Роковое сафари ремейк-пародия

«РОКОВОЕ  САФАРИ»


КИНОСЦЕНАРИЙ

Ремейк фильма «Кенгуру Джекпот» (США)


Закадровый текст: «Мы ничего не придумали. Что было – то было. А чего не было, того и у нас нет. Не ищите. Любая история начинается со слов: «жили – были», а  наша -  нет. Наша не начинается, а началась много – много  лет назад, когда деревянный мальчик, вырыл ямку на Поле чудес, положил туда пять золотых, и сказал «волшебные» слова, которые мы повторяем изо дня в день... Золотое дерево не обросло монетами только у тех, кто тупо повторял слова заклинания следом за теми кто молча и нагло собирал урожай … Но мы то, давно в сказки не верим? И правильно делаем! Потому, что: сказка – ложь, да  в ней и правды на грош… Иначе говоря, откуда среди нас, «старых» нищих, появились «новые» богачи? Труд сделал из обезьяны человека, но никто этого не видел. Кроме дедушки Дарвина. Зато мы имеем прекрасную возможность каждый день наблюдать обратное...


ПРОЛОГ.

На лужайку, возле здания очень похожего на американский Капитолий, приземляется вертолет. Лужайка оцеплена кольцом секьюрити. И вертолет, не какой – то там  «МИ», а самый настоящий, американский. Он долго кружит, словно примеряется  к  месту посадки, и все терпеливо ждут этого момента. На пороге здания появляется пышная дама, голова – в бигуди, халат – из последних ниток удерживает груди, выражение лица -  разорву! Она быстро проходит в центр поля, упирает кулаки в бока и, задрав голову, кричит:
- Коля! Сади, свою летающую тарелку! По хорошему прошу!
Будто повинуясь ее воле, вертолет снижается и садится. Секьюрити начинают служебную переглядку, затыкая левое ухо указательным пальцем. Винт перестает свистеть и провисает.
- Коля! Выходи!
- Внимание – выходит…  -  прокатился шумок по кругу.
- Коля? Я жду!
Первой показалась пара ног в расшитых сапожках, а затем и их владелец. Рассерженная дама подходит к геликоптеру. Она заглядывает в салон через плечо прилетевшего, и  растягивает лицо в улыбке:
- Папик…Ты сам? Ну, не сердись, лапа… Я думала, что ты со своим питоном – секретаршей… Что ты в ней нашел? Ни плечей, ни задницы! Палка московской, нечесаная!
- Ну, котик… Аллочка мне помогает…
- Трусы зашнуровывать?
- Котик…
- Что – «котик»? Я ведь из домашнего, могу и в морского превратиться! Ты меня знаешь!
Зазвенел мобильник. Причем, из всех карманов. Он выдергивает трубки по одной:
- Да? Да? Да?.. Не то!.. Да? О, Толян, наконец- то я тебя нашел… А всё – новые модели… Хожу, как телефонная станция… Портативная… Да ничего… Тут меня, на людях, ревнуют… Ты чем не занят? О, и я тоже! А чем не будешь? Та ты что?! «Дурака» распишем? Пульку – другую… Дурить не будешь? Смотри.
- Коля! – жена пособирала мобилки под ногами, и дернула его за рукав. -  Никаких дураков! Забыл? Сегодня, у тебя, хор.
- Какой хор? – опустил руку с трубкой Коля.
- Имени Пятницкого!
- Весь?
- Ясное дело – весь! Ты же, по - пьяни, пригласил их на гастроли…
- Толян? – трубка вернулась к уху. -  Ты хор любишь? Не в том смысле, Толян… Слушать? Сам пел? Та ты что?! А почему я не знал? Вечно один пел… Так, любишь? Прилетай, послушаем, что – нибудь  из «Скорпионз»! Как – не поют? А что они поют? Что?! Какой звон? Люся… - снова опустил он трубку, -  Они не поют «Скорпионз»… Ты знала? Я что, должен целый вечер слушать, как сто человек  мычит? Что я тебе плохого сделал?
- Колюня… Тебе же нравилось, тогда, в Москве… - развела она руки. -  Подпевал даже…
- Подпевал? Я? Это уже «белка»… Але, Толян? Не буду я их слушать! Передумал… «Дурака» распишем! Распишем! – отдельно подтвердил он свое решение прямо в лицо жене. Та – покорно промолчала. На удивление. -  Пока! – трубка полетела через плечо; Люся, по хозяйски, подняла и эту. Секьюрити выстроились вокруг хозяев «свиньей», и процессия медленно поплыла, по английскому газону,  к дому…

Картина первая.

