Ангел намба 2277. Фантастический рассказ

Окраины Города. 2277 год.

- Сэм, тут ещё двое, вроде нормальные, - Крысёнок Ворн подтолкнул к огню парочку «новопришельцев», и парни Сэма принялись разглядывать новичков едва различимых в оранжевых отблесках костра. Сэм покосился на Старка, ожидая его реакции. Тот был спокоен.
- Кто такие? – Сэм обратился к старшему, темноволосому высокому парнишке, к которому испуганно жался второй, на вид почти ребенок, с выбивающимися из-под капюшона светлыми вихрами.
- Мы из Города, - тихо произнес высокий, - не найдётся ли у вас воды и… что-нибудь поесть?
- Вот как? – удивился Сэм: вот так просто – «из Города»? А это ничего, что из Зоны никто живым не выбирался в последние уже… неизвестно сколько месяцев? После того, как их оттеснили на эти свалки, Луч городского прожектора то и дело прорезает ночную тьму и огонь открывается без всякого предупреждения. – И за что же вас сюда?
Старший дернул плечом и, подхватив меньшого, собрался было уходить.
- Стойте, - Сэм просто пожалел этих двух несчастных: если будут двигаться в том же направлении, непременно попадут под Луч. – Чёрт с вами, оставайтесь. До утра. Там посмотрим.

***
Утром всё стало ясно: у младшего мальчишки были невероятные глаза. Ничего подобного ни Сэм, ни его разношёрстная команда ещё не видали. В ярком солнечном свете они переливались всеми цветами радуги, как нефтяная плёнка на луже, только ярче, а в сумерках слегка флуоресцировали, потому он, видимо, и надвигал глубокий капюшон. Когда эти странные глаза смотрели на тебя, становилось немного жутко. Но Сэм старался этого не допускать: кто его знает, что он видит?
- Покажите руки, - скомандовал Сэм. Оба парня покорно вытянули перепачканные запястья, на которых не было обычных для изгнанников меток. У младшего на них болтались какие-то красивые побрякушки.
- Как вам это удалось?- удивился Сэм.
- Не заметили, - пожал плечами старший. – Вообще-то, я не из... этих…, - он смутился, не зная, какое подобрать слово.
- Не изгой? – усмехнулся Сэм. – Тогда какого чёрта ты тут делаешь?
Он указал на своих парней, каждый из которых обладал какой-нибудь «странностью», из-за которой все они тут очутились. Например, у Крысёнка были острые звериные зубы, а вместо ногтей на пальцах красовались аккуратные коготки, которыми тот очень любил царапать новичков. Это внешне. А на что он был способен, долго объяснять. У Старка – помощника Сэма – кожа была не чёрной, а зеленоватого оттенка, и белки глаз всегда налиты кровью. За это его иногда по неосторожности обзывали Халком, как героя одного древнего комикса. Но с такими Старк обычно не церемонился: ррраз, и башка отлетала на рассыпающийся прахом асфальт. К тому же, Старк отлично видел в темноте.

У самого Сэма не было никаких видимых изъянов, если не считать того, что в его груди билось сразу два сердца. Впрочем, в команде Сэма не было таких уродов, как в Нижних бандах, которые Луч загнал глубоко под землю. Там чего только не увидишь: и двухголовых, и с кишками наружу, и в чешуе, и какой только ещё мерзости не наслушаешься вечерами у костра. Есть среди его парней «сказочники», наподобие Гарри Следопыта, тот умеет читать книги и старинные диски, просто положив на них ладонь. Закатывает глаза и бормочет, пока всю книгу, как рентгеновской иглой насквозь не пройдёт. И не знаешь, то ли начитался фантастики – на свалке этого добра навалом - то ли правда видит что там написано. А вот только меченых среди тех, нижних, становится всё меньше. О чём это говорит? О том, что старые, изгнанные из Города, вымирают. И родятся новые. А значит очень скоро Сэму придётся отвоёвывать даже эту жалкую пустыню на свалке. И некуда ему деваться – позади Город, внизу – нелюди. Оставался, правда ещё небольшой островок. Тот, куда парни, накопив «обменной валюты» периодически исчезали, чтобы удовлетворить естественные нужды.

