Дитя волка

Шумный город. Все бегут куда-то, кругом суета. А я иду тихонько по тротуару, и думаю о том, что произошло с нами, когда мы покинули этот город, полный суеты и ненужных забот.
Зовут меня Константин. У меня есть семья. Моя любимая жена Алиса, я часто называю ее просто,  Ал. И моя дочь Ксения.


Начну я наверное, с того, что когда моя Ал была беременна, мы во время одной из прогулок встретили одну странную старушку.  Она была невысокого роста, нос был немного крючковат. Опираясь на тросточку, она медленно приближалась к нам. Когда она подняла на меня свое лицо, я увидел ее глаза. Они сияли как маленькие звездочки. Я тогда еще подумал, что такие живые глаза не подходят ей, потому что лицо ее было серым и все в морщинах.  Когда она заговорила со мной, голос ее задрожал, а мне стало немного не по себе.

 
- У вашей дочери будет неизлечимая болезнь, вы покинете этот город навсегда.


Моя жена, услышав эти слова, закричала на старушку. Та же тяжело опираясь на свою палку, побрела прочь. Сделав несколько шагов, она обернулась к нам. Направив свой указательный палец  на уже округлившейся живот моей жены, она произнесла совсем уже другим голосом.
 

- Ее ангелом хранителем будет белая волчица. И в один прекрасный день она уйдет за ней, туда, откуда нет возврата.


После этого она настолько быстро скрылась в толпе, что я даже и глазом не успел моргнуть. Жена билась в истерике. Мне стоило больших усилий успокоить ее. Пришлось ловить машину и везти ее домой.


Должен сказать, что мы до последнего момента не знали, кто у нас родиться сын или дочь. Так уж вышло, что УЗИ не смогло нам этого показать. И когда у нас родилась дочь, я невзначай вспомнил тот случай со старушкой. Но, то ощущение страха, что было тогда, уже успело испариться. Поэтому к моменту рождения дочери, я уже и не думал об этом. Должен признаться, что я до сих пор жалею, что не подошел к той старушке, и не попросил ее сказать, еще что ни будь.  До сих пор я пытаюсь найти ее и спросить, что мне делать. Как мне быть теперь, когда все обернулось таким образом.


В общем, когда родилась моя маленькая Ксю, я был бесконечно счастлив.  Она была похожа на маленького ангелочка. Волосики у нее были нежно-белого цвета, кожа цвета слоновой кости, а глаза синие как небо.


Когда моя малышка стала подрастать, нас с женой поражали ее способности. Она развивалась очень быстро. Ей все давалось легко. В детском саду она была любимицей всех воспитателей. Несомненно, она уже тогда была лидером, рядом с ней всегда было много друзей.


Когда пришла пора идти в первый класс, Ксю радовалась этому, как самому дорогому для нее подарку. Она тянулась к знаниям, а они тянулись к ней.


Все проблемы начались, когда Ксю исполнилось двенадцать лет. У нее начались серьезные проблемы со здоровьем. Она стала бояться днем выходить на улицу, а когда наступала ночь, она всегда просилась гулять. Странности в ее поведении стали проявляться все чаще. Ал все чаще стала вспоминать то, что сказала та старушка. 


Врачи продолжали разводить руками и тогда, когда Ксю пыталась подрожать повадкам волка. Они утверждали что это – ликантропия. В народе, таких как она, называют оборотнями. По всему выходило, что у моей дочери психическое отклонение. Врачи опасались, что со временем Ксю будет невозможно контролировать. Они хотели упечь ее в психушку. Я не смог так с ней поступить, она ведь не виновата в том, что больна. К тому же она не всегда вела себя странно. Поэтому я принял решение, купить дом загородом и переехать туда с семьей.


Я нашел нужный дом на самой окраине леса. Кругом не было ни одного жилого дома на протяжении нескольких километров. Дом был прекрасен, большой, просторный. Он был похож на особняк. Жена и дочь одобрили выбор, и мы стали собираться к переезду. Квартиру в городе пришлось продать. Работать я продолжал в городе, ехать приходилось долго, но меня это не пугало. Ксю мы решили обучать на дому, когда она будет чувствовать себя лучше.


Вся странность нашего приезда в новый дом, была в том, что как только мы въехали на территорию наших владений, из леса вышел огромный белый волк. Дочь так обрадовалась этому животному, что мне стало не по себе. Я прибавил газу, тогда волк, как выяснилось позже, это была волчица, бросилась вслед за машиной. В этот момент дочь завыла. Ее вой был каким-то восторженным.


