичу и скажет, что за ней следят, то ее точно не выпустят, и просидит она под замком все самое интересное. К тому же еще неизвестно, кто ее преследует. Может быть, не следует показывать им, с кем она знакома.

     Ох, плохо, когда нет выбора, а когда он  большой – еще  хуже. Зато в квартире Вадима двери крепче, неожиданно решила Вика и поехала туда. «Жигули» тут же пристроились ей в хвост. Ухмыляясь, Вика не спеша проследовала через весь город. Поставила машину, прогулочным шагом вошла в подъезд. А дальше бегом поднялась к квартире и, путаясь в замках, начала отпирать дверь. Впервые она делала это сама.

       Вика захлопнула дверь,  понеслась к окну  и стала высматривать преследователя. Вот ведь паразит, стоит себе почти около подъезда. Ее посетила садистская мысль – выбросить  из окна что-нибудь тяжелое, прямо на крышу этой чертовой машины. Ведь если она ничего не предпримет, то куковать ей здесь до завтрашнего дня как минимум.     И тут в голову Вики опять пришла нестандартная идея. Она вышла из квартиры и поднялась на верхний этаж. Дальше находился чердак. На последней площадке  небольшая металлическая лесенка, вела к люку в потолке. Вика покрутила головой и прислушалась. Все тихо. Она поднялась по лесенке и присмотрелась к люку. Он закрывался лишь на щеколду. Осторожно отодвинув ее, Вика приподняла крышку,  втянулась на чердак и опустила ее за собой.

     Теперь возникал вопрос – как открыть люк в каком-нибудь другом подъезде? Не исключено, что в каком-то из них, щеколда просто-напросто отсутствует. Поднимая древнюю пыль и протискиваясь мимо куч мусора непонятного происхождения, она двигалась к следующему люку. Подергала – закрыто. То же было и с остальными. Вика задумалась. Можно попытаться отодвинуть щеколду чем-нибудь острым изнутри, как показывают в фильмах. Пришлось вернуться назад.

       Больше для порядка, чем с надеждой, что «Жигулей» нет, Вика выглянула в окно. Машина стояла на прежнем месте.
       Выбрав на кухне нож с самым широким лезвием, она снова отправилась наверх и прошла до крайнего подъезда. Подергала люк. Дверца приподнялась, но не открылась. Наверное, запор привинчен совсем кое-как, решила Вика. Может, если стукнуть посильнее, он просто отскочит?

       Вика изо всех сил долбанула ногой по краю крышки. Та дернулась, но не открылась. После нескольких ударов несчастная крышка стала шататься сильнее, но щеколда все еще держалась. Вика встала на колени и заглянула в образовавшуюся щель, через  которую почти проходил палец. Нащупав щеколду, она попыталась ее сдвинуть. Бесполезно. В ход пошел нож. Очень медленно, помогая ножу всем телом, ей удалось слегка сдвинуть щеколду. Значит, она действует правильно. Вику это вдохновило, и она удвоила энергию. 
       Наконец, люк открылся. Чтобы не оказаться снова в таком же положении, Вика решила окончательно отковырять щеколду, которая держалась совсем на соплях. Она подсунула под нее нож и надавила. Для щеколды все было кончено. Осторожно прикрыв люк и довольная результатом, Вика вернулась назад.

       Теперь надо было заняться собой. До вечера времени было достаточно. Вика облачилась в темно-синий спортивный костюм, который вообще-то носила исключительно дома, но для выполнения сегодняшней задачи он подходил просто идеально. Само собой – кроссовки. Теперь надо подумать, чем прикрыть торчащие во все стороны белесые патлы. Было еще тепло, поэтому взять с собой что-то на голову она даже не подумала. Приходилось обходиться подручными средствами. Жаль, она не захватила с собой парик. Вика подумала и выудила из чемодана  шарф. Вообще-то это был очень дорогой и красивый шарф, который полагалось носить с вечерним платьем, для этого она его и взяла.

       Пропыхтев перед зеркалом около получаса, Вика соорудила на голове нечто отдаленно напоминающее тюрбан, который прикольно смотрелся со спортивным костюмом и кроссовками. Она снова посмотрела в окно. Уже смеркалось. Машина торчала там же. Неожиданно зазвонил телефон. Вика автоматически протянула к нему руку, но тут же отдернула. Она же не у себя дома. Мало ли кто звонить может. Телефон продолжал надрываться.
     Вика подняла трубку, но не издала ни звука.

- Ну, что притихла? – раздался голос Вадима.
- Ага, проверяешь, на месте ли я, - Вика вздохнула с облегчением.
     Все складывалось не редкость удачно. Вадим убедился, что она послушно сидит дома. Наверное, перестанет ее проверять в ближайшее время, и она спокойно сможет улизнуть.