- Я тут из-за него, - темноволосый кивнул в сторону младшего, который, скинув капюшон, подставил солнышку своё поразившее девчачьей красотой лицо.
- Это точно не девка? – Сэм покосился на длинные нечесаные волосы младшего, на плетеные браслеты с побрякушками на узких запястьях, на странную для парня обувку – разноцветные плетеные сандалии, ремешок одного из которых порвался и болтался по земле.
- Его зовут Эрик. Он не может говорить, но он всё слышит.
- Немой? – удивился Сэм. – Тоже мутация?
- Нет. Он перестал говорить после того, как…, - парень быстро глянул на друга. Тот смотрел на него огромными радужными глазами, полными паники и мольбы, и он не решился продолжить.
- Ладно, - сказал Сэм, - разберемся. Куда же вы направлялись?
- Не знаю, - пожал плечами старший. – Мы слышали, что за пределами Зоны есть люди. И если не прогоните…
- Не прогоним. Мы не берем сюда девчонок. У них своя территория. А парни, вроде тебя, нам очень даже нужны, - произнес Сэм. – Не боишься возвращаться туда? – он кивнул на Город, ощетинившийся на свалки неприступным бастионом темно-серых стен, не предполагая, видимо, что там есть такие узкие туннели.

Парень пожал плечами. У него не было причин туда возвращаться. Но и бояться он тоже, кажется, разучился.
- Этот - Эрик, а тебя как зовут? – Сэм протянул им две миски с похлебкой, одну из которых младший тут же схватил и принялся с жадностью поглощать содержимое, а старший, чуть задержав руку, спокойно глянул Сэму в глаза и ответил:
- Я Шон.
- Братья?
- Нет.
- Понятно, - произнес Сэм, покривив душой: что-то с этими двумя было не так.

***
Они продолжали держаться особняком. Соорудили себе нечто вроде большой конуры из досок, даже устроили там лежаки и подобие уюта: Эрик притащил откуда-то кучу цветного тряпья, столик с подбитыми ножками, несколько полок и красивую вазу, в которую нечего было ставить, кроме корявых веток. И от ежедневной пайки они умудрялись сэкономить воды, чтобы не ходить такими чумазыми, как остальные.
Непохожих на всех не любят. Даже такие непохожие ни на кого, как его братва. Сэм это знал, как никто. Его ребята скоро стали шушукаться, что эти двое - парочка. Запретное словечко «голубые» нет-нет, да и доносилось из забытого далека. Ну да, Сэм слыхал про такое, хотя, конечно, не видел никогда и не думал, что увидит. Потому что ещё полтора столетия назад, кажется, с ними было покончено. После того закона «О чистоте», с которого всё и началось. Сэм с тоской оглядел дымные руины своей Территории.

***
Он сначала не поверил, когда возбужденный Старк, раздувая ноздри, подсел к нему возле затухающего костра и сказал:
- Не нравятся мне эти двое. Пидоры, отвечаю, - голос его звучал глухо, а в темных зрачках отражался остаток Луча, скользнувшего по вершинам свалки у них прямо над головами.
- Что не так? – Сэм разломил надвое ветку и подбросил в огонь.

Костры можно было видеть до самого горизонта – свалка постоянно тлела, и не только от того, что Луч захватил и зажарил очередную крысу или отощавшую псину, неосторожно взобравшуюся ночью на хребет. Свалка загоралась днём от яркого солнца. И постоянный запах дыма прокоптил обитателей насквозь.
- Я видел, как они целовались.
- Что? - у Сэма вытянулось лицо: Старк не шутит?
- Клянусь, они лизались, словно парень с девкой. Этот… Шон обходился с младшим, как с бабой. Меня едва не стошнило. Не знаю, чем они там дальше занимались. Думаю, надо гнать их вон. А лучше, - он сделал недвусмысленный жест кулаками, словно сворачивал кому-то шею.
- Может правда, девка? – задумался Сэм, покосившись на темную конуру, где снова ото всех уединились эти двое. – Пойдём, проверим?
Он пружинисто вскочил на ноги, Старк опасливо побрёл за ним.

