Я и мой ангел мистический детектив часть3

 © Скрипкина  Елена  Владимировна, 2005 г.

                Алена Скрипкина



         Чтобы работа не была подобна поискам иголки в стоге сена, я навестила родственников покойного Гольдмана. Пришлось присутствовать на его похоронах, поэтому вдова знала меня в лицо и без проблем впустила в квартиру. Придав лицу, соответствующее случаю, печальное выражение, я начала на предельно жалобных нотах:
- Мне очень неловко просить вас об этом, но гм…, у одного моего родственника туберкулез. На том приеме… ну, после которого… - я печально вздохнула, - Михаил Иосифович обещал дать телефон какого-то известного московского врача. Но вот, не успел, - снова прервав  речь жалобным вздохом, я, наконец, сформулировала просьбу. - Вы случаем не сможете мне помочь в этом?
- Смогу, - также печально ответила вдова. - У него в Москве был один знакомый, - она замялась, а я, зная ситуацию, сделала вид, что не заметила ее заминки. - Так вот, он лечился от того же самого. Сейчас. Подождите минуточку.
              Из подъезда я вышла счастливой обладательницей телефона известного московского врача-пульмонолога – Самойловича  Валентина Дмитриевича. Теперь осталось поставить Артема в известность о моей намечающейся поездке в Москву.

              В офисе его не оказалось, а секретарша сказала, что они  уехали смотреть коттедж. Где же они еще могут быть! И как я забыла! Виталий совсем недавно закончил постройку роскошного коттеджа в пригороде, теперь ожидается приезд какой-то звезды столичного дизайна для оформления интерьеров. Попросив дежурную машину закинуть меня туда, я впервые увидела это грандиозное строение. Оно и вправду оказалось солидным. Три этажа с многочисленными башенками и балкончиками возвышались над землей. Под землей наверняка тоже было много чего. Я не спеша, прогуливалась по пустым комнатам, представляя, как тут все будет симпатично и, одновременно, разыскивая хозяина. Кажется, кроме нас в доме никого не было. Вокруг царила тишина. Вскоре мне послышались голоса, и я двинула в ту сторону. Но, подойдя ближе и уловив тему разговора, решила не показываться. Пожалуй, нелишне услышать, что они обо мне думают.

- Слишком много совпадений после ее прихода к нам, - сказал Виталий. Это  было первое, что я услышала.
- Между прочим, она сюда не просилась. Ты сам ее пригласил, - ага, это – Артем, защищает, значит. Я совсем притихла около приоткрытой двери, даже дышать перестала.
- Может, у нее с этим все заранее продумано было… - с этим, это с кем интересно? Но, увы, я не слышала начала разговора.
- То есть, ты хочешь сказать, что на самом деле они нашли общий язык в комнате отдыха. А про то, что она его кинула и смылась, туфта? – все ясно, «этот» - замнач. Мне стало смешно. Вот уж с кем  я ни в коем случае не стала бы даже пытаться найти общий язык.
- Возможно, - неопределенно ответил Виталий. - Конечно, мне хотелось бы ошибиться… А кстати, чем она сейчас занимается?
- Я ее озадачил поисками Мишиного товара.

              Значит, Артем мне сказал правду. У них его нет.
- А если найдет, неужели думаешь, что не полюбопытствует, что это такое? Нашел, кого отправить на поиски, – недовольно заметил Виталий.
- Полюбопытствует, конечно. А что, у тебя есть лучшие кандидатуры для этого? Ты кому-нибудь вокруг веришь на все сто? – в голосе Артема уже явственно сквозило раздражение.
- Только тебе, - примирительно сказал мой шеф. - Что-то ты ее уж больно защищаешь, понравилась?
              Я навострила уши. Разговор оказался еще интереснее, чем я предполагала вначале.
- Тебе-то что? У нас с тобой разные вкусы, - зло бросил Артем.
               Не успела я хорошенько обдумать эту странную фразу, как послышались шаги. Я осторожно попятилась в другую комнату. По пути сюда я успела заметить, что комната была проходная. Так что путь к отступлению у меня был. Осторожно выскользнув из опасной зоны, я вернулась к входу и, громко потоптавшись там, позвала:

