Свеча за упокой мистический триллер ч. 2

© Скрипкина  Елена  Владимировна, 2005 г.

                Алена  Скрипкина



ГЛАВА  2

Марьяна всегда мечтала жить в Москве. Столица притягивала к себе, манила огнями и красивой жизнью. Там сбывались надежды и мечты. Там возможно все. Ей просто не повезло, что родилась она в какой-то дыре, но все ведь можно исправить. Так думала она, ступая на перрон и волоча за собой тяжеленный чемодан. Вчерашняя выпускница иняза  тьмутораканского пединститута и местной же музыкальной школы приехала покорять Москву.

Марьяна была не первой и не последней, кто вот также стоял на вокзале, лелея в душе большие амбиции и грандиозные планы. Мегаполисы всегда притягивают к себе авантюристов и любителей яркой жизни всех мастей. Именно в многомиллионном городе они рассчитывают продать себя наиболее выгодно. Когда вокруг так много людей, всегда найдется хотя один, кто заинтересуется именно их предложением.

Марьяна уже представляла, как ее лицо не сходит с экрана телевизора, подмигивает с многочисленных афиш и обложек компактов. А чтобы это произошло надо всего лишь приехать в Москву и покорить ее. Она точно знала, что поет не хуже многих безголосых певичек, выступающих на самых крупных сценах и в самом буквальном смысле была готова на все ради своей звездной карьеры.

- Красавица, давай погадаю.
Марьяна почувствовала, как ее локоть схватила сильная рука. Она испуганно оглянулась. Перед будущей покорительницей столицы стояла, кутаясь в шаль, невысокая пожилая цыганка. Марьяна отрицательно покачала головой.
- Мне сейчас денег не надо, красавица. Вот погадаю, потом дашь, сколько сможешь.

Марьяна с сомнением протянула цыганке руку.
- У тебя было тяжелое детство. Добрая ты, зла никому не делаешь. Будут у тебя скоро любовь и деньги, - заученно тараторила предсказательница. Марьяна и сама прекрасно знала о своем тяжелом детстве. Папаша – алкоголик каждый день колошматил тихую и безответную мать. Наверное, поэтому она так рано умерла, когда Марьяне было всего двенадцать лет. Родитель вскоре после этого куда-то исчез, а из деревни приехала бабушка, да так и осталась жить с Марьяной. Бабушка умерла прямо перед защитой диплома. Так что, вскоре после выпускного, молодая учительница, закрыла квартиру и, попросив соседей иногда посматривать за ней, отправилась на поиски счастья. Марьяна тяжело вздохнула и уже хотела вырвать руку, как  вдруг цыганка сильно сжала ладонь и даже поднесла ее к лицу, пристально разглядывая. Она замолчала, а потом неожиданно заявила. - Все, нельзя тебе дальше гадать и денег мне тоже не надо. Ничего не надо… ничего… - продолжая непрерывно бормотать себе под нос, цыганка плотнее запахнулась в шаль и быстро скрылась в толпе. Но еще какое-то время Марьяна чувствовала на себе ее странный, будто сочувствующий, взгляд. Она пожала плечами и посмотрела на свою ладонь. Крутила ее так, и эдак, но, не заметив ничего необычного, подхватила чемодан и устало потащилась к выходу. 


Вскоре Марьяна пришла к печальному выводу, что Москва прекрасно может прожить и без нее, а спонсоры на дороге не валялись, и помочь раскрыть миру ее великий талант никто почему-то не жаждал. Но Марьяна с завидным упорством снова и снова пыталась найти свое место под столичным неоновым солнцем. И вот, когда деньги уже окончательно подошли к концу, она с полной безысходностью совершенно серьезно продумывала два оставшихся варианта. Первый из которых заключался в позорном возвращении домой, а второй – в не менее позорном выходе на панель.

В этот критический момент ей повезло. Если можно было так сказать в данном случае. Марьяну, наконец, взяли в занюханный ресторанчик за кольцевой дорогой. Она успокаивала себя тем, что это только начало, ее обязательно заметят, и все пойдет, как надо, как она просчитала, сидя дома. Не пошло.

