Перепланировка рассказ

                Алена Скрипкина


               
Небольшая трехкомнатная квартирка Василия Ивановича была предметом мечты советских времен. Конечно, кухня несколько тесновата, но…Но жена, знаете…Самая характерная женская черта – это настойчивость, тут женщину можно сравнить с бульдозером.
После ремонта кухня-гостиная получилась на славу. На ее фоне вспомнилась великая фраза: «Чего хочет женщина, того хочет Бог». Дочь с семьей жила в другом городе, где недавно приобрела немаленький коттедж и стала звать родителей к себе. Нужно же кому-то за внуками присматривать. Делать нечего, решили они и собрались в дорогу.

А квартиру придется продавать. Для этого необходим технический паспорт, который дают в БТИ. В сей достойной организации народу было много и по ту сторону барьера, и по эту. Василий Иванович выстоял. Паспорт неодушевленного объекта стоил недешево. Но пришлось платить, ничего не поделаешь. Теперь оставалось смиренно ждать техника, поэтому из квартиры выходили по очереди. Но и это прошло.
        Наступил следующий круг. Оказывается, чтобы сделать  новый паспорт, нужно иметь старый. Но, увы, его не было. Свинцовая логика чиновников была безупречной.

-   Что еще от меня нужно, чтобы получить новый паспорт? - подобострастно спросил Василий Иванович.
-   Доплатить по прейскуранту!
-   Но я уже заплатил! – жалобно взмолился посетитель.
Чиновница сурово воззрилась на Василия Ивановича, он сник и послушно потрусил платить снова.

Ровно через неделю Василий Иванович снова пришел в бюро. На новый паспорт было нужно новое разрешение.
-   Чье? – со стоном выдавил несчастный, но чиновники были непробиваемы:
-   Архитектуры.
-   Всего-то? – радостно пробурчал, бывший инженер–строитель.
Ну, уж теперь-то все пойдет как по маслу! Но… В «архитектуре» Василия Ивановича принял неопределенного возраста человек-крючок с оловянными глазами профессионального выжиги.
-    Чтобы у нас получить разрешение, нужно согласование с санэпидстанцией, госпожнадзором, экологией… - список нужных инстанций сыпался из «крючка», как горох.

       Каждое слово подкреплялось серьезным стуком печати. Василий Иванович догадывался, как можно ускорить процесс, но отчего-то не решался. Сотрудник «архитектуры» понял это еще раньше и садистски добавил:
-   А еще справочку из домоуправления о количестве прописанных в квартире, а потом к нам – главный архитектор рассмотрит!
-   Что главному делать нечего? – тоскливо думал Василий Иванович, ускоряясь в сторону горсанэпидстанции. Нужных людей там, конечно, не было, и когда они будут, никто не знал. Станция была полна страшно серьезными и необыкновенно занятыми людьми. Было просто стыдно отрывать столь солидных людей таким пустяковым вопросом, гори он синим пламенем! Но выхода не было, и Василий Иванович жалобно заблеял о своей маленькой проблемке. Всего лишь через пару недель он получил заветное согласование СЭС. Хотя причем тут она?

В пожарной части ребята оказались приветливые. Под шутки – прибаутки быстро поняли, что снесенная перегородка никак не сможет стать причиной возгорания дома. Все, прекрасно, но нужно поставить печать, а она в сейфе, а ключ  от него у того, кого сейчас нет, и когда будет – неизвестно. Не прошло и недели, как эта заветная фиолетовая печать красовалась в нужном месте.

На торжественный момент получения согласования Василий Иванович послал жену, бывшего архитектора.
–  Вы, архитекторы, скорее поймете друг друга!
 Естественно, она оказалась у архитектора в неприемный день. И ее не приняли. Прождав всего лишь неделю, она прорвалась-таки в заветные двери.
Наметанным взглядом, «главный» с ходу определил, за что можно уцепиться: «Меня учил Хомин, что такие чертежи должны быть в формате А4, а не А3!» - сказала, как отрезала. Жена со стыдом вынуждена была признаться себе, что понятия не имеет, кто этот великий человек, но попыталась достойно выйти из положения:
-   А мой учитель, академик Босохин, лауреат Государственных премий, Герой Социалистического труда, говорил, что это не имеет значения.
        В этом заочном споре, естественно, победил таинственный Хомин. Плачущая жена вернулась домой ни с чем.

Достаточно склеить два листа формата  А4, чтобы получился этот злополучный формат А3. Но засвеченную жену запускать снова было нельзя из тактических соображений.
Знакомый теперь  с  распорядком дня чиновника, Василий Иванович пришел в приемный день перед обедом, чтобы оказаться первым. Когда подошло время завершения принятия пищи, там уже были горячие кавказские парни, у которых времени было меньше, а возможностей больше. Через пару часов Василий Иванович, наконец, предстал…
-  А почему у вас листы склеены скотчем? – наморщил великий чиновный лоб.
-  Понимаете, они были целыми, но мне показалось, что Хомин в таком случае требует формата А4, я разрезал, а потом вспомнил: нет, он требует именно формата А3! -  голос Василия Ивановича вибрировал от волнения перед собственным авантюризмом.
-  Да, - снисходительно сказал «главный», - он был строг, но справедлив, вы сделали правильно.

Василий Иванович понял, что находится почти в раю. САМ по достоинству оценил его способности и деловито расписался. Эверест был покорен! Осчастливленный Василий Иванович стрелой вылетел в коридор. По пути заскочил к чиновнику–крючку с оловянными глазами.
-   Что же вы про формат А3 не сказали? – с легкой укоризной вопросил Василий Иванович.
-   Разве? – у «крючка» брови выгнулись дугой, и с этим выражением он опять  замер, уткнувшись в кроссворд, как паук в ожидании следующей жертвы.

Паспортистки домоуправления, естественно, не было на месте, а кроме нее никто не мог подтвердить, что более тридцати лет в квартире проживает только семья Василия Ивановича, да персидский кот без всякой прописки, но с большим чувством собственного достоинства.

Пришлось походить еще пару недель, пока, наконец, не была отловлена паспортистка. За всеми этими заботами как-то незаметно, оказывается, пробежало почти полгода.
Когда Василий Иванович, напевая про себя марш победителей, зашел в бюро инвентаризации за  заветным паспортом, очередная чиновница, сопоставив даты, с плохо скрытым злорадством сообщила, что прошло уже намного больше месяца со дня подачи заявления, и собранные справки устарели. А значит нужно повторять все сначала…

Очнулся Василий Иванович от резкого запаха нашатырного спирта. Оказание первой помощи у них было организовано лучше, чем оформление технических паспортов! Но сейчас не до болезней. С боевым кличем Василий Иванович вырвался из цепких рук чиновниц и понесся на новый круг.

                Опубликовано в областной газете «Весть»  16 июля   2003  года.


Рецензии
Эх.Извечная бюрократия, умноженная на вечно "протянутые руки". Спасибо, напомнили каково оно. Могу рецептом "борьбы" поделиться - "Скрепы и скрепки")

Иван Таратинский   28.10.2014 13:14     Заявить о нарушении
Спасибо, Иван, почитаю!

Алена Скрипкина   29.10.2014 01:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.