- Ау, есть тут  хозяева?
- Очень даже есть. Что-нибудь случилось? – в дверном проеме появился Артем.
- Не то, чтобы случилось, просто хотела посоветоваться. В офисе тебя не было, пришлось брать машину и ехать сюда, - я рассказала ему о своих изысканиях. - Врач должен знать, где жил авторитет. Наверняка на дому его лечил. Попробую там поискать.
- А ты не думаешь, что там теперь живут его коллеги, и они вряд ли встретят тебя с распростертыми объятиями.
- Ну… Что-нибудь придумаю, - не совсем уверенно ответила я.
- Может, поедем вместе? – неожиданно предложил Артем.

              Я задумалась. После всего услышанного, его предложение могло быть вызвано двумя прямо противоположными причинами: как беспокойством за меня, так и внутренним согласием с Виталием.
- По-моему, здесь тоже не очень спокойно. Кому-то надо остаться, - заметила я.
- Мне кажется, твои коллеги поняли, что у нас ничего нет и успокоились. К тому же здесь недалеко, обернемся за один день. Завтра приезжает какой-то великий дизайнер, Виталику будет, чем заняться, а я к нему кого-нибудь пристрою для подстраховки.
- Ну ладно, - нехотя согласилась я. Выхода все равно не было.

 
               На следующее утро, совсем рано, мы с Артемом выехали в столицу нашей родины. Сделав вид, что еще досыпаю, я раздумывала над несколькими вещами. Для разминки мысленно повторила предложение: «У нас с тобой разные вкусы». Разные в смысле блондинки или брюнетки, худые или толстые? Или принципиально разные? Эта мысль  так раззадорила, что я открыла глаза. Это было сразу же замечено Артемом, и он начал меня пытать, как я планирую действовать. Хорошо продуманного плана у меня пока не было. Все зависело от того, что скажет врач. А чтобы действовать убедительно, я прихватила с собой  удостоверение сотрудника ФСБ. Перед увольнением схлопотала выговор, предусмотрительно написав заявление, что потеряла его. В отделе кадров поахали, поохали, но что сделаешь, потеряла и все тут. Начало Артему понравилось, такие удостоверения действуют  на людей убеждающе.

               Место, куда мы приехали, оказалось дорогущей частной клиникой, совершенно не того профиля, какого ожидали. Она оказалась отстойником для желающих похудеть. Нас даже вначале не хотели пускать, но даже в закрытом виде, удостоверение сделало свое дело, и вот мы внутри. Пройдя по широкой аллее через довольно большой парк, по которому, не спеша, прогуливались худеющие, мы оказались около самого здания клиники. Если бы я не знала точно, где нахожусь, то решила бы, что это скорее роскошный отель. Самойлович являлся здесь одним из ведущих специалистов и в данный момент кого-то принимал. Секретарша вежливо попросила подождать. Мы с Артемом синхронно опустились в уютные кожаные кресла.
- Как Миша, однако, заботился о своем криминальном друге, - с легкой завистью проговорил Артем.
- Значит, было ради чего. Давай лучше подумаем, кто разговаривать будет ты или я?
- Давай, я, - сразу предложил он. - Женщин в таких ситуациях не очень воспринимают.
-
                Я молча кивнула. Все мужики – чертовы шовинисты. Неужели никогда не наступит такое время, когда вопрос не будет ставиться по половому признаку? Не успела я полностью проникнуться мечтами о светлом будущем, как дверь кабинета открылась, оттуда выпорхнуло небесное создание килограммов под сто пятьдесят, а на пороге возник импозантный представитель российской частной медицины и подчеркнуто вежливо пригласил нас войти.
- Чем могу быть полезен представителям наших доблестных спецслужб? – с безликой улыбкой поинтересовался он.
- Вы можете быть нам полезны в связи со смертью гражданина Гольдмана Михаила Иосифовича, - сухо сообщил Артем.
               «Браво!» - мысленно поаплодировала я ему. Врач артистически всплеснул холеными руками и воскликнул:
- Да что вы говорите? Он умер? Давно?
- Недавно. Его отравили, - хладнокровно импровизировал мой напарник. - А как вы понимаете, убийство требует  тщательного расследования. Вот мы и изучаем круг его знакомых.