По приезду после того как мы разобрали вещи и поужинали, я решил побродить по просторам интернета. Оказалось, что ученые действительно не отрицают наличие такой болезни как ликантропия. Она может проявиться на генетическом уровне и на психологическом. Так же ей можно заболеть, если тебя укусил оборотень. Если болезнь проявляется на психологическом уровне, в этом случае человек подражает животному и начинает вести уединенный образ жизни, как правило, вблизи кладбищ. Те, кто страдает этой болезнью из-за генов, могут обрасти шерстью и иметь вид существа похожего на человека-волка.  Разум таких людей может развиваться как у обычно человека, но точно так, же он может развиваться, так, же как и у животного.  С третьим способом заражения этой болезни обстояло все намного проще. Человека кусает оборотень, и человек в полнолуние превращается в волка. Я нашел еще много бредней про ведьм и прочую мистическую ерунду. В тот момент я и не подозревал, что бред про оборотней на самом деле не вымысел. И что этот бред коснется моей семьи.
Глаза стали слипаться, я решил отправиться спать. Для того что бы пройти в свою спальню, мне понадобилось пройти мимо комнаты моей дочери. Именно в тот момент, когда я там проходил, я услышал странные звуки похожие на ворчание собаки. Затем послышалось тихое поскуливание.  Я тихонько открыл дверь в комнату дочери.


Она стояла на четвереньках, и терлась лицом…о морду белой волчицы. Как она попала в комнату, я даже, и представить не мог. Когда я тихонько позвал дочь по имени, она медленно повернула в мою сторону свое лицо. Я испытал такой ужас, что кровь застыла в жилах. На лице моей дочери был дикий, волчий оскал, в глазах была такая ярость, что казалось, она меня сейчас растерзает на куски. Но самое ужасное, что в этом жутком свете полной луны, я увидел на жемчужно белых зубах моей дочери, багровые пятна крови.
Я попытался войти в комнату, но волчица бросилась на меня. Я еле успел захлопнуть дверь перед ее мордой. Сердце сжалось в комок. Стало трудно дышать. Я прислушался, в комнате Ксю происходило, что-то странное. Из-за двери послышался стук падающих  предметов, дикий крик, затем звук разбитого стекла. Потом наступила тишина. С большой опаской я открыл дверь в комнату дочери. Окно в комнате было разбито, Ксюши нигде не было. Я подбежал к окну и увидел, как две тени скрылись в кромке леса.


Жена прибежала из спальни. Ей стало плохо, когда она увидела, что дочери нет. Я вызвал скорую, и ее увезли в больницу. Оставшись один, я решил отправиться на поиски дочери. К тому времени я уже стал сомневаться, что все, что я прочел на просторах интернета бред. Становилось очевидно, что у Ксю не простое психическое расстройство. Укусить ее тоже некто не мог. Следовательно, оставался третий вариант, генетическое заражение. Но это было не возможно. Если верить тому, что было написано в статье, по всему выходит, что у всей семьи должны проявляться симптомы болезни.


Отправившись в лес, дочь я не нашел. Пришлось возвращаться домой не с чем. Я был уверен, что утром она вернется. Я решил смастерить решетки на окнах в ее комнату и усилить замки на дверях. На крайний случай к дверям ее комнаты можно было приставить, что ни будь из мебели. К утру решетки были готовы, дело оставалось за малым, установить их на окна. 
К обеду все было готово, дочь к этому времени спокойно спала в своей комнате. Я позвонил в больницу и узнал как самочувствие у моей жены. Врач сказал, что состояние ее в норме, затем позвал ее к телефону. Мы договорились, что на следующий день я приеду за ней вместе с Ксю. К тому же дочь была записана на прием.


К вечеру дочь проснулась, в ее взгляде было, что-то дикое. Но она довольно связно попросила объяснений по поводу решеток на окнах. Я путано начал, что-то объяснять ей, что это только для ее же блага. Но сам в это уже верил с трудом. Я с ужасом ждал наступления ночи. Я боялся, что дочь снова превратиться в это чудовище и, в конце концов, она убьет нас. Мне было больно так думать, сердце разрывалось на части. Я попросил ее, что бы она поужинала в своей комнате. Как только она поднялась к себе, я закрыл ее дверь на несколько замков сделанных заранее. Потом для надежности притащил комод из гостиной и приставил к ее двери.