- Интересно, почему я не поверил тебе сегодня днем? –  протянул Вадим.
- Даже и не знаю. Я очень послушная девушка. Сказано – сидеть дома, я и сижу, - голос Вики звучал просто ангельски.
- Ну, ладно, отдыхай. - Вадим повесил трубку.

       Погасив свет, Вика выскользнула из квартиры. Перед ней стояла еще одна проблема – как незаметно выехать со двора. Выйти из последнего подъезда уже казалось сущей мелочью. Почти  в полной темноте она пробиралась по чердаку, моля бога, чтобы никто из бомжей не забрел сюда переночевать. Но, кажется, все было тихо. Споткнувшись несколько раз  и посадив около десятка синяков, Вика все-таки доковыляла до пункта назначения. Прислушалась – вроде бы тихо, осторожно подняла крышку. На лестничной площадке тоже темно. Неудобно, конечно, но ей это было на руку.
    
        Ощупывая ногами каждую ступеньку, она медленно спустилась на пол и быстро покинула чужую площадку. Крадучись, вышла из подъезда. Хорошо, еще не все листья осыпались. Кустов вокруг дома было полно, и это облегчало задачу. Присев на лавочку под кустом, Вика закурила, посматривая в сторону «Жигулей». Если она бегом доберется до машины и поедет, он легко догонит и повиснет на хвосте, что совсем несложно, учитывая ее роскошное вождение. Как же избавиться от навязчивой опеки?

       Вдруг совершенно для нее неожиданно, водитель «Жигулей» покинул машину и вошел в подъезд. Вику озарило – она ведь потушила свет! Он какое-то время подождал, пока она выйдет, понял, что так долго спускаться нельзя, и пошел с проверкой. Вике стало смешно. Вот как совершенно случайно удалось от него отделаться. Ей показалось, что прошло всего несколько секунд, как мужик выскочил обратно, на ходу сообщая что-то по мобильнику. Она вскочила с лавки и спряталась в подъезде. Вскоре мимо нее буквально пронеслись «Жигули». Тщательно продуманная маскировка не понадобилась.

         Теперь можно было спокойно ехать по своим делам. Вика залезла в свою восьмерку, сняла с головы тюрбан и не спеша тронулась.   
        Вначале она решила посмотреть, как дела у вдовы. Очень медленно проехав мимо машин, стоящих во дворе дома Натальи, Вика обнаружила знакомый «Мерседес».
       Она въехала на свое, ставшее уже привычным,  место наблюдения и посмотрела на окна вдовы. Свет горел – значит, Наталья  еще на месте. Можно посидеть, отдохнуть. Вика закурила.
      Ожил мобильник. На дисплее – номер Вадима. Вот черт!

- Ты где? – его голос был довольно раздраженным.
- Да так, гуляю… - Вике легко дался ленивый тон – спешить было некуда.
- Лучше не ври, говори быстро, где ты! – он уже почти орал.

       Вика оборвала разговор и вообще выключила телефон. Не хватало еще, чтобы неизвестно кто поднимал на нее голос. Конечно, совесть слегка ее мучила, может, Вадим и правда переживает, но повоспитывать его следовало. Поэтому, бросив мобильник в сумку, она снова уставилась на знакомые окна. Свет в квартире  Натальи погас. Вика повернула ключ зажигания, приготовилась. Вдова вышла, села в «Мерседес» и тронулась.

       Вике незачем было следить за ней. Пункт назначения был и так ясен. Она поехала окольным путем, чтоб ее не заметили. На одном из светофоров Вика бросила взгляд на безмолвный мобильник, торчавший из сумки. Совесть продолжала грызть. Она даже протянула руку, чтобы включить телефон, но тут зажегся зеленый свет, пришлось отложить включение на потом.

      Свою восьмерку Вика оставила подальше. Остаток пути проделала пешком через тот же самый замызганный двор, в котором была совсем недавно. Было  уже совсем темно. Вике удалось в лунном свете разглядеть циферблат – около одиннадцати часов. Несколько коротких перебежек между деревьями, и она оказалась почти рядом с «высокими договаривающимися сторонами».
     Кавказцы прибыли на здоровенном джипе. Еще бы, такую тяжеленную бандуру везти! Они еще о чем-то пошептались с Натальей и скрылись в котельной.

