Ведьма заключительная часть

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2004 г.


                Алена Скрипкина

               


                Коттедж Ю.Н. Грищенко

     Ольга открыла дверь и, вздохнув, отступила вглубь коридора. На пороге стоял Юрий Николаевич, придерживая за талию, вконец зареванную Марго.
      Все вошли в зал. На громадном диване лежала Женька, прижав к себе рыжего пушистого Максика. Оба безмятежно спали.
- Мы ждали вас и смотрели телевизор, - шепотом сказала Ольга, - она заснула, а я все знаю.
      Марго посмотрела на нее опухшими заплаканными глазами и промолчала. Ольга знала далеко не все. Да и не стоит ей это знать. Лишнее. Что зря душу травить. Она его уже однажды похоронила.

- Рит, ты поживи у нас пока, - предложила Ольга, обнимая Марго. - Да и Макс твой  с Женькой нашел общий язык, вон как храпят на пару, - Ольга слегка улыбнулась.
      Марго выдавила из себя какой-то звук, который при желании можно было посчитать за  «спасибо».
      Ольга привела ее в спальню и вышла, тихо прикрыв дверь. Марго упала на кровать, обхватила себя руками, натянула на голову подушку, чтобы не было слышно за стеной, и завыла в голос. Но измученный организм включил защиту, и она не заметила, как заснула.

 
      В спальне было светло, и этот свет мешал спать. Наверное, ложась, она забыла закрыть шторы. К тому же кто-то щекотал ей лицо. Марго с трудом разлепила веки, увидела прямо перед собой рыжую усатую морду Максика и улыбнулась. Но тут же всплыли события ночи, и она поняла, что снова осталась одна.

      Конечно, Юрий и Ольга – друзья, они будут утешать, и помогать ей прийти в себя, но… Марго сползла с кровати,  глянула на себя в зеркало и ужаснулась. Глаза от слез заплыли, нос распух. С трудом, буквально заставляя делать себя каждый шаг, она потащилась в ванную и сунула голову под холодную воду.
     Потом пришла Ольга и, как врач, напихала в нее успокоительных таблеток. Марго впала в какое-то полузабытье. В таком  состоянии она провела, как потом выяснилось, несколько дней.


      Через неделю она вернулась к себе домой,  заставила себя выйти на работу и даже что-то там умудрялась делать.
       Жизнь шла дальше своим чередом. Утром Марго уходила на работу и старалась загрузить себя, как можно больше. Вечером она спешила домой – накормить Максика, который, как ей казалось, толстел и толстел. Хотя, надо отдать ему должное, он тоже долго тосковал по Сергею, но потом, видимо, смирился с этой мыслью и посвятил все свои помыслы исключительно еде.
     Марго снова начала принимать дома клиентов. Ей совершенно не нужны были их деньги, она делала это,  чтобы не оставаться одной. К тому же клиенты здорово грузили ее своими проблемами, и Марго с удовольствием на них переключалась: слушала,  ахала,  охала и давала советы, как ей казалось – полезные. 

     Кроме этого Марго наконец-то покончила со своими семейными проблемами и официально развелась с Толиком, оставив ему свою малогабаритную квартиру. Когда Марго встретилась с ним, оформляя документы, то в первый момент даже не узнала, настолько далеко она ушла от  прежней жизни. Несмотря на все трагические происшествия последнего времени, ей совершенно не хотелось возвращаться в ту, прежнюю жизнь. Марго потом долго удивлялась себе, как она могла прожить столько лет с таким пустым местом, которое называлось Толиком.


        Приближался Новый год, а с ним – новый  век и новое тысячелетие. Марго казалось, что людям вокруг очень хорошо, и все они живут в ожидании чуда, ведь не каждый год меняется тысячелетие. Весь мир ждал чего-то необыкновенного именно от этого Нового года.
       Предновогодняя погода тоже соответствовала. Улицы присыпал  чистый, только что выпавший снег, который продолжал медленно падать, погружая город в белую новогоднюю сказку последнего дня тысячелетия.
       Но Марго ничего этого не видела, она сидела перед компьютером и возилась с  очередной головоломной программой. Зазвонил внутренний телефон:
- Рит, зайди ко мне, телевизор посмотреть, тут такие новости, - раздался в трубке голос Юрия Николаевича.
      Марго быстренько свернула программу и бодрой рысью понеслась к начальнику. Она вошла в приемную, и уже на пороге ей все стало слышно. Дверь в кабинет Грищенко была открыта. Ирина, как и большинство сотрудников, которые наполняли кабинет, топталась недалеко от двери, время от времени приподнимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть в телевизор.