В конуре горела лучина. Удивительно, что её свет не пробивался наружу – эти умельцы сделали плотную дверь. Младший мирно спал, лежа на спине и по-детски закинув за голову руки. Его длинные светлые волосы разметались по подобию подушки, а ресницы, длинные и густые, отбрасывали тени на девчачьи гладкие щеки.
У Сэма даже дыхание перехватило от того, как он был красив, этот мелкий. И правда, как баба. У него нехорошо подвело живот. Он не мог припомнить, когда последний раз имел шлюху. Пожалуй, надо будет в ближайшее время сделать рейд на «запретные земли». Ему уже есть, с чем туда пойти: и деньги, и оружие и кое-что вкусное, как раз на хорошую ****ь - себе и Старку. Другие, наверняка, тоже что-то скопили.
При их появлении старший настороженно уставился на непрошенных гостей. Волосы его были собраны на затылке в тугой хвост, а в руках он сжимал плетеный сандалий Эрика, пытаясь в который уже раз приладить к нему ремешок.

Сэм и Старк переглянулись. Сэм сделал решительный шаг к кровати. Шон дернулся было ему наперерез, словно желая загородить собой спящего друга, но Сэм сильной рукой отстранил его:
- Погоди, мы только посмотрим….
Он сорвал одеяло, укрывавшее мальчишку: как и предполагалось, Эрик спал голым. И одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что это, конечно же, пацан. От холода он зашевелился и свернулся в клубок, как котенок. Сэм аккуратно вернул одеяло на место. Глянул на встревоженное лицо Шона и молча вышел вон, потянув за собой Старка.
- Что скажешь? – пробормотал тот ему в спину, едва поспевая за размашистыми шагами Сэма. А Сэм вдруг почувствовал такое странное волнение, что глотнул слишком много дымного воздуха и закашлялся, остановившись. Старк наткнулся на него, остановился тоже и стоял, переминаясь с ноги на ногу, ожидая, пока Сэм сможет заговорить.
- Ты уверен, что они…,- хрипло произнёс Сэм.
- Ты же знаешь, для меня темнота не помеха. Они может и думали, что я не вижу, но…
- Ладно, - Сэм приблизил лицо к едва различимой во тьме физиономии друга: - Никому ничего не говори. Хорошо?
- Окей, - удивленно протянул Старк.


***
Со следующего дня Сэм стал брать с собой Шона на вылазки. От него оказалось пользы гораздо больше, чем от любого из меченых парней: Шон практически ничем не рисковал. Он мог запросто тратить украденные Крысёнком деньги, покупая в магазинах Города еду и одежду и всё, что было им так необходимо, протягивая руку с деньгами чистым запястьем вверх. И даже если бы его схватила полиция на какой-нибудь мелкой краже, его ждало бы обычное гражданское наказание, а не расправа, которая грозила изгою.
А вечерами, когда все собирались у костра в ожидании первого Луча и осматривая добычу, Сэм наблюдал, как встревоженный и обрадованный Эрик прижимается к другу, а тот что-то тихонько рассказывал ему, близко склонившись к лицу. Слишком близко. Сэм судорожно сжимал мятую жестяную банку, в которой дымился невкусный кипяток, ожидая, что вот пусть только попробуют, пусть рискнут, суки, думая, что их никто не видит в темноте! Он самолично придушит – сначала мелкого, потом второго. Но те были очень осторожны. Уползали в свою конуру с глаз подальше. И оставляли всех гадать, что там у них происходит, за плотно закрытой дверью. Ну ничего, как-нибудь проколются, если это правда.

