Уговор

Был час обеда. В   жарко - натопленном  помещении столовой  десятки раззявленных  ртов методично  пережевывают пищу.
   Буфетчица Нина щедро плюхнула в миску сметаны и игриво схватила протянувшуюся за порцией руку:
- Ну и красивый ты, Леша! Ох, женю я тебя на себе, - девка склонилась над раздаточным столом, выпятив арбузные груди.
- Товар – лицом! Алексей, смотри не теряйся, - выкрикнул кто-то из толпы.
Вокруг поощрительно заржали.
Щеки Алексея налились помидорным румянцем, он сконфуженно пробормотал что-то неразборчивое и, уронив ложку, поспешил к своему столу.
-Ложку, ложку  подбери, - визгливо зашлась в смехе Нинка.
- Эх, Алексей, Алексей, - с отеческими интонациями в голосе проговорил дядя Федор, прихлебывая из дымящейся тарелки, - и чаго ты такой стеснительный. Вот я в твои годы, - сморщенное прокопченное личико расплылось в сладострастной  улыбке.
- Ладно, кончай базар разводить, работать пора, - бригадир тяжело встал, стряхнул прилипшие к рубахе хлебные крошки и направился к выходу.
 Алексей быстро  доел, протер тарелку куском хлеба и последовал за бригадиром. Высокий, почти двухметрового роста, ладно скроенный, двигался он на удивление легко и красиво.
    До конца смены оставалось часа два. Утомленный, Алексей привалился спиной к стойке, переводя дух. В наступившей после долгого грохота тишине он различил  какой-то шорох, непонятное копошение  возле правой ноги. «Крыса», - с отвращением пронеслось в голове.
Алексей быстро наклонился к источнику шума и застыл как вкопанный, его лицо выражало крайнюю степень удивления. В свете фонаря, словно пойманный в невидимые путы, стоял крошечный человечек, и с ужасом взирал на склонившегося гиганта. Личико у незнакомца было совсем детское, несмотря на окаймлявшую его бороду. Гардероб его также представлял собой довольно странное зрелище: затейливая зеленая курточка,   с заманчиво блестящими в тусклом свете пуговицами, расширялась  книзу подобно юбке, затем следовали  рейтузы, плотно облегающие короткие ножки и, наконец,  башмаки с загнутыми вверх носками, голову человечка украшал ярко- красный колпак.
-Гном, - ошарашено произнес Алексей, грязная пятерня рефлекторно потянулась к затылку.
- Ну, гном. Что гнома никогда не видел?  - недовольно проговорил коротышка. При этом голос его оказался на удивление раскатист и басовит.
- А я думал, что они, то есть вы, только в сказках бываете, - Алексей замолчал, пожирая карлика  глазами.
- Мало ли, что ты думал! Зиновьев вот тоже думал, - гном злобно сверкнул глазками.
- Ты лучше вот что, -  тон его  внезапно переменился, в голосе прозвучали  вкрадчивые просящие интонации. - Давай разойдемся по - хорошему, ты не рассказывай никому, что меня видел, тем более что и не поверит тебе никто, а я тебе сокровищ каких - нибудь дам, ну там золотишка нарою  или изумрудов принесу, идет?
- Да на что мне твое золото, что я эксплуататор, какой, что ли,   - обиженно произнес Алексей. – Иди  себе с богом,  - вдруг Алексей замешкался, - хотя постой, погоди, - крикнул он вдогонку уже направившемуся восвояси гному.
 -Люди, люди, - сокрушенно проговорил  гном, возвращаясь на прежнее место.
- Ты вот что, - Алексей нагнулся и стал что-то быстро  нашептывать  в крошечное ухо.
- И это все?! – удивленная гримаса исказила маленькое личико.
- Ага, - сконфуженно выдавил Алексей.
- Договорились, - гном довольно улыбнулся и, помахав на прощанье колпаком, растворился в темноте.
    А на следующий день вся  огромная страна узнала, что "в ночь с 30 на 31 августа 1935 за смену (5 ч. 45 мин.)  забойщик Алексей  Григорьевич Стаханов добыл 102 т угля при норме в 7 т, в 14 раз превысив норму и установив рекорд".
 
   Особенно радовалась буфетчица  Нина!


Рецензии