Больше двух лет она кочевала по забегаловкам, исполняя на заказ пьяным клиентам самый отстой за копеечные чаевые. В ее жизни какими-то тенями появлялись и также незаметно исчезали ничем не примечательные мужчины. Они проходили настолько малозаметно, что она не могла даже вспомнить их лиц. Такая тупая и однообразная жизнь постепенно начинала затягивать Марьяну, и она не заметила, как перестала мечтать о блестящей карьере эстрадной певицы, думая только о том, хватит ли денег заплатить даже не за комнату, а за угол, который она снимала в какой-то дыре. О возвращении домой Марьяна тоже теперь не помышляла. Жизнь для нее ограничивалась стенами очередной забегаловки.

И вдруг появился ОН… Это случилось неожиданно. Как в сказке. ОН зашел перекусить в дешевый ресторан, где она пела последние несколько месяцев. Молодой, явно богатый красавец. У Марьяны вначале даже дыхание перехватило. Он был явно не из их контингента посетителей. Она быстро взяла себя в руки, вернула на место дыхание и, бросив взгляд в большое зеркало сбоку от сцены, постаралась подать себя в наиболее выгодном свете по всем параметрам, привычно поправив длинные светло-пепельные волосы и попытавшись придать максимум блеска потускневшим за последнее время голубым глазам.

Слава Богу, ОН не остался равнодушным к чарам местной певички. Вскоре Марьяна уже сидя за его столиком, выяснила, что зовут его Стас, а занимается он каким-то крутым бизнесом. Стас, в свою очередь узнал, что Марьяна мечтает стать профессиональной певицей, причем, знаменитой, что и было ей немедленно обещано, причем. в самое ближайшее время. Мечты начали сбываться с головокружительной быстротой. Буквально через несколько дней она переехала в снятую ИМ для нее квартиру. А через несколько месяцев уже вселялась в почти собственное элитное жилье в центре города. Почти  – потому, что Марьяна не знала, на кого оформлена квартира. Но на  тот момент такой пустяк ее не волновал. Жизнь расцвечивалась новыми яркими красками, а вскоре, судя по всему, станет еще лучше.

Стас устроил ее петь в роскошный клуб, пообещав, что это только начало. Зарплата там была вполне подходящей для достойной жизни, да и Стас не скупердяйничал. Марьяна, наконец, смогла обзавестись роскошными туалетами, мехами и драгоценностями. Стала посещать солярий, массажный и тренажерный залы.

Квалифицированный, хотя и безумно дорогой уход за собой, вскоре стал приносить ощутимые результаты. Марьяна и раньше была достаточно хороша собой. Но теперь с удовольствием разглядывая себя в зеркале, она убеждалась, что продолжает хорошеть дальше, прямо на глазах. Косвенным подтверждением ее оптимистичных наблюдений, были мужские взгляды, которые Марьяна теперь ловила буквально со всех сторон и не только ежечасно, а, пожалуй, ежеминутно.

Стас тоже млел от ее успеха. То ли он ощущал себя Пигмалионом, создающим свою Галатею, то ли искусствоведом, внезапно обнаружившим на дешевой барахолке шедевр известного мастера, нуждающийся только в небольшой реставрации. В любом случае, он гордился Марьяной, и она тоже чувствовала к Стасу нечто большее, чем обычную благодарность. В конце концов, он не просто вытащил ее из захудалого ресторанчика за МКАД.

Дважды они слетали на короткий отдых за границу. Причем, курорты были не из дешевых – Кипр и Бали. В общем, она вела такую жизнь, о которой всегда мечтала, живя в своем небольшом убогом городишке. А вскоре, ко всем этим прелестям жизни присоединился хоть и маленький, но зато ярко-красный «Рено».
Получив такой презент, Марьяна, хоть и с большим трудом, все-таки сдала на права. Стас предлагал просто купить их. Но она решила, что не стоит так глупо рисковать жизнью и старалась, как могла. Марьяна не часто пользовалась своей красивой машиной. Она боялась ездить по суетливой Москве, где пробки и опасность на каждом шагу, но все же при необходимости, вполне могла черепашьим ходом доползти до нужного места.

