42 Зарницы памяти. Фашизм и гомосексуализм

ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
(Главы из книги. Сноски – в конце текста. Полная версия данного, как и других эпизодов, с большим количеством фотографий и репродукций картин см. в моём блоге на сайте: http:/v3let.ru/)

Эпизод \\\\[42й]////
ЧТО НЕТРУДНО ПОНЯТЬ
(Часть третья)
    ••>> Фашизм и гомосексуализм: «...пока не задымится живая плоть...»
    ••>> Штурмовики – коричневая милиция НСДАП
    ••>> Штандартенфюрер СА граф Ганс-Эрвин фон Шпрети-Вайльбах: «Я люблю Германию!»
    ••>> Штабфюрер СА Эрнст Рем: роковое влечение
    ••>> «Ночь длинных ножей» – «в знак моей дружбы и благодарности. Твой Адольф Гитлер»
    ••>> Рейхсляйер Рудольф Гесс: обратная сторона Луны
    ••>> Рейхсканцлер Адольф Гитлер: пятна на солнце
    ••>> Нацистская Германия: полное затмение
    ••>> Штандартенфюрер СС Й. Майзингер, шеф реферата II-S Гестапо по борьбе с гомосексом
    ••>> Физик-ядерщик нобелевский лауреат Вернер Гейзенберг
    ••>> «Дело» командующего Вермахта барона генерал-полковника Вернера фон Фрича
    ••>> Лесбийская любовь в нацистской Германии
    ••>> Памятник в Берлине гомосексуалистам, погибшим от рук нацистов

VIII
><•>>> Cujus est potentia, ejus est aktum {1}
><•>>> ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ В ИНТЕРЬЕРЕ

••>> ФАШИЗМ И ГОМОСЕКСУАЛИЗМ <<••
<<• [«...пока не задымится живая плоть!..»] •>>

Что представляют собой господа нацисты?
Убийцы и педерасты!
      Бенито МУССОЛИНИ {2}
<<••>>
— Ни для кого не было секретом, что на этот раз революция будет кровавой.
Когда мы говорили о ней, то называли её «ночью длинных ножей».
      Адольф ГИТЛЕР, из выступления в Рейхстаге, 13 июля 1934 г.
<<••>>
— Бунтовщиков судят по особым законам.
Если кто-нибудь спросит меня, почему я не передал их в обычный суд,
я отвечу: я нёс ответственность за всю немецкую нацию.
Следовательно, я один в течение двадцати четырёх часов
был высшим Верховным судом немецкого народа.
Во все времена и во всех странах бунтовщиков предавали смерти...
Я велел расстрелять лидеров мятежа!
Я так же приказал прижигать гнойник, порождённый внутренним и внешним ядом, до тех пор, пока не задымится живая плоть.
      Адольф ГИТЛЕР, из выступления в Рейхстаге, 13 июля 1934 г.

      Так кто же были эти первые из ликвидированных по приказу Гитлера в «Ночь длинных ножей» штурмовики? И что случилось на самом деле в национал-социалистическом движении – война шла против гомосексуализма или это было подавление «путча Рема» и его приближённых? Этот вопрос фашистами пояснялся в зависимости от того, что нужно в тот или иной период.
      Давайте разбираться вместе!
      Вот краткие биографические зарисовки ликвидированных, которые удалось найти. Начнём с конца.

      ШНЕЙДХУБЕР АВГУСТ (08.05.1887 г., Траунштейн – 30.06.1934, тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Данных о происхождении нет. Обергруппенфюрер СА (1934 г.). Участник 1й мировой войны. За боевые отличия награждён Железными крестами 1го и 2го класса. С 1931 г. руководитель VII обергруппы СА «Юг» (Верхняя Бавария) и префект полиции города Мюнхена. С 1932 г. депутат Рейхстага от Гессен-Дермштадта, входил во фракцию НСДАП. Один из приближённых и самых верных сторонников Эрнста Рема. Гомосексуалист. Во время «ночи длинных ножей» Гитлер лично сорвал с него знаки различия и обвинил в государственной измене (а не в гомосексуальных пристрастиях! – Ю.Ф). Перед расстрелом А. Шнейдхубер внешне спокойно сказал эсесовцам: «Господа, я не знаю, в чём здесь дело, но стреляйте метко!»
<•>
      ХАЙН ГАНС (07.08.1886 г., Лигниц – 30.06.1934, тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Данных о происхождении нет. Один из создателей и высших руководителей СА. Группенфюрер СА (1934 г.) Участник 1й мировой войны. За боевые отличия награждён Железными крестами 1го и 2го класса. После демобилизации участвовал в деятельности Добровольческого корпуса по противодействию коммунизму. В конце 1920х гг. вступил в СА. Личный друг, любовник и ставленник Эрнста Рема. Гомосексуалист. С 01.07.1931 г. руководитель обергруппы СА «Саксония». В 1932 г. избран депутатом Рейхстага от Дрездена-Бауцена, фракция НСДАП.
<•>
      Граф ГАНС ПЕТТЕР ХЕЙДЕБРЕК (01.07.1889 г., Кослин, Померания – 30.06.1934 г., тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Один из высших руководителей СА, группенфюрер СА (1933 г.). Участник 1й мировой войны. В 1918 г. в Силезии сформировал Добровольческий корпус, получивший его имя. До 1923 г. во главе своих отрядов действовал против вооружённых отрядов местного польского населения, выступавших за воссоединение Померании с «великой» Польшей. Гомосексуалист. Был привлечён Эрнстом Ремом в СА, и в 1925 г. сформировал первые отряды СА в Силезии. Являлся сторонником Э. Рема и крайне влиятельным деятелем в штурмовых отрядах, пользовался огромным авторитетом среди штурмовиков (большинство членов его Добровольческого корпуса вслед за ним перешли в СА). С 1933 г. являлся командиром IV обергруппы СА «Померания».
<•>
      Граф ГАНС ИОАХИМ ЭРВИН фон ШПРЕТИ-ВАЙЛЬБАХ (род. 24.01.1908, Мюнхен – 30.06.1934 г., тюрьма Штадельхайм, Мюнхен). Впервые фамилия Шпрети упоминается в итальянской хронике 1588 г. По некоторым данным, в «Списке благородных родов Италии» этот род фигурирует уже в самом начале XIV века. Как бы то ни было, итальянские князья переезжают в Германию в самом начале XVIII века, дальше от рода фон Шпрети ответвляется семья фон Шпрети-Вайльбах. Пропустим целое столетие жизни клана и приблизимся к герою нашего повествования. Отцом его, предположительно, является Йозеф Фердинанд Мария Йохан Евангелист Франц граф фон Шпрети-Вайльбах, родившийся 18 февраля 1880 года и почивший в 1946 году, пережив своего сына на 12 лет. Предположение это весьма спорно и основывается исключительно на том, что это – единственный из всего семейства фон Шпрети-Вайльбахов, кто упоминается в хрониках и по возрасту может быть отцом Эрвина. История молчит о том, были ли у него братья и сёстры. Единственное, что можно сказать о родне юного графа, так это то, что семейство Шпрети в первую очередь славилось своей религиозностью, графиня Анна Мария Луиза фон Шпрети, мать Эрвина была одной из активисток католического движения Германии. Известно, что это была единственная женщина, которую он очень любил и даже став взрослым, вспоминал о ней со всей нежностью, относился с сыновним почтением. Мало, что ведомо о юных годах графа. Сохранилось воспоминание людей, близких к его семье, что юного графа в возрасте 13 лет соблазнил старшеклассник. По-видимому, у него к этому была предрасположенность и он вошёл во вкус, соблазнитель стал его интимным другом на долгое время. Далее его любовником был учитель истории, недавний выпускник университета. А в 15 лет Эрвин уже сам увлёк отношением с собой и влюбил в себя своего конюха – 20-летнего крестьянского парня, наделённого недюжей физической силой, которого частенько видели по утрам, покидавшего спальню юного графа через окно. Эрвин с молодых ногтей увлекался фехтованием, верховой ездой, стрельбой из лука и пистолета. Вот и всё. Дальше Ганс-Эрвин умудрился пройти по жизни, оставляя за собой минимум следов.
      Итак, 24 января 1908 года в городе Мюнхен на свет появился граф Ганс Иоахим Эрвин фон Шпрети-Вайльбах. Появляется и пропадает из виду до самого 1932 года. 5 января 1932 г. он получает звание штурмфюрера СА (т.е. лейтенанта), в этот же день его назначают офицером СА по особым поручениям в округ Хохланд. 1 июля 1932 года его переводят в округ Оберстен, а 1 апреля 1933 года фон Шпрети становится сразу штурмбанфюрером СА (майором – скачок невероятный, почти как у нашего Гагарина!). 1 мая молодой граф совершает очередной шаг в восхождении по служебной лестнице: приказ гласит об освобождении фон Шпрети от занимаемой должности и переходе его в распоряжение высшего руководства СА с разрешением в дальнейшем ношением прежней служебной формы с предписанными знаками отличий. 31 октября фон Шпрети внезапно прикрепляют к округу Силезия всё в том же чине – офицера по особым поручениям. Но уже 1 ноября возвращают в округ Оберстен; и в этот же день Ганс-Эрвин становится личным адъютантом штабфюрера СА Эрнста Рема. 1 марта 1934 года фон Шпрети повышают в звании до штандартенфюрера СА (т.е. полковника)!
      Вот факты, голые, как коленки блудливой старшеклассницы. Но за сухими цифрами и чинами человека не спрячешь. Попробуем взглянуть на него глазами современников.
       «Граф Шпрети, молоденький адъютантик педерастических наклонностей», — так аттестует нашего героя некто Сефтон Делмер, прибавляя, что, де, граф был необычайно женоподобен. Однако известно, что сей молодой человек отлично стрелял из пистолета и умело владел холодным оружием (шпагой и кинжалом) – увлечения подросткового возраста не прошли даром.
      На встречу с Гиммлером, состоявшуюся в последних числах февраля 1934 года, Рем берёт графа фон Шпрети, «своего адьютанта с девичьим лицом и по совместительству последнюю и самую сильную любовь», как замечает один из подручных рейхсфюрера СС. Словом, репутация юного графа сложилась вполне определённая – не смотря на умелое владение оружием, иначе как «супругу» штабшефа СА его никто не воспринимает. Забавный факт: в ноябре 1933 в Тюрингии проводится военный парад, на который командующий Сухопутными войсками Рейхсвера генерал фон Фрич приглашает Эрнста Рема. Но штабфюрер СА самолично на парад не приезжает, «отправляя вместо себя своего адъютанта, красивого гомосексуалиста». Не знаю, как Ганс-Эрвин принимал парад, но генералы были оскорблены до глубины души. Рем подъехал только к официальному обеду в самый последний день смотра, и то только для того, чтобы забрать своего адъютанта и, наверное, полюбоваться вытянувшимися лицами рейхсверовцев.
      Не стоит, однако, недооценивать весомость положения графа фон Шпрети в иерархии СА. О его нетривиальной и значительной позиции в первую очередь говорит то, что в заговоре партсудьи Вальтера Буха (назревавшем в 1932 году, но так и не дозревшем – об этом мы остановимся чуть ниже) была предусмотрена ликвидация пятерых «шишек» СА: Георга Белла, Эрнста Рема, графа фон Шпрети-Вайльбаха, графа дю Мулен Экарта и Юлиуса Ула. К счастью, именно фон Шпрети в значительной мере помог раскрыть этот заговор, ибо, наделённый природными умом, сообразительностью и наблюдательностью, вовремя был встревожен поведением работавшего в штабе СА «засланного казачка» и сообщил об этом дю Мулену, который, в свою очередь, принял меры усиленной охраны, в тёмном углу они вдвоём пристрелили лазутчика, перед этим заставив во всём того сознаться, и дали делу широкую огласку. Объединённый хор двух переполошивших всё графов достиг ушей Эрнста Рема и Адольфа Гитлера, плюс штабфюрер СА самолично решил внести немножко ясности в мутную ситуацию, и незадачливый заговорщик Бух чуть сам не отправился на тот свет.
      На графском гербе семейства фон Шпрети-Вайльбах был означен фамильный девиз: «Te stante virebo!», что в переводе с итальянского означает «Пока ты стоишь, я живу!» В соответствии с девизом своего рода Ганс-Эрвин жил до тех пор, пока стоял у власти тот, на кого можно было опереться. Судьба приготовила ему быструю смерть от пули на залитом солнцем заднем дворе старой мюнхенской тюрьмы. 30 июля 1934 г. после «Ночи длинных ножей», граф фон Шпрети-Вайльбах заканчивает свой жизненный путь во внутреннем дворе тюрьмы Штадльхейм. На следующий день графа приказом фюрера «за измену Германии» посмертно исключают из состава СА. Тот, на кого Ганс-Эрвин опирался, прожил на день дольше.
      Как рассказывал спустя 25 лет после войны обергруппенфюрер СС Карл Вольф, личный адъютант Рема штандартенфюрер СА фон Шпрети-Вайлбах, до удара фюрером плетью по лицу бывший весьма привлекательным молодым человеком, на красоту которого засматривались не только женщины, но и мужчины, перед залпом эсесовцев надрывно закричал:
      — Я люблю Германию!! Хайль Гитлер!!..
      Карл Вольф, в 1934 г. занимавший должность личного адъютанта Гиммлера (т.е. аналогичную должность, какую занимал фон Шпрети у Рема), не выдержал, отвернулся и чтобы скрыть свои эмоции, убежал с места казни. Они ведь дружили с молодым графом...
      Я видел кадры кинохроники с этим интервью Вольфа. Обергруппенфюрер СС Карл Вольф, в конце войны ставший начальником личного штаба рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, видевший немало смертей, сам убивший не одного «врага Рейха», тот самый Вольф, которому рейхсфюрер СС в 1945 г. поручил ведение переговоров с Алленом Даллесом в Швейцарии, даже спустя много лет после войны, рассказывая об этом эпизоде гибели своего друга, не мог сдержать слёзы на глазах...
      Молодой граф поражение Германии в 1й Мировой войне с детских лет воспринимал как личную трагедию и в своём шефе Реме и фюрере видел спасительный выход для своей родины. Что ж, я не удивлюсь, если штандартенфюрер СА Ганс Иоахим Эрвин фон Шпрети-Вайлбах закончил свою жизнь именно таким выкриком...
<•>
      ВИЛЬГЕЛЬМ ШМИД (род. 03.06.1889, Мюнхен – 30.06.1934 г., Мюнхен), группенфюрер СА (1933 г.). Участник 1й мировой войны. В 1919 г. входил в состав Добровольческого корпуса Ф. фон Эппа. В 1921 г. увольняется из армии. В 1923 г. вступил в НСДАП, один из создателей и почитаемых фюреров СА. Являлся командующим I обергруппы СА «Хохланд». Один из приближённых Эрнста Рема. Именно Э. Рем назначает В. Шмида начальником отдела личного состава СА. Избран депутатом Рейхстага от Хемниц-Цвиккау. Разыскан, арестован и расстрелян в Мюнхене. О его сексуальной ориентации данных нет.
<•>
      ЭРНСТ КАРЛ (01.09.1904 г., Вильмерсдорф, Берлин – 30.06.1934, тюрьма Лихтерфельд). Группенфюрер СА (1934 г.) Работал коридорным в гостинице, официантом, булочником, вышибалой. Отличался сильными сексуальными отклонениями, в т.ч. крайним садизмом с гомосексуальным подтекстом. Попал в поле зрения Эрнста Рема. Красивый юноша ему понравился. Рем не только затащил К. Эрнста в постель, но и сделал депутатом Рейхстага (с 1932 г.) от Берлинской организации НСДАП (член партии с 1923 г.). 01.04.1931 г. Гитлер назначил Эрнста руководителем II обергруппы СА «Берлин». И тогда же Эрнст поручает Георгу Беллу создавать внутри СА собственную разведку и контрразведку. Безработные, вступая в берлинские СА, получали койку в ухоженном общежитии, их бесплатно одевали, обували и сытно кормили. К. Эрнст всячески поддерживал деятелей искусств гомосексуальной ориентации.
      Впрочем, поначалу этим грешили все нацистские бонзы. Так, протеже Германа Геринга становится актёр и режиссёр Густав Грюндгенс, открытый гомосексуалист, вокруг которого всегда собиралась голубая публика. Геринг покровительственно говорил артисту, которого поставил во главе прусских государственных театров:
      — Ставьте пьесы, какие хотите. Журналистов, которым не понравится премьера, я прикажу арестовать!..
      После прихода фюрера к власти Эрнст становится специальным уполномоченным высшего руководства СА в Берлине и в провинции Бранденбург. Именно Карл Эрнст возглавлял команду штурмовиков, непосредственно осуществившую поджог Рейхстага. К удивлению многих старых партайгеноссе, которые считали Эрнста аморальным типом, Геринг называл его «любимым штурмовиком фюрера». Рем и Эрнст не скрывали своих любовных отношений, они продемонстрировали свои чувства даже на официальном дипломатическом приёме в турецком посольстве в октябре 1933 года.
      В «Ночь длинных ножей» К. Эрнст, как и многие другие руководители СА, до последнего момента не мог понять, что происходит: ведь они не планировали ни путча, ни заговора, в которых их потом обвинили Гитлер и руководство СС {3}, а их мораль и гомосексуальность никогда не была предметом обсуждения и тем более критики со стороны фюрера. Никогда! Берлинский группенфюрер СА Карл Эрнст, который, согласно донесениям рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, планировал на вторую половину дня нападение на правительственный квартал, на самом деле 30 июня отправился со своей невестой в отпуск (брак для него был маскировочным), и собирался во вполне реальное свадебное путешествие на Мадейру. Автомобилем они с невестой добрались до Бремена и там сели на пароход. И вдруг незадолго до отплытия судна он и был арестован эсесовцами. К. Эрнст, полагая, что это грубая шутка его товарищей по партии, смеялся над ней от всей души. Самолётом его доставили в Берлин. После посадки в столице он, смеясь и показывая наручники, пытался шутить с командой эсэсовцев, которые его охраняли. Сел в подкатившую к трапу полицейскую машину. Специальные номера газет, которые продавались перед зданием аэропорта, уже сообщали о его расстреле, но К. Эрнст всё ещё ничего не подозревал. Через полчаса он с недоумённым выкриком «Хайль Гитлер!» был расстрелян командой эсесовцев у стены в тюрьме Лихтерфельде, по-видимому, до последнего мгновения не веря в случившееся, либо считая всё инсценировкой и проверкой на лояльность.
<•>
      ХЕЙНЕС ЭДМУНД (21.07.1897 г., Мюнхен – 30.06.1934 г., Бад-Висзее), один из высших руководителей СА, обергруппенфюрер СА (1933). Данных о происхождении нет. Участник 1й мировой войны. В 1918 г. произведён в лейтенанты. После войны член группы генерала Г. Россбаха в составе Добровольческого корпуса, адъютант Россбаха. Принимал активное участие в уличных боях с коммунистами. В 1921 г. вступил в НСДАП и СА, стал ближайшим помощником Эрнста Рема и его заместителем. За гомосексуализм исключался из нацистской партии и штурмовых отрядов по обвинению в «утрате нравственных качеств». Но потом почти сразу же восстановлен и в НСДАП, и в СА. С 1929 г. гаулейтер Оберпфальца. В этом же году приговорён судом к пяти годам тюрьмы за соучастие в убийстве. Освобождён по амнистии. С 14.09.1930 г. депутат Рейхстага от округа Лигниц. В 1931-34 гг. руководитель обергруппы СА «Силезия». После прихода нацистов к власти стал заместителем начальника штаба СА Э. Рема, его правой рукой. Пытался объединить вокруг Э. Рема высших офицеров СА, недовольных Гитлером, о чём партийная разведка СД {4} неоднократно докладывала фюреру. Поэтому Э. Хайнес был в списке на ликвидацию одним из первых. С мая 1933 года – полицей-президент Бреслау. Организовал свою личную тюрьму, где жестоко пытал, иногда до смерти политических и своих личных противников. С 1933 г. является прусским государственным советником. Активно участвовал в подготовке и в поджоге Рейхстага, а затем в повальных арестах коммунистов и социал-демократов. В 1934 г. становится руководителем III обергруппы СА «Бреслау».
      В «Ночь длинных ножей» Эдмунд Хайнес спал со своим шофёром, парнем редкой физической красоты, которого Геббельс называл не иначе, как «мальчиком для радостей». При аресте оба оказали ожесточённое сопротивление: Хайнес застрелил одного, а «мальчик для радостей», стреляя навскидку, смертельно ранил двоих эсэсовцев. И оба штурмовика были буквально изрешечены уцелевшими эсесовцами из автоматов тут же, в постели. Маленькая деталь: умирая, уже в агонии, молодой шофёр нашёл руку своего шефа и любовника и их пальцы сцепились в последнем прощании, да так, что расцепить их потом не удалось никому. Возможно, это сделано назло тем, кто их убил, а, может, сие было проявлением чувств. Кто знает?
      Гитлер, узнав об этом, сплюнул на пол и выругался. А оба штурмовика так и были где-то похоронены в безвестной могиле вместе...
<•>
      Но самым известным гомосексуалистом Третьего рейха был, пожалуй, Эрнст Рем, шеф, создатель, организатор и руководитель штурмовых отрядов (коричневой милиции) нацистской партии.