По огромным коридорам, заставленным антиквариатом, гулко металось эхо шагов и голосов. Так случилось, что Люся отвлеклась на секунду, и потерялась; а Коля все продолжал с ней общаться:
- Чего молчишь? Буквы забыла? Люся! Ты где, голова говорящая?
Секьюрити настороженно следили за хозяином. Он повернулся на месте, пожал плечами, и задал тот же вопрос охране:  -  Где она? – Их, как сквозняком сдуло!  -  Теперь, и эти пропали… - тяжело вздохнул Коля. -  Язык мой – враг мой… Вот куда мне сейчас идти? Ни карты, ни компаса… Ау! -  завыл он тихонько. – Есть кто…? «Есть…есть…есть…» -  покатилось эхо. – Не тебя спрашиваю! – разозлился Коля. «Спрашиваю…ашиваю… ваю…». Чтобы я, еще раз, послушал Люську… Говорил ей: есть домик, пять комнат, дворик, садик… Нет! Вот давай как у Сёмы: с бассейном, зимним садом… И что? Сиганула в бассейн, на радостях… Катер полдня гонял с водолазами… А зимний сад? Раньше был «Ботанический»… Ну и? Куда все подевались? Эй! – крикнул он. -  Тридцать три богатыря! Ау!? Мне что, до утра тут стоять? Уволю, к ядреней фене… Быстро ко мне!
И тут же, как по взмаху волшебной палочки, его взяли в кольцо.
- Где мой кабинет? Кто помнит? Кроме строителей? О, царевна – лебедь! – обрадовался Коля, увидев, как с противоположной стороны коридора, вышла Люся. Радость от встречи была неописуемой:
- Коля!
- Люся!
Даже обнялись, после долгой разлуки. Стенные часы гулко отбили  пять часов. И все оглохли, на пять минут. Звон застыл в ушах.
- Кто поставил сюда эту байду с музыкой? -  задал вопрос Коля, как только вернулся слух.
- Коля! – все еще кричала жена. -  Ты их привез из Лондона! После ремонта Биг- Бена, не помнишь?
- Чего ты орёшь? Мало, где я был…? Будильник надо отключить… - сделал он замечание, показав рукой на часы. -  А то Украина будет просыпаться  вместе со мной. В одно время.
Секретарь –референт , тут же, сделал пометку  на белоснежном манжете. И все проследовали за гидом, который  присутствовал при строительстве, наверное. Один он не путался в лабиринтах коридоров и  в  калейдоскопе комнат.
- Пожалуйста, за мной! – приглашал он, каждый раз одним и тем же тоном. -  Направо – комнаты обслуги… Все пятнадцать… Проходим дальше! Комнаты для гостей… Не отставайте, господа!
- Он с кем говорит? – спросил Коля у жены.
- Не знаю. Он все время так говорит. Ты его выписал из Эрмитажа…
- Ничего не помню… - признался он сокрушенно. – А зачем?
- Когда дом покупали, тут раньше дворец был, и кто-то  сказал, мол: есть дворец, значит должен быть дворецкий. А где его взять? У всех есть, а у нас не будет? Ну, ты и полетел  в Петербург…
- Надо же…Столько интересного узнаю! Может проще указатели повесить на стенах? «Поворот направо», «животные на дороге»? Как считаешь? Или не стоит? Пусть этот,  наших туристов, развлекает?
- Кабинет хозяина! – услышал Коля и  облегчено вздохнул. -   Я – добрался! Давай прощаться… - обнял он Люсю. -  Вдруг ночью выйду…?
- Проходим дальше! – пригласил гид. -  Прямо перед вами -  усыпальница  Рамзеса  второго…
- Какого? – остановился на пороге Коля.  – Повтори?
- Коля, успокойся! – отозвалась жена. -   Это привезли из Египта… Рамзесов нам не продали. Только спальню!
- А! – понимающе кивнул он.  -  Когда я все успеваю? -  и закрыл за собой   пятиметровой высоты двери. Двое секьюрити, тут же стали «на караул». Голоса в коридоре смолкли. Все добрались  без приключений, каждый к себе. 
Картина вторая.

Коля пробежался по кровати, у подушек остановился и рухнул пластом. Включил домашний кинотеатр. Раньше он назывался «Центральный», или вроде того, неважно! Но показывал хорошо. У всех, там, «Сони», «Панасоник» – глаза портить! Другое дело этот: включил – ну все видно! Особенно – в соседнем микрорайоне. Оттуда – даже лучше. Посмотрел «Новости», прогноз погоды, сладко зевнул, понимая, что ночной кинозал он не вылежит, и нажал ногой дистанционку. Прикрыл глаза, но сон сразу не шел. Ворочался, ворочался, и вдруг его осенило! Походил по кровати, поискал мобильник – нашел! Набрал номер, присел.
-  Але? Толян?  Я это… Почему не прилетел? Устал, Толян… Столько дел… Некогда в гору глянуть. Чего звоню? Ты знаешь, Толян, тут, в «новостях», один прикол показали… не смотрел? Жаль… Про что? А помнишь, Витек, с пацанами, ездил на этих… как их?.. охотиться? Не, не на мамонтов! Что я ботаники не читал? Быки! Вспомнил? Ну! Как оно называлось? Охота эта? Сафари? Правильно, Толян! Показывали…да… Так классно! Я ночь спать не буду! Давай слетаем? На недельку? Как – куда? В Австралию! Давно хотел…При чем тут твой самолет? Сейчас я позвоню в Шереметьево… Какие проблемы? Оплачу кругосветку… Они нас, как Юрия Гагарина, катать будут… Вокруг земного шара… Чего там собираться? - Кошелек, кредитки, жену поцеловать… Летим? Толян? Ты настоящий пацан! Я тобой горжусь. Пока! Утром будь готов! -   почесал трубкой голову. – Так. Теперь – Шереметьево!


Картина третья.