***

Полицейский загородил своей тушей вход огромного универсама. Сэм, прятавший в рукавах лонгслива помимо метки изгоя пару украденных городских банкнот, старался не смотреть на него, чувствуя, как двойными рывками ухают в груди оба чёртовых сердца. Только бы у этого жирного не оказалось сканера. Тогда… Сэму не хотелось думать, что тогда будет. Какого черта он соблазнился на эту безумную затею? Скорее всего, чтобы показать Шону, преспокойно тащившему пакеты с продуктами, как он крут. Ну да, ему-то можно не волноваться. Ему сканеры не страшны.
Толстяк с погонами, словно своей жирной задницей почуял неладное. Он свистнул, поджав нижнюю губу, и поманил Сэма пальцем:
- Иди-ка сюда, дружок.
У Сэма поплыло в глазах. Чёрт, чёрт, чёрт! На боку жирдяя висела дубинка, оснащенная злосчастной кнопкой. Первый жест любого полицейского - нажать её и моментально сработает маячок. И деваться уже некуда.
За стеклами на той стороне улицы Сэм увидел засунувшего глубоко в карманы свои когтистые руки Ворна, и где-то неподалёку ещё двое из его ребят. Все рискуют. И все отговаривали его от этой идеи – пойти вместе с Шоном в Универсам.

Сэм сделал осторожный шаг. Шон не отставал, тоже поглядывая на полицейского, конечно, не с такими чувствами, как Сэм. Он слышал раньше, что иногда в Городе вылавливают изгоев. И даже видел в газетах пару заметок об этом и несколько сюжетов в новостях. С ними не церемонились – прошивали насквозь на месте, оставляя искореженный труп в назидание другим. У этого парня, Сэма, должно быть, железные нервы. Он, действительно, крут.
Полицейский поднял руку к дубинке, его большой палец замер в каком-то дюйме от рукоятки, когда Шон вдруг резко рванулся вперед, и, расталкивая прохожих, бросился прочь, стараясь не растерять при этом свои покупки.
Сэм и все остальные какое-то мгновение обалдело смотрели на это странное бегство, и как полицейский, быстро закинув в рот свисток, неуклюже ринулся догонять Шона, и как тот улепетывал во все лопатки, всё же роняя из пакетов коробочки с чем-то нужным. Но сейчас это было неважно. Сэм, очнувшись, выскочил из дверей, и они с парнями нырнули в ближайшую подворотню, чтобы отдышаться.
- Куда они делись? – Сэм пытался унять перестук сердец, но это всегда было непросто.
- Я видел, куда они побежали, туда,- самый младший из ребят, Шустряк, указал рукой направление, в котором скрылась погоня.


***
Радужные глаза были огромными от ужаса и немого вопроса, что же такое стряслось, когда Сэм и его команда вернулись на Территорию, притащив с собой едва передвигающего ноги Шона.
Они нашли его на соседней улице: тот, успев всё же сбежать от толстяка, подвернул ногу и сидел, обхватив щиколотку и кусая губы.
- Я потерял сумки, - виновато сказал он.
- Это ерунда, - Сэм помог ему подняться. И волок на себе до тайного хода в один из лазов под стеною.
Младший подхватил друга и помог ему дохромать до жилища.
Сэм, нахмурившись, долго смотрел им вслед. Никто ведь не просил этого Шона так рисковать. А если бы полицейский всё же его догнал? А если бы Шон не кинулся из магазина? Сэму не хотелось и думать об этом. Он был зол. Ужасно рассердился за всё происшедшее, сам не зная, на кого больше.