       Вика повертела головой. Как же так? Почему  не видно никого из компании Николая Николаевича? Неужели она зря рассказала все Вадиму! Может, они испугались связываться с  чеченцами  и все тихо сдали?  Лучше бы она позвонила Морозову, тогда их хотя бы менты повязали. Такой труд – и все зря. Вике  стало обидно до слез. Вот сейчас они выволокут контейнер, и – прощай, плутоний! А потом, если он всплывет у каких-нибудь террористов, она, Вика, будет в этом виновата! Конечно, она вряд ли об этом узнает, но все-таки неприятно. Вика уже решилась звонить в милицию, но вспомнила, что закрыла и сумку, и телефон в машине. Приходилось только наблюдать.

       Она, прищурившись, всмотрелась – номер джипа был тщательно заляпан грязью,  что наводило на мысль, что сделано это специально. Вика, насколько это было возможно, высунула голову из-за дерева и попыталась прочесть хотя бы марку. С трудом пополам это ей удалось. Хоть что-то. Сейчас она вернется к своей машине, вызовет милицию, их всех поймают, а она получит какое-нибудь благодарственное письмо от МВД. При этой мысли Вика едва не фыркнула, но тут послышался шум.

       Она напряглась и снова высунулась из-за дерева. Так и есть. В свете фар в оконном проеме было видно, как кавказцы с трудом волокут тяжеленный контейнер. Несколькими ударами они изнутри выставили забитую дверь и вытащили его на улицу. Наталья вышла следом. Один из кавказцев отозвал вдову в сторону, они совсем близко подошли к тому месту, где пряталась Вика. Она замерла и буквально слилась с деревом.
- Вот, держи, - он что-то протянул Наталье.

     Вика решила, что это очередная кредитная карточка.
- И забудь о том, что мы знакомы, - неприятным шепотом просвистел он. - А то тут одна сучка пыталась нас пугать, так клофелина приняла и успокоилась.

     В голове Вики всплыла картина, которую они с Вадимом видели в Марининой квартире. Называлась эта картина никак не иначе, как «Пейзаж с клофелином». Кажется, этот красавец имел в виду именно ее. Значит, Марина сама вырвала листы из ежедневника Кривцова и пыталась шантажировать их, за что и поплатилась. Как бы и ей не пострадать за излишнее любопытство.
     Выдержке Натальи можно было позавидовать. Вике показалось, что она даже улыбнулась.

- О чем вы говорите, - буквально проворковала вдова. - Уже забыла. Думаю, мы с вами больше никогда не увидимся. Скоро я покину эту дыру и перееду в более теплые края.
- Очень хорошо, приятно иметь дело с умным человеком…

     Их обмен любезностями прервал вскрик кого-то из кавказской компании. Дальше шел местный диалект, и понять что-то было невозможно, кроме того, что тон говорившего был возмущенный. Произошло явно что-то из ряда вон выходящее. Собеседник Натальи бросился туда. Она посмотрела на вдову – та замерла, а потом начала почти незаметно отступать к своей машине. Видимо, тоже поняла – случилось что-то очень неприятное. В этот миг Наталью  схватили.
     Один из кавказцев  хорошенько встряхнул ее и прошипел прямо в лицо:

- Что, сука, за лохов нас держишь? Думала, дважды одно и тоже продать сможешь?
     Наталья жалобно трепыхалась у него в руках, но сказать ничего не могла, наверное, горло у нее было перехвачено. Темпераментный брюнет, поняв, что так он  ничего не добьется, ослабил хватку. Вдова прижала руку к горлу и прокашлялась. Компания окружила плотным кольцом. Вика даже посочувствовала Наталье и ужаснулась, что вот сейчас станет свидетелем убийства.

- Я-я н-н-не п-понимаю, - запинаясь, выдавила Наталья. - Что случилось?
- А ты не знаешь? – голос звучал издевательски.
     Вдова отрицательно покачала головой.
- Надеюсь, ты умеешь этим пользоваться? – спросил мужской голос.

       Вике не было видно, что показали Наталье, обзор закрывали спины. Голова вдовы качнулась утвердительно, и вся компания двинулась к джипу. Вика поняла, что сейчас они отойдут достаточно далеко, и она больше ничего не услышит. Выдержать это было невозможно. Вика сделала рывок – ее  не было слышно, все перекрывал топот компании – и пристроилась за ближайшим деревом. Она отдавала себе отчет, что здесь ее обнаружить пара пустяков, но понадеялась, что из-за своих важных дел, они не станут озираться.

        Вика вытянула шею. Ей показалось, что в руках Натальи был дозиметр. Вдова подошла к контейнеру. Стало совсем тихо. Да, точно дозиметр, до Вики донеслось редкое попискивание. Она вспомнила, что когда они с Катюхой недавно проделывали то же самое, датчик пищал не переставая. Значит, теперь радиации нет. А если нет радиации, значит, нет и вещества, которое ее излучает! Вика чтобы не вскрикнуть прижала руку ко рту. Кто-то спер плутоний! А тут валяется пустышка.