     Звук был включен громко. Марго явственно слышала голос первого Президента, который говорил о своей добровольной отставке и передаче всей полноты власти недавно назначенному премьер-министру.
      Марго тихо вошла в кабинет и пристроилась за спинами сотрудников. Посмотреть выступление, теперь уже бывшего Президента она успеет и вечером, а слышно и так было достаточно хорошо.
      Вскоре все закончилось, удивленный и ошарашенный народ потянулся к выходу. Марго, пропуская их, прижалась к стене. Кабинет быстро опустел. Она тоже повернулась и хотела уже выйти, но Юрий Николаевич остановил ее:

- Обидно, правда? Протянуть бы все это еще чуть-чуть, глядишь, и закончилось бы все по-другому.
     Марго вздохнула и неопределенно пожала плечами.  Она вспомнила, что один умный человек сказал по этому поводу – история не имеет сослагательного наклонения, и жизнь человеческая тоже.
- Приходи к нам отмечать Новый год, отдохнешь, расслабишься, - пригласил он. - Надеюсь, у тебя нет никаких планов на эту ночь?
- Не знаю, - неопределенно протянула она, - не хочется вам праздник своей кислой физиономией портить.
- Да брось ты. Все-таки новое тысячелетие, а ты его на пару со своим жирным котом встречать будешь? – усмехнулся Юрий Николаевич.
- Ладно, я еще подумаю, но вы места для меня и Максика все-таки приготовьте. Мы же с ним тогда на ночевку останемся, - и Марго, наконец, впервые за долгое время, неуверенно улыбнулась.

      В этот момент из-за слоя облаков пробился совсем маленький и слабый солнечный лучик, скользнув по кабинету, он опять скрылся в тучах. Марго расценила это, как хорошее предзнаменование и сразу же решила, что пойдет встречать Новый год к Юрию Николаевичу. Свинцовая тоска понемногу отступала.
       Она ведь так и не видела свою чашку. Людям свойственно желание заглянуть в свое будущее. Но Марго знала человека, который сказал, что не хочет его знать. Она была с ним согласна и решила, что просто будет надеяться на лучшее. Вдруг оно все-таки наступит? А смотреть она станет исключительно чужие чашки, и не будет брать близко к сердцу проблемы случайных клиентов. Она вышла из кабинета и по пути заставила себя думать исключительно о том, в чем она будет встречать новое тысячелетие.

      
     Вечером, готовясь к первому за долгое время выходу, ей удалось уговорить себя хотя бы на время забыть все печальные мысли. В машину, присланную за ней, она села,  почти довольная жизнью, прижимая к себе Максика, растерянного от вида снежной улицы и неожиданной перемены привычной обстановки.
     К счастью, гостей оказалось совсем немного и все свои. Когда часы пробили полночь, а  все как-то незаметно оказались в новом тысячелетии, Юрий Николаевич торжественно сказал:
- Маргарита Юрьевна, мы тут с товарищами посоветовались и решили признать вас лучшим сотрудником банка за прошедший год.
- Спасибо, - смущенно пробормотала  Марго.
- Но это еще не все, - продолжил банкир. - Лучшему сотруднику мы решили сделать  подарок.

     Он протянул ей конверт, в котором лежало что-то маленькое. Марго заглянула внутрь. Там был ключ. Она непонимающе подняла глаза на Юрия Николаевича.
- Пошли, посмотришь от чего этот золотой ключик, - пригласил он ее.
      Вся компания высыпала во двор коттеджа, и перед изумленным взором Марго предстала небольшая салатового цвета машина, перевязанная многочисленными яркими ленточками.
- Это мне? – недоуменно спросила она.
- Конечно, - подтвердил Грищенко.
- Но я ведь и водить-то не умею, - растерянно улыбалась Марго.
- Ничего, научишься. Теперь у тебя стимул будет.
      Выбежавший вслед за ними Максик потерся об ее ноги и, пытаясь заглянуть в глаза, уверенно что-то говорил на своем кошачьем языке, видимо, подтверждая слова Юрия Николаевича. Марго взяла кота на руки и прижала к себе увесистый теплый комок.


       Стимул и, правда, оказался хорошим. Теперь львиную долю своего свободного времени Марго посвящала изучению правил вождения и даже записалась на курсы. К ее удивлению, она оказалось очень хорошим учеником, а потом водителем.
       Марго схватывала все на лету. И уже к концу весны бойко рассекала улицы города на своем красивом новеньком «Фольксвагене».


       В последнее время все шло, в общем-то, неплохо. Только спокойному течению ее жизни постоянно мешала  Ольга. Видимо, испытывая угрызения совести, от того, что Марго правдиво предсказала ей такое удачное замужество, а сама оказалась как бы не у дел. Ольга ей сочувствовала, потому что сама выхлебала достаточно из этой горькой чаши, называемой одиночеством, поэтому она периодически пыталась с кем-нибудь познакомить Марго. Но та упорно отказывалась. Она боялась и не хотела еще раз пережить даже теоретическую вероятность тяжелой потери.