Мне хотелось плакать, ком в горле нарастал. В какой-то момент я даже обрадовался что жена в больнице, что она не видит всего этого ужаса. Болезнь начала прогрессировать и я стал подозревать, что лучше уже не станет.


И вот наступила ночь, до двенадцати все было тихо. Ровно в двенадцать часов, я услышал страшный грохот, который доносился из комнаты Ксю. Затем раздался душераздирающий вой. Почти в тот же момент я услышал вой со всех сторон. Я поднялся на цыпочках на второй этаж и выглянул в окно. Ужас от того что я там увидел, сковал меня. Дом окружали не волки, а именно оборотни. Кто-то из них стоял на задних лапах и напоминал монстров из «Псов войны». Другие стояли на четвереньках, их морды были задраны вверх и напоминали гримасы обезьян, только были более удлиненные и из пасти торчали огромные клыки. Третьи превращались прямо на глазах, при этом они издавали какой-то хриплый гортанный звук, потом он становился все четче и перерастал в вой полный боли и злости. Я вспомнил, что видел старое ружье на чердаке, наверное, осталось от прошлых хозяев, и коробку патронов к нему. Я побежал на чердак, схватил ружье и патроны, потом подошел обратно к окну. Зарядив ружье, я тихонько приоткрыл раму и немного высунул из него дуло ружья. Первый выстрел прозвучал как гром среди ясного неба. Существа внизу всполошились, и стали метаться в разные стороны, в комнате дочь захлебываясь завывала.


Мне раньше никогда не приходилось стрелять из ружья и поэтому отдачей меня немного отбросило от окна. Плечё ужасно болело. Я перезарядил ружье, превозмогая боль, и произвел следующий выстрел.  Наверное, я попал в цель. Так как я услышал вопль боли, а затем увидел, как одно из чудовищ заваливается на бок.


Эта ночь была самой ужасной в моей жизни. Я все стрелял и стрелял. Дочь бесновалась у себя в комнате. Я уже не соображал куда стреляю, некоторые выстрелы были произведены просто в воздух. Я видел, как после попадания они снова вставали. Но некоторые умирали, наверное, я поражал жизненно важные органы. Некоторые тут же превращались в людей. Некоторые набрасывались на трупы и рвали их на куски. Я думал, что никогда уде не настанет утро. Но примерно часов в шесть утра, я заметил, как они разбегаются. Ксю тоже успокоилась, и в комнате было тихо.


Я решил сначала проверить, что происходит в комнате дочки, а потом вздремнуть хотя бы пару часов.


Зайдя в комнату у меня на голове, волосы встали дыбом. Стекла на окнах были разбиты, решетка погнута. Вся мебель, вернее то, что от нее осталось, была разбросана по всей комнате. На дверях и стенах виднелись следы когтей. Ксю забилась в угол, и спала, там свернувшись калачиком. Я принес ей матрас из своей спальни и постелил его в ее комнате. Как ни странно, но одеяло я нашел целым.


Уже плохо соображая, что делаю, я заколотил окна во всем доме. Еле добравшись до дивана в гостиной, я уснул с молотком в одной руке и ружьем в другой.


Проснулся я, где то после обеда, от того что кто то тарабаниться в дверь. Спросонья, я бросился к входной двери, но по пути понял, что стук доноситься из комнаты дочери. Я подошел к ее двери и громко спросил, « Ксю, все хорошо?», Мне просто ничего другого в голову не приходило. Господи, какой позор, я боюсь свою дочь.


Она ответила мне, что все нормально, что я должен открыть дверь. Я начал возиться с замками, ее голос был вполне нормальным, и говорила она осмысленно, тем более что на улице был день. Но дверь я все, же открыл с опаской. Дочь смотрела на меня как на сумасшедшего, как будто не понимая, зачем все эти замки и решетки на окнах. Мне стало не по себе. Что то, путано бормоча себе под нос, я направился на кухню, намереваясь, что ни будь перекусить на скорую руку. Слава богу, в холодильнике было несколько яиц, я приготовил яичницу. Перекусив, я вспомнил, что необходимо ехать в больницу. Ал, наверное, извелась вся, я должен был быть там еще час назад. Попросив Ксю поторопиться, я направился к машине, через несколько минут мы уже мчались по дороге к городу.