***
- Идём, - Старк потянул его за рукав, сверкая в темноте зубами. – Они там, я уверен, что мы их поймаем. Сейчас.
Не сильно задумываясь, Сэм подчинился и пошел за другом к убежищу этих двоих.
Они застали их врасплох. Потому что когда дверь распахнулась, при слабом пламени лучины Сэм увидел всё: старший лежал на постели, на спине. Нога его в щиколотке была туго перевязана. А младший, голый, весь светящийся в ночи, сидел на нём верхом в позе шлюхи. И они действительно, занимались непотребством, о котором говорил Старк. И от этого никуда было не деться. Маленький уставился на них огромными флюоресцирующими глазами. А Шон испуганно попытался прикрыться ускользающим одеялом.
Сэм сглотнул, переваривая увиденное, потом молча повернулся и вытолкал обалделого Старка вон. Плотно прикрыл за собой дверь.

- Ты чего? – зашипел Старк, пытаясь удержать уходящего друга. Сэм, играя желваками и стиснув кулаки, пытался разобраться в ворохе своих чувств. Значит, вот так? Подтвердилось. Точно! Парочка. Пидорасы. Вот же, мать их!
И всё-таки, не было, не было положенного зла. Ярости не было. Не было желания порвать на куски. В никуда исчезла решимость придушить обоих вот этими руками. Сэм плюхнулся на верхушку первой попавшейся сопки, крепко обхватил колени, и спрятал лицо. Старк озадаченно опустился рядом. Сэм тяжело дышал.
- Что будешь делать?
Сэм зло глянул в темноту, больше угадывая, чем видя лицо друга:
- А что я должен по-твоему сделать?
- Ну, хочешь, я сам разберусь с ними? – Старк с готовностью показал огромные ладони. И Сэму отчего-то стало страшно за маленького Эрика, которого Старк мог придушить, как котенка. Ррраз, и голова его - красивая, девчачья, с белыми шелковистыми космами – безжизненно свесится набок, а эти странные глаза….
- Не надо.
- Эээ… ты не хочешь же сказать, что того, что ты видел недостаточно? Они должны сдохнуть, эти гниды…
Сэм вдруг рассвирепел: на него иногда накатывала волна вот такого необъяснимого буйства. Он прыгнул на не ожидавшего этого Старка, повалил, вжал в рыхлую, полную мусора землю и в свете прошедшего над ними Луча увидел широко раскрытые обезумевшие от страха глаза темнокожего:
- Он спас мне жизнь. Сегодня. Ты понял?! – прошипел Сэм.
Старк закашлялся, наглотавшись пыли. Сэм слез с него, отфыркиваясь, сел рядом, бесполезно отряхивая колени.
- Ладно, чего ты, - голос Старка звучал неуверенно. Он всегда боялся Сэма в такие моменты.


***
- Сегодня мы идем в «запретные». Кто с нами? – Сэм оглядел оживившиеся и расплывшиеся улыбками лица своих парней. Те, что помоложе, сидели унылые, с завистью поглядывая на тех, кто кинулся пересчитывать свои богатства, прикидывая, на что их может хватить.
Только эти двое непонимающе смотрели на всё равнодушно.
- Вы с нами? – Сэм подошёл к всё ещё прихрамывавшему Шону. Повязка на его ноге была пожалуй чище, чем трусы Сэма. Чистоплюи, усмехнулся он про себя.
- Куда? – улыбнулся в ответ Шон.
- К девкам, - Сэм прищурился, глянув на светловолосого мальчишку, бережно поддерживавшего своего друга.
У Шона брови полезли вверх.
- Если у тебя нет денег, я могу поделиться, только…, - он снова покосился на Эрика, переводившего свои чудные глаза с одного на другого: - этот не маловат? Там всё строго, малолеткам делать нечего.
- Да нет, спасибо, мы, пожалуй, не пойдём, - Шон пришёл в себя и успокаивающе глянул во встревоженные глаза Эрика.
- Ну, как знаете, - Сэм ещё раз оглядел обоих и вернулся к подобному каменной статуе Старку.