        О плутонии знали всего несколько человек. Катюха и она исключены. Покойная Марина могла кому-то трекнуть, но сомнительно. Она знала о самом факте торговли, но о деталях не имела понятия. И уж тем более вряд ли могла знать, где это находится.     Вадим и Николай Николаевич – вместе или по отдельности? Кто-то из них или оба? Но совсем недавно Вадим сказал, что не будет воровать чужой плутоний. Или к тому времени он его уже прихватил? Возможно, Николай Николаевич понял, что Наталья  хочет его кинуть, и решил сделать это первым? Мысли вихрем пронеслись в Викиной голове. Так и не придя к какому-то выводу, она снова сосредоточила внимание на происходящем.

- Этого не может быть, - произнесла Наталья, наконец, взяв себя в руки. - Наверное, у вас дозиметр неисправен.
- Сейчас ты у нас неисправна будешь, - пригрозил тот, который отдавал ей деньги. - Помнишь, что я тебе только что говорил? Так та пугать пыталась, а ты, думаешь самая умная?

     Вика услышала какой-то незнакомый звук и выглянула из-за дерева. В руках Натальиного собеседника был пистолет. Он чем-то пощелкал и направил ствол в голову вдовы. Вика безмолвно ойкнула и снова позавидовала выдержке Натальи. Та рукой отвела пистолет и медленно, подбирая слова, попыталась объясниться.

- Я никому ничего не продавала. Это, конечно, не ошибка, а чей-то злой умысел. Можете мне поверить, кроме Николая Николаевича никто об этом не знал. Значит, это его рук дело. Давайте езжайте к нему и во всем разберитесь, - увещевала Наталья.
- Вот как! Значит, не только кинуть меня хотела, но еще и подставить? – раздался знакомый голос.
     Вика снова выглянула из-за своего укрытия. С противоположной стороны к компании двигался Николай Николаевич, окруженный своими людьми.


ГЛАВА  15

     Вике захотелось зарыться в землю, что-то подсказывало ей, что выяснения отношений с применением оружия не избежать.
- Ой, Коля! – бросилась к нему Наталья, - ты так вовремя. Я хотела тебе сюрприз сделать. Но ты, наверное, опередил меня и уже кому-то продал?
- Заткнись, - отбросил ее от себя Николай Николаевич и подошел к кавказцам. - Так что, там, в самом деле, пусто? – недоверчиво спросил он.    
- Еще как пусто, - констатировал один из них и добавил: - Значит, не вы продали.
- Зачем мне это нужно. У нас же  была договоренность. А с ней-то вы зачем связались?
- Эта б…ь сказала, что действует от вашего имени. Что за вами могут следить, поэтому безопаснее действовать через нее.

      Вика посмотрела на Наталью – на той лица не было. Она понимала, что для нее все  это значит.  Собеседники еще какое-то время обсуждали исчезновение плутония и что теперь делать, в частности, с Натальей.
       Значит, Вадим. Больше вариантов у Вики не было. Да и самого его что-то не было видно. Вика похолодела. Вдруг он смылся, и Николай Николаевич решит отыграться на ней? Тогда она позавидует Эдику, который спокойно лежит на кладбище.

      Черт! Надо вызывать милицию, и пусть забирают всех. Только эта умная мысль посетила Викину голову, как она поняла, что это абсолютно бессмысленно! Оснований арестовывать кого-то – нет. Все живы, здоровы, мило беседуют под луной о покупке старой котельной.
      Новый шум привлек Викино внимание, и она снова рискнула высунуться из-за дерева. 

       Кавказец, который держал в руках пистолет, стоял, согнувшись и прижав ладони к лицу. Наверное, Наталья чем-то в него брызнула. Потому что она, держа в руках его пистолет, запрыгивала в свой «Мерседес».  Это было настолько неожиданно не только для Вики, но и для всех остальных, что никто даже не шелохнулся. Вдова рванула с места. Вика тоже. Она уже не обращала внимания на производимый ею шум – он потонул в общем гвалте.

       Все разбегались по машинам. Когда Вика подскочила к своей восьмерке, из-за угла выскочил серый «Мерседес» и, чуть не сбив ее, понесся вниз по улице. Очень хорошо, решила Вика, теперь она хотя бы знает, куда путь держать.
       Вика на секунду прикрыла глаза – то, что ей предстояло сейчас сделать,  было  равносильно самоубийству. Участвовать в погоне ей, до сих пор путающей педали наравне с остальными – это круто! Но Вика тоже рванула  с места.

     Она мчалась за «Мерседесом», время от времени закрывая от страха глаза и слыша позади шум погони. Вскоре ее обогнали два джипа и «БМВ». Вика вздохнула с облегчением – вот сейчас она пристроится в хвост погони и досмотрит все остальное с галерки – но не тут-то было. Сзади ее догоняли еще несколько машин.