Ал, конечно, уже нас ждала, она ничего не сказала при дочери, но ее глаза высказали мне все ее недовольство. Я не сказал ей, что произошло этой ночью, это убило бы ее. Оставаться в городе тоже было опасно. После того как мы забрали Ал из больницы, нужно было ехать к лечащему врачу Ксюши. Ее завели в кабинет, врач осмотрел ее и попросил войти мою жену. Они долго о чем-то беседовали. Я слышал, как гневно звучит голос моей Ал.  Доктор, безусловно, снова предлагал упечь мою дочь в психушку. На какой-то момент я подумал, что так будет даже лучше, но отбросил эти мысли. Жена за руку с дочерью буквально вылетели из кабинета. Жена только успела бросить, пробегая мимо меня, «Мы уходим отсюда». Я крикнул ей вслед, что скоро буду и вошел в кабинет врача. Не знаю, что на меня нашло в тот момент, но я сходу врезал ему в челюсть, затем гордо удалился.
Мы отправились домой. Нужно было торопиться, скоро должно было стемнеть. Мы уже подъезжали к дому, когда прямо перед машиной, из неоткуда появилась белая волчица. Я резко нажал на тормоза, но было уже поздно, я сбил ее. В этот же миг я услышал душераздирающий вой своей дочери. В нем было столько боли и злобы, что сердце сжалось в комок и стучало где то в висках. А дочь все выла и выла, я выбежал из машины, в надежде, что волчица еще жива. Но нет, увы, она была мертва. Глаза ее были открыты, я заглянул в них, они не успели еще остеклянет. Взгляд был направлен в сторону дочери, и в нем было только любви, и какой-то щенячьей преданности, что на глаза навернулись слезы. На глаза навернулись слезы, и вдруг я отчетливо услышал голос старухи « Ее ангелом хранителем, будет белая волчица». Мне стало не по себе, что-то было не так, дочь больше не выла. Зато из машины доносился странный звук, как тогда ночью. Когда я наблюдал превращение человека в эту мерзкую тварь. Я повернулся в сторону машины. Та картина, что я увидел, до сих пор стоит у меня перед глазами. Прелестное личико моей дочери исказила гримаса боли, она хрипела так, как будто ей не хватало воздуха. Руки становились похожи на лапы тех тварей, что осаждали дом этой ночью. Лицо стало вытягиваться, я увидел, как сверкнули ее зубы. В какой-то момент она стала отхаркиваться, как будто в горле у нее что-то застряло, Затем она завыла.  Такого воя я не слышал даже в прошлую ночь. Я закричал, что бы жена вышла из машины, но было уже поздно, Чудовище, которое еще секунду назад было моей дочерью, уже терзало ее. Потом существо выбежало из машины, а я, напортив, бросился к ней. На заднем сидении лежало ружье, которое я забросил в машину, когда мы только выезжали в город. Слезы застилали глаза, ничего не соображая, я, стрельнул в ту сторону, куда побежала Ксю.  Я услышал крик боли, но трупа ее потом я не нашел. Значит, она была еще жива.


Я залез в машину, и отвез тело своей жены в морг, Путано объяснял там, что-то про волков, которые накинулись на нее. Я сейчас и не вспомню того бреда что нес тогда.
Ал похоронили, а я вернулся в этот дом, где начались все наши страдания. Я бродил по дому без цели, мне некуда было идти. Наступила ночь, я услышал вой. Выглянув в окно, я вновь увидел стаю этих тварей. Среди них я заметил не очень большого черного волка, сердце мое дрогнуло. Он был точной копией той белой волчицы, которую я сбил. Я взял ружье и стрелял, пока не кончились все патроны, которые я купил заранее. Я уже точно знал, что на рассвете я поеду в город и куплю новое ружье, и патронов побольше и перебью этих тварей всех до одного.


И вот я брожу по городу, в котором жил раньше. Вспоминаю, как мы были счастливы с Ал, как ждали рождения нашей дочери. Город по-прежнему суетной. Многоэтажки смотрят на меня своими пустыми глазницами окон. Если бы они могли говорить, наверное, они бы предупредили меня. Они бы открыли мне тайны, которые не должен знать ни один человек. Я все хожу и вспоминаю прошлое. Я знаю, что не вернусь сюда никогда. Я умру там, в лесу, в одиноком доме, где была поломана вся моя жизнь. Но сначала, я перебью всех этих тварей, которые забрали мою дочь и мою жену.


Рецензии