«Як- 40» подкатил чуть ли не к зданию аэровокзала «Шереметьево- 2». Из- под хвоста самолета, опустился трап, и вышли Колян и Толян. Колян шел  в полупоклоне, постоянно, оглядывался на самолет.
- Ты чего? – спросил Толян.
- Это – самолет называется?
- Ну да.
- Для  лилипутов?.
- Ладно тебе, Гулливер...нашего, что-то, не видно...
- А, вон, стоит, белокрылый! Как тебе? Толян, не дождусь, когда мы полетим! Ночь не спал...
У «Боинга- 767» их встретил экипаж. И девушки, с хлебом- солью.
- Привет, привет! – пожал экипажу руки Колян, боковым взором окинул девушек. -  Толян, а чего, стюардесс, теперь, переодевают?
- Ну,  это, типа, в национальном прикиде… - предположил Толян.
- А хлеб, зачем? На дорожку?
- Не, его целовать надо. По телику видел?
- Надо - целуй, – отмахнулся Колян, - Хоть в засос. Соль не опрокинь, плохая примета. Давай, командир! – Колян жестом погнал командира в салон. -  Время -  деньги! – экипаж послушно поднялся по трапу. Колян проводил их глазами. Опустил взгляд – девушки, все еще стояли. – А вы чего, горлицы? Полетели? – те переглянулись недоуменно, но стояли прежним порядком. – Толян, не понял я… -  кивок в сторону барышень в кокошниках.
- Может, ты заказал и не помнишь?
- Зачем мне столько? И потом, я же - не садомазохист: в расшитой сорочке сексом заниматься… А чего они ждут?
- Не знаю. Провожают. А, красивые?
Девчата смущенно захихикали. Колян и Толян – переглянулись.
- С собой возьмем,?
- Баба? На корабле?… - начал Толян.
- Плохая примета, знаю. Жаль. Ну, - обратился он к девушкам, - Ничего не поделаешь, лебедушки… И рад бы…
- Хватит, Колян! Полетели!
- Полетели, полетели... – ступил он на трап. -  Эх, Австралия! – и взбежал наверх. Толян неспешно поднялся следом. А минутами позже –«Боинг»  разбежался  да и прыгнул в бескрайнее небо.
- Вот это – самолет, и я понимаю! – довольно бродил по пустому салону Колян. -  Вернемся – такой же куплю! Ты знаешь, Толян, в туалете – горячая вода!
- Да что ты!
- Сам проверял. Хоть купайся! Краников нет, ногой надавил – пошла вода, убрал, – нет. Надо и дома так сделать. Очень удобно! Есть – нету…Есть – нету! – демонстрировал ногой Колян. – Мы уже где?
- В небе.
- Я понимаю, что не под землей! Летим – где? Что внизу? – выглянул он в иллюминатор. -  Высоковато, Толян… Это не «Шатлл», часом? А то повезет, через тернии к звездам…
- Не, «Боинг»… Я ж английский знаю… - успокоил друг. -  Скажи, пусть пожрать принесут! Десять минут ничего не жрал!
- Ты прав! -  завертелся на месте Колян. – Эй! Человек! – выглянула стюардесса. – О, человек… Кушать, давай? Только не кричи оттуда! Сюда иди! И меню, захвати!
- Зачем - меню? Ты что, заказ не делал? – не понял Толян. – Не знаешь, как людей на борту кормят?
- Заказ то, я сделал… - присел напротив  Колян. -  А вот, нашли они то, что я заказал?
- А что ты заказал?
- Как обычно… -  вздохнул Колян. Через пару мгновений, «как обычно» заказанное, прибыло на трех тележках.
- Приятного апп…пет…тита! – давилась слюной молоденькая стюардесса, открывая крышку за крышкой. Толян, даже не стал искать вилку. Руками рвал перепелов и куропаток и, не пережевывая, заглатывал почти целиком. Все это он проделывал с закрытыми глазами. Двигались только челюсти и брови. Колян – напротив, ел манерно, разрезая мясо, даже не на кусочки – на волокна, отправлял в рот почти пустую вилку, и сосредоточенно пережевывал вместе с воздухом, оставшимся до закрытия рта. Лететь стало веселее. Но очень уж долго. За стеклами иллюминаторов уже сгущались сумерки. Колян обратил на это внимание:
- Или вечер, или я не ошибся…
- В чем?
- Ты правильно прочел название самолета? Не «Шатлл»? Английский он знает… Полиглот…
- Да «Боинг» это, Колян… Чтоб я … пятерки миллионов не досчитался! Спроси, у подруги, вон, выглядывает, в тюбетейке с птичкой!… Это «Боинг»? Понял? – Кивает! Сядь, Колян, долго еще.
- Далековато…Высоковато... О, водичка пошла! – за стеклом, матово блеснул океан. -  Красиво-о…
Впечатления и восторги схлынули, навалилась дремота. Плавно переходящая в крепкий сон. А затем и пробуждение. Но, уже – в Австралии!

Картина четвертая.

