Родник златоструйный

"Родник златоструйный"  - памятники болгарской литературы 9 -18 веков.
Откроем Летопись (византийские хроники)  Константина Манассии (ХІІ в).
Язык хроники образный, метафорический (роза прежнего времени , колесо власти),
 богатый сравнениями: «и затрепетало сердце его, словно утлая ладья среди волн»,
 старец-пророк уподобляется  лебедю златопёрому.
«И занял престол Мизий, муж с Сицилии , радостноокий и ликом прекрасный.
Однако наслаждался он властью не долго, но как роза, что, замёрзнув, быстро опадает, увял и исчез бесследно.»
Красота, да еще облеченная властью, способна вызывать зависть.

 Приятно радуют сложные слова:
 радостноокий, сильнорукий, доброречивый…


Здесь мы находим историю основания  города Византий.

Пожелав воздвигнуть город, пришёл Константин Великий (306 – 337) в  Халкидон (напротив Византии на азиатском берегу Босфора располагалась основанная в VII в. до н. э. греческая колония Халкидон, которую Геродот назвал «городом слепых», имея в виду, что колонисты не заметили гораздо более удобного места на европейском берегу) и стал строить. Но прилетели тут большекрылые птицы, и, схватив камни, перенесли их оттуда в прекрасный город Византий. Понял Константин, что это не случайно и не по своему хотению перенесли птицы эти камни, перешёл оттуда и направил свои помыслы к всеславному Византию. И возвёл он там славный город Новый Рим ( …) , который омывает море и обнимает суша, который ласкают ладони Европы и целуют уста Азии.

Можно понять, что в древности прислушивались, были внимательны  к внутреннему голосу,
 к предчувствиям, к голосу доброречивого пророка…

Царь греков Михаил-

Михаил же, став владыкой из узника, свободным вышел из темницы, царём и самодержцем. Так случилось, а потом? И Михаил ненавидел святые иконы, но не питал ненависти к тем, кто им поклонялся, не обагрял тела кровавыми ранами. Немало битв проиграл он. Став игрушкой и посмешищем для агарян, ибо часто разбивали они греческие полки и уводили в плен военачальников. Трусливым и мягкосердечным называли властителя, и от этого Михаил страдал болью сердечной, терзаниями душевными и горестями скорбными, но держался злотворного недоверия, скрывавшего его от очей божьих. И началась великая буря, и затрепетало сердце его, словно утлая ладья среди волн, ибо Фома 25, о котором шла речь выше, человек зловредный и пылающий дерзостью, воинскую силу собрав отовсюду, мужей кровожадных, непоколебимых и храбрых сердцем, безжалостных убийц, дерзких и бесстрашных в бою, напал на Михаила, устремившись на него, как вепрь с лугов или из густой дубравы, или как львёнок с гор, вскормлённый кровожадной львицей, и осадил все фракийские города, с кораблей или войсками по суше. И набросившись на них в свирепом озлоблении, поработил, разорил, и разрушил их достигнув града славного. Но если Бог Всесильный воспротивится смертному, то, как паутина, непрочным становится всякий замысел и дело. И Фоме не споспешествовала Божья благодать, на песке строил он башни своих замыслов и на зыбкой почве возводил их основы. Потому и воздвигнутое им было на его же глазах разрушено, а сам он, осквернив убийством войнолюбивые длани и окрасив кровью копья своих воинов, был схвачен и лишён глаз. Угасли светлые зеницы его, а потом был он казнён мечом.
[При этом царе восстал некий грек по имени Фома, собрав множество войска, и чуть было не завоевал всю Греческую землю и хотел отнять у Михаила царство, но вышел болгарский князь Муртаг, разбил его и победил ради большой любви, которую питал к Михаилу…]


Из истории слов. Интересное название земли: Мисия.

При этом царе Константине болгары переправились через Дунай и, победив греков, отняли у них землю, где живут и поныне. Прежде называлась эта земля Мисией.
Хранителя царских дворцов по-гречески называется папием.


История одного златолюбца.

Колесо власти, катясь по неровным дорогам, вращается и возносит одного, низвергая другого. Однажды настигло и вознесло оно Никифора – человекоубийцу, злонравного, придерживающегося дурных обычаев, раба золота. Сребролюбца, жестокого и косноязычного. Как Мидас , некогда владевший Фригией, торговал он должностями Города , воздавая почести не по заслугам, а по богатству. Только о золоте он говорил грубым языком своим, на золоте ел, и даже во сне торговал им.
Но вновь поникла роза прежнего времени, как растение, влагой орошаемое, от зноя увядает. Словно цветок, распустился он и исчез, как будто дым или сон. Взошёл же плевел, покрытый частыми шипами, свирепо жалящий терновник, уязвляющий сердца.
Михаил же верил в сказанное доброречивым старцем -пророком. Лев, помня священное пророчество того дивного старца, лебедя златопёрого.



http://vostlit.narod.ru/Texts/rus6/Manassia/frametext.htm


Рецензии