                Офис «Техбанка»
                кабинет Марго


      После чудесного спасения брата и так счастливо оборвавшейся рабской зависимости от Шамиля, Ирина почувствовала себя совсем другим человеком. Вскоре она стала всеобщей любимицей. Ирина, конечно, понимала – чудес  не бывает, и догадывалась, что все произошло не без участия Маргариты Юрьевны. Будучи человеком неискушенным в хитросплетениях сложной науки психологии, Ирина все-таки сумела сопоставить отдельные намеки и интонации. Поэтому считала себя бесконечно обязанной этой красивой женщине за освобождение брата.
    Утром она зашла к Марго и молча положила на стол толстый запечатанный конверт без обратного адреса, на котором небрежным почерком были написаны фамилия и имя Марго, прибавить к этому она могла только улыбку.

- Что это такое? – удивленно спросила та, осторожно ощупывая конверт.
- Не знаю, - пожала плечами Ирина. - Из охраны передали. Сказали, ночью какой-то мужчина принес.
      Сердце Марго на секунду замерло, а потом закувыркалось и ухнуло куда-то вниз. Она быстро отпустила Ирину. Внутренний голос подсказывал, что содержимое конверта, предназначается только ей. Марго разорвала упаковку. Там оказалась всего лишь дискета, правда, пока она докопалась до нее, пришлось развернуть листов двадцать плотной бумаги. Наверное, это было сделано на всякий случай, чтобы дискету нельзя было нащупать через конверт.

      Марго помедлила какое-то время, крутя ее в руках. Осторожность била во все колокола. Может, выбросить ее? Вдруг там такое, что снова круто изменит ее жизнь? И, кто знает, а вдруг это будет не в лучшую сторону? Марго уже ничего не хотелось. Она устала от всего и лишь надеялась остаться в своей удобной, привычной и накатанной колее. Ей не нужны были никакие перемены. Тот взрыв поставил точку на всех перспективах, и теперь ее жизнь была яркой до взрыва и никакой – после.
      Но дискета просто жгла руки. Марго начала себя уговаривать. В конце концов, она ведь может посмотреть, что там. Если это опять что-то опасное, всегда можно ее уничтожить и навсегда забыть. Ничего страшного, это ведь просто дискета – кусочек  пластмассы – ничего больше.

      Дискета с тихим щелчком встала на место. Марго посмотрела на экран. Там возникла надпись: «Введите пароль». Марго непонимающе смотрела в компьютер. Откуда, господи, боже мой, она может знать пароль какой-то неизвестной ей дискеты? Если эта дискета прислана для нее, то могли бы, по крайней мере,  позаботиться о том, чтобы сказать пароль. Марго слазила в урну, достала уже выброшенные листы бумаги, в которые была завернута дискета и лихорадочно начала их просматривать. Может, она пропустила или не заметила, что  на одном из них был написан пароль? Нет, все листы абсолютно чистые. Получается, человек, который передал для нее дискету, был уверен, что она сумеет с этим справиться.

     Не так много людей знали об ее хакерских наклонностях. Всего два, но теперь остался только один из них, и ему нет никакого смысла передавать ей сообщения таким образом, достаточно зайти в соседний кабинет. Марго замерла и вытерла внезапно вспотевшие руки о юбку.
     Неожиданно зазвонил телефон. От его резкого звука Марго просто подпрыгнула на стуле. Она протянула руку к трубке, но замерла, не решаясь снять. В этот момент Марго уже догадалась, что звонит хозяин дискеты. Телефон продолжал надрываться. Она нерешительно сняла трубку.
- Маргарита Юрьевна? – голос в трубке был ей совершенно незнаком.
     Марго почувствовала спазмы где-то в области солнечного сплетения.
- Да… - протянула она  выжидающе.
- Вы получили дискету?
- Да…
- Мне посоветовал к вам обратиться один ваш знакомый. Сказал, что вы сможете это сделать.

     Марго хотела что-то сказать, но поняла, собственный голос ей не повинуется, и промолчала.
- Так поможете?
- А когда этот мой знакомый посоветовал  ко мне обратиться? – голос, наконец, вернулся к Марго, но она  почувствовала, что звучит он как-то неестественно и резко, в нем появился несвойственный ей надрыв.
- Осенью…
     Нелепая затеплившаяся надежда исчезла, оставив после себя горький осадок.
- А почему вы раздумывали так долго? – Марго решила, что все-таки надо расставить все точки над i.
- Надо было кое-что выяснить и уточнить. Теперь дело сделано. Когда откроете дискету, вам все станет ясно.
- А какой пароль?
- Если вы так хороши, как он о вас говорил, то думаю, догадаетесь. Поймите, я это делаю не для того, чтобы напустить таинственности. Просто хочу сам убедиться в ваших возможностях. Через пару дней я перезвоню… Надеюсь, вам хватит времени разобраться с дискетой?
- Наверное, - неуверенно и неопределенно пробормотала Марго. После его слов у нее появился настоящий зуд. Нужно  доказать этому незнакомцу, что слова, сказанные о ней, были сущей правдой.
- Когда перезвоню, я скажу, что предполагаю с ней сделать.
- А почему вы так уверены во мне? Ведь я могу вскрыть дискету и поступить с ней по своему усмотрению? – быстро затараторила Марго, боясь, что собеседник повесит трубку.
- Я надеюсь, - медленно и четко произнес мужчина на том конце провода, - Что вы захотите сделать это, если согласны покончить с тем, кто стоял за Шамилем. В память о Сергее.