               Я, сделав суровое лицо, обшаривала взглядом шикарно обставленный кабинет.  Интересно придет ли в голову этому умному доктору всяческих наук, что ФСБ не занимается убийствами бывших уголовников. Слава богу, кажется, не пришло. Наша официальная настойчивость произвела должное впечатление. Он суетливо сказал:
- В общем-то, мы не были близко знакомы. Он обратился ко мне в связи с болезнью одного своего… - доктор закашлялся, оттягивая неизбежную формулировку. Ему явно не хотелось прояснять ситуацию, но делать было нечего, - гм, знакомого…
- Мы в курсе дела, что у гражданина Гольдмана были связи в криминальной среде и в частности… - Артем сделал небольшую паузу. Я так и не поняла, знал ли он, как зовут этого вора в законе или так артистично сыграл.
- С Коняхиным Валерием Васильевичем, - тяжело вздохнув, обреченно закончил предложение доктор.
- Вот-вот, именно о нем я, то есть мы, - сразу поправился Артем, - хотели бы поговорить.
- Что о нем говорить? Обратились они ко мне, когда было поздно. Я уже ничем не мог  помочь, хотя искренне пытался. Понимаете, приходилось ездить к нему домой. Здесь же у нас – приличная публика. Меня бы неправильно поняли. Но, как врач, я должен помогать всем людям, существует ведь клятва Гиппократа! - высокопарно закончил  свою речь Валентин Дмитриевич.
- Да-да, конечно, надо думать эта помощь была о-ч-чень хорошо оплачена гражданином Гольдманом. Вы вообще не имели права заниматься таким лечением, но брали за это оплату и, естественно, не платили с нее налогов. У вас будут большие проблемы, - Артем полностью вошел в образ. Мысленно аплодируя ему, я продолжала молча сурово взирать на съежившегося  доктора. Мой напарник продолжал требовательно гнуть свою линию. - Рассказывайте когда, где, сколько раз вы  встречались с вором в законе Коняхиным, - и добавил несколько мягче: - Может быть, если вы нам поможете, это несколько смягчит вашу очевидную вину…

              Слушая эту пародию на допрос, я тихонько подошла к открытому окну и стала любоваться, открывшимся симпатичным пейзажем. Глаза перебегали с изящных, выкрашенных бежевой краской скамеечек на элегантные клумбы с фонтанами, наверняка оформленные ландшафтным дизайнером, затем изучила подстриженные на английский манер кустики, взгляд переходил все выше… За  забором не было видно высотных домов. Я не очень хорошо знала Москву, но, из увиденного, сделала вывод, что клиника находится где-то в центре, и окружена относительно старыми особняками  с покатыми крышами, на которые выходили маленькие чердачные окошечки.
              В одном из них что-то блеснуло, или мне показалось? Вспышка повторилась. Я оглянулась и онемела. По стене, медленно подбираясь к врачу, ползло маленькое красноватое пятнышко лазерного наведения оптического прицела.

- Ложись! – не своим голосом гаркнула я и резко оттолкнула Артема, который стоял ближе ко мне.
- Что-нибудь случилось? – вежливо осведомился, ничего не понимающий, Валентин Дмитриевич. До него явно не дошел смысл моего окрика.  - Сейчас…
              Одним махом я перепрыгнула через стол, пытаясь сбить врача на пол. Выстрела, конечно, слышно не было. Только его тело под моими руками как-то неожиданно обмякло, и он молча стал заваливаться на бок. На правом виске виднелось аккуратное маленькое отверстие – крови почти не было. Подбежал Артем.
- Вот черт, - пробормотал он, растерянно глядя на меня. - Что этот снайпер, не мог подождать несколько минут? Все шло так хорошо.
- Правда, все шло здорово. Ты молодец, - похвалила я его. - У нас есть несколько минут. Давай по-быстрому посмотрим в столе, может, найдем что-нибудь интересное. Ему, - я кивком показала на тело, - уже никто и ничем не сможет помочь.