><•>>> Pacem cum hominibus, bellum cum {5}
><•>>>  ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

<•>> >> Эрнст Рем <<•
<•>> >> [роковое влечение] <<•
 
— Что делал римский император, объявляя себя наместником бога?
Для начала нарушал все человеческие законы, спал с матерью,
унижал равных себе, отнимал деньги и честь.
И, конечно, убивал и чужих, и самых близких.
Ну да, он желал свободы. Но только для себя!
Поэтому торопливо душил свободу вокруг.
Они так хотели быть богами! И тут же впадали в скотство...
      Из худ. к/ф-ма «Человек, который знал всё»
;<<••>>;
— Фыр-фыр! Пидовка!
      Из худ. к/ф-ма «Весельчаки»

      РЕМ ЭРНСТ (28.11.1887 г., Мюнхен – 02.07.1934 г., тюрьма Штадельгейм, Мюнхен). Как и его земляки, Геринг и Гиммлер, Рем происходил из баварской буржуазной семьи. Сын мелкого чиновника. К описуемым событиям это был довольно полный, массивный человек сангвинического темперамента, энергичный, деятельный, спокойный, рассудительный. Но под слоем жира у него скрывалась крепкая мускульная основа. Рем не отличался тучностью, как Геринг, но бесконечные банкеты, где пили и ели часами, литрами выпиваемое пиво делали своё дело, и компенсировать всё это верховой ездой, которой он почти ежедневно усердно занимался, не удавалось. На этом мощном теле красовалась великолепная голова зверя. Судя по всем его фото и кинохроникам, у него было почти круглое, налитое кровью лицо с двойным подбородком и отвислыми щеками, покрытыми синими прожилками. Под низким, но широким лбом поблёскивали маленькие, очень живые глазки, глубоко сидящие в орбитах и полускрытые жирными, щеками. Глубокий шрам пересекал лицо, ещё более подчёркивая его грубые, но мужественные черты. Широкой бороздой, почти разрубая его надвое, он начинался у носа и шёл через левую скулу. Переносица была раздавлена, расплющена, а конец носа, округлый и красный, торчал как бы отдельно и имел бы комичный вид, если бы не зловещёе выражение всего лица. На всякого, кто говорит с ним, Рем глядел с открытым вызовом и спокойной наглостью, которую порождает ощущение могущества. «Я – солдат, — любил повторять он. — И смотрю на мир с точки зрения военного. В любой ситуации меня интересует только военный аспект». Короткий и твёрдый треугольничек усов скрывал длинную и тонкую верхнюю губу, приоткрывая широкий рот. На этой грубой жестокой физиономии застыло выражение обиженного ребёнка. Вопреки прусской военной традиции после войны Рем не брил голову. Его коротко остриженные волосы после войны были гладко причёсаны. Крупные уши, заострённая верхняя часть которых резко выгибалась наружу, придавали его лицу нечто от фавна.
      В 1908 году Э. Рем был младшим лейтенантом Рейхсвера. В 1914 году воевал в Лорене и гнал своих солдат в наступление сквозь грязь и холод под пулями противника. 2 июня 1916 года в чине капитана Рем со своей ротой отправился штурмовать Тиомон, укрепление в системе фортификаций Вердена, где получил серьёзное ранение – часть носа ему оторвало пулей, после чего этот шрам на лице, который мы уже описали, стал виден на всех фотографиях Рема. В боях отличался храбростью. За боевые отличия награждён Железными крестами 1го и 2го класса.
      С юношеских лет осознав свою гомосексуальность, Эрнст Рем в окопах 1й мировой определился со своими сексуальными пристрастиями окончательно. И в дальнейшем он формировал круг своего ближайшего окружения только из этого контингента.
      После окончания войны, чтобы не допустить коммунистической революции, Э. Рем вступает в Добровольческий корпус. Участвовал в заговоре, организованном генералом фон Эппом по свержению правительства Красной Баварии. С 1919 г. служил в штабе VII военного округа (Мюнхен). С этого же года Эрнст Рем начал свою борьбу против Веймарской республики, когда перешёл из добровольческих корпусов в штатный состав рейхсвера. В ту пору армейская контрразведка, действовавшая как политическое бюро рейхсвера, направила мелкого агента на заседание одной немногочисленной политической группировки, которая называлась тогда Немецкая рабочая партия, основанная 05.01.1919 г. рабочим Антоном Дрекслером и журналистом Карлом Харрером. Агента, подрабатывавшего агитатором, звали Адольф Гитлер. Рем вступил в неё (партийный билет № 623 {6}, а у Гитлера был № 555, хотя впоследствии он утверждал, что имел партбилет с номером 7), очень быстро стал членом руководящего партийного комитета. Эта партия впоследствии стала называться НСДАП, которую узнал весь мир. Именно Рем, поначалу как начальник Гитлера, помогал ему в восхождении, а затем познакомил будущего фюрера с баварскими деятелями, также считавшими, что Версальский мир и Веймарская республика – это национальный позор Германии. Именно Рем помог Гитлеру в организации «Пивного путча», создал тайные склады оружия и боеприпасов, подбирал необходимые кадры и координировал действия правых революционеров.
      Надо отдать должное: Эрнст Рем слыл талантливым организатором! Считал, что восстановить Германию сможет только партия, опирающаяся на поддержку низших классов. 03.08.1921 г. создал первые ударные группы НСДАП, получившие затем название Штурмовых отрядов – СА {7}. «Ещё когда я был незрелым хилым юнцом, война и тревоги привлекали меня куда больше, чем славный буржуазный порядок», — писал позже Рем в автобиографии. Именно Эрнст Рем потом преобразовал эти штурмовые отряды в личную армию Гитлера, которая со временем превратилась в инструмент запугивания политических противников и фактически привела его к власти, о чём фюрер впоследствии признавался сам.

<•>> >> Vulpes pilum mutat, non mores {8} <<•

  [+] Мой дорогой начальник штаба,
      я смог возглавить борьбу нашего национал-социалистического движения только благодаря СА, которые сокрушили красный террор. Если задача армии – защищать страну от внешнего врага, то задача СА – обеспечить победу национал-социалистической революции на внутреннем фронте, а также существование национал-социалистического государства и единства нашего народа. Когда я призывал тебя на твой нынешний пост, мой дорогой начальник штаба, СА переживали серьёзный кризис. Только благодаря тебе и твоей помощи этот политический инструмент стал в течение нескольких лет той силой, которая позволяла мне начать решающую борьбу за власть и поставить наших марксистских противников на колени. Вот почему, в конце первого года национал-социалистической революции, я должен поблагодарить тебя, Эрнст Рем, за те неоценимые услуги, которые ты оказал нашему движению и всему немецкому народу. Ты должен знать, что я благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность назвать такого человека, как ты, своим другом и соратником.
      В знак моей дружбы и благодарности,
      Твой Адольф ГИТЛЕР, 31 декабря 1933 г. {9}
<<><><>>
  [+] — Чтобы обеспечить чёткое проведение своей политической линии Адольф Гитлер основал коричневую армию революции на базе двух твёрдых принципов: власти вождя и дисциплины. Штурмовик имеет право только на одно самостоятельное решение: вступать в ряды штурмовых отрядов немецкого обновления или не вступать. Ибо с того момента, когда он надевает коричневую форму, он полностью подчиняет себя закону СА. А закон этот гласит: «Подчинение, вплоть до смерти, верховному руководителю СА Адольфу Гитлеру. Всё моё имущество, вся моя кровь, вся моя сила и сама жизнь, всё, чем я владею, принадлежат Германии».
      Эрнст РЕМ, из речи перед дипломатическим корпусом и иностранными журналистами 18 апреля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — С самого начала Гитлер не стремился к лёгким целям... С самого первого дня, когда семь никому неизвестных мужчин без союзников, общественной поддержки и денег, мечтали поднять Германию из руин, они ставили перед собой одну задачу – взять в свои руки власть в стране. И в этой борьбе их оружием были штурмовые отряды. СА – это не кучка бесстрашных заговорщиков, это армия верующих и мучеников, агитаторов и солдат, без которых в этой титанической борьбе за душу немецкого человека обойтись никак нельзя.
      Когда потребовали обстоятельства, Адольф Гитлер создал новый тип солдата – борца за политическую идею. Этим политическим борцам он дал красный флаг со свастикой – новый символ будущей Германии – и коричневую рубашку, одежду штурмовика в битве чести и смерти.
      Эрнст РЕМ, из речи перед дипломатическим корпусом и иностранными журналистами 18 апреля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — СА – это воплощение национал-социализма. Своими кулаками штурмовики проложили идеям национал-социализма дорогу к победе. И на своём пути СА помогли тем, кто был настроен скептически или испытывал сомнения, присоединиться к этому замечательному массовому движению нации.
      Без СА сотни тысяч рабочих не смогли бы найти нового пути Германии... Это СА спасли их от голода и безработицы, подняли со дна общества. Коричневые батальоны стали для них школой социализма...
      СА – это национал-социалистическая революция...
      Хайль Гитлер!
      Эрнст РЕМ, из речи перед дипломатическим корпусом и иностранными журналистами 18 апреля 1934 г.
<<><><•><><>>