     Послышался щелчок и короткие гудки. Марго медленно и осторожно, словно боясь разбить, положила трубку на рычаг, а затем перевела взгляд на экран компьютера. «Введите пароль», - продолжала взывать надпись на экране. Марго взяла себя в руки, внутренне собралась и приступила к работе. Действительно, стоило заканчивать со всей этой историей.


     Чай, обед, перерывы, перекуры были забыты. Какой-то опытный специалист хорошо поработал над дискетой. Марго утешало то, что если бы она попала в чужие руки, то вряд ли  ее смогли прочесть. К вечеру ей удалось просмотреть часть документов на дискете. Но каждый, буквально каждый из них, был закодирован по другому и давался  с большим трудом.
      Марго была в ужасе от прочитанного. Наши солдаты гибли  в Чечне непонятно за что, а некоторые высокие начальники еще и обогащались на этом.
      Поздним вечером ей все-таки пришлось ехать домой. Максику было наплевать на трудности с расшифровкой, ему нужна была еда желательно побольше и главное - вовремя. Единственное живое существо, ожидающее дома ее прихода,  требовало заботы и ласки.


      Ночью Марго почти не спала, прокручивая в голове разные варианты. На следующее утро в половине восьмого она уже сидела за компьютером. Дело приближалось к концу. На одной дискете просто не мог уместиться объем информации намного больше того, что она уже сумела прочитать.
       Переде глазами возникла надпись «Банки и номера счетов», а затем, уже ставшее привычным: «Введите пароль».
       Марго промучилась с этим последним паролем почти целый день. Ничего не получалось. Номера счетов и фамилии их владельцев оставались закрытыми для нее. Завтра должен был позвонить неизвестный доброжелатель, а она все никак не могла увидеть полный текст. Хотя и  прочитанного, вполне хватало на то, чтобы упечь главное действующее лицо в тюрьму лет на сто по совокупности.

        В конце концов, здесь были не только деньги, но явно просматривалась преступная   связь с  покойным Шамилем, да и известные боевики тоже отметились. Читая текст с дискеты, Марго раздумывала над вопросом – московский покровитель Шамиля, объект с дискеты и человек, отдавший приказ взорвать самолет, –  это одно лицо? Возможно, тот, кто позвонит ей завтра, знает ответ на этот вопрос, а если нет? Если она, имея в руках разрозненные ниточки этого дела, должна будет сама сделать необходимые выводы? А что дальше, после этих выводов равносильных приговору?
        Решив немного передохнуть, Марго включила чайник и машинально насыпала в чашку пару ложек молотого кофе. Сначала она не собиралась гадать, зачем? Но, уже наливая кипящую воду, быстро загадала – пусть этот чертов последний пароль появится на дне чашки.

       Марго не стала действовать по установленным правилам, если ей суждено увидеть пароль в чашке, она его и так увидит. Поэтому, быстро выпив кофе, она перевернула чашку с остатками гущи на блюдце и, выждав пару минут, снова взяла ее в руки и поднесла к лицу.
       Марго медленно поворачивала чашку, внимательно вглядываясь в кофейные разводы. Перед этим она постаралась полностью выключить свою интуицию, чтобы в нужный момент ее не отвлекли никакие видения, которые могли бы помешать. Кажется, это удалось, и она, пожалуй, впервые в жизни, спокойно рассматривала свою чашку отстраненным взглядом незаинтересованного человека, и никакие отвлекающие мысли  Марго не посещали.

       Показалось или нет? Марго впилась глазами в небольшой завиток. Похоже на букву А. Она взяла лист бумаги и черкнула на нем увиденную букву. Вот перед ее глазами проплыла очень витиеватая В, которая тоже сразу оказалась на бумаге. Марго наморщила лоб – какая-то странная буква Р. Она почему-то повернута не в ту сторону. Марго поморгала,  перевернула чашку и тут поняла, что ошибалась. Это была не Р, это был мягкий знак.
       Она записала его на лист и отставила чашку. Дальше смотреть не имело смысла. Марго ввела пароль – ведьма.
       Перед ее глазами по экрану проплывали названия стран, банков, номера счетов и фамилии их владельцев…