               Я покосилась на окно. Если этот снайпер на чердаке понял, зачем мы здесь, то через несколько секунд наша парочка вполне может составить компанию безвременно почившему вальяжному доктору. Поэтому я посоветовала Артему не попадать в зону обзора. Вот так, ползая на карачках вокруг  письменного стола с сидевшим за ним свеженьким трупом, мы попытались найти какие-то записи или бумаги, которые смогут нам хоть чем-нибудь помочь. В итоге, прихватили с собой книгу посещений, записную книжку и настольный ежедневник. Все это Артем распихал по карманам. Затем, носовым платком покойного я протерла все, чего мы могли случайно коснуться.
              Прежде, чем подняться, я снова украдкой посмотрела на чердачное окно. Там уже ничего не поблескивало. Значит, нас еще не заказали, хотя ощущение, что кто-то продолжает пристально наблюдать за нами, не отпускало ни на минуту.
- Вашего начальника только что застрелил снайпер, - выходя, сообщил Артем секретарше. - Вызывайте милицию.


              После этого мы быстро слиняли. Нам точно не стоило ждать встречи с представителями  правоохранительных органов. Как только мы сели в машину, я показала, из какого дома стреляли и предложила:
- Давай, отгони машину куда-нибудь за угол, а я схожу на чердак. Вдруг, там есть что-нибудь интересное.
               Артем согласно кивнул, и я нырнула в арку старого особняка. Ощущение чужого присутствия, устойчиво оставалось. Я оглянулась по сторонам, но ничего особенного, что могло бы привлечь внимание, не заметила. При ближайшем осмотре дом оказался в совершенно непрезентабельном состоянии, а подъезд был еще хуже. На полустершихся ступеньках вполне можно сломать шею, поэтому поднималась я медленно и осторожно. Преодолев три этажа, увидела одинарный пролет, который заканчивался маленькой площадкой и лесенкой, ведущей на чердак. Там даже дверцы не было. Я подошла ближе, с чердака пахнуло пылью и старым деревом стропил. Нужное окошко отыскала моментально. Перед ним было значительно чище, а в одной из створок не было стекла, но больше – никаких следов. Возможно, если бы я была криминалистом, то при наличии специальной техники, мне  удалось бы что-нибудь раскопать, а так…
               Артем в машине за углом листал записную книжку Самойловича. Я плюхнулась на переднее сиденье и сообщила:

- Увы, лежбище снайпера я нашла, но больше ничего. Как у тебя?
               Он неопределенно пожал плечами.
- Да так. Может, и нашел, - Артем ткнул пальцем в лист записной книжки.
               Я глянула туда. На листе значилось: Мих. Иос. Гольдман, телефоны, а в скобках К.В.В. и какие-то сокращения. Было похоже, это именно то, что мы ищем. Но возникал вопрос, как расшифровать эти краткие каракули.
- Ты хорошо знаешь Москву? – поинтересовалась я.
- В общем, да. Я здесь учился.
               Надо же, мы с Артемом довольно долго знакомы, какое-то время вместе работаем, а я практически ничего о нем не знаю. Сейчас вполне подходящий момент.
- А где?
- В дипломе написано – переводчик, правда, военный, - он фыркнул. - Хотя, как видишь, работаю не по специальности.
- Делаю вывод, что мы почти коллеги, - констатировала я.
- Ну… - неопределенно промычал Артем, - может быть, в какой-то отдаленной степени…
- Хватит баки-то забивать, - обиженно буркнула я. - А какие языки? Там же не одному учат. На английском я и сама вполне сносно объясниться могу, не зря в школе… ну и в другом месте хорошо училась.
- Восточные, ну и само собой английский, здесь ты права.
- Ладно, - вздохнула я. - Завяжем с этим. Я  Москву знаю плохо. Так что, полностью доверяюсь тебе в этом вопросе. Давай предположения.
- Попробую.

