Двое

Слезы острыми каплями падали на ее локоть.
Некоторые даже плачут картинно – прекрасные голубые глаза прикрыты длинными ресницами, по бледным щекам бегут ручейки, хрупкое тело вздрагивает. Ни тебе распухшего носа в пол-лица, ни пятен по лицу, только веки слегка покраснели, как бы говоря – да, мне больно, но я выдержу. Мужчины так бы и бросились утешать.
Она не мужчина.
- Вставай, кукла, - она отстранила от себя девушку, - нам нужно идти.
- Я не кукла, - в чистых глазах мелькнул гнев и тут же сменился испугом, - но ведь так же нельзя, он же умер!
- Мы-то живы, - она поднялась с колен, подобрала мешок с едой, подумала и захватила еще и тюк спутницы.
- Его нужно похоронить! – какое праведное возмущение.
- Он вор. Был пойман и наказан, - она направилась прочь от деревни. Девушка, чуть помедлив, побежала следом.
- Я же виновата, - всхлипнула она, - как ты можешь так просто уйти? Он столько шел с нами.
Та пожала плечами и ничего не ответила. Вор был всего лишь попутчиком на два дня. И то, что кукла в деревне на пропажу наивно сказала, что только что такую же вещицу видела у него, что же – значит, так должно было быть. Ее больше занимало, как пройти через лес, чтобы эта клуша осталась цела и невредима.
А на пустые размышления у нее вся ночь впереди, все равно сторожить.
- Ты  - бессердечная! – в последний раз крикнула ей в спину девушка и, не получив ответа, молча пошла следом.
«Дойдем до города – сдам властям от греха подальше», - словам куклы ее только раздражали – какой спрос с этой наивной девочки. О том, что когда-то сама была такой, тоже не вспоминала. Все это не имело смысла, пока они не будут в безопасности.
Беда в том, что спокойных мест в этом мире практически не осталось.


Рецензии