       Утром Марго не могла усидеть на месте в ожидании звонка. Когда незнакомец около одиннадцати позвонил, она,  уже точно зная, кто это, схватила трубку сразу же после первого звонка.
- У вас получилось, - полу утвердительно, полувопросительно сказал он.
- Да, - подтвердила Марго.
- В таком случае у меня к вам предложение. Надо сделать, чтобы все центральные СМИ получили то, что пока видели только несколько человек. Но, главное – не  подставить себя. Сможете?
- То есть вы хотите, чтобы об этом узнали все, но не смогли выйти на источник информации? – на всякий случай еще раз уточнила Марго.
- Да, именно так, - подтвердил собеседник. - Чтобы никто, - он сделал особое ударение на слове «никто» и еще раз повторил его, - никто не смог выйти на вас после этого.
- Вы заботитесь о моей безопасности? – Марго говорила совершенно спокойно и достаточно безразлично.
     Ей теперь было совершенно наплавать на собственную безопасность, а идея незнакомца просто грела душу. Наконец-то  эти гады получат то, что заслужили давно.
- Естественно, - подтвердил он.
- Я попытаюсь, - равнодушно согласилась Марго и решила задать вопрос, который возник у нее еще вчера. - Вы полностью знаете ситуацию?
- Думаю, да, - слегка замявшись, ответил незнакомец.
- Тогда вы сможете ответить мне на один-единственный вопрос?
- Постараюсь, Маргарита Юрьевна.
- Главное действующее лицо дискеты, покровитель Шамиля и убийца почти двухсот людей, - она перевела дух, - это – одно лицо?

     Повисла пауза. Марго замерла в ожидании ответа. Ей хотелось получить утвердительный ответ. Она ждала именно его. После этого выполнить просьбу незнакомца ей было бы не просто удовольствием. Таков был долг перед памятью того, кто уже не сможет все сделать лично. «Месть – такое блюдо, которое нужно есть холодным», - всплыли в голове Марго чьи-то слова. Ее чувство мести уже достигло стадии остывания. Теперь пора. Одним ударом она сможет не только уничтожить врага, но и сохранить много молодых жизней ни в чем не повинных ребят, которые продолжали гибнуть как им казалось, во имя долга, но на жестком языке правды это понятие называлось совсем по-другому. Так хочется верить, что те, кто придут на смену такому начальству, будут честнее, лучше, порядочнее. Ей не хотелось верить, что за какой-то десяток лет можно было разрушить ту армию, которой они всегда гордились и любили.

- Да, - дождалась она, наконец, короткого ответа.
- Извините… - Марго слегка помялась, - может, я не должна этого спрашивать… Но,  кто вы?
- Друг Сергея, я видел вас в «Шереметьево»
      Щелчок и короткие гудки.
      Марго положила трубку на рычаг и, пододвинув к себе клавиатуру, задумалась. Она вспоминала ночь в «Шереметьево» и почти сразу перед ее глазами встала картинка. Она смотрит на Сергея, заполняющего декларацию, и тут весь обзор ей перекрывает какой-то здоровенный мужик. Марго видела его лицо всего одно мгновение, когда он уходя повернулся, поэтому так и не смогла вспомнить лица, но теперь она была уверена, что это и был таинственный друг Сергея.
      И он прав, тысячу раз прав – не стоило подставляться загнанному в угол и смертельно раненому зверю. В такой ситуации они бывают очень опасны. Надо только хорошенько подумать и у нее все получится.
      Повинуясь этим мыслям, пальцы Марго быстро забегали по клавишам.


                Несколько дней спустя


      Солнечным летним утром практически все центральные средства массовой информации получили информацию,  которую в первый момент восприняли, как очередную сенсационную утку.
      Но даже поверхностная проверка показала, что все было указано точно. Информация подтверждалась стопроцентно. Телефоны информагенств раскалились. Такое обилие международных разговоров случалось только во время зарубежных поездок главы государства. Больше всего удивляло руководство  СМИ то, что они никак не могли обнаружить источник такой убийственной информации для нескольких высокопоставленных чиновников в погонах. Все это приводило к единственно логичной мысли, которая могла возникнуть в такой ситуации – о специально продуманной утечке из соответствующих компетентных органов. В этот день телефоны ФСБ разрывались так же, как и в информационных агентствах.

      До самого вечера телевизионные руководители всех уровней еще думали и сомневались. Но свобода слова уже прочно поселилась в их душах и, наплевав на все и всех, вечерние выпуски новостей со скандальной анонимной информацией  были подписаны к эфиру, практически во всех центральных электронных СМИ.