     Господи, подумала Вика, сколько же их там еще, прямо какая-то моторизованная армия! Она сбавила скорость и выглянула в окно. Мимо пронеслись две иномарки – легковушка и джип. Вика опять прибавила скорость и пристроилась в хвосте кавалькады.     Она мчалась по ночному городу и прикидывала, что будет, если их попытается остановить постовая служба. Погоня приближалась к кольцевой. Вика видела, что машины, которые попадаются им по пути, шарахаются к обочине, чтобы не быть смятыми. Бешеная гонка продолжалась, а ей с огромным трудом удавалось на жалкой восьмерке держать темп погони.

      За окном мелькнул пост ДПС. Вика втянула голову в плечи. Вот оно, сейчас! Но нет, ничего не произошло. Вика чуть сбавила скорость и посмотрела в окно поста. Сотрудник службы с кем-то говорил по телефону – предупреждал  об их приближении или просто их не заметил, занятый разговором? Пока Вика крутила головой,  это чуть не стоило ей жизни. Машину вынесло на встречную полосу. Спасла случайность – там никого не было, возможно, из-за позднего времени, а возможно, бог помогает таким чокнутым, как она.   
      Вика выровняла машину и покатила дальше. Она решила, что испугается потом, когда все закончится.

     Ей вспомнился отключенный телефон. Пожалуй, стоило его включить. Вдруг Вадим позвонит и скажет, куда плутоний пристроил. Она хихикнула,  потянулась к сумке и достала мобильник. Вика не успела его положить, как он зазвенел. Она прижала его плечом к уху, не отводя взгляда от дороги: жизнь все-таки дороже.
- Что-нибудь случилось? – как можно мягче мяукнула она.
- Немедленно тормози! – заорала трубка голосом Вадима.

       Вика выронила трубку и затормозила так резко, что чуть не вылетела через лобовое стекло. Вот так! Значит, он в какой-то из этих машин. Она пошарила рукой под сиденьем и выудила телефон.

- Ну что ты так шумишь? - примирительно протянула она. - Видишь, какая я послушная. Только из-за тебя чуть стекло лбом не вышибла.
- Может, это тебя бы успокоило? – уже на несколько тонов ниже сказал Вадим и буквально приказал: - Разворачивайся и езжай домой. Завтра все узнаешь.
- Хорошо, хорошо, уже еду.

        Вика отключилась и сразу же тронулась, только ехала она теперь несколько медленнее, чем до этого. В конце концов, дорога здесь единственная, никуда они не денутся, решила она и оказалась права. Вскоре до ее слуха донеслись какие-то звуки, которые она по опыту просмотра боевиков расценила, как выстрелы. Вика совсем сбавила скорость и стала медленно, с потушенными фарами,  подползать к месту происшествия. Участие в перестрелке не входило в ее планы. Когда впереди замаячили освещенные фарами машины, она сползла на обочину и направилась параллельно дороге прямиком через лес. В пути она не забывала поглядывать по сторонам. Это было не опасно – ехала Вика со скоростью, едва ли превышающей черепашью.

      Рассмотреть что-то было сложно. Впереди горела перевернутая машина. Наверное, скоро взорвется, философски решила Вика, но вряд ли Наталья станет участвовать в перестрелке. Значит, там были все свои, а она опять под шумок слиняла.
      Вика поискала глазами Вадима, но  ничего разобрать было нельзя. Пожалуй, она все-таки волновалась за него. Подогнав машину поближе, она высунулась в окно. Зря. Кажется, этот противный звук означал, что мимо  просвистела пуля.

     Вика тут же убралась внутрь салона. Вроде бы те, кого она невдалеке  видела, были кавказцами – или ей показалось? Теперь, кажется, мелькнул кто-то из людей Николая Николаевича. Значит, они на одной стороне. А кто тогда те, другие? Вадима нигде не было  видно. Вика разозлилась: наверное, он дешево купил ее. Сидит себе дома с бабками от продажи плутония, а она тут под пули из-за него лезет. Вика вздохнула, сожалея о всеобщей женской дури, и медленно поползла в сторону шоссе. Выехав на гладкую асфальтовую поверхность, она прибавила газу, насколько это было возможно, и решила попытаться догнать Наталью.

     Наконец, впереди замаячили чьи-то габаритные огни. Вика не была большим специалистом по машинам, чтобы определить на таком расстоянии марку, но впереди идущая машина, ехала на пристойной скорости, чтобы не быть остановленной за превышение. Вика  прибавила скорость, достигнув почти максимальной, на которую была способна ее восьмерка, и  приблизилась на такое расстояние, чтобы в свете фар можно было разглядеть машину. Да, это был серый «Мерседес». Вика расслабилась и  сбавила скорость. Теперь можно хоть немного передохнуть.