***

Он, должно быть, перебрал вина, или эти шлюхи подсыпали ему туда какой-то дряни. Потому что всюду, куда бы он не посмотрел, он видел одни уродливые рожи, пьяные дурные физиономии, а похотливые приглашающие жесты раздражали его.
Карен, лучшая шлюха из всех «запретных», сегодня выглядела измученной и постаревшей. И когда Сэм всё же заставил себя задрать ей юбку, его чуть не вывернуло от запаха её давно немытого тела. Он выскочил на улицу, выблёвывая всё, что успел съесть и выпить в этом кабаке, и не глядя побрёл обратно, оставив Старка развлекаться за двоих.

Он шёл, глотая жгучий напиток из прихваченной бутылки, зло пересчитывал знакомые звёзды в просветах марева, вечно висевшего над Территорией. И в ярости осознавал, что именно заставило его вернуться: воспоминание о сияющей фигурке Эрика, оседлавшего лежащего навзничь Шона. Он ни на минуту не забывал их лиц, какими увидел в ту самую первую минуту. Таких лиц он не видел ещё никогда. Наверняка, это было что-то неземное. Так почему это им?! Почему он больше не может трахать шлюх, чтобы не думать об этом? Суки! Их должны были истребить. Откуда же они взялись?

Он рванул на себя дверь их жилища. И не удивился, увидев, чем они занимались. Он был готов к этому. И более того! Он оттолкнул оторопевшего Шона, и, пьяно улыбаясь, положил ладони на гладкую, призывно оттопыренную задницу мальчишки. Шон опустился на колченогий стул, прикрыв пах и покорно уступив своё место. А Эрик, оглянувшись на Сэма, вновь опустил голову, словно ничего не случилось. Сэм, ни минуты не колеблясь, облизнул большой палец и провел им, пробуя горячую и влажную дырку мальчишки. Тот задрожал и прогнулся, словно умоляя о продолжении. И Сэм, смочив слюной свой налившийся кровью член, наконец, вставил его и начал двигаться ошалелыми рывками, рыча и впиваясь пальцами в безупречный и послушный зад. Эрик извивался и едва слышно стонал. А Шон, кусая губы и зажмурив глаза, двигал кулаком возле своего паха. Сэм кончил, громко закричав и чувствуя, что оба его сердца готовы разорваться в груди, опережая друг друга. Он упал на мальчишку, все ещё содрогавшегося в оргазме, и ощутил, каким обалденно гладким и дурманящее ароматным было его тело. Сэм тяжело дышал и гулкие удары в груди ухали в обе эриковы лопатки. А потом в порыве непонятной нежности он сгреб мальчишку и зарылся в волосы на его макушке и целовал в затылок, в шею, за ухом – куда придётся. И был абсолютно счастлив. Счастлив! Чёрт бы всё побрал. Как ещё никогда в жизни.

***
Старк наутро вернулся с шальной головой, покусанный и поцарапанный, гордо не прикрывая распахнутой на груди рубашкой знаки ночной доблести. Глаза его были кроваво-красными, а кожа зеленее, чем обычно. И в висках, наверняка, стучали две назойливые наковальни. Он, дыхнув перегаром на Сэма, буркнул, что потерял его и не заметил, когда тот свалил из «запретной», и поплелся спать в тень большой мусорной кучи.
А Сэм вдруг увидел, какое необычайно яркое сегодня небо: голубое, как один из чистых цветов в глазах Эрика. Тот, сосредоточенный, присев на корточки перед Шоном, старательно перематывал ему больную ногу. И Шон что-то говорил ему, ласково улыбаясь и опираясь на столик, видимо, пытаясь не морщится от боли. И всё же не удержался, дернулся, задев локтем вазочку, та упала и из неё посыпались ветки. А Сэм вдруг вспомнил, что видел в одном укромном месте – по ту сторону свалки, под самым Лучом – остатки зеленой клумбы, на которой наверняка распустились цветы.


Рецензии
Все достойны любви.

Галина Польняк   19.03.2012 20:21     Заявить о нарушении