 

                Столичный кабинет
                высокого военного начальника


       Перед генералом стоял его бледный помощник. Дрожащими губами он уже в который раз, запинаясь,  повторял:
- Товарищ генерал, я не знаю, не понимаю, как такое могло случиться… Этого просто не могло быть… Никто даже не подозревал… Это журналистская провокация…
    Несколько секунд генерал смотрел на него тяжелым немигающим взглядом.
- Пшел вон… - прошипел он и тут же заорал, стукнув кулаком по столу. - Вон отсюда!
     Подполковник моментально испарился, будто его и не было вовсе. Генерал снял трубку и набрал номер.
- Извини, но в такой ситуации я ничем не смогу тебе помочь. Думаю и никто не сможет. Не рискнет. Ситуация слишком серьезная. Я не хочу пачкаться в этой грязи, зачем мне это? - услышал он ответ и дальше пошли короткие гудки.
     Генерал долго сидел, глядя в одну точку. Помощи ждать было неоткуда. Столько лет все шло хорошо. У него не укладывалось в голове, как мог произойти такой грандиозный провал. Он прекрасно понимал, кто будет крайним в этом строю. Шансов не было никаких. К тому же оставалась семья, не стоило ее вмешивать в свои проблемы, и генерал достал табельный пистолет.


                Вечер
                квартира Марго


     Марго пришла домой пораньше и с пяти часов вечера не отходила от телевизора. Она сделала все, что было в ее силах, и теперь ждала. Ничего. К девяти часам вечера она уже во всю мандражировала. Неужели их усилия пропадут даром, и все останется по-прежнему? Неужели не удастся отомстить зарвавшимся жуликам?
     Марго пошла на кухню – налить чаю. Уже, наверное, пятую чашку.
- Мы начинаем наш вечерний выпуск с экстренного сообщения, - до Марго из комнаты донеслись слова диктора.
     В момент она оказалась на диване перед телевизором. Через столько времени  наконец-то увидела его лицо. Это было лицо не только ее личного врага, но убийцы двух сотен людей, летевших в самолете и многих, многих других, погибших и погибающих в Чечне. Марго показалось, что в один миг перед ней промелькнули лица всех их. Лица жертв. Теперь настала очередь палача – ответить за все. Она показала экрану телевизора средний палец.

     Слова: «Не дожидаясь ареста, застрелился в своем кабинете из табельного оружия» несколько вывели ее из того благостного состояния умиротворения и удовлетворения, в котором она находилась перед этим, слушая репортаж, но жалости не вызвали.
     Потом она просмотрела, как показали задержание помощника генерала, какого-то подполковника, и еще нескольких человек. Марго предполагала, что их фамилии тоже фигурировали на ее дискете. Но самым интересным оказалось задержание в  Чечне группы, которая печатала те самые высококачественно подделанные доллары, которые она когда-то держала в руках.

     Хорошо поставленным голосом диктор бесстрастно сообщал об арестах, произведенных не только в Москве и Чечне, но и в штабе Северо-Кавказского военного округа. Мощная, разветвленная и хорошо организованная банда перевертышей и предателей прекратила свое существование. Впереди их ждали суды. Приговоры и неизбежные нары. Законность медленно, но неуклонно набирала обороты.
     Холодное блюдо оказалось просто превосходным на вкус. В ее приятно-расслабленное состояние ворвался телефонный звонок.
- Спасибо вам, Маргарита Юрьевна… большое. Удачи.
     Она не успела ответить: «Не за что». Она и сама получила от этого большое удовольствие, как послышались короткие гудки.
      Марго сгребла в охапку Максика, поцеловала его прямо в мокрый нос и закружилась с ним по комнате. Впервые за несколько месяцев, с того злосчастного осеннего дня, у нее было легко и спокойно на душе.

     Возможно потом, позже, она будет переживать о том, что сделала. Может, ее будет мучить совесть… Но Марго хотела надеяться, что ничего этого не произойдет. Тот, кто сегодня утром застрелился в своем служебном кабинете, не стоил  мук ее совести. Сегодня, сейчас она была в этом уверена на сто процентов.


                Месяц спустя,
                кольцевая дорога вокруг
                областного центра


      Шел такой сильный ливень, который может быть только в середине лета, в самую жару. Марго даже притормозила у обочины. Дворники не справлялись с потоками обрушившейся сверху воды, и вокруг почти ничего не было видно.
     Последнее время Марго полюбила ездить после работы на кольцевую дорогу и гонять по ней на большой скорости. Это, с одной стороны, успокаивало нервы, а с другой – добавляло  в кровь адреналин. Видимо, после всего произошедшего его не хватало, а может, она просто подсознательно искала рисковых приключений на свою голову.
     Такой ливень не мог продолжаться долго и, буквально через несколько минут, он превратился в приятный летний дождичек. Марго тронулась. Впереди замаячила дамба.