       Минут десять они сладкой парочкой катили по шоссе, и никто им не мешал. Вдруг сзади послышался нарастающий гул мощного двигателя, за ним еще. Выжившие продолжают погоню, мрачно подумала Вика, и следом за Натальей прибавила скорость. Она даже не стала оглядываться, все и так было ясно. Вика с улыбкой представила, как это все должно было выглядеть со стороны. Первым несется серый «Мерседес», за ним убогая восьмерка, непонятно какого цвета от покрывающей ее грязи и пыли, а сзади несколько бывших роскошных, а ныне помятых и простреленных джипов в компании других иномарок.

       Преследователи были уже близко. Вика втянула голову в плечи и, крепче вцепившись в руль, снова на секунду прикрыла глаза. Через открытое окно послышался тот же звук, который она слышала в лесу, – пули!
       Вика  хотела остановиться, но уже не могла – ее  раздавили бы едущие сзади, хотя бы ради того, чтобы убрать ненужного свидетеля. Вадим был прав, следовало убраться домой. Господи, взмолилась Вика, я сразу поеду домой, только сделай так, чтобы у меня появилась такая возможность,  я больше никогда и ни во что не стану вмешиваться!

      Выстрелы теперь звучали ближе, но пока  мимо. Похоже, все-таки целью была не она. Может, еще есть  шанс остаться живой? Они приближались к дамбе местного водохранилища. Там была довольно сложная дорожная развязка с  мостами на бетонных сваях и разъездами. У Вики тряслись руки. Одно дело мчаться по прямой, ровной дороге и совсем другое – крутиться по мостам и разъездам на такой  скорости. Она точно свалится в воду или куда-нибудь врежется.

      То, что она услышала позади, кажется, было автоматной очередью, за ней последовали еще и еще… Вика сжалась в  маленький комочек, вцепившись в руль повлажневшими руками.
      «Мерседес» впереди странно дернулся. Его поволокло  в сторону, откуда-то сбоку повалил дым. Попали, отстранено подумала Вика. Иномарка вильнула и, сбивая столбики, начала приближаться  к одной из бетонных свай. Скорость при этом оставалось явно слишком большой, чтобы успеть затормозить. Вика смотрела широко открытыми глазами. «Мерседес» на всем ходу влепился в сваю, раздался взрыв. Все – конец! Вика выпустила  руль,  истошно закричала и прикрыла руками голову. На нее посыпались осколки выбитого взрывом лобового стекла.

      Она почувствовала, что ее машина вот-вот проделает тот же путь, что и Натальин «Мерседес». Вика потом так и не смогла понять, как ей удалось затормозить и относительно мягко ткнуться в соседнюю сваю.
       Она уронила голову на руль и зарыдала. У нее уже не было сил оглянуться и посмотреть, кто  стрелял и не идут ли ее добить. Ей было все равно.
       Сзади слышались шум, выкрики, несколько одиночных выстрелов. Постепенно Вика стала приходить в себя, и выкрики в ее голове стали обретать ясную форму:

- Оружие на землю, лечь, руки за голову!
     Милиция? Господи, хорошо-то как! В этот миг Вика  так любила нашу милицию и так  хотела ее увидеть! Она попыталась открыть дверцу и вылезти, чтобы глянуть на все собственными глазами. Дверца не поддавалось, кажется, заклинило.

      Вика повесила сумку на шею и стала торопливо выбираться через отверстие, которое совсем недавно было лобовым стеклом. Сползала она почему-то задом наперед, поэтому не увидела, а почувствовала, что на кого-то наткнулась. Она вздрогнула от неожиданности, а этот кто-то сказал знакомым голосом:

- Вижу,  в помощи ты не нуждаешься.
     Вика аж подпрыгнула. Как он мог здесь оказаться! Она резко обернулась. Вадим, как ни в чем не бывало, стоял около ее несчастной разбитой машины.
- А-а… - начала говорить Вика и тут же резко закрыла рот и замолчала.

     Она перевела взгляд за спину Вадима и увидела, как на оставшихся в живых людей Николая Николаевича, его самого и нескольких кавказцев надевают наручники люди в черных масках и камуфляже.
     Теперь можно было предположить, что перестрелку, которую она наблюдала в лесу, вели именно они. Вика посмотрела на Вадима, открыла рот и снова произнесла только:

- А-а… - кивнув головой в сторону людей в камуфляже.
- А в чем, собственно, вопрос? – ухмыльнулся Вадим.
- Ну, - Вика к своему стыду почувствовала, что никак не может выдавить из себя хоть что-то мало-мальски членораздельное.
   Она снова замолчала.
- Наверное, ты хотела уточнить, присоединюсь ли я к этой теплой компании? – решил все-таки помочь ей Вадим.
- Угу, - жалобно промычала Вика.
- Нет, не присоединюсь.