              Мы немного попетляли по городу, следуя вариантам Артема. Но искомую квартиру нашли далеко не с первой попытки. Дом оказался на окраине, правда, вблизи от метро и довольно новый. Там был даже домофон. Но не успели мы начать переживать по этому поводу, как выяснилось, что его уже успели доделать народные умельцы. Обстановка в лифте тоже настраивала на то, что у нас все получится. Стены были исписаны так плотно, что не нашлось свободного сантиметра, если захочешь добавить туда что-нибудь еще. Значит, публика здесь жила соответствующая. В данном случае, это было просто прекрасно.
              Лифт с одышкой и надсадным кряхтением остановился на шестом этаже. Нужная квартира сразу бросалась в глаза. Сложно было не заметить громадную сейфовую дверь, с которой бахромой свисали содранные бумажки опечатки. Мы переглянулись. Ясно – нас опередили. Но самое удивительное ожидало впереди. Артем через рукав куртки взялся за ручку двери, и она спокойно открылась, как бы приглашая войти. Быстро оглядевшись по сторонам, мы проскользнули внутрь. После чего Артем сразу же высказал вслух нашу общую мысль:

- Даже если здесь что и было, то, наверняка, уже нет.
- Наверное, - без энтузиазма согласилась я. - Но, раз уж мы тут, давай хотя бы заглянем.
             После чего наше любопытство отчасти было вознаграждено. Стало ясно, в квартире побывали коллеги Коняхина по зоне. Такой разгромный обыск могли учинить только они. В некогда шикарной квартире, а то, что совсем недавно это была шикарная квартира, сомнений не было, теперь не осталось ни одной целой вещи. Все было поломано, изодрано на такие мелкие куски и клочья, какие трудно себе представить. Стало понятно, искали они то же самое, что и мы. И не нашли. Это тоже было очевидно.
- Ну что, поехали отсюда? - вздохнув, предложил Артем. - Здесь нам уже делать нечего, а дома с модным дизайнером познакомишься.
             Через несколько минут машина взяла курс домой.
- Во всей этой галиматье утешает только одно, - констатировала я.
- Что же это? – хмыкнул Артем.
- Если они не нашли, то у нас еще есть шанс. И этот шанс не в Москве, а дома. Когда вернемся, я еще раз попробую пошарить насчет Миши. Наверное, то, что все ищут все-таки где-то у него.
- Ты упустила один момент, - неожиданно прервал мои умозаключения Артем.
- Какой?
- Зачем было убивать доктора, если у этого вора ничего не нашли?

              Я помолчала, обдумывая ситуацию. Артем был прав – что-то здесь не состыковывалось. Я бросила на него косой взгляд. Он ухмылялся уголком рта. Значит, какая-то версия у него уже была, и он ждал, когда я проявлю любопытство. Пожалуйста, проявлю, мне не жалко:
- Давай, выкладывай свою гениальную версию.
- За товаром охотятся две компании, - охотно начал он. – Они совершенно не связаны между собой. Одна – бывшие коллеги, кому принадлежал общак. И, по всей видимости, это они в квартирке такой шмон устроили. Вторая – наши земляки, те, кто убили, твоего любимого Мишу, в этом я не сомневаюсь. Именно их человек убил Самойловича. Он, наверное, еще не знал, что в квартире ничего нет. Если бы знал, то доктор был бы жив. Так что, приходим к печальному выводу, Ксюшенька. Наши земляки, ну очень опасные люди. Запустили свои щупальца даже в столицу нашей родины…
- Зря смеешься, - недовольно пробурчала я. Неприятно было сознавать, что Артем сообразил все гораздо быстрее меня. Это унижало мое, не столько женское, сколько профессиональное достоинство.
- Какой уж тут смех, - я снова украдкой покосилась на Артема. Он и, правда, уже не улыбался. - В самом деле, попробуй завтра еще раз покопать насчет Гольдмана. Тут и простое незнание уже становится слишком опасным.