      Один из тех, кто входил в ближний круг Гитлера в ту пору, Эрнст Ханфштенгель вспоминал, что приблизительно в 1923 году «дружба между Гитлером и Ремом стала очень крепкой, они перешли на «ты», и начались разговоры об их особых отношениях. Они вместе ходили в кино на последний сеанс». «Гитлер и я, — писал в мемуарах Рем, — были связаны узами подлинной дружбы». Рем был одним из ближайших друзей Гитлера, которого тот называл своим другом (другим таким человеком был Рудольф Гесс). Рем привлёк в партию многих бывших военных и членов Добровольческого корпуса, которые составили костяк партии. Кроме того, Рем, продолжая состоять на действительной военной службе, обеспечивал защиту Гитлеру и НСДАП со стороны военных кругов. По ряду сведений, только Рем смог убедить генерала фон Эппа выделить 60 тыс. марок из военной кассы на покупку газеты «Фёлькишебеобахтер», впоследствии ставшей центральным печатным органом нацистской партии. В феврале 1923 г. Рем добивается присоединения к НСДАП четырёх вооружённых формирований Баварии и создания под руководством Гитлера «Рабочего объединения союзов борьбы за отечество».
      В 1923 г. Рем увольняется из армии в чине капитана. Являясь командиром подразделения штурмовиков «Военное знамя империи», участвовал в «Пивном путче» (09.11.1923 г.). Со своими штурмовиками занял штаб-квартиру командования сухопутных сил в Баварии и другие объекты, в т.ч. здание телеграфа, которые удерживали более суток. Эта попытка захвата Гитлером власти (не в пример Муссолини в Италии) бесславно провалилась. Гитлер, Рем и Гесс, некоторые другие участники путча были арестованы и привлечены к суду. Но Рем (в отличие от Гитлера), благодаря своим связям в военных кругах, был освобожден сразу после суда.
      Первый спор между Гитлером и Ремом произошёл во время их пребывания в тюрьме Ландсберг. Рем не был способен к какой-то политической деятельности – он привык прибегать только к силе, а единственным средством борьбы он считал вооружённый конфликт. Гитлер же, находившийся в шоке от провалившегося переворота, решил, что необходим легальный путь проникновения в демократическую систему и уничтожения её изнутри. Споры между ними были ожесточёнными. Выйдя на волю, Рем с поражением не смирился, возглавил нелегальные СА (после «Пивного путча», как и НСДАП, они были официально запрещёны) и привлёк к ним около 30 тыс. ветеранов войны.
      В своей публичной автобиографии 1928 года, громко названной «История предателя», он обрушился на буржуазные устои Германии. В своей критике он доходил до того, что открыто заявлял, будто «скорее найдёт согласие с солдатом противника, нежели с немецким гражданским, так как последний – просто свинья», и он, Эрнст Рем, «не собирается говорить на его свинском языке»! Неудивительно, что руководство НСДАП тут же запретило к публикации эти мемуары.
      Надо сказать, что уже в 1923 году Гитлеру поступали многочисленные жалобы на штурмовиков, которые устраивали дикие оргии, попойки, вели себя вызывающе и непристойно. Вокруг шефа штурмовых отрядов витали многочисленные сомнительные слухи. Впрочем, не стоит удивляться поведению штурмовиков! «Коричневая милиция» состояла в основном из бывших солдат, обитателей городских трущоб, воров, громил, налётчиков, люмпена. Подобное поведение для них было скорее естественным, нежели предосудительным. Да и вооружение СА больше напоминало арсенал преступников – ножи, кастеты, колья, стальные прутья, револьверы, железные цепи. И штурмовые отряды Рема доказали свою эффективность в уличных стычках с коммунистами, нередко перераставших в форменные сражения. Ведь в рядах компартии были свои штурмовые отряды – «красная милиция», которую тоже набирали точно из того же контингента, посулив им: «кто был ничем, тот станет всем»! Не лишним будет напомнить здесь пример вполне заурядного бытового убийства пьянчужки и сутенёра штурмфюрера СА Хорста Весселя другим уголовником, но коммунистом Альбрехтом Хёлером, о чём говорилось выше. В те времена в Германии для лидеров партии отряды головорезов из уголовников были очень весомым аргументом.
      Однако Эрнста Рема никогда не волновала его репутация! Его гомосексуальные наклонности были общеизвестны. Как говорилось, Рем освоил этот «порок» в юности, а в окопах Первой мировой, где гомосексуальным половым актам накануне наступлений зачастую предавались практически целыми подразделениями, окончательно укрепился в своей ориентации, предпочитая в своей офицерской землянке спать с красивыми юношами-солдатами, молодыми офицерами и вольнонаёмными. Солдаты Рема подчинялись не просто командиру, а ещё и мужчине с сильной эротической харизмой. «На поле боя я сужу о солдате не по его моральному облику, — писал Рем, — а потому, настоящий ли он мужчина!»
      Один из любовников Рема впоследствии вспоминал, как тот ему говорил:
      — Я только с годами понял, что я – гомосексуалист. Я, конечно, припоминаю целую цепь гомосексуальных поступков ещё в юношеские годы, но тогда у меня были отношения и со множеством женщин. Правда, особого удовольствия с ними я не получал. Теперь я гоню от себя всех женщин, особенно тех, кто преследует меня своей любовью. Но я абсолютно предан матери и сестре.
      Чуть позже сексуальные предпочтения и слабости Рема даже послужили поводом для нескольких судебных разбирательств. Одно из них, в январе 1925 года, было рассмотрено в Центральном окружном суде Берлина {10}. На суде шеф СА проходил потерпевшим по делу о краже, совершённой 17-летним Германом Сигизмундом. Согласно показаниям последнего, Рем пригласил приглянувшегося парня в пивную, а затем в гостиничный номер, где «предложил участвовать в отвратительной сцене», от которой он вроде бы отказался. Якобы случайно юноша прихватил с собой номерок от камеры хранения, в которой находились чемоданы Эрнста Рема. При получении чемоданов парень был арестован.
      Историю с трудом удалось замять.
      О подобных случаях генерал Людендорф, бывший политическим союзником Гитлера, через несколько лет писал:
       «Я имею в своём распоряжении свидетельства, что герр Гитлер ещё в 1927 году был знаком с теми безобразиями, которые творились в его партии. В основном речь шла о гомосексуализме Рема и Хайнеса и процветавшей в «Гитлерюгенде» педерастии. Но в то время Гитлер отказался избавиться от этих людей».
      Однако видимо, распутная жизнь руководителей штурмовиков и нацистской молодёжной организации настолько дискредитировала НСДАП, что Гитлер в итоге всё-таки приостановил полномочия Рема и Хайнеса. Поэтому в конце 1928 г. Э. Рем уезжает в Боливию, в армии которой требовался опытный военный советник. В Южной Америке он получает звание полковника-лейтенанта (т.е. подполковника). Рем был очень доволен присвоенным званием и работой военного советника, но в Боливии новоиспечённый старший офицер очень страдал из-за фактического отсутствия в этой стране гомосексуальной субкультуры. Подобные переживания он описывал в своих письмах другому гомосексуалисту, своему другу и любовнику – доктору Хаймзоту:
       «Я бедный дурак, который не знает, что делать. Я мечтаю вернуться обратно в печально красивый Берлин, где только и может быть счастлив мужчина».
      И далее:
       «То, что ты написал мне о берлинской жизни, побудило во мне ностальгию по этому удивительному городу. Господи, я считаю дни до возвращения. Берлинские бани – это вершина человеческого счастья! Нашему общему другу Фрицу передай мои тёплые приветы и крепкий поцелуй. Я рад, что вас объединил счастливый брак. Мне только жаль, что твой муж (или он тебе жена?) не вложил в письмо свою фотографию».
      Он просил Хаймзота найти мужскую порнографию и выслать ему в Боливию несколько фотографий обнажённых парней в фривольных позах.
      Впрочем, такая ситуация для Рема длилась не очень продолжительный период, и ему не пришлось долго переживать свой «сексуальный голод». Дело в том, что в конце двадцатых годов в Берлине среди штурмовиков полыхнул мятеж. Их командующий Вальтер Стеннес упустил ситуацию из-под контроля, и был уволен Гитлером в отставку. Впоследствии он оказался главным военным советником у Чан Кай Ши в Китае, возглавил его разведку и контрразведку и даже стал работать на советскую военную разведку. И довольно успешно, кстати! Вместо Стеннеса назначается бывший фронтовик Пфеффер фон Золомон. Однако незадолго до сентябрьских выборов 1930 года положение снова стало неуправляемым, даже взрывоопасным: отряды СА, требуя повышения жалования, разгромили Берлинский комитет НСДАП, которым заправлял Й. Геббельс. Гаулейтеру Берлина (что-то вроде нашего секретаря обкома партии в советское время) Геббельсу пришлось унизительно просить помощи у полиции. Гитлер снимает с поста П. фон Золомона и назначает командующим штурмовыми отрядами себя, любимого. Ситуация в СА стала накаляться ещё больше. Гитлеру с трудом удавалось сдерживать негодование штурмовиков, не получивших необходимое повышение. Теперь «гомосексуалист из Ла-Паса», как за глаза называли в то время Рема, стал просто необходим рядом, чтобы успокоить и реорганизовать 100-тысячную коричневую армию – фюрер очень нуждался в энергичном деятеле, который стал бы лидером мятежных штурмовиков и утихомирил бы их. Гитлер пишет «дорогому Эрнсту», что тот крайне необходим в Берлине и по прибытии может вновь возглавить отряды СА. Но теперь закавыка состояла в том, что фюрер назначал Рема именно начальником штаба (штабфюрером) СА, а не главнокомандующим штурмовых отрядов, который обладал всей полнотой власти и имел право присваивать звания.
      Прибыв в Берлин, Рем быстро взял ситуацию под контроль, реформировал СА, создал новую структуру (разделил их на обергруппы), привлёк новых членов, нашёл средства финансирования и добился повышения жалования штурмовикам. Вскоре численность СА, в результате деятельности Рема, достигла 400 тысяч человек. Напомним, что по Версальскому договору Германии позволялось иметь армию в 100 тысяч человек! Именно это обстоятельство породило у Рема мысль, что армия новой Германии будет не нужна, её вполне можно заменить его штурмовыми отрядами.
      Ради некой наглой бравады, по физиологической потребности, а, может, и того, и другого, Рем подбирал в свою свиту юношей очень редкой физической красоты с гладкими щеками и томным взглядом. Их безупречные профили так и просились на медаль, их руки были безукоризненно ухожены, ногти наманикюрены, а элегантная форма шилась у самых лучших портных Берлина под заказ. Оплачивал всё Эрнст Рем из своего собственного кармана. Французский посол Андре Франсуа-Понсе, самый умный и наблюдательный из послов в Берлине того времени, за несколько дней до «Ночи длинных ножей» за обедом встретился с министром без портфеля Э. Ремом. После встречи в своём дневнике посол записал: Рем «явился в сопровождении шести или семи юношей поразительной красоты и элегантности. Руководитель СА представил мне их как своих адъютантов» {11}. Но когда удивление посла прошло, ему стало скучно. Естественно, эти красавцы в поножовщине с коммунистами не участвовали. Рем заботливо развращал их, если они ещё не были испорченны до него. Его окружение, включая адъютанта, охрану, шофёра и денщика, составляли откровенные гомосексуалисты, на чью красоту однажды обратил внимание и сам фюрер. (Как рассказывал своему брату Грегор Штрассер, Гитлер однажды сказал: «Эрнст, ты умеешь подбирать себе парней!» Именно «парней», а не «людей» было сказано, что само по себе уже кое о чём говорит.) Парадокс заключался в том, что в программной декларации нацистов заявлялось о решительной борьбе с этими «буржуазными пережитками в области сексуальных извращений». Гитлер, разумеется, знал о гомосексуальности предводителя штурмовиков и его приближённых, но, пока тот был нужен, защищал Э. Рема от нападок антифашистской прессы и собственных сподвижников. «Старая гомосексуальная гвардия» СА вновь стала собираться в мюнхенской пивной «Братвурстлгок», где предавалась откровенному разврату не только в туалетных комнатах, но и в тёмных закутках зала. А опытные «борцы», из тех, кто чувствовал в этом потребность, не без удовольствия могли лицезреть половые сношения юных штурмовиков и даже принимать в этом участие. Очевидцы вспоминали, что в этой забегаловке, когда там собирались штурмовики, не только пиво, но и «сперма лились рекой», а стоны и крики от полученных оргазмов «бывало, сливались в один протяжный вой»...
      Гомосексуальный мир Берлина тех лет включал 120 клубов для гомосексуалистов и лесбиянок. Ещё в семи клубах собирались трансвеститы обоих полов. Говорят, в те годы такой бурной ночной жизни не знал даже Париж! Таким образом, эротическая жизнь германской столицы била ключом. Так что, Рему и его друзьям было, из чего выбрать.
      В марте 1932 года разгорелся новый публичный гомосексуальный скандал. В прессу просочились «жалостливые» письма, написанные Э. Ремом из Боливии, полные тоски по однополому сексу и порнографии с обнажённым мужским телом. В тот момент партийный «судья» Вальтер Бух пожаловался своему старому другу, штурмовику-ветерану, головорезу Эмилю Данцайзену, что штурмовые отряды «превращаются в притон гомосексуалистов, которые только позорят партию и дискредитируют идеи национал-социализма». Бух и Данцайзен самостоятельно решили исправить ситуацию. Партсудья тут же сформировал «эскадрон смерти», который возглавил безработный архитектор Карл Хорн, которого заслали в штаб штурмовиков. Заговорщики намеревались расправиться с наиболее видными гомосексуалистами, возглавлявшими СА. Вначале планировалось убить некого Георга Белла, возглавлявшего разведку и контрразведку СА, затем ответственного сотрудника штаба штурмовых отрядов Ула, а потом должна была наступить участь Эдмунда Хайнеса и Эрнста Рема с их любимыми адъютантами. Но заговор, как уже говорилось, провалился благодаря Гансу-Эрвину фон Шпрети. Было проведено внутреннее расследование, выявлена причастность к планируемому убийству Вальтера Буха, который выдержал нелицеприятный разговор с Генрихом Гиммлером, тогда уже ставшим рейхсфюрером СС.
      Но сохранить завесу тайны над этим делом не удалось. Члены «эскадрона смерти», миновав партийный трибунал, попали под обычный государственный суд. В той ситуации Эмиль Данцайзен всю ответственность за подстрекательство к убийству мужественно взял на себя, за что получил шесть месяцев тюрьмы. Вальтер Бух на суде ни в чём не признавался и уголовного наказания избежал. Эрнст Рем и Георг Белл, всерьёз опасаясь за свои жизни, предпочли усилить свою охрану и на время скрыться из Берлина. Так же было решено ликвидировать самого Буха. Но того спасло заступничество фюрера.
      Одновременно с этим Рем послал своё доверенное лицо к бывшему сослуживцу по армии Карлу Майеру, дабы выудить компрометирующие его письма с гомосексуальными признаниями. Проблема заключалась в том, что Майер уже состоял в республиканском «Имперском знамени», а, стало быть, был политическим противником Рема. В то же время Э. Рем начал проводить своё собственное расследование, намереваясь расправиться с теми, кто хотел его убить. И доверенное лицо Рема сам не без основания опасался за свою жизнь – ведь он был опасным свидетелем. Именно поэтому письма, всё-таки полученные от Майера, он передаёт не Рему, а в социал-демократическую газету «Вперёд!». Опубликовав их, он снабдил материал небольшим комментарием, который обличал верхушку штурмовых отрядов. Цель подобной публикации была архибанальной – таким образом информатор пытался обеспечить себе безопасность: произойди с ним что-нибудь трагическое, всем бы стало ясно, что с ним расправилось руководство СА. Дело зашло настолько далеко, что зять Вальтера Буха, Мартин Борман, направил письмо Рудольфу Гессу, своему непосредственному шефу, в котором просил повлиять на фюрера. Но фюрер разобрался с Ремом и штурмовиками только два года спустя. А в тот момент Гитлер выпустил листовку, в которой решительно заявлял, что Рем был и останется руководителем штаба СА («навсегда»), а письма, опубликованные социал-демократами, назвал фальшивкой.
      Однако фюрер допустил ошибку – надеясь, что ничего не удастся доказать, он потребовал провести расследование по факту дискредитации его партии в лице штабфюрера СА Эрнста Рема. И вот во время судебного заседания Рем под присягой вдруг заявляет, что все опубликованные письма принадлежат именно ему. Гитлер оказался в крайне дурацкой ситуации: факт гомосексуализма Э. Рема был оглашён чуть ли не на всю страну! В тот момент ультрареакционный издатель Леман, давно уже поддерживавший НСДАП, направляет ультимативное письмо фюреру с требованием избавиться от Рема и его окружения. Письмо заканчивалось фразой: «Рыба гниёт с головы».
      Но даже в той ситуации «гниение» не интересовало Гитлера. Он очень нуждался в способном руководителе и не мог подвергать опасности свои политический успех из-за морализаторства отдельных партийных субъектов. Для прихода к власти ему всё ещё требовался весомый аргумент наподобие его личной коричневой армии. А Рем был не только другом Гитлера, но и своим для основной массы штурмовиков, говорил с ними на одном языке. Именно Рем стал гарантией того, что коричневые батальоны не отойдут от партии и не предадут Гитлера. Рем становится в партии человеком № 2. Фюрер приказал Леману заткнуться! Впрочем, даже уже будучи рейхсканцлером, Гитлер не спешит избавиться от Рема. Пока он ещё вряд ли смог бы сам удержать в повиновении полмиллиона штурмовиков, которые являлись угрожающей силой не только для политических противников, но даже для вооружённых сил. А Рем, упиваясь своей властью, хотел «показать гражданским свиньям, что революция будет выиграна не обывателями и фанатиками, а революционными борцами». Он даже в мыслях не мог позволить, чтобы его «штурмовики стали марионетками морально извращённых (!) эстетов». Как видим, для бывшего офицера Эрнста Рема «компромисс» – был грязным словечком, а война никогда не заканчивалась. Это явилось одной из причин, почему фюрер согласился на ликвидацию своего друга и соратника, когда ему, Гитлеру, потребовалась неограниченная власть. В новых условиях Эрнсту Рему как бескомпромиссному и безжалостному борцу не нашлось места: перспектива у него была та, которой он жизнь и закончил – расстрел. Но перед этим Гитлер всё-таки максимально выгодно использовал способности Рема.
      13 апреля 1932 г. указом правительства штурмовые отряды НСДАП, как вооружённые формирования, снова были распушены. Рем призвал к вооружённому сопротивлению, но Гитлер дальновидно отклонил эту идею. Политики и деловые круги, сочувствовавшие фашистам, где надо поднажали, и уже через несколько месяцев запрет на деятельность СА был снят.
      Весь 1933 год и начало 1934 года Эрнст Рем провёл в возлюбленном им Берлине, проводя ежедневные оргии в казино «Клейст», «Силуэт» или «Турецких банях». Штаб СА постепенно перестал быть командным пунктом коричневой армии. Там можно было нередко встретить полупьяных смазливых юнцов из «Гитлерюгенда», расхаживавших полуобнажёнными из комнаты в комнату. Иногда из-за закрытых дверей кабинетов можно было услыхать шлепки по голому телу, несдерживаемые стоны и сладострастные вскрики занимающихся «любовью» штурмовиков.
      28 ноября 1933 г. день рождения Эрнста Рема в Германии отмечался как общенациональный праздник. Рем с фюрером вёл себя уверенно и твёрдо. Один из сотрудников вице-канцлера Франца фон Папена вспоминал, как он, находясь в приёмной Гитлера в имперской канцелярии, даже через толстые дубовые двери услышал ожесточённую перебранку в кабинете фюрера. Естественно, он поинтересовался у адъютанта Гитлера Брюкнера:
      — Кто это там? Да они, похоже, убивают друг друга!
      — В кабинете Рем, — ответил адъютант. — Он пытается заставить шефа пойти к президенту и что-то от него получить.
      Дверь открылась. На пороге Гитлер и Рем. Гитлер:
      — Эрнст! Я не могу этого сделать! Ты требуешь от меня невозможного!
      — Ты сделаешь это, Ади! — с этими словами Рем, вскинув руку в нацистском приветствии, ушёл.
      И Гитлер вынужден был пойти к президенту. Он уговорил Гинденбурга назначить начальника штаба штурмовиков министром без портфеля. Как именно убеждал президента рейхсканцлер, неизвестно. Но 1 декабря руководитель штурмовых отрядов был введен в состав правительства в качестве имперского министра без портфеля, а также стал членом государственного правительства Баварии. К этому времени Э. Рем довёл численность штурмовиков до двух миллионов человек. Резкий рост численности и влияния СА, авторитет Рема в которых был непререкаем, вызывал беспокойство у руководства НСДАП. Кроме того, Рем активно выступал с идеей т.н. «второй революции», считая, что захват власти – только первый этап, а второй – перераспределение собственности крупных фирм и картелей. И в этом его поддерживали многие руководители СА, в большинстве своём бывшие просто мелкими лавочниками. Одновременно, Рем выдвинул концепцию превращения СА в «народную армию», с подчинением ей вооружённых сил, естественно, во главе с собой. Эти действия вызвали тревогу в высшем командовании армии, с которым Гитлер не собирался обострять отношения, а также в промышленных кругах, которым не нравились призывы Рема к социальной революции и разделу их собственности. В воздухе Германии витал запах гражданской войны и развал государства. Вот тогда-то Гитлер и решил, что пришло время избавиться от верхушки штурмовиков.
      По словам первого начальника гестапо Рудольфа Дильса, ему поручили следить за Ремом с января 1934 года. Люди Дильса закрывали самодеятельные концлагеря, устроенные СА, представляли материалы о диком садизме штурмовиков и процветающем в их рядах гомосексуализме. Один из докладов Дильса произвёл на Гитлера впечатление. Повернувшись к Герингу, он сказал:
      — Эта камарилья вокруг начальника штаба СА Рема прогнила насквозь! Вам нужно присмотреться к их делам повнимательнее!
      Геринг взял под козырёк, и на стол фюрера стало ложиться всё больше материалов против Рема и его друзей.
      21 февраля 1934 г. А. Гитлер распорядился сократить численность СА, что вызвало недовольство в их рядах. Началось брожение, поддержанное некоторыми руководителями штурмовых отрядов. Плюс ко всему, 17 июня вице-канцлер фон Папен выступил публично со смелой речью. Фон Папен говорил о необходимости положить конец террору нацистов и о возвращении рейха к демократии. «Наконец-то пришло время братства и уважения ко всем нашим согражданам (т.е. включая евреев, которых уже начали преследовать – Ю.Ф.) для того, чтобы не помешать усилиям серьёзных людей и остановить фанатиков...» Гитлер был в ярости! А тут ещё эта проблема с отрядами СА, на ликвидации которых настаивал генералитет. И фюрер сделал тактический ход – вроде бы пошёл на примирение с СА. Рем, идя ему навстречу, отдал приказ: с 1 июля 1934 г. отправить всех штурмовиков на месяц в отпуск с запрещёнием им ношения формы. Угрожающим был только последний абзац приказа:
       «Если враги СА тешат себя надеждой, что штурмовые отряды не вернутся после отпуска или что вернутся не все, мы должны развеять их ожидания. Они получат ответ в должное время и в должной форме. СА есть и останутся судьбой Германии! Хайль Гитлер!»
      Перед отпуском 30 июня решено было провести совещание высшего руководства СА и старых бойцов в гостинице «Ганзльбауэр» в Бад-Висзее, на берегу озера Тегернзее.
      Ночью 29 июня на трёх-моторном самолёте Гитлер вместе Геббельсом и ещё четырьмя верными людьми вылетел из аэропорта «Хангелер». Ещё в полёте рейхсверу был дан приказ занять партийную резиденцию нацистов, «Коричневый дом». Мало ли что! 30 июня в четыре часа утра самолёт приземлился в Обервизенфельде, недалеко от Мюнхена. Едва фюрер сошёл по трапу, как заявил присутствовавшим офицерам рейхсвера: «Это – самый тяжёлый день в моей жизни. Но я поеду Бад-Висзее и буду держать там строгий суд. Это наше внутрипартийное дело».
      Около пяти часов утра Гитлер и его свита, сопровождаемая эсэсовцами, полицейскими и военными, отправились на машинах в Бад-Висзее. Длинную колонну машин прикрывал бронеавтомобиль рейхсвера – предосторожность явно излишняя, так как на всём пути длиною в шестьдесят километров им не встретилось ни одной, хотя бы незначительной, вооружённой группы.
      Когда 30 июня около семи часов утра караван прибыл в Бад-Висзее, маленький городок на берегу озера мирно спал. Колонна направилась к отелю «Курхаймс Хансбауэр», где остановились Рем и его сотоварищи. Караул СА, охранявший вход в отель, был арестован без сопротивления. В отеле никто ещё не вставал. В состоянии сильного возбуждения Гитлер проник в здание во главе своего войска. К нему присоединились также несколько его старых соратников времён баварского путча.
      Первым человеком, встретившимся Гитлеру в отеле, был юный граф Ганс фон Шпрети-Вайльбах (между прочим, звание «штандартенфюрер СА» присвоено ему самим Гитлером!), личный адъютант Э. Рема, чьей броской физической красотой Рем очень гордился. Разбуженный шумом, он выскочил, чтобы узнать, что происходит. Гитлер ринулся к нему и своей собачьей плетью из кожи гиппопотама, подаренной ему когда-то его почитательницами, с такой силой ударил графа по лицу, что фактически рассёк его надвое, хлынула кровь. Передав окровавленного парня эсэсовцам, Гитлер устремился в седьмой номер к Рему, который мирно спал в объятиях 16-летнего юноши-штурмовика из «Гитлерюгенда», и под аккомпанемент ругательств фюрера штабфюрер СА был арестован, не успев и пальцем пошевельнуть.
      Тем временем сопровождавшие Гитлера эсэсовцы и полицейские врывались в другие комнаты гостиницы, где арестовывали руководителей штурмовых отрядов. О перестрелке в номере Хайнеса мы рассказали выше. Арестованных сгоняли в подвал гостиницы. Позже они были перевезены в тюрьму Штадельхайм, находившуюся под Мюнхеном. К полудню в различных тюрьмах Германии оказалось около двухсот высокопоставленных штурмовиков. Спасся только личный врач Эрнста Рема группенфюрер СА Кеттерер, который вышел из своей комнаты вместе с женой. Лютце, который лечился у Кеттерера от гонореи, шепнул фюреру доброе слово. Гитлер протянул ему и его жене руку и предложил немедленно покинуть гостиницу.
      Вечером того же дня расстрельная команда эсесовцев прибыла в тюрьму Штадельхайм. Группенфюрер СС Зепп Дитрих быстро идёт по тюремным коридорам. В камерах находятся люди, которые ещё вчера были товарищами по движению или даже его начальниками. И вот они уже несколько часов пытаются понять, что же произошло, почему они были схвачены ночью и доставлены в тюрьму. И кем? Нет, не их заклятыми врагами, коммунистами, а соратниками по борьбе. И что их ждёт? Но Зепп Дитрих уже знает их судьбу. Отведя глаза в сторону, он прокричит каждому из них:
      — За измену Германии фюрер приговорил тебя к смерти! Хайль Гитлер!
      На вчерашних партайгеноссе наваливаются, надевают наручники и по одному вытаскивают в тюремный двор.
      Когда З. Дитрих появляется в камере обергруппенфюрера СА Шнейдгрубера, тот кричит ему:
      — Товарищ Зепп, это же безумие! Мы ни в чём не виноваты!
      Группенфюрер СС отвечает ему неизменное:
      — Фюрер приговорил вас за измену рейху. Хайль Гитлер!
      А во дворе тюрьмы офицер СС из «Чёрной гвардии» командует:
      — По приказу фюрера, целься!.. Пли!..
      Однако решимость Дитриха покончить с врагами рейха не спасает его самого от отвращения, которое он испытывает от всей этой процедуры. Позже он вспоминал: «Ещё до того, как дело дошло до расстрела Шнейдгрубера, меня стало мутить, и я уехал».