    Вика облегченно вздохнула и почувствовала, что вся дрожит. Да и на улице под утро стало довольно прохладно. Вадим заметил это, накинул на нее свою куртку и повел к одной из стоящих невдалеке машин.
     Она залезла на заднее сиденье и трясущимися руками начала искать в сумке сигареты. Вадим включил ей печку и вышел из машины. Вика бездумно следила за ним взглядом.      Вот он подошел к одному из мужчин в камуфляже. Они о чем-то разговаривают. Неожиданно Вике стало ясно, куда делся плутоний. Теперь ей многое стало ясно. Но некоторые детали требовали уточнения. Одной из главных было, кто все-таки Вадим? И выяснить это она намерена  прямо сегодня, сейчас.

     Небо на востоке начинало светлеть. Вика почувствовала, как на нее накатывает сон, и она уже не в силах ему сопротивляться. Гул голосов, шум близкого шоссе сливались в шелест, который становился все глуше и глуше. Она заснула прямо на сиденье.

    
      Проснулась Вика в мягко покачивающемся автомобиле и не сразу сообразила, где  находится. Воспоминания вспыхнули ярко и сразу. Она села. Вел машину человек в камуфляже, с которым разговаривал Вадим перед тем, как она заснула, а рядом с ним сидел он, собственной персоной.

- Давайте познакомимся, - предложила Вика и представилась, - меня по-прежнему зовут Виктория Николаевна. А вас?
- Меня Игорь Сергеевич, - сказал водитель.
   Вика посмотрела в водительское зеркало. Он улыбался.
- Ну? – она требовательно ткнула Вадима кулаком в плечо.
- А меня по-прежнему зовут Вадим Александрович, - ехидно сообщил он.
- Да? – Вика растерялась и замолчала, но долго пробыть в этом состоянии уже не смогла. - А вы откуда, в смысле, из какой организации?
- Из ФСБ, - ответил за двоих Игорь Сергеевич.
- А как же… - начала Вика и тут же оборвала себя. Она же подставит не только Катюху, но и какого-то ее знакомого, который эту информацию дал.
- Что, «как же»? – обернулся к ней Вадим.
- Нет, ничего, - прошептала она.

   Продолжать разговор ей не хотелось. Она попытается все выяснить позже. Один на один. Наконец, они подъехали к дому Вадима. Вика вытряхнулась из машины и трусцой побежала к подъезду. Было холодно и очень хотелось спать. К тому моменту, когда Вадим поднялся за ней в квартиру, Вика  спала как убитая на диване, не сняв даже кроссовок.


    Когда затренькал мобильник, было всего лишь начало девятого. Вика догадывалась, что звонит Катюха, но даже это не помогло. Она дотянулась до сумки и выключила телефон. Наступила блаженная тишина. Она снова провалилась в сон, заметив, что лежит в постели.
    Проснулась Вика, когда уже начинало темнеть. Вадим прокомментировал это словами:
- Ты спишь, как вампир, – днем.

     Еще не совсем проснувшись, она молча прошлепала в ванную и по шею погрузилась в воду. Полный балдеж, и не нужно ничем забивать голову. Теперь почти все ясно.
- А зачем ты тогда помог Николаю Николаевичу? – неожиданно всплывшая мысль требовала выхода, и Вика прокричала свой вопрос прямо из ванной.
Вадим заглянул к ней и сказал:
- Как зачем? После этого я окончательно стал его ближайшим соратником и выяснил очень много интересных вещей. Теперь ему можно будет предъявить достаточно серьезные обвинения.
- А-а, - глубокомысленно протянула Вика и решила задать еще один интересующий ее вопрос: - Вот тут на днях за мной все «Жигуленок» ездил…
 Вадим фыркнул.
- Все ясно, можешь не отвечать, - заявила она и опять окунулась в воду.

     Когда Вика почти кончила мыться, кто-то позвонил в дверь. Она прислушалась. Катюха! Не дозвонилась и пришла сама. Вика быстро вытерлась и выскочила из ванной.
- С тобой все в порядке! – с облегчением выдохнула Катюха. - А то я тут такое на работе слышала…
- А что ты слышала? – почти хором спросили Вика и Вадим.
- Ну, что недалеко от дамбы была перестрелка, есть жертвы. Ах да,  началось все еще при выезде из города. Там еще спецслужбы участвовали. - Катюха в упор смотрела на Вадима.
- Почему ты решила, что это меня касается? - Вика решила занять подругу разговором.
- Да мне на работе сказали, что ты ко мне заходила, и на тебе лица не было. - Катюха прошла на кухню и уселась за стол. - Кофе угостите?