Так, почти незаметно для себя, Марьяна оказалась обладательницей полного комплекта, необходимого для достойного проживания в Москве. Даже от простого перечисления у любой провинциалки зубы начнет ломить от зависти, а она ничего, владеет, использует, тратит. В общем, живет в свое удовольствие.
Но был один момент, который слегка печалил Марьяну – наличие у Стаса законной жены. Однако, она знала народную мудрость: жена – не стена, и надеялась со временем разрешить и эту проблему, как сумела разрешить все предыдущие. Единственное, обещание, которое не спешил исполнять Стас, так это сделать ее звездой. Но Марьяна, наслаждаясь жизнью, не слишком торопила его. Она была уверена, что впереди много, очень много времени, а сейчас можно позволить себе отдохнуть и расслабиться. В то время она просто не подозревала, как ошибалась!


Они ехали из клуба домой. Последнее время Стас жил практически у нее.  Марьяна  всерьез подумывала, что, вероятно, в его семье дело идет к неизбежному в такой ситуации разводу, и втайне радовалась предстоящему событию. Но что-то мешало ей полностью погрузиться в безоблачное ожидание перемен. Время от времени в душе возникала какая-то непонятная напряженность. Казалось бы, сиди и жди предстоящих счастливых изменений, но ее не покидало ожидание чего-то нехорошего. Явно назревал непредвиденный внутренний кризис. Марьяна запихивала эти предательские мысли как можно дальше, стараясь  думать исключительно о приятном. Ведь, во многих религиях считается, что мысль материальна, и если постоянно думать о плохом, оно обязательно произойдет. Но предчувствия точили и точили, упорно прогрызая бреши в счастливых мечтах Марьяны. Вот и сейчас внезапно выскочившие из засады темные мысли, снова начали свою бесконечную и мучительную круговерть. 

Не успели Марьяна со Стасом еще войти в подъезд, как у него нервно запел мобильник. Из разговора Марьяна поняла, что звонит жена, у нее что-то случилось, и она просит мужа приехать. Без особого восторга он согласился, и, сказав Марьяне, что скоро вернется, укатил. Казалось бы ничто не предвещало опасности, и она, уже в который раз, затолкав мрачные раздумья в темный шкаф, закрыла их там на ключ.

В наигранно приподнятом настроении Марьяна впорхнула в квартиру, но уже открыв дверь, внутренним чутьем поняла, там кто-то есть и уже хотела выскочить на лестничную площадку, чтобы позвать на помощь. Но ей не дали этого сделать. Дверь с громким щелчком захлопнулась у нее перед носом, а уже через секунду в коридоре и гостиной зажегся свет. Марьяна удивленно заморгала.

Перед ней стоял здоровенный мужик с совершенно тупой, ничего не выражающей рожей существа, снабженного большим количеством мышц и оттого обделенного мозгами. Он грубо толкнул ее в спину, и Марьяна пулей влетела в гостиную, по пути успев удивиться тому, что устояла на высоченных шпильках, и не шлепнулась позорно перед всем людом. А там ее уже ждали. В кресле, вальяжно развалившись, восседал еще один малоприятный тип. Но если тот, в прихожей был просто тупорылым бегемотом, то этот вызвал у Марьяны приступ животного страха своими льдисто-холодными глазами профессионального убийцы.

- Ч-что в-вы тут делаете? – заплетающимся от страха языком спросила Марьяна.
В первый момент она решила, что это просто грабители и уже готовилась честно рассказать про все тайные заначки. Пусть подавятся, жизнь все-таки дороже. Но ее самоуспокоительные размышления были довольно грубо прерваны.
- Ты, красотка, садись, давай. Разговор есть, – парень  из кресла, которого Марьяна про себя окрестила шефом, небрежно кивнул головой в сторону дивана. Кажется, она ошиблась. Ночные посетители явно не были грабителями. Те должны вести себя совершенно иначе.

Не издав ни звука, Марьяна послушно, как школьница, села, аккуратно сложив на коленях руки.
- Так вот, красотка, - небрежно начал «шеф», - у нас к тебе дело. Очень мешаешь ты одной даме. Вот она и попросила нас образумить тебя. Ты же не хочешь, чтобы твое красивенькое личико подпортили? Или как?
Марьяна, тихо икнув от ужаса, смогла только отрицательно помотать головой. Она еще не до конца понимала весь ужас ситуации, в которой оказалась.
- Почему все красивые бабы такие тупые? – задал в пространство философский вопрос «шеф». И сам  себе ответил: - А зачем им мозги? Они им ни к чему. Всегда найдется, кто за них будет думать.

