Последний бой ветерана

Владимир Бондаренко

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ВЕТЕРАНА

Старенький репродуктор на стене передавал последние известия. Из сказанного можно было понять только то, что всеми правдами и неправдами сочинители прожектов на экономические негаразды в стране, норовили поглубже залезть в карманы своих, и так уже нищих сограждан. Чтобы пополнить свои, бездонные. После - крутили веселую музычку. Как немцы на фронте. Сначала: «Русиш зольдатен, сдавайся…» и следом - бравую музычку пускали. Алексей Митрофанович, ветеран последней мировой войны, ворочал ложечкой в пустой чашке и отрешенно смотрел за окно. На столе перед ним лежали непомерные для него счета за коммунальные услуги. Был конец месяца. От  пенсии осталось невесть что. То есть, на эти деньги он не мог даже продукты купить на рынке. Не то, что еще за что-то платить. Сбережений у него отродясь не было. Последнюю «страшилку» ЖЭК сунул ему в двери намедни. Там, черным по-русски, ультимативно сообщалось, мол, если он, сукин сын, не соизволит в течение десяти дней оплатить весь этот бред с тремя нулями, пусть пеняет на себя. А он, за это воронье, грудью…по госпиталям валялся…верил, после победы жизнь станет другой. Она и была другой. Недолго, правда. Держава разлетелась осколками, как зеркало, по которому шарахнули молотком. Наступила эра пещерных отношений и естественного отбора по Дарвину. Он вновь почувствовал себя солдатом. Безоружным. Почти пленным. Наглые особи ломились в двери, бесстыдно обрезали провода под счетчиком, и он ничего не мог сделать. Таким беспомощным он еще никогда не был. Ветеран отодвинул чашку, глубоко вздохнул, поднялся и выключил репродуктор. В звенящей тишине громыхнул внутренностями старенький холодильник. Пустой. Соседи-алкаши под ним вновь затеяли скандал. Стены дрожали. Летала всякая утварь. Алексей Митрофанович обвел взглядом кухню, остановил его на пожелтевшей фотографии в рамке. Там он стоял молодой, сильный, с автоматом наперевес и улыбался. Мысли потекли обратно, в прошлое. Но были прерваны пронзительным звонком в двери. Ветеран на мгновение замер, звонок повторился. Почти на ватных ногах пошел открывать. На пороге топтались непрошенные гости. Весь их вид говорил об их гнусных  намерениях. Замызганного вида двое мужиков-слесарей  в руках держали слесарный инструмент наизготовку. Тетка, росту ниже порядочного, прижимала к груди кипу бумаг, и в упор смотрела на ветерана.
- Кононенко? – типично фашисткий тон, - У вас долги по отоплению и воде.
- Знаю.
- Большие. Если не будете оплачивать, мы пока перекроем воду.
- На каком основании?
- Вот, - встряхнула она кипой бумаги, - На вашу квартиру есть наряд на отключение.
- А решение суда есть?
- Чего? Какое решение? Вы не платите? Какое решение? Отойдите, пусть мастера…
- Мастерам тут делать нечего, - встал у них на пути ветеран, - Пока не будет решения суда.
- Дед, - шагнул на него слесарь, - Ты чего? Рамсы попутал? Суд. Что тебя судить? Давай по хорошему…
- У вас все? – глянул он на тетку поверх слесаря и начал прикрывать двери перед их носом.
Слесарь успел вставить ногу и резко толкнул двери от себя. Ветерана откинуло к стене.
- Да что ж ты делаешь? – дернулся он назад к двери, - Управы на вас нет…нелюди…
- Давайте, ребята, - дала команду тетка слесарям, - Что с ним говорить?
Ветеран был просто раздавлен происходящим. И, то ли давняя контузия сказалась, то ли еще что, но лицо кровью налилось. Восстановив дыхание, ветеран смело шагнул навстречу подонкам. Те уже почти вошли в прихожую. Тот самый слесарь, что ногу в двери совал, протянул вперед руку, чтобы освободить себе проход от ветерана, но,  неожиданно для себя и остальных резко перегнулся пополам и осел на колени. Второй бросил себе под ноги потертую сумку с инструментом и ринулся грудью на старика. Ветеран развернул его в движении, перехватил локтем горло и резко сдавил руку. У того глаза побелели. Тетка с ужасом наблюдала за происходящим, но быстро пришла в себя и подняла крик.
- Что вы себе позволяете?! Мы сейчас милицию вызовем!
Крик тетки эхом бился о стены подъезда. Внизу и вверху открылись двери. Через перила этажом выше показалась голова Димки, молодого парня. Он выскочил в спортивных штанах и в тапках, быстро оценил обстановку и сбежал вниз.
- Что тут такое? – он-то понял, для приличия спросил.