     Вадим зажег газ под чайником. Катюха снова посмотрела на него и спросила:
- А этот уголовник на самом деле существует и находится в розыске?
     Вика с облегчением вздохнула. Это избавляло ее от большой части сложных вопросов, которые она собиралась задать Вадиму. Он поморщился и посмотрел на Вику:
- Какая все-таки у тебя въедливая подруга. - Потом повернулся к Катюхе и ответил на ее вопрос: - Существовал, его убили при попытке к бегству, но афишировать не стали… Пока.
- Слушайте, совесть у вас есть? Вы хоть поделитесь со мной, как там все было, - попросила Катюха.

    Вика начала рассказывать и так увлеклась, что не заметила, как Вадим оставил их  ахать и охать. Подруга это заметила первой,  прикрыла дверь и заговорщически подмигнула Вике:
- Теперь у вас все в порядке? Он приличный человек и тебе не придется носить ему передачи.
- Может, у этого приличного человека еще и семья есть, - вдруг заныла Вика.
- А что бы ты предпочла: холостого уголовника или женатого офицера ФСБ? – Катюха ухмылялась во весь рот.

    Вике сначала захотелось ее пристукнуть, а потом она задумалась. В самом деле, что бы она предпочла?
- Ну, я бы предпочла, чтобы он был холостым офицером ФСБ, - наконец выдала она.
- Надеюсь, так оно и будет. Ладно, пойду, поздно уже. А ты уточни все эти жизненно важные детали и позвони мне, - странно, но Катюха  в эту минуту была серьезна, как, наверное, никогда в  жизни.

     Вика закрыла за ней дверь и вернулась в комнату. Было и в самом деле поздно, а выяснить ей предстояло еще многое.
     Решив показать, что ей на все наплевать, хотя на душе скребли кошки, Вика с милой улыбкой плюхнулась в кресло и спросила:
- Ну и когда же ты отбываешь домой к семье?
- Значит, ты мне не поверила, что семьи нет?
- Нет, конечно. Я же за все время знакомства от тебя ни слова правды  не слышала! – Вика вдруг почувствовала, что к глазам подкатывают предательские слезы.
     Она замолчала и начала  усиленно моргать.
- А зачем тебе  так нужна правда?
- Потому, что я любопытная очень. Ты же знаешь! – голос ее предательски зазвенел.



ЭПИЛОГ 

     Международный аэропорт «Шереметьево-2» ночью переливался многочисленными разноцветными огнями и шумел множеством разноязычных голосов.

     Вика, несмотря на свои довольно высокие доходы в последние годы, никогда не была в дальнем зарубежье. Обычно ее отдых ограничивался Крымом и Кавказом, да и то происходило это далеко не каждый год – бизнес есть бизнес. Поэтому сейчас она особенно волновалась не только из-за самой поездки. Они с Юрой запустили производство, последнее время все шло гладко. И все-таки Вика переживала, как там без нее, даже Катюху попросила присматривать, хотя на нее надежда плохая – не специалист, однако.
     Мысли Вики вернулись к поездке. Пусть не роскошный Париж, а турецкая Анталия, но все-таки – заграница. Она повертела в руках уже второй бланк декларации. Первый только что испортила. Вика просто забыла, что теперь у нее другая фамилия. Она улыбнулась и покрутила на пальце обручальное кольцо. А потом посмотрела на табло и быстро начала заполнять бланк. Вот-вот должны были объявить посадку.


     Самолет мягко взлетал, а Вика, не отрываясь, все смотрела в иллюминатор. Хотя была ночь, ей удалось разглядеть проплывающие под крылом припорошенные снегом поля. На душе было спокойно и уютно, наконец ей было на кого положиться.
     Всего через несколько часов они будут нежиться на южном солнечном пляже. В голове Вики всплыли слова припева какой-то старой дурацкой песенки: «Истамбул, Константинополь, Истамбул, Константинополь».
- Разбуди, когда принесут еду, - попросила она и, положив голову на плечо Вадима, заснула.
     Вике больше не снилась темная пропасть, в которую она проваливается. Ей снилось солнце, синее море и желтый песчаный пляж. Все как в жизни.




Это все! Буду рада услышать мнения читателей!


Рецензии
Очень мило. Спасибо огромное!

Лианидд   07.03.2009 07:03     Заявить о нарушении
Вам, Лианидд, спасибо, что заглянули!

Алена.

Алена Скрипкина   07.03.2009 09:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.