Марьяна заворожено переводила взгляд с бегемота на «шефа», безмолвно разглядывая обаятельную парочку совершенно затравленными глазами. На самом деле для нее, все уже стало предельно ясно, но если она будет продолжать изображать кретинку, может, у нее и появиться шанс остаться в живых. Призвав на помощь все свои небогатые артистические способности, Марьяна вначале очень натурально жалобно всхлипнула, чего не сделаешь для спасения своей единственной и неповторимой жизни, а потом, и вовсе, зарыдала в голос.
- Я ничего не понимаю, что вы от меня хотите? – завывала она, театрально воздевая руки к навесному потолку с многочисленными лампочками.
- Закрой кран, надоело, - без малейших эмоций приказал тот, кто караулил у входа.
Марьяна всхлипнула, по-детски утерла нос подолом платья за несколько тысяч баксов и вылупила абсолютно глупые заплаканные глаза, в подтеках туши, на непрошенных гостей.

- Значит так. Если хочешь сохраниться в том виде, в котором тебя заделали папка с мамкой, чтоб духу твоего здесь завтра уже не было. Хозяйка не хочет терять своего драгоценного супружника, он ей слишком дорого обошелся, чтобы отдавать его первой попавшейся б…, - выложил программу действий «шеф».
- Почему – дорого? – искренне не поняла Марьяна.
- Ха! Она не знает! – хлопнув себя руками по коленкам, обрадовался бегемот. - Расскажи!
- Ну что ж, могу просветить, в натуре, - злорадно ухмыльнулся «шеф». – Твой любимый принц, красотка, всего лишь дешевый альфонс, которого для приличия после покупки назвали мужем. Хозяйка приобрела его в одном клубе, где он танцевал мужской стриптиз и оказывал другие услуги не очень молодым, но очень состоятельным дамочкам. Сечешь? – Марьяна внезапно икнула и послушно закивала. Обрадованный ее сообразительностью, парень завершил монолог кратко и доходчиво. – Тогда, давай, кончай базар.

Вот, тогда всем стало окончательно ясно, насколько прав был классик, утверждавший, что краткость – сестра таланта! Когда человек поистине талантлив, то это проявляется во всем, в том числе и в кратком до афористичности выражении мыслей. Марьяна почувствовала, что кровь отливает от лица. ОН, мужчина ее мечты, оказался всего лишь жалким стриптизером – альфонсом, которого содержит состоятельная жена бальзаковского, или даже старше, возраста! Она, еще не веря окончательно, что это может быть такой страшной правдой, прижала ладони к ушам, стараясь больше не слышать жестоких слов ночного посетителя. Но в глубине души Марьяна прекрасно понимала, что он говорит правду. Она сама время от времени подозревала, что своими повадками Стас совершенно не тянет на серьезного бизнесмена. Но из последних сил старалась не задумываться над этим, чтобы не угодить в глубокую пропасть, которую она по сути сама себе и организовала. До нее, как сквозь вату, продолжал долетать рассказ позднего визитера:

- Вначале он обошелся хозяйке совсем недорого. Но потом она зачем-то решила сделать из него делового человека. Одела, машину купила, попыталась к бизнесу приставить. Но, оказалось, у него только один орган хорошо работает, и это – не голова, - «шеф» презрительно-издевательски хохотнул над собственной шуткой. - Зато хозяйке, даме не первой свежести, приятно выйти с ним в люди, пусть остальные бабы завидуют, какой у нее кобель имеется. Время от времени она давала ему побаловаться с молодыми штучками, такими, как ты, чтобы совсем не закис мужик. Потом, все само собой сходило на нет. А тобой муженек, как видно, увлекся серьезно. Хозяйка решила, что надо спасать семейную лодку, давшую такую серьезную течь. То есть убрать тебя.
- Совсем? – хрипло уточнила Марьяна. Ужас холодной мохнатой лапой стиснул сердце, казалось, оно уже никогда не будет биться как прежде.
- Ну, это зависит от тебя, детка. Послушаешься  нас, останешься живой. Нет – пеняй на себя. Мы уж расстараемся, будь уверена…