Приземлились в аэропорту Сидней. Жара! Их, вежливо разбудили, проводили до трапа. Колян  проявился в дверях:
- Толян! Ты только глянь!
- Что? – выглянул следом Толян. -  О, ё… Вот это видок! Ты прав, красиво. «Сид -  неу…» – по слогам, прочел он огромные буквы, на здании  аэропорта. -  Австралия… Пошли?
У траппа их ожидал Кадиллак. Негр - водитель, услужливо распахнул дверцу.
- Сервис…- многозначительно поджал губы Толян, и покачал головой. – Где он так загорел? – это – о водителе кадиллака.
- Please! -  пригласил Коляна негр, улыбнувшись на тридцать восемь белоснежных зубов.
- Переводи, Толян… Чего он улыбается?… Я темноты, с детства боюсь… Лезь первым!
- Welcome  to Sidney! -  чуть не вплотную стал негр позади  Коляна.
- Э-э… ты это… мистер… - отмахнул рукой от себя Толян. -  Не любит он… когда сзади…стоят… Ферштейн?
- No! I’m  Alex… Come, please… Don’t  Understand? – улыбался негр.
- Толян? Ты, точно, знаешь английский? – усаживался в салон Колян. – Переводи, а то я, что-то, сомневаться начинаю…
- Сейчас! Эй, - обратился Толян к водителю, -  Вот из ю нейм?
- I’m  Alex! –  гордо повторил негр, -  Let’s  Go? What You Wait…?
- Смотри, как хорошо английский знает… -  кивнул он на негра.
- Он - то знает. А ты? Двоечник! Поехали! – махнул он через весь салон водителю, и машина плавно тронулась с места. -  У меня четверка была… - похвастался Колян. -  Учи язык, Толян! Пока едем…
- Чего там учить? – надулся Толян. -  У меня горничная из  Техаса…
- Так то – горничная! Она, типа, другого языка не знает… А тебе – пригодится. Может даже –жизнь спасет…
- Типун тебе на язык! – сплюнул на него Толян. -  Думай, что говоришь!
- Ты, мельницу – прикрывай… - отерся Колян. -  Англичанин…
В отеле их также встречали. Колян подтолкнул :
- Давай! Видишь, ждет человек?
- Хелло! -  поднял руку Толян. -  Номер ...?
- Yes,  you room  on  three  floor… Number  lux…
- Ну? – глянул на него Колян.
- Номер «люкс», короче... что непонятного? Идем! Багаж… андестенд? -  к нам… в люкс! – дал он распоряжение и  мальчик  в униформе побежал к машине. -  Пошли, Колян!
- Хорошо сказал, без акцента почти… - похвалил Колян. -  А номер, какой?
- Люкс… - бесцветно повторил Толян. – Глухой?
- А цифрами? Спроси! – шепнул Колян.
- Мистер! Ес – ты! Ком сюда! Какой номер? Напиши на бумажке! – показал он  рукой, чего хочет. Метрдотель, слегка склонил голову, подумал, улыбнулся и, размашисто, что-то черкнул; передал  написанное Толяну. Тот  тупо смотрел на написанное, шевелил бесшумно губами…
- Ты что, римские цифры забыл? – рассердился Колян. - Дай сюда! Это что? – глянул он на росчерк. -  Ты начал собирать автографы? Так это не Том Круз, ты ошибся! Мистер… номер… намбер… у? Проведи, будь человеком! – показал он рукой на лифт.
- Let’s Go..., - направился к лифту метрдотель, жестом руки приглашая следовать за ним. -  Say it again: what  you  say?… Please…
- Да не за что...пока... Толян?… Он чего - то не понимает. Что за люди! До сих пор русского не знают!
- Дикари… - согласно кивнул Толян. – Двух слов связать не могут. Сказано: номер – значит: это номер! Он недавно, наверное, работает... -  открылись двери лифта.
- Please! – повторил метрдотель, и вошел следом, шумно выдохнув.
- Сенкью, – ответил Толян, гордо зыкнув на друга.
Номер им понравился. Почти такой, какой они видели  в  фильме «Тупой и еще тупее». Просторный, светлый, полный холодильник, кровати, почти как дома.
- Мне нравится! – обошел номер Колян. -  Перекусим, и – в путь! Позвони, закажи машину! Не пешком же идти на охоту? А я – в душ!
- Какую заказывать? – холодел изнутри Толян, предвкушая разговор по телефону.
- Какую? – остановился в дверях Колян. - Сам выбери! Не знаешь, на чем на охоту ездят? Давай, звони! – и Колян шагнул в душ.
Толян ненавистно посмотрел на телефон, но трубку снял. Ему, тут же, ответили. Правда, непонятно - что? Он быстро положил ее обратно, и развалился на кровати. Вскоре появился розовый фламинго – Колян. В набедренном полотенце, и со счастливой улыбкой на лице.
- Дозвонился? – спросил он.
- Занято… Так и говорят: ваш абонент – временно недоступен… Позже позвоним!
- Это, у них, так со связью? Плохо. А у нас, – пожалуйста! Какой номер набирал? Дай я попробую!
- А тут – без номера! Трубку снял, а тебе отвечают.
- Серьезно? – снял трубку Колян, приложил к уху. -  Приятный голос… Девушка! А как вас зовут? Чего она все время говорит? Это не автомат? Але, девушка! Это ребята…из люкса… Положила трубку… Попробуй ты!
- Пробовал. Не хочет она со мной говорить. Может – муж рядом стоит? У них, с этим, строго…
- Ну, так сходи вниз, к этому… пусть поможет! Вы друг друга понимаете, я видел. Давай, Толян! Общайся, тебе полезно...
Делать нечего – пришлось Толяну идти к метрдотелю. Тот, увидев его, налепил ладошкой дежурную улыбку и приготовился к самому худшему – к  общению. Но Толян все продумал: он молча взял чистый бланк, ручку, и нарисовал, как умел, машину; внизу подписал: «Jeep», грамотно, без ошибок. И, поставил: знак вопроса, плюс знак  доллара. Метрдотель приписал сумму, Толян согласно кивнул. Глянул на часы, дописал: «15 : 30». И это, метрдотель понял. Толян, дал кредитку, ее проверили – все в порядке. Пожали руки и Толян, довольный, поднялся в номер.
- Заказал?
- Без проблем! В полчетвертого будет.
- Какую взял?
- Джип…
- «Чероки»?
- Сказал – джип! – рассердился Толян.
- «Чероки» лучше… Ну, ладно – джип, так – джип! Люське позвонить, что ли?
- Я бы не звонил.
- Понятно! Ты ж развелся! А моя, еще катается по дому…
- Мы жрать, будем? Я уже час ничего не ел! – полез в холодильник Толян. -  Одно пойло…
- Закажи в номер! – предложил Колян.
- Нет, теперь- давай ты! Не буксуй! Я – на горшок, корни пущу… Давай, давай… - и Толян убежал по названному адресу.
- Думает – не закажу? – снял он трубку. -  Ланч, плиз! Намбер люкс! – и положил трубку на место. Удивительно, но в двери постучали. Колян пошел открывать. На пороге – официант, с блокнотом. -  Значит так, - начал Колян, -  Два, -  растопырил он пальцы, - Бифштекса… Два… Гарнира… Что еще? А! И попить… дринк… принеси! – показал он. Все? Записал? Покажи! – заглянул он в блокнот. -  Ладно, разберешься! На- ка! – протянул он  двадцатку.
- Thank You! -  поблагодарил официант и поспешил выполнять заказ. Он понял одно: они хотят есть! А меню – он подберет сам. И заработает еще. Официант - он, и в Австралии – официант! Часы показывали без десяти три.

Картина пятая.

Толяна выманил аппетитный запах из комнаты. Набросив на лицо озабоченность, он вышел, заглянул в комнату, и глотнул слюну. Колян колдовал над тележкой со снедью, и общался с официантом:
- Ты, Семен, правильный пацан… Котлетки принес, как положено… Будешь, с нами?
- Money, please… - тактично и нетерпеливо напомнил официант.
- У тебя одно на уме: мани-мани… Песня такая есть. Не слыхал? Добрынин написал... Толковый композитор... О, Толян! С облегчением! Дай, человеку, денежку! Видишь: ждет.
- А сколько?
- Спроси, я его не понимаю...
- Что там понимать? Сколько? – потер перед носом официанта два пальца Толян.
- Fifty…
- Еще бы насвистел… Значит так… Колян, «фити», это сколько?
- Полштуки, глухомань! Даже я знаю! Дай деньги, не держи человека!
- На! – сунул доллары в карман белой куртки Толян. – Спасибо, не забыл?
- Very…very… - расчувствовался, внезапно обогативший официант, пятясь спиной к дверям.
- Бери, бери, конечно. Чего это с ним?
- Не видишь – счастлив человек! – отозвался Колян. – Я смотрю, у них, тут, как у нас: дадут полштуки – полные штаны, от счастья. Прошу к столу! – пригласил он жестом друга. – Руки мыл?
- Пошел ты… руки… - на всякий случай, Толян закрыл двери на ключ. – Я ж не ты…
- Ну да, ты английский лучше знаешь… Садись! Скоро ехать.
Ели молча и быстро. Чавканье Толяна – не в счет. Хороший аппетит он, только, на хорошие деньги бывает, а не от голода. Перекусили, чем австралийский общепит послал, благородно отрыгнули, и вместе глянули на часы:
- Пора!

Картина шестая.