<•>> >> Eripitur persona, manet res {12} <<•

  [+] — Судьба Рема должна объяснить всем – каждый, кто будет выступать против существующего режима, рискует своей головой.
      рейхсканцлер Адольф Гитлер, из выступления 1 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] Победителя никто не спросит, правду он говорил или нет. 
      Адольф Гитлер
<<><><>>
  [+] Чем грандиознее ложь, тем легче ей готовы поверить.   
      Адольф Гитлер
<<><><>>
  [+] — Командование штурмовых отрядов вело себя так, что всё руководство партии могло быть заподозрено в позорном и аномальном сексуальном поведении! Фюрер вновь, как это уже произошло в сложнейших ситуациях, действовал в соответствии со своим давним принципом: говорить только то, что должно быть сказано, только тем, кто должен это знать, и тогда, когда это следует сказать.
      рейхсминстр Йозеф ГЕББЕЛЬС, из выступления 1 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — 30 июня мы без колебания исполнили свой долг. Мы поставили к стенке и расстреляли своих товарищей, которые предали нас. Мы никогда не говорили об этом, и никогда не будем говорить. Мы сделали это с содроганием. Но мы все знаем, что, если нам прикажут, сделаем это снова!..
      рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, из выступления, 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Большинство из вас должны знать, что значит, когда перед вами в один ряд лежат сто трупов. Или пятьсот. Или тысяча. Перенести это и в то же время оставаться порядочным человеком – вот главное. Это славные годы нашей истории! Ей не было подобных ранее и в ней не будет подобного впредь! Хайль Гитлер!
      рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, из обращения к эсесовцам, 1943 г.
<<><•><><•><>>