Марьяна не стала ждать конца предложения, содержащего печальные варианты ее ближайшего будущего, резво вскочила с дивана и бросилась к двери. Но бегемот, несмотря на свои габариты, оказался проворнее, подставив ей ногу. Зацепившись каблуком, Марьяна, со всего маху грохнулась на пол. Хоть и ненамного, но падение смягчил ковер. Поджав  ноги, она испуганно сжалась в комок около дверей.
- Нечего зря дергаться, - успокоил «шеф». - Ну что, будешь умницей?
Марьяне ничего не оставалось, как только тупо кивнуть. Выхода все равно не было. Мечта оказалась пустышкой, мыльным пузырем, а сказочный принц, что было уж совсем неприятно сознавать, сжался до мелкого и пакостного создания, превратившись в какого-то мелкотравчатого карлика-носа.

- Ну что, красотка, тогда мы тебя покидаем, но прямо с утречка проверим любовное гнездышко. И если ты хоть одним ногтем зацепишься здесь, сильно, ну просто очень сильно пожалеешь! – с этими словами «шеф» деловито перешагнул через ставшую совсем маленькой жертву милой беседы.
Парочка уже направилась к двери, как вдруг «шеф», будто неожиданно что-то вспомнив, вернулся. Марьяна испуганно шарахнулась от него. Из глаз у нее опять брызнули теперь уже натуральные слезы.
- Это, красная шапочка, что б тебе лучше думалось, - он достал из кармана небольшой пузырек, отвинтил крышку, резко швырнул его на платье Марьяны и вышел. Жидкость моментально выплеснулась на ткань, и раздалось противное шипение. От роскошного туалета пошел дымок, плотный, как утренний туман.

С тихим щелчком захлопнулась входная дверь. Марьяна, размазывая по лицу слезы и остатки косметики, не двигаясь, сидела на полу. От страшных кислотных ожогов ее спасла широкая юбка  вечернего туалета. Платье приобрело ассиметричный вид. С одной стороны его юбку почти полностью съела кислота. Она проела и ковер. Что стало с полом Марьяну уже не интересовало. Разрывая дорогую ткань, она поспешно сдирала с себя платье, стараясь не обжечься ужасной жидкостью.
Осторожно обходя груду наполовину сожженного кислотой тряпья, бывшего недавно роскошным нарядом, Марьяна, спотыкаясь, поплелась в ванную. Там она снова и снова терла себя мочалкой так, будто от этого зависела вся ее дальнейшая жизнь. Сквозь шум воды до Марьяны донеслась мелодия мобильника. Обернувшись полотенцем, она вылезла из ванны, по пути стараясь вспомнить, куда со страху бросила сумку. Неустанно продолжающееся пение телефона указывало правильный путь. Звонил Стас. Вот сейчас он успокоит ее, скажет, что все произошедшее всего-навсего злая и неумная шутка, что он уже на пути к ней, и дальше все опять будет прекрасно. Марьяне очень хотелось в это верить, даже вопреки очевидному.

- Слушаю, - ее голос срывался от волнения.
- Ты что, киска, уже пришла в себя после визита моих ребят? – низкий женский голос в трубке был так холоден, что еще немного и весь телефон покроется тонким налетом инея.
- А-а… - растерянно начала задавать вопрос Марьяна, но собеседница, не дослушав ее, представилась:
- Я – законная жена Стаса. И вот, еще что, милочка. Он сам, машина, квартира, где вы с ним трахались, тряпки и камешки – все это принадлежит мне. Поэтому, я настоятельно советую выметаться не только из чужой квартиры, но и из города, во избежание еще больших проблем. Барахло и машину можешь взять себе, я их тебе дарю, - в трубке послышался хрипловатый смешок. - Ты хорошо развлекла моего ненасытного муженька, поэтому можешь считать это оплатой эскорт и интим услуг. Забудь навсегда его номер телефона и этот адрес. Чтобы завтра тебя там не было. Кислота – вещь неприятная. Надеюсь, мы поняли друг друга? – Марьяна еще обдумывала, требует ли ответа такой вопрос, как собеседница отключилась.