Прямо у входа в отель их уже ожидал надраенный, будто глаза котовы, вороненый джип, без верха.
- Вот это тачка, Толян! – подошел к машине Колян, взялся за ручку двери и замер.
- Ты чего?
- Руль, – выпуская воздух на каждой букве, произнес Колян.
- Что – руль? – Толян обошел джип и глянул на удивленное лицо друга..
- Его не туда прикрутили… - заводился Колян.
- Как «не туда»? – заглянул в салон Толян. – Не под ногами же!
- А  где?
- В…везде! – ответил Толян. – Глаза разуй! Это, тебе, не руль?!
- Руль. Но почему его, не туда, прикрутили?
- С бодуна, наверное... какая тебе разница: туда - не туда? Крутится? Садись, давай!
- Я поведу! – твердо сказал Колян, усаживаясь справа.
- Да пожалуйста…напугал... – загрузил свой центнер Толян. – Дорогу знаешь?
- Все дороги ведут…
- К ДТП! – заржал Толян. – Ты, с этой стороны, еще не крутил баранку? Тренируйся! Поехали, чего ждешь?
- Хай! – услышал Колян и развернулся на голос.
- Фашик? – спросил он замызганного вида мужика.
- Или хохол… - предположил Толян. – Ты осторожно, они намаханные, фанатики эти… Чего надо, спроси?
- Чего тебе? – сдержанно спросил Колян и повернул ключ в замке зажигания; мотор, сразу же, заурчал. – Ну? Чего молчишь? Хай!И дальше? Денег надо?
- Sorry, mister… I’m  poor…
- Пур... мур... Шпрехен русиш! – попросил Колян. – Балалайка, понимаешь?
- I don’t speak russian, sorry…
- Не понимает он ни хрена… Дай, я! – выглянул сбоку Толян. – Эй, сиротка не русская! Ком сюда! Хеппи нью йир, бедолага! Иди, не бойся! Вот из ю нейм?
- Pitter… - почему - то заикаясь, скромно представился нищий.
- Повтори? – насторожился Колян. – Толян, ты слышал то же, что и я? Как он себя назвал?
- Не придуривайся… Имя, у человека, такое! Горе, на всю жизнь. Дать ему мелочи?
- Дай. На презервативы. СПИД лютует, а среди них - особенно. Сделай доброе дело, и поехали!
- Ты, это… Пи…- запнулся Толян. - Мужик! На, вот… сотни, хватит?
- С головой.
- Держи! – протянул сотенную Толян. – Э! Ты смотри, рванул… Ни спасибо тебе…
- Зачем тебе его спасибо? Помог человеку? Руки где мыть будешь? Его зараза не лечится, ты в курсе? Передается половым путем...
- А я не на полу стоял... и он, меня, только рукой потрогал…
- А ты, хотел чем? Иди, мой руки! С порошком! Я подожду.
Два раза просить не пришлось. Толян, насколько мог быстро, побежал назад, в отель, с поднятыми вверх руками; как хирург, на операцию.
- Забыл сказать, чтобы спиртом протер… - подумал вслух Колян. – Ладно, вернется, бензином протрем …
Пройдя дезактивацию, Толян был допущен в салон, и они, наконец то, отъехали от отеля. Под удивленные взгляды персонала, что наблюдал за ними из-за штор.
- Crazy russian…- вздохнул метрдотель. И погнал персонал на рабочие места.

Картина седьмая.

Выскочив за городскую черту, джип шелестел шинами по идеально ровному асфальту. Толян крутил, перед собой, шляпу, вместо руля, и громко пел:
- А я сяду в кабриолет!
- Это лучше, чем десять лет! – подхватил Колян.
- А я сяду… в кабри-о-лет! – затянули в два голоса.
- Классно, Колян! Ты глянь: какая природа, какие… – у обочины осталась стоять тонкая фигурка, цвета шоколада. – Да не гони так! Даже разглядеть не успел... садист... Вот это девки...
- Забудь! – не сбавлял скорость Колян. – Эти – тоже не лечатся.
- Да ну тебя! Что, у них больные все? Поголовно?
- Ну, не поголовно, пониже… Мы, вообще, не на ту охоту приехали… Так же?
- Да, у нас, даже ружья нет!
- Будет. У егеря возьмем. О, читай! Чего написано? – притормозил Колян.
- «Дан…гер…» - прочел плакат у поворота на грунтовку Толян.
- Ну? Что такое «дангер»?
- Поворот. Я ж, английский, знаю! Лефт – налево…
- Тут просто: «дангер».
- Значит: внимание, скоро поворот! Только - сокращенно. Поехали, все верно!
- Правильно перевел? – вывернул баранку Колян.
- Дословно! Газуй смелее! Там хата, какая-то, видишь? Не твоего егеря?
- Сейчас посмотрим…
Небольшая территория перед большим домом была огорожена рядом колючей проволоки в человеческий рост, на которой качалось несколько табличек.
- Переводи! – затормозил у изгороди Колян.
- Так… «При…ва…те…»… Это- привет, по австралийски. Хорошие люди… Опять «дангер»… и  «догз»… Хот-доги есть…Не хочешь?
- Про егеря читай.
- Пока не вижу.
- Хот-дог, сразу увидел.
- Слышь, Колян, а ворота не заперты…Прикрыты…Может, заедем?
- А это нормально?
- Я ж английский знаю… По традиции, надо заехать. Не зря ж столько приглашений понавесили?
- Думаешь?
- Уверен! Поехали!
- Ты, хоть ворота открой, ездун…
- Прав, Колян, как всегда… - тяжело вывалился на грунтовку Толян, распахнул половинку ворот, и джип въехал во двор. – Что-то хозяев не видать?
- Спят, может? Постучи!
Из-за угла дома показались две собаки, размером с жеребца.
- Толян! – полетело в спину другу. – Осторожно!
- А? – замер Толян.
- Хорошее «А»…Беги в машину! Сожрут, на хрен!
Так быстро, Толян с пионерского возраста не бегал. Собаки окружили машину, но не лаяли, а злобно рычали. Морда, аккурат, приходилась по верх дверцы.
- Что за порода? Пекинесс Пржевальского? – сидел с руками за спиной Толян. – Где хозяева? Может, крикнуть? Эй, хозяин!! – заорал Толян, да так громко, что собаки отступили. -  Есть кто дома?! – двери приоткрылись. – Дома… Хозяин!
На крыльцо вышел прообраз Толяна. Нет, здоровее немного. Шляпа сидела на его маковке, как  игрушечная.
- What problem? – сипло спросил он. – It’s private!
- Привет, привет! Собачек убери! – попросил Толян, когда здоровяк подошел к машине. – Гав-гав, на фиг, плиз! Ты егерь? Вот из ю нейм? Хеппи нью йир!
- Who a you? What you want? – громадные кулаки уперлись в бока.
- Ну-у… не совсем…ху… туристо… Так ты, не егерь? – «общался» Толян. – Плохо. А не подскажешь, как его найти? Вот из ю нейм? – зачем то ляпнул он.
- Name? – сердито повторил мужик и начал краснеть. – Me? Get Out!! – внезапно заорал он и хлопнул здоровенной лапой по капоту.
- Чего ты злишься? Ты! Машина казенная! Егеря позови! – Толян слегка испугался такого «теплого» приема. – Колян? Может поехали отсюда? Мужик с бодуна, видишь- злится…А?
- Куда ехать, братан? Хоть дорогу спроси!
- У него?! Да я, лучше, малявы на деревьях читать буду! Поехали! Тачку ж разобьет, Колян!
- Как скажешь… - джип слегка дернулся, и сдал назад. Фермер пошел следом.
- Настырный… О! – привстал Толян.- Дорогу, видишь? Настоящая дорога на сафари!
- In the same place… -  участливо просипел фермер, но джип уже клубил по грунтовке. – Savage…