              Домой мы вернулись вовремя. Вернее, почти вовремя. Прием московской звезды близился к завершению и проходил в бывшем Мишином, а теперь даже не знаю чьем, ресторане. Публика была примерно та же, что обычно. Почти всех я знала в лицо. Правда, моего бывшего замнача не наблюдалось, видимо, искусство не его профиль, а вот депутат активничал за всех. Оно и понятно, депутаты просто обязаны быть культурными. Московскую звезду звали очень нежно – Альберт. Так же нежно она и выглядела. Легкий макияж подчеркивал и оттенял нежную Альбертову красоту, вьющиеся локоны продуманно спадали на плечи. Ну и само собой, кольца, серьги и прочие украшения завершали звездный облик. Я прикусила губу, чтобы не фыркнуть в голос. Но местный бомонд находился в полном щенячьем восторге. Альберт был  окружен трепетным вниманием не только женщин, но и мужчин. К тому же, я заметила, что ему явно больше льстило как раз последнее. Что ж, у каждого свои недостатки, так же, как и достоинства, решила я, пытаясь беспристрастно оценить красавчика – дизайнера.

               Так как меня не очень привлекало более близкое знакомство с залетной московской звездой, я тихо сидела в уголке, автоматически отмечая передвижения присутствующих. Вот вошел Артем, отпустил охрану Виталия. В ней уже не было необходимости, так как мы вернулись. В отличие от меня, он вообще не пошел знакомиться с Альбертом  и смотрел на него с нескрываемой неприязнью. С чего бы это? – отметила я про себя. Ведь они никогда не встречались до этого вечера. Да и в машине Артем говорил про дизайнера вполне нейтрально. И вдруг такая неожиданная и совершенно явная неприязнь.

               Я посмотрела на Виталия, захотелось узнать, как он воспринимает такое неоправданно отрицательное отношение к приглашенному нежному красавчику.  В последний момент я успела заметить, как Виталий отводит смущенный взгляд от Артема. За все время, что я проработала с ними обоими, никогда не видела, чтобы Виталий так конфузился от взгляда  собственного брата. Честно говоря, вообще не замечала, что он такой стеснительный. В замешательстве, я снова уставилась на Виталия. И тут все стало ясно. Мой драгоценный шеф смотрел на залетную московскую звезду с тем выражением, с которым смотрят мужчины на понравившуюся им особу противоположного пола. Я сразу опустила глаза и стала внимательно изучать испанскую плитку под ногами. Не хотелось, чтобы Артем увидел, что я все поняла. К тому же близился ответственный момент завершения вечера и расползания гостей и хозяев, в который я опять же не стала вклиниваться. Эти трогательные прощания меня совершенно не касались.

               Пока я отвлекала свой смущенный взор красотами испанской плитки, пропустила момент, когда ко мне подошел Артем. Он очень ловко воспользовался моментом.
- У тебя такой усталый вид, просто спишь на ходу, - заботливо сообщил мне непосредственный начальник.
- Пожалуй, и правда устала, - решив подыграть, я посмотрела на него ясными, ничего не понимающими глазами и сладко зевнула.
- Езжай домой, отдохни, - Артем протянул мне ключи от своей машины. - Я тут сам за всем присмотрю.
              Все ясно, сам хочет по-тихому сладкую парочку сбагрить, чтобы никто ничего не понял. Ради Бога! Не буду ему мешать и ломать игру своими глубокомысленными выводами. Я встала, слегка потянулась, всем своим видом изображая крайнюю степень усталости, и двинулась к выходу. Неужели Артем не понимал, или не хотел понять, что, если я сегодня ничего не заметила, то впереди у меня уйма времени для этого.


               Я поставила машину Артема прямо под окнами,  боясь, что какому-нибудь отморозку придет в голову угнать ее или покорежить, и с удовольствием нырнула в ванну. Пристрастия Виталия меня ничуть не касались и не трогали. Забавно, но не более. В данном случае, больше жаль Артема. Он так переживал по этому поводу и прикладывал столько сил, чтобы скрыть сей факт даже от ближайшего окружения, поэтому я  решила не показывать вида, что догадалась обо всем.
               Всю ночь мне снились какие-то тревожные сны. Это не были кошмары. Проснувшись утром, я даже не смогла вспомнить, что именно мне снилось. Но ощущение тревоги и надвигающейся опасности утром стало сильнее. Я лениво потянулась в постели и позвала:

- Даша! Скажи мне, что я ошибаюсь.
                В ответ – тишина. Конечно, не будет же ангел по первому требованию болтать со мной. У нее, наверняка, есть дела и поважнее. Надо вставать и возвращать машину. В этот момент  звякнул телефон:
- Алле, - игриво промурлыкала я.
- Если проснулась окончательно, то приезжай на коттедж, а то мне машина нужна, - по голосу Артема я поняла – человек с утра не в духе.
- Не волнуйся, уже еду, - игривость сразу же испарилась из моего голоса. Не стоило его дразнить человека, который уже с утра на взводе.