      ...Кровавая расправа над людьми, неугодными Гитлеру, прокатилась по Германии. По всей стране шли массовые аресты и расстрелы штурмовиков, а заодно и политических противников. Известны лишь тринадцать случаев оказания вооружённого сопротивления эсесовцам и полиции со стороны верхушки штурмовиков. Остальные свой арест воспринимали спокойно – они не чувствовали своей вины, не планировали никакого путча. Под председательством Германа Геринга Берлинский суд штамповал смертный приговор за смертным приговором. Арестованных тут же казнили, не давая возможности обратиться с прошением о помиловании {13}. Но ещё больше людей станут жертвами бессудных убийств, которые длились в течение трёх дней. Этой решительной «чисткой» Гитлеру удалось избавиться от нежелательных соперников, старых политических недругов и прекратить «этот вздор о “второй революции”».
      Вечером Гитлер вылетел назад в Берлин. Там его встречала большая делегация. Один из участников события записал по свежим следам свои впечатления от прибытия фюрера: «Звучат команды. Рота почётного караула берёт винтовки “на караул”. Геринг, Гиммлер, Кернер, Фрик, Далюге и около двадцати офицеров полиции идут к самолёту. И вот открывается дверь и первым выходит Адольф Гитлер. Он являет собой уникальное зрелище. Коричневая рубашка, чёрный галстук, тёмно-коричневое кожаное пальто, высокие чёрные армейские сапоги, все в темных тонах. Непокрытая голова, бледное, как мел, лицо, по которому видно, что эти ночи он не спал, небритый, лицо кажется одновременно и осунувшимся и опухшим... Гитлер, молча, подаёт руку каждому стоящему поблизости. В полной тишине – кажется, все затаили дыхание – слышно только щёлканье каблуков».
      Полный нетерпения, Гитлер прямо на аэродроме затребовал не что-нибудь, а список ликвидированных! Как показал позже один из участников событий, «раз уж подвернулась такая “уникальная возможность”, Геринг и Гиммлер расширили круг убийств далеко за пределы “ремовских путчистов”» (и гомосексуалистов – добавим мы). Фон Папен избежал смерти только благодаря тому, что успел вовремя дозвониться до президента Гинденбурга и за него вступился Геринг, тем не менее, фон Папен был взят под домашний арест, невзирая на все его протесты и пост вице-канцлера. Два его ближайших сотрудника, личный секретарь фон Бозе и помощник Эдгар Юнг (оба никогда не были гомосексуалистами, но зато помогали готовить недавнюю речь фон Папена, которая так рассердила Гитлера), были застрелены в упор прямо в канцелярии. За своим рабочим столом в министерстве транспорта выстрелом в спину был убит министериальдиректор (министр) Эрих Клаузенер, руководитель объединения «Католическое действие». Другая группа эсесовцев на фармацевтической фабрике отыскала Грегора Штрассера, бывшего когда-то личным другом и сподвижником фюрера с самых первых дней существования нацистской партии, но порвавшего с ним и с движением и переметнувшегося к коммунистам, и препроводила его в центральное здание гестапо на Принц-Альбрехт-штрассе, где ему в подвале без шума и пыли благополучно кинжалом перерезали горло. В обед группа убийц в эсэсовской форме прибыла на виллу генерала Шляйхера в Ной-Бабельсберге, спросила сидящего за письменным столом, не он ли генерал фон Шляйхер? И сразу, не дожидаясь ответа, открыла огонь из автоматов. Попутно была застрелена и фрау Шляйхер, не вовремя вбежавшая в кабинет. На всякий случай.
      В списке убитых далее были: сотрудник экс-канцлера Германии генерал фон Бредов; бывший генеральный государственный комиссар фон Кар, о предательстве которого во время «пивного путча» в Мюнхене 9 ноября 1923 года Гитлер никогда не забывал; и патер Штемпфле, бывший когда-то одним из первых редакторов «Майн кампф», но потом отошедший от партии. Затем у дверей своего дома был расстрелян инженер Отто Баллерштедт, который где-то перешёл дорогу фюреру и его партии в период восхождения. Был убит Карл Центер. Он владел ресторанчиком «Колокольчик. Нюренбергские жареные колбаски». Хотя и был очень далёк от политики, но у него собирались видные нацисты, в первую очередь Эдмунд Хайнес. К будущему несчастью хозяина ресторанчика, здесь бывал и Гитлер. Комната наверху была зарезервирована для интимных развлечений верхушки штурмовиков. Зачастую нацистов обслуживал сам хозяин, тоже гомосексуалист, так что он мог слышать все разговоры и многое знать. Поэтому умер не своей смертью: в расстрельный список К. Центер был включен лично Гитлером. Ещё эсесовцы расстреляли в упор трёх официантов из ресторана «Братвурст-Глекля», которые были свидетелями нескольких встреч и задушевных бесед фюрера с Ремом – они могли что-то слышать и что-то запомнить. Для гарантии. Ликвидировали и 25-летнего мюнхенского художника, который ездил с Ремом в Боливию. Любовь у них не получилась, но два года они провели вместе. Наконец, был застрелен не имевший ровным счётом никакого отношения ко всем этим делам музыкальный критик доктор Вилли Шмид, которого просто перепутали с активно разыскиваемым группенфюрером СА Вильгельмом Шмидтом! Разумеется, за «ошибку» никто не пострадал. Родственники профессора-музыканта пытались воззвать к справедливости, но им пригрозили концлагерем, и весь их порыв негодования тут же моментально иссяк.
      Это была самая длительная ночь в немецкой истории. «Ночь длинных ножей» станет свидетельницей уничтожения людей, которые когда-то были самыми близкими друзьями, помощниками и покровителями фюрера, – Рема и Штрассера, генералов Шляйхера и Бредова. Штурмовиков убивали в Мюнхене, Берлине и других городах Германии. Убивали тех самых «коричневых милиционеров», которые казались незыблемой опорой режима, во многом благодаря которым Гитлер и захватил власть, которые после прихода фюрера к власти контролировали улицы всех городов Германии, не давая коммунистам поднять голов.
      Но самая жестокая волна бессудных убийств прокатилась по Силезии, где руководитель СС Удо фон Войрш потерял контроль над своими эсесовцами. Людей со звериной небрежностью часто убивали прямо на месте холодно, бесстрастно и методично – в конторах, на частных квартирах, на улице. Тогда приезжала полиция и увозила убитого, никаких следственных действий не проводилось – это было опасно. Многие трупы обнаруживались лишь спустя несколько недель после этих событий в подвалах домов, запертых квартирах, на обочинах дорог, в лесах или водоёмах. Иногда это были неугодные соседи, которые имели неосторожность недавно поссориться с женой эсесовца, предприниматель, который когда-то отказал в приёме будущего эсесовца на работу и др.
      Историками будет отмечено, что все жертвы примут смерть от руки нацистов во время выходных, когда высокопоставленные чиновники покинут столицу, оставив пустые министерства на своих ничего не решающих подчинённых. Руководители страны станут недоступны, по крайней мере, на несколько часов, а редакторы газет в это время будут мирно спать, подписав в печать очередные номера своих изданий в полной уверенности, что в выходные дни никаких событий не произойдёт.
      Тут-то нацисты и нанесут молниеносные удары.
      В Риме личный секретарь Муссолини барон Помпео Алоизи запишет в своём дневнике: «Репрессии оказались весьма масштабными. Из тринадцати командиров корпусов СА (т.е. обергрупп – Ю.Ф.) было расстреляно семь...»
      Тем временем Гитлер прибыл в «Коричневый дом» и после короткой речи перед наспех собранными партийными бонзами тут же начал пропагандистское управление процессом. Он несколько часов подряд диктовал в защищённом сильными отрядами рейхсвера здании НСДАП распоряжения, приказы, а также официальные заявления, в которых он сам фигурировал в третьем лице как «фюрер». Но в спешке маскировки и подтасовок он допустил примечательную оплошность: вопреки более поздней, официальной версии событий, ни в одном из многочисленных заявлений 30 июня не шла речь о путче или попытке восстания Рема и его «коричневой гвардии» – вместо этого упоминаются «тяжёлейшие оплошности», «противоречия», «болезненные предрасположения», и хотя порой появляется формулировка «заговор», создаётся всё-таки впечатление, что акция имела в своей основе морально-сексуальные мотивы. Таким образом, жестокость, с которой происходила расправа в «Ночь длинных ножей», национал-социалистической прессой поначалу оправдывалась как, прежде всего, необходимость жёсткого подавления гомосексуализма.
      Если это была война против гомосексуалов, то штабфюрер СА Эрнст Рем в списке на ликвидацию должен был стоять под номером один! Однако вначале в расстрельных списках 30 июня 1934 г. имя Э. Рема вообще не значилось – его надлежало лишь арестовать и изолировать! Когда Гитлер поздно вечером вернулся в Берлин, то объяснил своему окружению, что решил оставить в живых начальника штаба штурмовых отрядов. Тем не менее, утром следующего дня Рем был казнён. Дело в том, что целую ночь Геринг, и Геббельс Гиммлер уговаривали Гитлера избавиться от «этого человека». Геринг мечтал после уничтожения Рема стать в партии и государстве наци № 2 и приемником фюрера. Геббельс не выносил Рема из-за того, что фюрер считал того своим другом и прислушивался к нему. Гиммлер мечтал выйти из тени СА и играть самостоятельную роль. Для аккуратиста Гиммлера с его жёсткими представлениями о жизни, в том числе и сексуальной, люди вроде Рема были абсолютно неприемлемы. Поэтому в адрес Э. Рема были выдвинуты обвинения в развратном поведении и гомосексуализме, которые «дискредитировали движение». На самом деле сексуальные пристрастия начальника штаба СА были всего лишь поводом. Они были искусно использованы окружением Гитлера для того, чтобы избавиться от неугодного политического соперника, который худо-бедно имел влияние на фюрера. И уговорили!
      В то время, как людей убивали пачками, Гитлер в своём окружении пил чай. Рем стал его последней жертвой. 2 июля была предпринята попытка уговорить Э. Рема покончить жизнь самоубийством. Когда ему вручили пистолет, Рем отказался это делать.
      — Если меня должны убить, пусть это сделает Адольф! — заявил он.
      Эсесовец Липперт вынужден был уйти из камеры ни с чем. А через 10 минут вернулся с эсесовцем Теодором Эйке, неуравновешенным дегенератом, до этого неоднократно лечившимся в психиатрических лечебницах, который стал впоследствии первым комендантом Дахау, а затем группенфюрером СС и генерал-лейтенантом полиции, руководителем реферата всех концлагерей Третьего рейха. Поняв зачем они пришли, Рем рванул рубаху, подставляя под пули незащищённую грудь. Он не кричал «Хайль Гитлер!», а только грязно, по-окопному выругался...
      По официальным данным в «Ночь длинных ножей» и далее в течение месяца погибло 77 нацистских руководителей. Однако реально убитых было несколько тысяч. Только в первые сутки были ликвидированы руководители СА, а вместе с ними все их заместители, адъютанты, охранники, шофёры, денщики, ближайшие сотрудники – около 600 человек. В том числе и те, кто никогда не был гомосексуалистом. Просто одни имели высокое положение в СА и были ставленниками Рема, другие оказались на службе не у того, у кого надо. Вот и всё... 600 человек – это не считая простых штурмовиков и людей, убитых бессудно в различных городах Германии. Об этих убийствах в речи в Рейхстаге фюрер заверил, что дела по ним переданы в суды...
      После этого президент Гинденбург прислал своему рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру поздравительную телеграмму... А Сталин, узнав обо всём случившемся в Германии из донесений разведки и дипломатов, на заседании Политююро воскликнул: «Вот как надо расправляться со своими политическими противниками!»
      Интереса ради, посмотрим, кто же пришёл на смену Эрнсту Рему и возглавил штурмовые отряды. Заодно поглядим, во что они превратились. А возглавил их не кто иной, как обергруппенфюрер СА В. Лутце, полицай-президент Ганновера.

      ЛУТЦЕ ВИКТОР (род. 28.12.1890 г., Бевергерн, Вестфалия), один из руководителей СА, обергруппенфюрер СА (сент. 1932 г.). После окончания Рейнской гимназии работал мелким клерком на почте. В октябре 1912 г. поступил солдатом в армию. Участник 1й мировой войны. За боевые отличия награждён Железным крестом 1-го и 2-го класса. В 1919 г. был тяжёло ранен и демобилизован из рейхсвера по ранению. Работал в торговле в г. Эльберфельд. В 1922 году вступил в НСДАП, активный участник антифранцузского движения в Руре. С 1923 г. поступает в СА. И уже через два года приближен к Эрнсту Рему. Имея смазливую внешность, одно время он был даже его пылким любовником. Вскоре Лутце становится руководителем штурмовых отрядов, а по совместительству заместителем гаулейтера Рура. С 1928 г. руководитель СА Рурской области, с 1930 г. – высший командир СА на Севере, а с 1931 г. командующий обергруппы СА «Север». В 1931 году избран депутатом Рейхстага от Южного Ганновера и Брауншвейга. С 1933 г. руководитель VI обергруппы СА «Ганновер». С марта 1933 года полицай-президент (руководитель полиции) Ганновера. С 25.03.1933 г. оберпрезидент Ганновера. C сентября 1933 г. прусский государственный советник.
      Вовремя почувствовав, куда дует ветер, быстренько женился и «стал» ревностным гетеросексуалом и сторонником фюрера, одним из инициаторов «Ночи длинных ножей» и активным участником уничтожения руководства СА, своих шефов, друзей и любовников. 30.06.1934 г. был в окружении Гитлера и сопровождал его в Мюнхен – что говорит о том, что рейхсканцлер ему доверял. В этот же день фюрер назначил В. Лутце начальником штаба СА, но уже без приставки «имперский министр без портфеля».
      Гитлер направил новому штабфюреру СА приказ, состоящий из 20 пунктов, в котором членам СА запрещалось: ношение и хранение оружия (кроме кинжалов, входящих в парадную форму), употребление алкоголя, гомосексуализм, вечеринки, пьянки, гулянки в форме и т.д.
      Уже 20.07.1934 года из подчинения СА были выведены СС, а затем 23 августа – моторизованные отряды СА (вошедшие в состав национал-социалистического автомобильного корпуса) и авиационные отряды СА (оказывается, были и такие!). Одновременно фельдъегерский корпус СА был 01.04.1935 г. объединён с прусской полицией. Расформированы обергруппы СА, созданные Э. Ремом, a основной единицей стал группа. С этого момента отряды СА действовали как спортивные клубы, проводившие военизированную и физическую подготовку своих членов. В 1934 г. был реформирован многочисленный резерв СА. Когда стало ясно, что Германия в скором времени начнёт войну, в составе СА было сформировано «ополчение», в задачи которого вошло «проведение предварительной и окончательной военной подготовки всех немецких мужчин». Теоретически это должно было сосредоточить в руках СА всю допризывную подготовку и подготовку резервистов. Однако во время войны часть этих задач передана армейскому командованию, а допризывную подготовку членов Гитлерюгенда передали СС. В связи с этим «ополчение СА» стало своеобразным резервом армии и организацией, ведавшей только вопросами гражданской обороны.
      02.05.1943 г. Виктор Лутце скончался в Потсдаме от ранений, полученных в загадочной автокатастрофе, в которую попал вместе с дочерью. Хотя непонятно, кому исполнительный Лутце в тот период мог мешать? Впрочем, умер он вовремя! Не погибни он, штабфюрер СА обязательно попал бы на скамью подсудимых в Нюрнберге и, скорее всего, был бы повешен.
      После смерти В. Лутце СА в Германии окончательно потеряли своё значение.
      В окружении фюрера в элите Третьего рейха даже после «Ночи длинных ножей» осталось несколько функционеров-гомосексуалов: Рудольф Гесс (заместитель фюрера по партии), Бальдур фон Ширах (основатель и руководитель Гитлерюгенда, поставлявший, кстати, Э. Рэму красивых мальчиков своей организации для ночных утех), Ганс Франк (генерал-губернатор разбитой и покорённой Польши), Вальтер Функ (имперский министр экономики Германии), Альберт Шпеер (имперский министр вооружений и главный архитектор Рейха, имевший с Гитлером неясные гомосексуальные отношения), Виктор Лутце (штабфюрер СА после ликвидации Э. Рэма). Не всё до конца ясно с председателем Рейхстага и рейхсмаршалом авиации Германом Герингом, который, оказывается, в своих замках любил переодеваться в женские костюмы, а под маршальским мундиром всегда носил женское кружевное бельё {14}.