Картина восьмая.

- А ниче, мужик, а? – успокоился Толян за воротами, – Нет, я его понимаю. Главное, честно сказал: привет, мужики, не могу ничем помочь - жена ругается… Представляешь жену этого борова? Я ж понимаю… Говорит, мол, перебрал с братвой, вчера…Ну, никак…
- Это, столько, он сказал?
- Я ж английский знаю… - откинулся на сиденье Толян. – А! Сказал, что это одна дорога, на сафари! Когда мы выезжали задом...
- Вот трепло… - улыбнулся Колян. – Я тебе скажу, о чем он говорил: пошли вы… и – привет!
- Не, ну привет – был? Чего ты?
- Да ниче… Сейчас – куда? – остановился на раздорожье Колян, – И табличек никаких нет…
- А давай – налево? По-нашему!
Джип лихо скользнул влево. Дорога осталась позади. Теперь они мчались по дикой саванне. Недолго, правда.
-Тормозни попросил Толян. – Прихватило. Ты видал: ни одного дерева!
- На кой тебе деревья? От кого прятаться?
- Ты мотор не глуши, на всякий случай, – вспомнил собачек на ранчо Толян, и пошелестел меж приземистых кустиков.
- Толян! – позвал Колян.
- Ну?
- Все равно, егеря надо искать. Может вернемся на дорогу?
- А ты знаешь, куда она ведет?
Колян толкнул от себя дверцу, свесил ноги и икнул: к машине неспешно приближалась пара львов. – Толян!
- Не дергай меня. В такие минуты – грех...
- Кошки, Толян!
- Где? – привстал над кустиком Толян, заметил львов. – Если не добегу – отомсти за меня!
Толян, со штанами в руках, вприпрыжку достиг машины, ввалился, и потянул на себя дверцу.
- Ф-фу! – облегченно выдохнул он. – Вся жизнь перед глазами! Гони!
Но мотор, почему-то, не заводился. Чых-пых, и тишина.
- Что с ним? – крупная львица подошла вплотную к машине, потянула носом воздух, рыкнула, для приличия. Толян напряженно следил за ее перемещениями. – Колян, чего она на меня так смотрит?
- Ты, главное, не дергайся. Она понюхает и уйдет.
- Кого понюхает? – косился на рыжую зверюгу Толян. – Меня?
- Не двигайся. – Колян вновь попытался запустить двигатель. – Перегрелся! – А лев, тем временем, зашел с его стороны, стал лапами на ступеньку, и морда оказалась, как раз напротив окаменевшей Коляна. – Все, братан, хана… Прости, если что должен остался… - лев ткнулся носом ему в грудь. – Ты, киса, не спеши… Его, вон, понюхай… чем пахнет? Он - хороший...
- Не надо меня нюхать…Друг называется…  этого, я тебе, никогда…
Он не договорил: заревел мотор, львы отпрянули, а джип сорвался с места.

Картина девятая.

- Ушли! Ну, Колян, ты Шумахер, в натуре! Не, ты видал? Нюхает, облизывается…Кошка дранная... А куда, кстати, ты его посылал?
- Ладно тебе. Для твоего же блага…
- Что? Вместо себя предложил? На гарнир? Ну ты мутный, в натуре...
- Ты, если в охоте не волокешь…Он бы спрыгнул, чтоб до тебя добраться, так же?
- Ну.
- Не ну, а спрыгнул бы. А я бы, по газам! Как и получилось. Спасибо сказал бы, братан называется! – выкрутился Колян.
Увлеченные разговором, они не заметили, как наперерез бросился молодой кенгуру. Скорость была небольшой, кенгуру просто отбросило на пару метров, и он рухнул в пыль, без признаков жизни. Джип затормозил. Друзья переглянулись.
- Теперь, точно – хана! – хлопнул ладонью по баранке Колян. – За этого зайца, тут, на нары уложат.
- Не психуй! Туша какая…Думаешь - насмерть?
- Кто его знает? Давай, посмотрим? Пока никого нет. – Колян спрыгнул на землю, осмотрелся и подошел к кенгуру. – Вроде дышит.
- Пульс проверь!
- А кровь, на анализ, не взять? Иди сюда! Давай оттащим его подальше!
Толян взялся за задние лапы, Колян – за передние. Сдвинуть его, было равносильно той же операции с джипом. Поменялись местами – тот же результат. Обречено склонились над животным.
- Давай закопаем его, прямо здесь? – предложил Толян.
- Рыть, монтировкой будешь? Или руками? Уже темнеет… А мы, кто знает где.
- Красивый заяц, большой, жалко… - вздохнул Толян. – Давай хоть сфотаемся, на фоне с ним?
- Ты взял аппарат?
- Цифровик! – гордо ответил Толян, полез в сумку, достал  "Nikon" – Видал? Присядь рядом… Обними его…Вот, так классно! Снимаю, Колян! Теперь – ты меня!
Фотоаппарат взял Колян. Сделал пару снимков.
- Вещественное доказательство… - взвесил он аппарат на ладони.
- Да брось ты, юрист…доказательство…Колян, давай его поднимем на лапы?
- Зачем?
- Мой пиджак на него набросим, очки, бейсболку…Вот это будут снимки!
Идея Коляну понравилась. А сам подъем обмякшей туши – не очень. С криками и матами кенгуру поставили на конечности. Колян страховал его сзади, а Толян делился гардеробом.
- Наш братан, в натуре! – восторженно суетился он. – Смотри, чтобы не упал, придавит, на фиг! Так, снимаю! Еще раз! Теперь- ты!
Поменялись местами. Колян поднял фотоаппарат, Толян обнял кенгуру, но что произошло дальше, до них дошло намного позже: в кармане малинового пиджака, совершенно неожиданно, зазвенел мобильник. Его звонок  вернул к жизни животное. Кенгуру отшвырнул толстяка, и прыжками, в полном обмундировании «от Толяна», скрылся из вида...
Колян бросился к другу:
-    Ты цел?
-    Цел... Ох, и падла…- стонал толстяк. – Больно, Колян.
- Терпи. Встать можешь?
- Где он?
- Откуда я знаю! Попрыгал, куда –то…
- Попрыгал? – резко вскочил на ноги Толян. – Там же…
- Да Бог с ним! – отряхнул его Колян. – Главное – живой!
- Колян! Там, в пиджаке, обратные билеты, кредитки, паспорта…
- Ты что, все с собой взял? Ну ты поц…
- Сам ты поц! – обиделся Толян. – Мы не дома! Спросят документы, и что? Давай его искать, братан! Поймаю – удавлю! Или – джипом, или вот этими руками! Поехали!
- Как ты его найдешь? – садился за руль Колян.
- Он один в пиджаке! Остальные – голые. Найдем!