Стас не принял в разговоре никакого участия, что само по себе, говорило о многом. Правда была чудовищно и неумолимо безобразной.
Медленно положив мобильник на стол, Марьяна обвела печальным взглядом роскошную обстановку квартиры. Теперь со всем этим сказочным великолепием придется расстаться, так же, как с мечтой о красивой столичной жизни и эстраде. Несколько лет выброшено на помойку истории. Ей стало, так жаль себя, что слезы снова потоком потекли по щекам. Марьяна всхлипывала и по-детски вытирала их кулаком.

Почти ощупью она добралась до спальни и из глубин шкафа-купе выудила здоровенный чемодан. Это был уже не тот старичок, с которым она несколько лет назад приехала на покорение столичных вершин. Дорогущий чемодан на колесах намного удобнее. Да и посещала она в его сопровождении самые что ни на есть приличные места. Так что с ним будут связаны приятные воспоминания. Теперь, предстояло подумать в какую дыру спрятаться и затаиться так, чтобы не получить кислотой в лицо.

Но никакие мысли не лезли во внезапно опустевшую от всего пережитого голову Марьяны. Одно она знала совершенно точно – позорного возвращения домой не будет. Не будет никогда! Куда угодно, только не туда, где знакомые кумушки, сочувственно заглядывая в глаза, будут изо всех сил стараться выяснить, как жила она все эти годы в Москве, почему вернулась и давать идиотские советы на тему, как жить дальше, а за глаза – без устали осуждающе перемывать косточки.

В очередной раз тяжело вздохнув, Марьяна начала быстро забрасывать в раскрытую пасть чемодана те вещи, которые считала самыми ценными или необходимыми. В итоге их набралась целая куча и, как следовало ожидать, в один чемодан они не поместились. Скоростные сборы закончились тем, что в «Рено» перекочевали аж три чемодана и несколько дорожных сумок, а в кошелек Марьяны – все наличные деньги и кредитки, которые только нашлись в квартире. Совесть ее совершенно не мучила. Она уезжала в неизвестность, и надо было максимально обеспечить туманное будущее, предсказать которое не взялась бы ни одна цыганка. Но Марьяну огорчало не столько сомнительное будущее, сколько безвозвратно утраченное настоящее.


Рассвет еще размышлял над тем, стоит ли ему заняться делом или еще немного подремать, а Марьяна, в последний раз захлопнула за собой дверь квартиры, в которую ей уже никогда не светило вернуться. Она медленно спускалась по лестнице, проигнорировав лифт. Ей хотелось не только попрощаться с домом. На каждой ступеньке лестницы она как бы перелистывала очередную страницу своей такой много обещавшей и так бездарно оборвавшейся столичной жизни. Она не видела своей вины за прошлое. Скорее, то было непредвиденное сочетание случайностей, слава богу, задевших ее лишь краем. На первом этаже Марьяна открыла крышку мусоропровода и выбросила ключ. Теперь она стала богатым и свободным бомжем. Красное «Рено» медленно вырулило со стоянки и покатилось в неизвестном направлении.

На тот момент у Марьяны не было никаких планов. Она ехала, повинуясь зову подсознания. В подобных ситуациях оно оказывается самым лучшим советчиком. Хотя понимаешь это только потом иногда много времени спустя. Марьяна провожала взглядом медленно проплывающее за окнами машины столичные пейзажи – элитные новостройки и пожилые сталинки, дорогие бутики и скромные, сохранившиеся еще с застойных времени продмаги. Теперь, если ей и суждено вернуться сюда, то безо всякой помпы, а тихо, как последней жалкой мышке, чтобы никто из старых знакомых ее здесь не заметил. Конечно, Москва – огромный мегаполис, и хотя вероятность случайно столкнуться с кем-то из них ничтожно мала, но все-таки она есть, так что, лучше не рисковать своей далеко не уродливой физиономией, остающейся ее последним шансом.