      Заместитель фюрера по нацистской партии Рудольф Гесс, по мнению некоторых историков, тоже был гомосексуалистом, ибо предпочитал женщинам стройных юношей и молодых мужчин, которых ему из Гитлерюгенда приводил не кто иной, как Эрнст Рэм.

<•>> >> Quot homines, tot scientiae {15} <<•

  [+] Нас обвиняют, что мы вербуем «нормальных» парней в гомосексуалисты. Как я могу склонить кого-то стать геем? Что я скажу? «У нас нет прав, все нас ненавидят, присоединяйся, давай! Будешь жить в моём маленьком аду и слушать Мадонну!»? Чушь какая-то!
      Джейсон СТЮАРТ, американский актёр
<<><><>>
  [+] Репортёр спросил меня, когда я впервые почувствовал себя геем. Я ответил: «Примерно в то же время, когда ты ощутил себя натуралом».
      Ян МАК-КЕЛЛЕН, британский актёр
<<><><>>
  [+] Я думаю, что в основе сексуальной ориентации лежат романтические чувства, а не сексуальные. Если ты действительно гей, ты способен влюбиться в мужчину, а не просто получать удовольствие от секса с ним.
      Кристофер ИШЕРВУД, англо-американский писатель
<<><><>>
  [+] Гомосексуалисты были бы лучшими на свете мужьями, если бы не ломали комедию любви к женщинам.
      Марсель ПРУСТ, французский писатель
<<><><>>
  [+] Мир не делится на овец и козлищ, на чёрное и белое. Фундаментальное правило таксономии – природа редко имеет дело с дискретными категориями. Только человеческий разум изобретает категории и старается втиснуть факты в отдельные клеточки. Живой мир в целом и в каждом из своих аспектов непрерывен. Чем раньше мы узнаем это о человеческой сексуальности, тем скорее мы достигнем разумного понимания её реальностей.
      Альфред КИНСИ, американский биолог, «Сексуальное поведение человеческой особи мужского пола»
<<><><>>
  [+] В каждом человеке есть черты гомосексуальности, но в каждом они развиты по-своему.
      Зигмунд ФРЕЙД
<<><><>>
  [+] Законы против гомосексуальности должны остаться только в книгах.
      Орсон Скотт КАРД, американский писатель
<<><><>>
  [+] Обладает банальной сексуальной ориентацией…
       Из характеристики
<<><><>>
  [+] Если начальник лизнул вам задницу, не спешите радоваться: это – не лесть, это – смазка.
      Из анекдотов
<<><•><><•><>>

VIII

><•>> >> Obscura reperta {16}
><•>> >> ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

••>> ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ <<••
<<• [Рудольф Гесс] •>>

Нужно иметь мужество и волю,
чтобы принимать неизбежное всерьёз.
      Антон Павлович ЧЕХОВ

      ГЕСС РУДОЛЬФ (26.04.1894 г., Александрия, Египет – 17.08.1987 г., тюрьма Шпандау, Западный Берлин), партийный и государственный деятель, рейхсляйтер (1933 г.), обергруппенфюрер СА, обергруппенфюрер СС. Сын владельца экспортно-импортной фирмы «Гесс и К°». В 1912 г. окончил Высшую коммерческую школу в Нейшателе (Швейцария), стажировался в коммерческих фирмах Гамбурга. Участник 1й Мировой войны. 20.08.1914 г. добровольцем вступил в 7й баварский полк полевой артиллерии. Затем служил в одном пехотном полку с Гитлером, но знаком с ним не был. Воевал на Западном фронте, где 12.06.1916 г. был ранен шрапнелью в кисть левой руки и плечо. С декабря 1916 г. воюет в Румынии. Стал командиров взвода. В августе 1917 г. ранен в третий раз. 08.10.1917 г. произведен в лейтенанты. В мае 1918 г. переведен в авиацию, обучился и стал военным лётчиком, воевал в эскадрилье «Рихтгофен» под командованием Г. Геринга. За боевые отличия награждён Железными крестами 1го и 2го класса. В 1919 г. вступил в Добровольческий корпус Ф. фон Эппа и в тайное «Общество Туле» – одну из идеологических предтеч нацистской партии. Участвовал в свержении коммунистического правительства Красной Баварии и даже был ранен (01.05.1919 г.). После демобилизации поступил на экономический факультет Мюнхенского университета. Возглавил университетскую националистическую организацию. Привлечён к нацистскому движению молодым графом Мулен дю Эккартом, с которым у него была гомосексуальная связь. Именно это обстоятельство спасёт Эккарта от резни в «ночь длинных ножей»: Гесс вступится за своего интимного друга и того не расстреляют, не перережут ему горло, а «всего лишь» отправят в Дахау...
      Р. Гесс вступил в партию 1 июля 1920 г. (позже получил партбилет № 16 {17}). Гесс стал организатором и руководителем студенческих подразделений СА. Увлекался предсказаниями и астрологией. Опубликовал эссе «Что должен представлять собой человек, которому суждено вернуть Германии её прошлое величие?», которое было отмечено премией и получило высокую оценку Гитлера. Познакомился с фюрером. У них с Гитлером возникли очень близкие отношения. Гесс нуждался в ком-то, к кому он мог бы прислониться. Он обожествлял и любил Гитлера и часто повторял:
      — Я полностью принадлежу фюреру. Я его люблю!
      Адольф Гитлер стал страстью Гесса. Мрачный и погруженный в себя, он бдительно следил за тем, чтобы никто не занял место слишком близко к фюреру. Партайгеноссе за глаза Гесса называли «фрейлейн Гесс». Современники считали его патологически слабым, женственным и одновременно жестоким. Вот что писал Гесс Ильзе Прёль, которая позже станет его женой:
       «Я думаю, что во мне существует странное сочетание разных качеств, и это делает мою жизнь трудной. Сейчас я нуждаюсь в гармонической атмосфере, хочу работать спокойно и не желаю ничего слышать о политике. Всеми фибрами души я мечтаю о культурном окружении – Моцарте, фортепьяно, флейте. А на следующий день я жажду политической борьбы, публичных схваток, я хочу выступать и презираю всё то, что ещё вчера было для меня самым дорогим. Сегодня – самоуверенный, завтра – грубый и жестокий. Я не знаю, что с собой делать».

<•>> >> Hoc erat in fatis {18} <<•

  [+] Чем наполнена посуда, то и выльется оттуда.
       Шота РУСТАВЕЛИ
<<><><>>
  [+] — Секс позволяет мне быть тем, кто я есть! В сексе я всегда защищён. Я пытаюсь всегда уважительно относиться к своим партнёрам. Для меня это очень важно, потому что это касается непосредственно моей жизни. Я защищаю себя, я слежу за собой, чтобы в один прекрасный день не прийти к мысли о самоубийстве!
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] Большинство голосов не есть неопровержимое свидетельство в пользу истин, нелегко поддающихся открытию, по той причине, что на такие истины натолкнётся скорее отдельный человек, чем целый народ.
       Рене ДЕКАРТ
<<><><>>
  [+] Люди наказываются не за грехи, а наказываются самими грехами. И это самое тяжёлое и самое верное наказание.
       Лев ТОЛСТОЙ
<<><><>>
  [+] Даже когда мы уверены, что ненавидим себя, мы не перестаём себя любить.
       Франсуа МОРИАК
<<><><>>
  [+] От этих девочек – мальчики кровавые в глазах!
      Неизвестный
<<><><>>
  [+]  — Он – гомосексуалист!
      — А как вы это угадываете? Есть какие-то признаки?
      — Вам этого не понять! Всё происходит на уровне интуиции...
      Михаил ЛЮБИМОВ, «Декамерон для шпионов»
<<><><>>
  [+] Любовь должна прощать все грехи, только не грех против любви.
      Оскар УАЙЛЬД
<<><><>>
  [+] Любовь — это торжество воображения над интеллектом.
      Генри МЕНКЕН
<<><><>>
  [+] То, что понимают плохо, часто стараются объяснить с помощью слов, которые не понимают.
       Гюстав ФЛОБЕР
<<><><>>
  [+] Любовь — это взаимное святотатство.
      Кароль ИЖИКОВСКИЙ
<<><><>>
  [+] — Он заставил меня заниматься с ним любовью, понимаете? Но я не очень сопротивлялся. И это получилось у нас очень мило. Я любил его не только в сексуальном плане, и даже не в сексуальном плане. Меня тянуло к этому человеку. Я тратил очень много сил и чувств на него. Всё моё дыхание перехватывало, когда он был рядом со мной. И я позволял ему делать со мной всё, что угодно. Я любил его...
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><•><•><•><>>

      Рудольф Гесс участвовал в «пивном путче». По заданию Гитлера охранял арестованных министров баварского правительства и поэтому участие в самом шествии не принимал. После провала путча бежал в Австрию, но в апреле 1924 г. добровольно вернулся в Германию и сдался властям. Был приговорён к 18 месяцам заключения и помещён в тюрьму Ландсберг вместе с Гитлером. В тюрьме Гесс начал фактически исполнять обязанности личного секретаря Гитлера. Именно ему Гитлер диктовал текст «Майн кампф». Оказал огромное влияние на написание книги, многие главы которой напрямую отражают личные взгляды Гесса.
      Гитлера выпустили из тюрьмы раньше Рудольфа Гесса. Все эти дни фюрер метался по квартире своего поклонника Эрнста Ханфштенгеля со словами:
      — Ах, мой бедный Руди! Ну не ужасно ли, что он до сих пор за решёткой!
       «Нельзя сказать, что между ними была физическая гомосексуальная связь, — писал позже Э. Ханфштенгель, хорошо знавший и Гитлера той поры, и Гесса, — но некоторое определённое влечение определённо присутствовало. Можно пить некрепкий чай или разбавленный абсент, и можно незаметно страдать сексуальными извращениями».
      В конце декабря 1924 г. через девять дней после Гитлера был освобождён и Гесс. Отказался от предложения профессора Хаусхофера стать его ассистентом в Институте геополитики и в начале 1925 г. стал секретарём Гитлера на постоянной основе. В его обязанности входило представление Гитлера, приём посетителей, в ряде случаев выступление вместо фюрера, а также завершение работы над «Майн кампф», которая вышла в свет осенью 1925 г. Гесса видели частенько в обществе Э. Рема. Тот привозил к Гессу накаченных юношей из «Гитлерюгенда», сам же предпочитал парней помоложе, мягких и женственных.
      01.04.1925 г. под номером 50 Гесс был внесён в списки СС. Именно он сыграл огромную роль в создании культа фюрера, а также в формировании образа Гитлера как высшего руководителя партии. Гесс учил Гитлера жестикуляции, готовил к важным встречам и т.д. Он стал одним из самых ближайших к Гитлеру людей, фактически «тенью фюрера». За спиной Гитлера пошла молва о том, что он слишком много проводит времени вместе с Р. Гессом. Ведь в гомосексуальной субкультуре донацистской Германии Р. Гесс был известен под кличкой «Фрейлейн Анна», а в гомосексуальных уголках Берлина и Мюнхена его знали под прозвищем «Чёрная Берта». Тогда, желая положить конец неприятным для него разговорам, Гитлер посоветовал Гессу жениться. В декабре 1927 года Р. Гесс оформил свои отношения со своей давней знакомой. Гесс очень хорошо относился к Ильзе, но перебороть свою природу не мог, поэтому они с женой остались не более чем друзьями. Гитлер, тем не менее, не любил жену Гесса, называл «гермафродитом в юбке», жаловался близкому окружению, что жена подавляет бедного Гесса.
      Р. Гесс при посредничестве Э. Кирдорфа вёл переговоры с промышленником Фрицем Тиссеном, добившись от него в 1928 г. субсидии более чем на один миллион марок для строительства партийной канцелярии. Руководил перестройкой «Коричневого Дома» в Мюнхене (официально открыт 01.01.1931 г.). С 1932 г. стал начальником Политического отдела в имперском руководстве НСДАП, комиссаром НСДАП по политическим вопросам. С 21.04.1933 г. заместитель фюрера по партии, что ставило его в абсолютно исключительное положение. По декрету Гитлера имел право принимать решения от имени фюрера по всем вопросам, касающимся партийного руководства. Его задачей было руководить основными политическими мероприятиями, давать директивы и заботиться о том, чтобы вся работа партии проводилась согласно принципам национал-социализма. Кроме того, в обязанности Гесса входило утверждение кандидатов на посты руководителей официальных учреждений и Германского трудового фронта.
      С 01.12.1933 г. Р. Гесс – имперский министр без портфеля, в обязанности которого входило гарантировать тесное сотрудничество НСДАП и СА с общественными властями и курирование спецслужб. 09.06.1934 г. Гесс подписал декрет, по которому СД признавалась единственной организацией службы политической информации, защиты партии и государства. При составлении Гитлером списков руководителей СА, подлежащих уничтожению перед «Ночью длинных ножей» 30.07.1934 г., добился значительного сокращения числа приговорённых. 14.11.1935 г. издал декрет, по которому евреи лишались права голосовать и занимать общественные посты. 04.02.1938 г. введен в состав Тайного совета, а 30.08.1939 г. – в Совет по обороне рейха. 01.09.1939 г. Гитлер официально назначил Гесса своим вторым преемником (после Геринга).
      Считал необходимым для успешного развития Германии установление прочных дружеских связей с Великобританией. Поэтому в июне 1940 г. Гесс принял решение совершить полёт в Англию, чтобы добиться от неё поддержки планов Гитлера и перемирия перед нападением на СССР. По ряду источников Гесс совершил несколько неудачных попыток перелёта в Шотландию: 21.12.1940 г. и 18.01.1941 г. В конце апреля 1941 г. принял окончательное решение совершить полёт для переговоров с герцогом Гамильтоном. 10.05.1941 с побережья вылетел в Шотландию на самолёте Me-110 и приземлился близ Инглшем-Мур в Шотландии, где был арестован военными властями. У. Черчилль отказался встретиться с Гессом.
      Сутки Гитлер выжидал реакции правительства Англии. Не дождался. На следующий день Гесс был объявлен сумасшедшим. Содержался в качестве интернированного в Великобритании. По заявлению английских властей уже в октябре 1944 г. у него стали хорошо заметны признаки душевного расстройства. В качестве главного военного преступника Р. Гесс был привлечён к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге, где начал симулировать сумасшествие. Проведенная во время процесса психиатрическая экспертиза признала его психически здоровым и дееспособным, после чего подсудимый выступил с заявлением, в котором признал, что ранее симулировал болезнь и потерю памяти. Приговорён к пожизненному тюремному заключению. Содержался в тюрьме Шпандау в Британском секторе Берлина. С 1966 г. являлся единственным заключённым тюрьмы. Семья Гесса неоднократно предпринимала попытки добиться его освобождения, но советская сторона к радости англичан всегда категорически возражала против этого. Гесс неоднократно предпринимал попытки самоубийства. В 1987 г. советское правительство заявило о возможности освобождения Гесса. После чего Р. Гесс был найден повешенным в прогулочной беседке тюрьмы. Страны-победительницы в официальном коммюнике заявили о том, что это было самоубийство. Сын Гесса, а также большое число исследователей считают, что это было убийством, организованным спецслужбами Великобритании, так как 92-летний заключённый уже не мог в руках держать даже лист бумаги, не мог обходиться без посторонней помощи. Просто правительство Великобритании опасалось освобождения столь опасного свидетеля английской политики соглашательства с нацистами накануне войны против СССР…
      Есть множество фактов, указывающих на то, что и сам Адольф Гитлер в молодости жил с парнями, а потом всю жизнь питал тайную слабость к мужскому полу.