Картина десятая.

С наступлением сумерек, кончился бензин. Недалеко от трассы. Друзья забрали свой нехитрый скарб и, пешком, пошли на пролетающие вдалеке огни машин.
- В полицию надо идти, – предложил Колян, – Они лучше знают, где его можно найти.
- А как ты объяснишь, что кенгуру бегает в пиджаке от Армани? Померять взял?
- Что нибудь придумаем. В первый раз, что ли? Тачку надо тормозить. О, лови!
Машина, вихрем, пролетела мимо. Так быстро, что даже мысль  не успела проскочить.
- Во, гоняют…- покачал головой Толян, отплевываясь от придорожной пыли. – Я уже жрать хочу. А ты?
- Я в ванную хочу, - тяжело вздохнул Колян. – Смотри, еще одна!
Через три километра поймали машину, а через двадцать минут уже были в пригороде Сиднея.
- Спасибо, братан! – поблагодарил водителя Толян. – Вот из ю нейм?
- Бай… - улыбнулся водитель и уехал.
- Странное имя. Чурка?
- Зачем ты у всех спрашиваешь, как их зовут?
- Не знаю, – честно ответил Толян, – Что первое выучил, то и спрашиваю.
- Голова! Английский - где учил, в школе? – осматривался Колян.
- С горничной.
- Из Техаса…Спроси мужика, где полиция! Эй, мистер! – позвал Колян прохожего. Тот подошел. – Хелло! – улыбнулся ему Колян. -Спрашивай!
- Вот из ю нейм? – ляпнул Толян. – Полис, где?
- Police?– переспросил прохожий.–Go straight…after…to the right…Understand?
- Ясно, - следил за его руками Толян. – Налево... и... рядом. Спасибо! То есть, хэппи нью йир!
- Russian? Moskva?
- Украина, - гордо ответил Толян. – Киев! Не бывал? Ты австралиец?
- Australian? O, yes…
- По тебе видно. А кенгуру, где гнездятся? Мы его пух-пух…
- No, their it is impossible murder! – замахал он руками. – Ban…
- Я тебя понял, - похлопал его по плечу Толян. – Не сезон. Так, говоришь, полиция – туда?
- Yes, straight and to the Right!
- Гуд бай, мистер! Спасибо! Сенкью вери мач! Хороший мужик, – сделал заключение Толян, когда тот отошел, – Все понимает!
- В отличие от некоторых. Идем в полицию.
- Дожили. Сами идем к ментам.
- Уж лучше к ментам, чем к аборигенам. Это ж тут Кука слопали? Сейчас, направо?
- Налево, ты же слышал? Кто такой Кука?
Налево полиции не оказалось, зато ночных бабочек – тьма. В смысле – девочек, под красным фонарем. Толян еле себе отказал. Так ему все понравились. Сходили «налево». Пришлось менять направление движения. Вот там, действительно, светилось маленькое здание полиции.
-Ну, с Богом! – выдохнул Колян, и вошел первым.

Картина  одиннадцатая.