               Через полчаса я уже была, где приказало начальство. Артем взял ключи от машины, недовольно зыркнул на меня и сразу ушел. Увидев кислую физиономию Виталия, сразу поняла, что разговор у них был не из приятных. Нежный Альберт эффектно раскинулся в кресле и смотрел на меня красивыми, но печальными глазами. Вздохнув, я решила попытаться поднять настроение влюбленным.
- Ну что вы все такие грустные? Такой прекрасный день, солнышко светит, а вы кукситесь, -  улыбнувшись во все тридцать два зуба, я бесцеремонно плюхнулась на подлокотник кресла, в котором томно восседала звезда, и попросила: - Альберт, я так увлечена интерьером. Вот хочу дома ремонт сделать, - скромно умалчивая о том, что вся моя квартира спокойно уместится в небольшой коттеджной ванной для гостей. - Я была бы вам так благодарна, если расскажете, что планируете здесь сделать. Может быть, что-нибудь из ваших полезных советов я использую у себя.

               Звезда сразу же ободрилась, расцвела от банальных комплиментов и стала посвящать меня в тонкости отделки коттеджей. Вскоре я даже зауважала Альберта. Было видно, что в своем деле – он прекрасный специалист, и все его идеи слушала с большим интересом, даже переспрашивала и задавала вопросы. Виталий тоже остыл и посматривал на меня с благодарностью. День пролетел мило и совершенно незаметно. А вечером Виталий сообщил, что мы едем ужинать в «Сакуру».


               «Сакура» был очень дорогой и единственный в нашем городе японский ресторан. Он располагался на верхнем этаже самого крупного офисного центра. По внешнему оформлению «Сакура» чем-то напоминала останкинское «Седьмое небо», только располагалось на высоте не более двенадцатого этажа. Внутри все было выдержано в минималистском японском стиле: очень низенькие сиденья, или полное их отсутствие,  столики, жалюзи на окнах, для желающих создать интим, какие-то драконы на стенах. Восточная негромкая музыка в относительно европейской обработке, казалось, лилась отовсюду, услаждала слух посетителей. Говорили, что шеф-повар там действительно японец. Самым неприятным моментом посещения оказалось требование менеджера ресторана снять обувь. Хороша же я буду, босиком по залу скакать, если что случится. Поэтому горячо стала убеждать администратора, что я тут не для удовольствия, а по долгу службы. Девица слушала очень внимательно и, в течение всей моей речи, согласно кивала головой. Ее лицо казалось мне знакомым. Было видно, что и она узнала меня, но где встречались, ни я, ни она так и не вспомнили. Администратор сжалилась надо мной и усадила прямо около входа, но зато в обуви.

           После всего, что я вчера узнала, даже, несмотря на мое наплевательское отношение к данному вопросу, мне все-таки было неуютно. Стало понятно, почему Виталий всюду появлялся со мной, незаметно наводя окружающих на мысль, что я его любовница. Этим же объяснялось и его сверх корректное отношение. Почему бы ни относиться вежливо к тому, кто тебе по барабану. Конечно, быть ширмой неприятно, но если внимательнее присмотреться, то в этом тоже можно найти свои преимущества. Я хихикнула своим мыслям и поудобнее устроилась на низком сиденье.

(продолжение следует)


Рецензии
Замечательный получается детектив, Алена!
Успехов!
С теплом,

Лили Миноу   19.02.2018 19:45     Заявить о нарушении
Лили, спасибо! И Вам удачи и успехов!
Приходите еще :))

Алена

Алена Скрипкина   19.02.2018 20:41   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.