- Оказывает сопротивление, - испугано выпалила тетка из ЖЭКа.
- Правильно делает, - Димка перекрыл собой ветерана, - В порядке, Митрофаныч?
- Сволочи… - ветеран за ворот выволок из квартиры сначала одного, затем и второго захватчика, - Что творится? Закона нет!
- Успокойся, Митрофаныч, - Димка перевел взгляд на тетку, - Если он не прав – в суд. А то, что вы творите – беспредел. Я, пока, свидетель. Будете наглеть – помогу ему, - кивнул он головой назад, на ветерана, - И пугать меня не надо.
- А никто пугать не будет, - губы тетки дрожали, - Мы милицию сейчас…герой…а с ним… - она выхватила из сумки мобильный, начала набирать номер милиции. Поднесла трубку к уху. – Милиция? Говорит техник ЖЭКа номер 13…у нас ЧП…хулиганство…адрес? Климова шесть…сосед буянит…не пускает в квартиру…хорошо…ждем…, - телефон нырнул обратно в сумку, - Посмотрим…вы видели? Закон ему не писан…
Слесаря уже пришли в себя, поднялись, но встали в стороне от дверей. Повисла долгая пауза. Тетка нервно топталась на месте, прислушиваясь к шуму внизу подъезда. Димка облокотился о косяк двери, все еще перекрывая собой старика. Снизу донесся шум шагов. Тетка прислушалась, ожила, глазки зверски забегали. Действительно, поднялся наряд милиции.
- Что тут у вас? – спросил старший наряда, сержант, круглолицый упитанный верзила.
- Наряд у нас, - встряхнула бумажками тетка, - На отключение должников. А этот – хулиганит.
- Как хулиганит? – глянул на старика сержант, - Он что, матерится?
- Хуже! Ребят, вон, чуть не задавил. Не пускает в квартиру.
- Та не слушайте ее, - встрял в разговор Димка, - Они начали силой ломиться к нему, я спросил о решении суда, чуть меня не обматерили. Нет у них этого решения! Какая-то писулька о решении Кабмина. Мол, право имеют…
- Это так? – спросил у тетки сержант.
- У нас все по закону. Есть постановление Кабмина, и мы сами теперь можем…
- Что-то я не понял, - перебил ее сержант, - При  чем тут решение Кабмина к решению суда?
- Вот, - достала она ксерокопию «постановления» и показала ее сержанту, - Можете прочитать…при чем…
Сержант бегло глянул на содержимое писульки.
- Ну-у, - вернул он бумажку, - Типа того, что вроде как есть право…хотя…это же не официальный документ. В юридическом понимании. Короче так…я тоже думаю, что пока у вас решения суда по его вопросу нет…это же спорный хозяйственный вопрос…так же? Вот…вам тут делать нечего…
- То есть…как это…нечего? – опешила тетка, - у нас наряд уже…начальник подписал…
- Проконсультируйтесь с юристом, - предложил тетке сержант, - Можно? Или все-таки должно быть решение суда? У нас виновного определяет только суд. Не Кабмин. И согласно его решению вы вправе…такие, в общем, дела…
У ветерана помутилось в глазах. Картинка вдруг стала настолько мутной, что он даже потянулся ладошкой к лицу, но не донес…
Димка спиной почуял, как Митрофаныч скользнул телом вниз. Парень резко развернулся, подхватил его под руки.
- Митрофаныч!!
Но ветеран уже ни на что не реагировал. Сердце. В застывших зрачках отражалась только тетка с кипой бумаг.
Сержант быстро кинулся к старику, приложил два пальца ему на горло и покачал головой.
- Вызывай скорую! – дал он команду своему бойцу, - Отвоевался старик…Благодаря…вот…тем, за кого…. - кивнул он на тетку. – Пока не приедет «скорая» - все остаются здесь. Врач его освидетельствует, мы составим протокол. Так положено.
Димка держал старика на руках и плакал. Тихо, беззвучно. От бессилия что-либо изменить. И в этой стране, и в этой скотской жизни. Где ни у кого не может быть гарантии на справедливость. Ведь если ее нет в настоящем, откуда она возьмется в будущем?


Рецензии
Какое всё-таки идиотство... Неужели реальный случай?

Жанна Райгородская   03.10.2014 00:03     Заявить о нарушении
Ну...этому есть другое название вообще то...а реальный ли случай...уверен,что подобное имело место,поскольку образ старика собирательный и,о вызове скорой пожилому человеку после прихода коммунальных монстров,я слышал...я и писал то этот рассказ в формате предостережения,нельзя в пожилом возрасте по пионерски реагировать на происходящее...система порочного круга,скрытого произвола монополистов - простой человек перед этим всем просто бессилен...спасибо,что нашли несколько минут и выразили свое мнение...

Владимир Юрьевич Бондаренко   17.10.2014 16:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.