С первой минуты пребывания в полиции друзья впитывали круглыми глазами происходящее. Пьяным подавали кофе, проституток любезно провожали в клетку, другим задержанным давали прессу. Чтобы не скучали. Интернат для правонарушителей! Колян подошел к стойке, и поманил рукой дежурного:
- Хелло! Мы – но инглиш…понимаешь? У нас, это… - развел он руки, - Украли…все…Мани, документы…
- Send, -  указал на стул офицер, – Wait, please…Sam! – позвал он здоровенного негра.
- Ой, не нравится мне твоя идея… - подсел рядом Толян. – Может свалим, пока не поздно?
- Сиди, свалим…Думаешь будет лучше, когда сами найдут?
- Ви русский? – подошел негр, – Я немножко каварю…Что слючилос?
- Не знаю, как и сказать,  - привстал Колян. – Понимаете, мы катались, на джипе…вдвоем – кивнул он на друга. – А тут – кенгуру…
- Понимает, кенгуру… И что?
- Прыгнул, под колеса… Нет, он живой, не волнуйтесь! Мы его…хелп, спасать… А он - убежал. С его вещами.
- Не понимай: какими вещами? Он украл?
- Я же вам объясняю: мы катались, он прыгнул под колеса, мы его подняли, надели на него его пиджак…
- Зачем? Why?
- У нас так врачи делают, когда авария. Правда, они белой тряпкой накрывают, с головой... А кенгуру очнулся и убежал, с его пиджаком! Там все наши документы!
- Не волнуйтес…Мы его найдем…Подождите немножко… - Сэм отошел к стойке, что-то объяснил дежурному, и тот взялся за телефонную трубку.
- Куда он звонит? – зашептал Толян. – Попутают нас, Колян! Эта «белоснежка» – кивнул он на Сэма, - Тупым прикидывается…
- Сиди тихо! Бабки, не потерял?
- Тут! – показал он кейс на коленях. – Думаешь, откупимся?
- Посмотрим. Ты, главное, с Новым годом их не поздравляй. Сразу на дурку отвезут. Кидаемся лохами, и все. Хотели, как лучше. Так получилось. Понял? Тихо, идет!
- Сейчас приедут «Green Peace»…и  «From Nature» …они нашли кенгуру и ваши вещи.
- Вот спасибо!
- Его…как это?…kill…убьили.
- Это не мы! – вскочил Колян.
- Мы знаем. Его авто сбило. Он выскочил, на дорогу,  in jacket…driver очьень силно пугаться и сбивать…Ждите. Кофе?
- Было бы неплохо, – согласно кивнул Толян, – И бутерброд…
- Заткнись! – пнул его локтем в бок Коля.
- Момент! – улыбнулся коп и отошел.
- Ты совсем, с голодухи, двинулся? Тут бы соскочить нормально, а он: и бутер…
- А че? Ханурям дают, чем мы хуже? Три часа ничего не жрал! О, приехали, защитники кузнечиков…
- Говорить буду я. Понял?
К ним направлялась целая делегация. Прошли в отдельный кабинет, пригласили Коляна с Толяном. Женщина-мулатка, очень сносно, говорила по-русски.
- Это ваши вещи? – показала она на малиновый пиджак, который Толян сразу же опознал.
- Вот спасибо!
- Не торопитесь. Проверьте: все на месте?
Толян обшарил карманы, вывалил на стол билеты, кредитки.
- Все.
- Тогда, небольшие формальности. Как ваш пиджак оказался на животном?
- Я же уже объяснял…Под колеса, он кинулся.
- Так. Вы его сбили?
- Немножко. Зацепили. Живой же…был, – волновался Коля, – Так сказали полицейские!
- Да, мы в курсе, – мулатка поднялась со своего места, обошла стол, – Зачем вы надели на него пиджак? – не могла понять она главного.
- Испугались. Первая помощь. Помочь хотели…Закутали…
- Вы преследовали его?
- Как? Он же убежал! Его, вон, пихнул…покажи синяк!
- Не надо. Понятно. А сюда пришли, чтобы заявить о пропаже?
- Ясный перец… - буркнул Толян и осекся, взглянув на Колю.
- Это все?
- А что еще? Мы тут, вещи – тоже…Можно забирать?
- Можно. Но вы должны подписать некоторые бумаги, оплатить штрафы, издержки, услуги…И – свободны!
- Без проблем! – достал свое золотое перо Толян. – Где писать?
- На каждом листе, внизу: «С заключением согласен», и подпись.
- А чего не по- нашему? – глянул он на содержание.
- Я переведу, - подсела к столу мулатка. – Здесь – за нанесение психотравмирующего состояния животному…здесь – ваше согласие, на добровольное пожертвование фонду «From Nature», в качестве компенсации морального ущерба живой фауне…здесь – штраф «Green Peace»…здесь…
Этих «здесь» – было с десяток.
- Ну? – черкнул под последним «здесь» Толян. – И приговор?
Когда ему назвали сумму, он решил, что это или, у него, плохо со слухом, или у них с арифметикой.
- Да вы что!? – бросил он авторучку. – За такие бабки, я сам прыгать без штанов согласен!
- В случае отказа, - спокойно отреагировала мулатка, - Согласно судебным искам, эта сумма возрастет втрое. Или…
- Что? – мгновенно остыл Толян.
- Согласно нашим законам, возможно тюремное заключение. Решайте!
- Чего решать! – наконец заговорил Коля. – Вопрос ясный, нужны бабки… Плати, Толян!
- Вы будете платить наличными? – искренне удивилась мулатка.
- А чем же? Доллары американские, ничего? По курсу, это…
Мулатка достала калькулятор, но от этого, сумма сильно не изменилась.
- В расчете? – закрыл кейс Толян.
- Это - вам, – протянула мулатка, какой-то сертификат.
- Что еще? – принял его Коля.
- Ничего. Вы – действительный член общества «From Nature».
- Да, член, это точно. Два члена. Мы свободны?
- Вас подвезти, в Сидней? – предложила мулатка. С чем они, любезно, согласились. Не пешком же идти! У отеля попрощались с мулаткой и с деньгами.
- Я тебе, этого зайца… На! – дал Колян сертификат Толяну. – Действительный член африканского слона!
- Зачем он мне?
- Дома, в рамочку повесишь! – рассмеялся Коля. – Будет, что вспомнить. Ужинать не передумал?
Настоящее цунами во рту Толяна, не дало ему ответить. Он кивнул и взбежал по ступеням в отель…

Эпилог.

На следующее утро, «Боинг - 767», проткнул носом австралийское небо, и взял курс на Москву. В салоне дремало двое обмякших в креслах пассажиров – Колян и Толян. Возможно, и сон они смотрели один и тот же. Кто знает? Оба счастливо улыбались. Стюардесса осторожно разбудила Коляна:
- Горячее подавать?
- Мясо - кенгуру? – не до конца распахнув глаза, спросил он.
- Почему - кенгуру? Вы заказывали…
- Да ладно тебе... Шутка. Давай все! Вставай, братан, я уже два дня нормально не ел! – крикнул Колян прямо в ухо Толяну, отчего тот подскочил на месте.
- Прилетели? – такой зевок можно было увидеть только «В мире животных», у бегемота...
- Почти. На сколько - помнишь? Ладно, не криви красоту на роже... Завтракать будем?
- Какой «завтракать»?! Обедать, обедать и ещё раз ужинать!… Как призывает учебник про вкусную пищу. Мы ещё в небе?
- В небе, Толян. Аки птицы... Выше нас только...сам понимаешь – кто... А пернатые... вот они  могут под колеса кинуться...
- Какие, у самолета, колеса, братан? В смысле, они есть, конечно. Но он их уже поджал, как утка...
- Ну не колеса, другая какая напасть...
- Тут ты прав. Все таки хорошо мы живем, братела, как люди... Не то, что те – показал он пальцем вниз, через стекло иллюминатора. – Их и не видать отсюда... Ау, люди-и-и... Вы где?..
Крупные, сальные лица припали к стеклу, разглядывая с высоты птичьего полета хотя бы признаки соплеменников на земной тверди, но не видели их. Огромный лайнер привычно покорял небо, и уносил избранных все дальше и дальше, от такой странной, прекрасной и загадочной земли Австралия, к не менее странной, загадочной, нищей для большинства живущих в стране, отдающей последнее голодных «новому» поколению сытых... 



Конец.


Рецензии