<•>> >> Naturam se sequemur ducem, nunquam aberrabimus {20} <<•

  [+] Гитлер был не только четверть евреем, но и педерастом, и в молодости употреблял своего первого заместителя по партийной линии Рудольфа Гесса. Причём, Рудольф Гесс был полуевреем. <…> Но когда они ЛЕЗУТ к власти – это одно, когда же они ПРИХОДЯТ к власти, они начинают своих же бывших собратьев гнать в концлагеря, зная, что это источник вечной анархии и нигилизма. Избавляются от конкурентов. Так же бандиты, ограбив банк, сначала убивают честных людей, а потом, овладев золотом, начинают стрелять друг в дружку.
      Григорий КЛИМОВ, «Красная каббала»
<<><><>>
  [+] Я не считаю, что есть какой-то «гомосексуальный образ жизни». По-моему, все эти разговоры о гей-культуре – ерунда. Пара ресторанов и пара журналов не составляют культуру. Микеланджело – это культура. Вирджиния Вулф – это культура. Так что давайте не будем смешивать понятия.
       Рита Мэй БРАУН, американская писательница и сценаристка
<<><><>>
  [+] — Я не вижу ничего негативного в отношениях гомосексуалистов. Это просто выражение самих себя.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] Нет ничего дурного в том, чтобы спать с человеком одного с тобой пола. Люди должны быть более свободными в вопросах секса. А запретной линией следует отгородить коз.
       Элтон ДЖОН, (наст. имя Дуайт Реджиналд Кеннет), английский певец и композитор
<<><><>>
  [+] Гомосексуальность, несомненно, не преимущество, но в ней нет и ничего постыдного, это не порок и не унижение. Нельзя считать её и болезнью. Мы считаем её разновидностью сексуальной функции, вызванной известной приостановкой сексуального развития. Многие лица древних и новых времён, достойные высокого уважения, были гомосексуалистами, среди них – ряд величайших людей… Преследование гомосексуальности как преступления – большая несправедливость и к тому же жестокость.
       Зигмунд ФРЕЙД
<<><><>>
  [+] Без гомосексуальности Голливуда просто не было бы.
       Элизабет ТЕЙЛОР, американская актриса
<<><><>>
  [+] — Я всегда сторонился людей, которые занимались гонениями таких, как мы. Они считали нас больными. Это ужасные ощущения!
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] Нет скверных мальчиков, но встречаются мальчики, промышляющие в скверах.
       Из анекдотов
<<><><>>
  [+] — В нашей обычной жизни мы не делаем перерывов в сексуальных отношениях, мы просто живём обычной жизнью.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] Поехал гей на море. Сам не отдохнул, и другим НЕ ДАЛ...
        Из анекдотов
<<><><>>
  [+] Пассивное участие в пьянке – первый шаг к гомосексуализму.
       Неизвестный автор
<<><><>>
  [+] Сексуальная ориентация – правша.
       Неизвестный автор
<<><><>>
  [+] — Могу сказать, что если я потеряю человека, которого люблю, я просто умру в этот момент! Когда он заводит разговор о расставании, я просто готов убить себя. Я беру бритву и спрашиваю его: ну что, ты хочешь, чтобы я порезал себе вены? В момент примирения мы начинаем целоваться. Я целую его спину, ягодицы, мы начинаем бороться. И та борьба, которая внутри нас, борется совсем с другими вещами. Это становится очень горячим сексом. Это всё, что мы выражаем о своих отношениях. Когда однажды я хотел покончить с собой, он остановил меня, сказав: я люблю тебя!.. Он погиб... Я скучаю по нему! Секс без него стал просто занятием.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] «Простой советский паренёк, сын столяра и плотника...»
      строчка из песни о Юрие Гагарине
<<><><>>
  [+] Мужик, который целует другого мужика – настоящий мужик!
       Жан ЖЕНЕ
<<><><>>
  [+] — Я хочу сказать, что новая жизнь начинается от того, что мы пытаемся испытать новые сексуальные отношения и ощущения. В этом нам помогают наши друзья.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] — Я работаю таксистом. И часто вижу этих самых «голубых». Вчера вёз двоих. Мужик в возрасте снял парня и, видимо, везёт к себе. Ласкает его прямо в машине, что-то говорит ему на ухо, а тот в ответ млеет и закрывает глаза. Красивый парень, а вот такое – прости господи! Я что хочу сказать? Девушки и женщины! Боритесь за своё счастье! Если вы не будете этого делать, всех ваших красивых парней расхватают мужики!
       Из телевизионного ток-шоу
<<><><>>
  [+] Хочу, хочу, хочу! Жизнь даётся только раз… ну и так далее. Предпочитаю жить в согласии с собой – кто мне запретит? Я ищу свой идеал и нахожу в этом смысл. Процесс тоже результат. И плевать, что завтра всё изменится. Завтра будет завтра, а я живу сегодня!
      Мне нечего скрывать, я свободная современная личность. Пусть кто-то носит свои памперсы, а я буду писаться от счастья прямо в штаны. Это моё право и это моя грешная задница. Зачем это прятать? Я могу осчастливить многих мальчишек, парней и мужчин. Иногда получается. А для этого надо жить открыто.
      Когда я первый раз почувствовал сексуальное влечение к красивым парням, я вёл себя так же как и все остальные. Я сам себе пытался внушить, что это ненормально и противоестественно. Мне тоже известно, что бог создал мужчину и женщину для того, чтобы они могли продолжить род человеческий. У меня были девушки. И я их удовлетворял. Многие влюблялись, но я всё же чувствовал, что это не совсем моё. И, наконец, настало то время, когда я понял, что отказывать себе в том, чего я хочу, нельзя. Я такой же, как и все, может даже намного лучше кого-то, и я заслуживаю своего счастья!
      Я долго не мог решиться, и всё-таки первый раз переспал с парнем. Не всё можно передать словами, но на самом деле, это по-другому, чем с женщиной. При всём при этом, я всё равно чувствую себя нормальным парнем. Я не теряю достоинства, но и не возвышаю себя. Я просто принял сам себя таким, какой я есть. Закончил войну сам с собой. Я понял, что я буду счастлив только в паре с таким же парнем как и я. Может, это для кого-то и не нормально, но я ничего не могу и не хочу с собой поделать. Мне это нравится. Но я никогда в жизни не накрашу губы помадой и не одену юбку. Меня это абсолютно не возбудит, быть может даже станет противно. К сексу надо относиться трепетно. Для гея секс – это очень многое. И это совсем не означает просто долбиться в ж*пу. На самом деле, это – очень красиво и здорово! Обязательно чистоплотно и в комфорте, при всех, сами понимаете, условиях. И это далеко не все понимают. Многие это никогда и не поймут...
       Из писем
<<><•><•><•><>>

XI

><•>> >> Felix qui potuit rerum cognoscere causas {21}
><•>> >> ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

••>> ПЯТНА НА СОЛНЦЕ <<••
•>> [Адольф Гитлер] <<•

Здесь о многом надо задуматься, если взять типичного
великого человека нашей исторической эпохи.
Представьте, что мне надо было бы сегодня произнести тост за Наполеона.
Несомненно, я мог бы молвить много хвалебных слов в честь Наполеона.
Но единственное, чего бы я не мог сказать о нём – возможно, было бы самым важным! И это то, что для человечества было бы лучше, если б он вообще не родился!
       Бернард ШОУ, выступление на званом ужине в его честь у А. Эйнштейна
<<••>>
— Товарищ старший лейтенант, разрешите один вопрос?
— Давай!
— А Гитлер – педераст?
— А как же!
      Из худ. к/ф-ма «Утомлённые солнцем-2»