     Неожиданно в голове Марго мелькнула мысль – хорошенько разогнаться и на всей скорости прямо с дамбы… Она попыталась отогнать ее. Но неотвязная мысль снова всплыла в голове и шептала тихим проникновенным голосом: «Кому ты нужна? Все равно у тебя никого нет и теперь уже не будет. Ты только мешаешь всем вокруг. А тут сразу решишь все проблемы.  Тебе будет хорошо и легко».
     Марго включила четвертую скорость. За окнами чаще замелькали деревья, дорога мокрой черной лентой стелилась под колеса, педаль газа оказалась утопленной до отказа. «Фольксваген» на бешеной скорости вылетел на дамбу. Задушевный тихий голос продолжал нашептывать: «Скоро все закончится. Проблемы исчезнут. Зачем продолжать мучиться дальше?». Марго, расширившимися глазами смотрела на приближающиеся железобетонные опоры дамбы, не сворачивая и не сбавляя скорости. Еще несколько минут и все закончится, без проблем и переживаний…

     Краем глаза Марго глянула вверх. Дождь  почти закончился, и через все небо висело светящееся коромысло двойной радуги – красивой и чистой… Марго вздрогнула, пришла в себя и теперь уже до упора вдавила в пол педаль тормоза. Колеса завизжали, машина вильнула, еще какое-то время по инерции юзом скользила по мокрому асфальту и остановилась, как вкопанная, не доехав до опоры дамбы совсем чуть-чуть…
     Марго медленно вышла из машины. Какое-то время она мерила шагами дамбу, приходя в себя от чуть не стоившего жизни наваждения. Как у нее могла возникнуть такая дикая мысль? Она просто не понимала. Наверное, в самом деле, какое-то дьявольское наваждение…


     Она села в машину, развернулась и медленно поехала домой. А про себя решила, что в ближайшее время ни за что  не будет  сюда приезжать.
     По пути она сделала небольшой крюк и заехала в старую часовенку. Напряжение требовало разрядки. И ей неожиданно  захотелось поставить свечку не за кого-то, а просто так, чтобы у всех все было хорошо. Марго медленно вошла в затемненное прохладное помещение, положила на стол перед монахиней, уткнувшейся в Библию несколько монет, взяла свечку и, перекрестившись, поставила перед иконой, которая почти год назад так ее испугала. «Ну, а теперь-то, что скажешь?» - Марго казалось, что она задала свой вопрос мысленно, поэтому вздрогнула, услышав за спиной тихий старческий голос:
- Дочка, у тебя что-то случилось?
   Марго оглянулась. Старая монахиня пристально смотрела на нее сквозь толстые очки. Марго отрицательно покачала головой и пробормотала:
- Нет, теперь уже нет. Все, что могло случиться плохого, уже случилось давно. И хуже быть не может.
- Значит, будет лучше, - наставительно сказала монахиня. - Но выглядишь ты очень печальной, как тебя зовут?
- Какая разница? – Марго не хотелось продолжать беседу.
- Я запишу тебя для службы во здравие. Ты крещеная?
  Марго кивнула.

- А крест-то носишь?
     Честно говоря, Марго даже не помнила, где он. Но ей стало стыдно в этом сознаваться, и она сказала:
- Нет, он у меня дома лежит, - Марго с раздражением отметила про себя, что дотошной старушенции все-таки удалось втянуть ее в разговор, поэтому молча повернуться и уйти было бы теперь просто невежливо.
- Так как же тебя все-таки зовут? – Марго показалось, что сквозь толстые стекла очков бесцветные глаза старой монахини как-то очень хитренько на нее посматривают.
- Маргарита, - вздохнула она, чтобы быстрей прекратить беседу.
- Очень хорошо, - пробормотала монахиня себе под нос, записывая  имя в толстую амбарную книгу. - А теперь подойди сюда, дочка.

      Неожиданно Марго почувствовала, как ноги сами, почти без малейшего усилия  буквально поднесли ее к маленькому столику в углу часовни.
- Вот держи, - Марго опустила глаза на протянутую к ней морщинистую руку старой монахини. На ладони лежал маленький оловянный крестик на простом шнурке. - Это освященный крест. Носи его, не снимая.
      Завороженная Марго, как сомнамбула взяла крестик, повесила его на шею и пробормотала:
- Спасибо.
- А теперь иди, - напутствовала ее монахиня.
     Марго повернулась и двинулась к выходу. Вслед ей послышался шепот:
- Иди, у тебя все будет хорошо.
     Или это ей только показалось? Марго быстро обернулась. За столом, у которого только минуту назад она видела старую монахиню, никого не было. Правда, позади в полумраке виднелась дверь, которую Марго раньше не замечала. «Наверное, вышла в эту дверь», - решила она.
     На улице ее ждал прекрасный солнечный и теплый вечер, а на душе стало легко и светло. Марго села в машину и тронулась.