К удовольствию Марьяны предрассветный час, так называемый «час волка», не располагал людей к автомобильным прогулкам, поэтому она почти спокойно смогла доехать до кольцевой дороги. Если начать размышлять, куда податься, она никогда не покинет пределы Москвы. Бездумно свернуть на первом попавшемся указателе – вот, то единственно правильное решение, которому надо следовать. Ее вела судьба, а ей виднее. За время поездки Марьяна убедилась, что обладает хорошо развитой интуицией и достаточно прозорливым внутренним голосом. Эти таинственные свойства задолго до всего этого несчастья, стали настойчиво предупреждать ее о грядущих печальных последствиях. Так что будет вполне справедливо довериться и им тоже.

За окном мелькнул какой-то указатель. Марьяна включила поворот. Теперь перед ней лежала гладкая лента шоссе, в данный момент, ведущего в никуда, потому что она даже не удосужилась прочитать надпись. Сейчас все это было неважно. Главное – она жива и снова попробует добиться чего-нибудь в этой нелегкой жизни. Наученная горьким опытом, став сильнее и умнее, Марьяна уверено катила навстречу новым событиям. Из-за горизонта показался малиновый край поднимающегося солнца.

Появление дневного светила на безоблачном утреннем небе, она расценила, как хорошее предзнаменование. Если новый день так радостно встречает незадачливую путешественницу, значит, поездка обязательно будет удачной. А если так, может, стоит поблагодарить судьбу за этот резкий и внезапный поворот? Ведь, в конце концов, Стас оказался таким ничтожеством, что если бы Марьяна умудрилась связать с ним жизнь, то еще неизвестно, чем бы это закончилось. Она бросила быстрый взгляд в зеркальце и подбадривающе улыбнулась своему отражению. Ведь, что бог ни делает, все к лучшему, правда?


Когда заводские работяги только продирали глаза, Марьяна медленно въезжала в совершенно незнакомый город. Немного покрутившись по улицам, она приглядела приличную с виду гостиницу с уютным и милым названием «Березка». Внутри тоже все оказалось дорого и цивильно. Однако, Марьяне уже было на это плевать. Едва переступив порог номера, она прямо одетая рухнула на кровать и провалилась в глубокий сон.

Именно тогда Марьяна впервые увидела его. Она еще не знала, что сон будет упорно преследовать, мешая спать по ночам и задавая загадки днем. Снилась ей какая-то старая церковь, сплошь заставленная толстыми черными свечами. Почему-то они горели очень тускло, освещая лишь небольшое пространство вокруг себя. А где-то в темном углу шевелилась зловещая черная тень. Она протягивала к  Марьяне темные призрачные руки и длинными, как щупальца пальцами, стараясь ухватить ее за горло.  На смену мрачной церкви пришел небольшой домик, утопающий в зелени сада. Не успела Марьяна вздохнуть в облегчением, погрузившись в созерцание идиллической картинки, как из окон симпатичного дома, тоже стали вылезать темные щупальца. Это продолжалось опять и опять. Липкий кошмар никак не хотел отпускать Марьяну, подкидывая новые сюжеты один страшнее другого.

Когда она проснулась, за окном уже начинало темнеть. Навязчивый сон, полностью растворился в подступающем мраке, оставив после себя только неприятный осадок. Можно считать – день потерян, с неудовольствием отметила про себя Марьяна. Откуда-то доносились слегка приглушенные звуки музыки. Конечно! Ведь в любой мало-мальски уважающей себя гостинице обязательно должен быть ресторан. Для начала можно посетить и его. Вдруг там что-нибудь подвернется.  Но для начала она должна выглядеть на все сто. С этими правильными мыслями Марьяна направилась в ванную.

Через пару часов из номера выплыла столичная штучка класса люкс и, ориентируясь на звук, подиумной походкой поплыла в ресторан. Там ее ждали великие дела.

(продолжение следует)


Рецензии
Интересно! Буду читать дальше.
С уважением, Ольга

Ольга Суслова   12.08.2014 14:05     Заявить о нарушении
Ольга, спасибо. Приятного прочтения! Буду ждать окончательной рецензии :))
Вообще-то книга дописана, но пока не выкладываю окончания, т.к. в августе-сентябре должна выйти в классическом, бумажном виде. После этого выложу завершающие части...

С уважением, Алена

Алена Скрипкина   13.08.2014 01:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.