      Дома ее встретил совершенно мокрый Максик. Марго вошла в комнату и ахнула. Утром, перед уходом она совершенно забыла закрыть балкон, и дождь залил половину комнаты. Ну, а Максик, само собой, воспользовался предоставленной свободой и вышел подышать воздухом на балкон.
     Марго сначала протерла пол перед балконом и слегка отжала насквозь промокшие шторы, а потом взяла полотенце и попыталась вытереть кота. Но он почему-то нервничал, и ей никак не удавалось завернуть его в полотенце и хорошенько обсушить.

- Ну, как хочешь, ходи мокрый, - недовольно проворчала Марго, отпуская кусающегося и издающего возмущенные вопли Максика.
     Он был очень своеобразным котом хотя бы потому, что абсолютно не понимал, чего от него требуют люди, когда издают нелепый звук: «Кис-кис», отзывался он только на собственное имя, которое знал очень хорошо во всех вариациях. Сам Максик практически не мяукал, а выговаривал довольно длинные фразы, в основном содержащие требования еще и еще поесть,  открыть ненароком закрытую дверь, или в любой другой ситуации, где нормальный кот устроил бы обыкновенный ор. Марго, смеясь, говорила знакомым, что он практически уже не кот, но еще не стал человеком. За важную хозяйскую походку она иногда называла его шефом. Он реагировал и на это имя. Хотя вряд ли понимал тот большой смысл, который вкладывала хозяйка.

     Марго сделала себе пару бутербродов, залезла с ногами на диван и уткнулась в телевизор. Теперь она так проводила почти каждый вечер. Было даже странно, что еще не растолстела от малоподвижной жизни. Впрочем, нервы тоже хорошо сжигают калории, а до последнего времени она ни минуты не чувствовала себя спокойно. Был ли тому причиной освященный крестик,  посещение часовни, или все вместе – она не знала. Да это было неважно.
    Откуда-то снизу, как ей показалось, из-под дивана, послышался приглушенный звонок телефона. Марго обвела взглядом комнату. Интересно, куда она пристроила телефон? Максик, еще не совсем обсохший, прыгнул рядом с ней на диван, по пути сбив подушку, из-под которой показался продолжавший звонить телефон.
      Марго взяла трубку.

- Слушаю, – равнодушно бросила она.
- Здравствуй, ведьма, - услышала Марго в трубке знакомый глуховатый голос…
     Комната закружилась перед глазами, она выронила трубку, прижав дрожащие пальцы к губам. Максик недовольно фыркнул, соскочил с дивана и потрусил в сторону входной двери. Марго с ужасом и безумной надеждой смотрела на безмолвный телефон. Это совсем не было похоже на звонок с того света, но телефон больше не звонил.
      «Теперь у тебя все будет хорошо», - вдруг снова явственно прозвучал у нее в ушах старческий голос. Она затравленно оглянулась по сторонам, и в этот момент раздался звонок в дверь. Марго бросилась открывать, охваченная каким-то непонятным и необычным волнением. Мысли бились в голове, как птицы в тесной клетке, не находя выхода. Может, это чья-то злая шутка? Когда она подошла к двери, Максик уже был там и усиленно скребся, стараясь ее открыть.
      Марго, не глядя в глазок, решительно распахнула дверь и покачнулась, издав какой-то сдавленный звук. На пороге стоял Сергей.

- Не волнуйся, ведьма. Я не привидение, - сказал он, обнимая и одновременно поддерживая ее, - Меня не было в том самолете, улетел с другими документами и на другом борту, ведь я и представить не мог, что он пойдет на такое. А сейчас вернулся – навсегда…
     Марго всхлипнула и решила, что завтра  обязательно сходит в ту самую часовенку, разыщет старую монахиню и еще раз посмотрит в глаза Богородице. Уже без страха, но с любовью, верой и надеждой…


Хотелось бы услышать мнения!


Рецензии
ДА..............

ОТ КОРКИ ДО

КОРКИ...........

ЗАВОРАЖИВАЕШЬ...

ВЕДЬМА .........

ПОНРАВИЛОСЬ

СЕРБ..( ПОЗЫВНОЙ )

Олег Грязнов   28.02.2015 00:58     Заявить о нарушении
Ох... Олег... спасибо...
Такой,гм, нестандартный отзыв!

С теплом, Алена

Алена Скрипкина   28.02.2015 01:28   Заявить о нарушении
АЛ !

МНЕ РАССКАЗ - ПОНРАВИЛСЯ

) ИЛИ - ЭТО - РОМАН ?)

А ВАМ МОЙ ОТЗЫВ.......

НЕТ ?

НЕ СТАНДАРТНЫЙ ...

Я И САМ - НЕ СТАНДАРТНЫЙ ..

МАРСИАНИН

Олег Грязнов   28.02.2015 07:35   Заявить о нарушении
Мне отзыв понравился, нестандартный, не значит - плохой, скорее, наоборот!
По объему, наверное, повесть. До романа не дотягивает эпичностью. :))
Марсианин, приглашаю читать остальные!

Алена

Алена Скрипкина   28.02.2015 10:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.