      Существует множество версий относительно сексуальных пристрастий Гитлера. Каждый автор толкует немногие известные факты на свой лад. Но фактов очень мало, больше – мнений и предположений. В том числе и о том, что даже с женщинами он избегал традиционных способов и предпочитал анальный и оральный секс.
      После смерти матери отношения с женщинами у будущего фюрера складывались очень сложно, если вообще складывались. В армии он был чуть ли не единственный, не получавший писем от женщин, и уклонявшийся от разговоров о слабом поле. Когда к нему приставали с расспросами, он говорил, что в оккупированном Брюсселе ходил в публичный дом и что у него есть фотографии с его половыми подвигами. Фотографии никто не видел... Зато те, кто знал Адольфа в юности, в один голос утверждали, что тот был женоненавистник.
      Судя по всему, женщины не были ему нужны. Гитлеру так и не удалось познать чувство любви, которое освободило бы его от зацикленности на самом себе. Как сказал бы З. Фрейд, он опоздал в своём мужском развитии и испытывал постоянное чувство неудовлетворённости. Возможно, именно это усилило его ненависть к окружающему миру. Только с маленькими детьми своих приятелей он чувствовал себя уверенно и даже любил с ними играть, но при условии, что ребята подчинялись ему и исполняли все указания.
      Когда Адольф Гитлер уже возглавлял нацистскую партию и на партийные деньги обзавёлся квартирой и машиной с шофёром, то иногда после спектакля в опере или балете он прихватывал одну-двух хористок, а затем после ужина в ресторане вёз девушку (или двух) к себе. Но уже через час водитель, ожидавший в машине, вёз девицу домой. Все они со смехом рассказывали, что дальше поглаживаний рук и лёгких объятий дело не шло даже тогда, когда девушки были не против!
      Так обстояло дело у Гитлера с женщинами. А как было с мужчинами? Будущий фюрер всегда плохо сходился с людьми. Но в августе 1905 года он знакомится с симпатичным парнем. Первым интимным другом Гитлера стал Август Кубичек.
       «Вена. Мой друг уже ждал меня на платформе. В радостном возбуждении приветствовал поцелуем и повёл в своё жильё, где я должен был провести с ним первую ночь».
      Это в своих воспоминаниях написал музыкант Август Кубичек. Он радуется расположению мужчины, который позднее прикажет заключать гомосексуалов в концлагеря и там убивать их.
      Мужчину звали Адольф Гитлер.
      С Августом Кубичеком будущий фюрер познакомился в оперном театре городка Линца. С тех пор они не расставались несколько лет. Гитлеру нравилось, что он брал верх в любом споре, будь то политические или даже музыкальные. Адольф счастлив, что Август так терпелив и способен долгое время выслушивать его монологи. Гитлер уговорил родителей парня отпустить с ним их сына в Вену учиться, где он уже снял для обоих жильё. Кубичек поступил в консерваторию, а Гитлер в академию художеств – нет. Они прожили в одной комнате довольно продолжительное время...
      Вообще, Август Кубичек был годом старше Адольфа. Он родился в Линце 3 августа 1888 года. После школы юноша был учеником обойщика, работал в мастерской у отца, но его подлинной любовью была музыка. В феврале 1908 года Кубичек поступил в Вене учиться, окончил консерваторию в конце 1911 года и работал дирижёром в различных театрах. 1 сентября 1914 года в Вене он женился на скрипачке Анне Функе, которая родила ему троих сыновей.
      В юности роли между двумя друзьями распределились сразу. Гитлер – ведущий, Кубичек – ведомый. Гитлер говорит, Кубичек слушает. Знакомство, построенное на любви к музыке, переросло в глубокие, романтически окрашенные отношения. Они тянутся друг к другу. Они хотят быть вдвоём, и только вдвоём.
       «Ни один человек на земле, — вспоминал Август Кубичек, — даже моя мать, которая так меня любила и так хорошо меня понимала, не в состоянии была понять мои секретные желания, как это делал мой друг».
      Гитлер явно ревновал Кубичека к другим молодым людям, с которыми тот заговаривал. Он не мог смириться с тем, что Кубичек способен заинтересоваться кем-то ещё. Юноша должен был всецело принадлежать ему одному. Всё это напоминает настоящий любовный роман.
      В феврале 1908 года Гитлер приехал в Вену на несколько дней раньше Кубичека и писал ему: «Я с нетерпением ожидаю твоего приезда. Напиши, когда ты будешь, чтобы я устроил всё для торжественной встречи. Вена ждёт тебя. Приезжай поскорее. Я, конечно же, встречу тебя».
      Когда Кубичек, наконец, приехал в Вену, на вокзале, как мы уже рассказали, его ожидал Гитлер. Счастливый Адольф расцеловал друга и повёл в квартиру, где они провели вместе первую ночь. Это была его мечта – два одиноких художника наслаждаются совместной жизнью в австрийской столице.
      Они купили себе одинаковые пальто и чёрные шляпы. Кубичек вспоминал:
       «В те дни нас принимали за братьев. Этого мы и хотели».
      Они выбирали для прогулок пустынные пригороды. Предпочитали уединённые уголки. Им никто не был нужен. Летом они уезжали на реку, где купались, опять же подальше от других людей, там же ночевали.
      Однажды они гуляли и были застигнуты грозой. Спрятались в заброшенном сарае. Кубичек нашёл грубую мешковину. Гитлер насквозь промок и дрожал от холода. Кубичек расстелил эту мешковину, велел Гитлеру снять с себя мокрую одежду и завернуться в сухое. Тот покорно разделся и лёг. Кубичек заботливо укутал его и лёг рядом. Любовники, вынужденные скрываться от остального мира, ищут уединения за городом или жаждут остаться в темноте оперного зала, возбуждающего их чувства. Всё это очень похоже на описание жизни гомосексуальной пары.
      Гитлер избегал физического контакта с другими людьми. Уклонялся от рукопожатий. Другое дело Август Кубичек – его Гитлер любил нежно держать за руку.
      Однажды к Августу Кубичеку на урок музыки пришла молодая девушка. Гитлер устроил настоящую сцену ревности, кричал, что их комната слишком мала для появления здесь чужих людей.
      Военная служба прервала карьеру Кубичека. Когда в 1918 году он стал искать работу, выяснилось, что все места заняты. Он с трудом нашёл место в муниципалитете в маленьком городке под Линцем, где жила его мать. Его взяли, потому что нужен был человек, который мог бы заниматься делами местного музыкального общества.
      В 1923 году, через пятнадцать лет после того, как они с Гитлером расстались, Кубичек увидел фото своего друга на первой полосе газеты «Мюнхенер иллюстриртер». Но не попытался возобновить знакомство. Только в 1933 году он поздравил Гитлера с назначением на пост канцлера. Гитлер ответил. Причём, похоже, он знал, чем занимается его старый друг и как обстоят его дела, поскольку просил передать привет матери, но не отцу, который скончался. Весной 1938 года Гитлер вдруг проявил интерес к приятелю юных лет. В марте, вскоре после присоединения Австрии к рейху, три эсэсовца из Берлина появились в доме Кубичека, чтобы забрать у него все бумаги, связанные с фюрером.
      Когда Гитлер приехал в Линц, он нашёл время встретиться с Кубичеком. Рассказал о своих планах реконструкции города, дал денег на учёбу его сына в консерватории Линца. В апреле 1938 года он пригласил Августа в Оберзальцберг. Участие Гитлера пришлось как нельзя кстати. У Кубичека были серьёзные неприятности. Его подчинённый Франц Нойбургер в мае 1938 года обвинил Кубичека в воровстве и некомпетентности. Причём, сделал это публично:
      — Кубичек сам крал деньги и меня заставлял идти на воровство!
      Нойбургер был районным казначеем местной партийной организации, то есть влиятельной и опасной персоной. Он был настроен весьма решительно и говорил:
      — Я уничтожу Кубичека!
      Но вдруг что-то произошло. Нойбургер в октябре принёс Кубичеку официальные извинения. Заявил, что обвинял его совершенно безосновательно.
      Нет-нет, ему явно заткнули рот, чтобы спасти старого друга фюрера от позора. Весной 1939 года Нойбургер попросил перевести его в другое место.
      Летом 1939 года Гитлер пригласил приятеля на музыкальный фестиваль в Байройт.
      Кубичек ответил:
       «Мой фюрер! Только Вы один с Вашей благородной щедростью могли исполнить самую большую мечту моей жизни. С поразительным достоинством и славой Вы исполнили своё историческое предназначение, которое Вы сознавали ещё тридцать пять лет назад. Я склоняю голову перед величием вождя. Я восхищаюсь Вашим, мой фюрер, благородным сердцем».
      Давний поклонник Вагнера был несказанно рад попасть на музыкальный фестиваль в баварском городе Байройте, где жил и творил Рихард Вагнер. Но всё-таки эти слова – видимо, не просто благодарность за приглашение. Не выражал ли тем самым Кубичек признательность фюреру за избавление от серьёзных неприятностей?
      В 1940 году они ещё раз встретились на вагнеровском фестивале и провели вместе несколько часов. В том же году Август Кубичек вступил в партию и вошёл в руководство региональной организации «Сила через радость». В 1943 году опубликовал первый вариант своих воспоминаний о фюрере. В том же году получил повышение по службе, а также шесть тысяч марок из личного фонда фюрера. С тех пор ему платили ещё по пятьсот марок ежемесячно – немалая сумма в те годы.
      После войны американские оккупационные власти посадили Кубичека. Он провёл в заключении шестнадцать месяцев. Комиссия по денацификации не разрешила ему остаться на государственной службе. Ему пришлось выйти на пенсию. В 1953 году он выпустил книгу «Адольф Гитлер – друг моей юности». Это скорее роман, чем мемуары. В послевоенные годы Кубичек не изменил своего отношения к своему интимному другу Адольфу. Он писал: «Наполеон тоже закончил свои дни в изгнании, хотя он был выдающимся человеком. Его место в истории было восстановлено позднее. Когда-нибудь то же произойдёт и с Гитлером».
      Его вера в Гитлера не исчезла. Вера или любовь?
      Юный Гитлер избегал женщин, не флиртовал с ними и вообще старался держаться подальше от слабого пола.
      В возрасте, когда мальчики начинают проявлять интерес к девочкам, он панически боялся любого физического контакта с представительницами другого пола.
       «Он ненавидел, когда его целовали, — вспоминала его сестра Паула, которая была на семь лет его младше. — Если мама хотела утром поднять его с кровати, ей достаточно было сказать мне: “Иди и поцелуй его”. Она говорила это тихо, но, как только он слышал слово «поцелуй», который ему предстояло получить от меня, он пулей вылетал из кровати, только бы избежать поцелуя».
      В школе Ади вообще не интересовался девочками, утверждали его школьные товарищи. Единственные женщины, которые присутствовали в жизни Гитлера и его интимного друга, – это их матери. Кубичек пишет о безграничной любви Гитлера к матери и уникальной духовной гармонии между ними. Особенно в последние месяцы перед смертью Клары Гитлер. Кубичек тоже любил только свою мать.
      Возможно, обе матери осознавали и даже одобряли особую природу отношений между сыновьями. На смертном одре Клара Гитлер обратилась к другу сына:
      — Густль, оставайся добрым другом моему сыну и после того, как меня не станет. У него больше никого нет.
      Август Кубичек со слезами на глазах обещал не бросать Адольфа Гитлера.
      Кубичек в воспоминаниях пытался развеять всякие предположения об их гомосексуальных отношениях. Писал, что Гитлер был абсолютно нормален физически и сексуально. Но уж Кубичек-то точно знал, что в сексуальном, общепринятом смысле Гитлера трудно назвать нормальным. Впрочем, как известно, понятие нормы в сексе достаточно условно.
Весной 1905 года, по словам Кубичека, Гитлер, указав на худенькую блондинку, которая гуляла под руку с матерью, неожиданно объявил, что влюблён в неё. Её звали Стефани, и ей было восемнадцать лет. Гитлер поведал другу, что пишет ей поэмы, рисует их будущий со Стефани дом. Письма, правда, он отправлял неподписанными, так что она могла принять их за шутку одной из подруг.
      Кубичек предложил ему подойти и познакомиться с блондинкой. Если влюблён, разве это не логично? Гитлер возмущённо отверг это предложение, он объяснил, что избранным натурам нет нужды в словах, они понимают друг Друга и так. Тем временем выяснилось, что девушка ходит на балы и танцует там с молодыми офицерами. Гитлер был удручён, угрожал с горя броситься в Дунай. Кубичек предложил ему научиться танцевать. Эта идея была отвергнута, как абсурдная. Стефани, не подозревавшая о его существовании, вскоре вышла замуж.
      Кубичек утверждал, что воздержание Гитлера, его монашеская жизнь объяснялась страхом перед венерическими заболеваниями и распутными женщинами. В Вене они искали отдельную комнату для Кубичека. Нашли подходящую. Но когда они разговаривали с хозяйкой, её халат распахнулся. Она, извинившись, завернулась в него вновь, но молодые люди успели заметить, что под халатом на ней было только трико.
      Адольф скомандовал другу:
      — Уходим, Густль!
      Кубичек описал эту историю, чтобы объяснить, почему они с Гитлером продолжали жить вместе в маленькой комнатке. Но объяснений и не нужно. Они всегда хотели быть вместе!
      Фантазии Гитлера были столь сильными и яркими, что казались сравнимыми с реальной жизнью. У него создавалось ощущение, что достаточно представить себе нечто – и это станет реальностью. Разговоры с Августом Кубичеком состояли из бесконечного фантазирования.
      За десять крон они купили лотерейный билет. Адольф Гитлер не сомневался, что они получат главный выигрыш. Он уже набросал план их будущей квартиры, каждый предмет мебели, которые они купят. Когда выяснилось, что они ничего не выиграли, Гитлер лишний раз убедился в противоестественности существования империи Габсбургов, которая выжимает из людей последние деньги...
      Гомосексуализм стал постоянной темой разговоров в Вене в начале XX века; обвинения в том, что именуется нетрадиционной сексуальной ориентацией, были выдвинуты против принца Филиппа Ойленбургского, друга кайзера и германского посла в Австро-Венгрии. Журналист Максимилиан Харден в еженедельнике «Цукунфт» обвинил Филиппа в гомосексуализме. Это обвинение носило политический характер: гомосексуалист не имеет права находиться на государственной службе и оказывать влияние на императора Вильгельма.
      Разгоревшийся скандал привлёк внимание венцев к существовавшей в Вене гомосексуальной субкультуре. В городе открывались рестораны, кофейни, отели, бани, где мужчины нетрадиционной ориентации могли встречаться и наслаждаться обществом друг друга. Не было и недостатка в молодых мужчинах, занимавшихся проституцией. Всё это скрывалось за завесой молчания. Только скандал привлек внимание к этой стороне жизни. Общество возмутилось тем, что столица Австро-Венгерской империи превратилась в Эльдорадо для извращенцев, хотя нашлись и сторонники более либерального отношения к сексуальным меньшинствам.
      Но тут же возник и другой мотив. Журналист Максимилиан Харден был евреем. Получилось, что это нападки еврея на германский императорский дом. Гитлер писал в своей книге «Майн кампф» («Моя борьба»), что не одобрял тогда кампанию против принца. Он мог быть лично уязвлён атакой венской прессы на гомосексуалов. И связал это с еврейским происхождением журналиста, начавшего скандал.
      В 1919 году Гитлер писал в газетной статье, что «осознал наличие еврейской угрозы, когда мне было восемнадцать лет». Восемнадцать лет ему исполнилось в 1907 году, когда разразился этот скандал. Немецкий историк Лотар Махтан, изучающий интимную жизнь фюрера, полагает, что ненависть к евреям усиливалась страхом разоблачения. Вдруг и о нём напишут, что он гомосексуалист?
      Однажды вечером на улице Гитлера и Кубичека окликнул хорошо одетый господин. Он заговорил с ними и поинтересовался, чем занимаются молодые люди.
      — Мой друг учится в консерватории, — объяснил Адольф, — а я изучаю архитектуру.
      Хорошо одетый господин пригласил юношей пообедать в отеле «Куммер». Он предложил заказать всё, что они хотят. Наконец-то Адольф наелся до отвала. Щедрый господин сказал, что он владелец фабрики, признался, что избегает близких отношений с женщинами, потому что они хотят от мужчины только одного – денег. Он проводил молодых людей до дому.
      Когда они вошли в комнату, Адольф спросил друга, понравился ли ему новый знакомый.
      — Очень понравился, — искренне ответил Кубичек. — Культурный человек и интересуется искусством.
      — А на что ещё ты обратил внимание? — продолжал задавать вопросы Адольф, лицо которого приняло странное выражение.
      — А что ещё должно было привлечь моё внимание? — недоумённо переспросил Кубичек.
      — Густль, взгляни-ка на эту карточку.
      Новый знакомый успел вручить Гитлеру визитную карточку с предложением навестить его в отеле «Куммер».
      — Он гомосексуалист! — уверенно сказал Адольф.
      Кубичек пишет, что он впервые тогда услышал это слово и что Гитлер всегда боролся против гомосексуалистов. Но вот вопрос: почему, интересно, незнакомец обратился именно к этим молодым людям? Гомосексуалисты довольно точно выделяют в толпе тех, кто может разделять их интересы.
      Кубичек и Гитлер провели вместе только четыре месяца. Почему они разъехались, остаётся неизвестным. Они оба никогда об этом не говорили.
      Кубичек по утрам отправлялся в консерваторию. Гитлер спал до полудня. Гитлер заинтересовался политикой, Кубичек был к ней равнодушен. Он упорно занимался – музыка требует повседневного труда. Гитлер стал исчезать, он даже ночевал неизвестно где. Их отношения постепенно прекратились.
      Вообще молодые годы Адольфа Гитлера прошли в исключительно мужской компании. В женском обществе его не видели. Его юность прошла сначала в мужском общежитии, в комнате с Кубичеком, а потом в казарме, где он чувствовал себя лучше, чем дома. После войны один из врачей, лечивших Гитлера, заявил под присягой, что фюрер, вне всякого сомнения, был гомосексуалистом. Сам Гитлер никогда в этом не сознавался. Публично называл гомосексуализм болезнью.
      Медики утверждают, что значительно легче тем, кто не сопротивляется природе и даёт волю своим чувствам. Неприятие собственного гомосексуализма ведёт к тяжкому разладу с самим собой. Сознание того, что ты не такой, как другие, рождает чувство унижения и обиды на весь белый свет. Если Гитлер действительно испытывал особые чувства к мужчинам и пытался это скрыть, то понятно, почему он, в конце концов, возненавидел весь мир. Гитлер гениально врал. У него это было в крови! Всем гомосексуалистам приходилось таиться и изображать себя такими же, как остальные мужчины. Такова точка зрения тех, кто уверен, что Гитлер всегда вёл двойную жизнь.
      Он бежал от реальности и пребывал в мире фантазии, где всё складывалось так, как он хотел. Он и музыку Рихарда Вагнера полюбил за ее способность заставить забыть о реальности. Став известным политиком, Гитлер ежегодно посещал знаменитый музыкальный фестиваль в баварском городе Байройте, где жил и творил Рихард Вагнер. Фюрер ценил композитора не только за музыкальные творения, но и за откровенный антисемитизм. Вагнер даже утверждал, что Иисус Христос не был евреем.
      Имперский министр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер полагал, что Гитлер ещё и потому так часто ездил в Байройт, что у него был роман с невесткой композитора Винифред Вагнер. По словам Шпеера, фюрер возвращался после фестивалей очень довольный, у него блестели глаза.
      Англичанка Винифред вышла замуж за единственного сына композитора Вагнера Зигфрида, когда ей было восемнадцать лет, а ему сорок шесть. В 1923 году она открыто заявила, что поддерживает Гитлера и его идеи. В 1930 году Зигфрид Вагнер умер, и пошли слухи, что овдовевшая Винифред выйдет замуж за Гитлера. Но теперь известно, что между ним и Винифред Вагнер не было ровным счётом ничего. Гитлер просто не знал, что делать с такими уверенными в себе дамами. Она была очень крупной женщиной, Гитлер был меньше её ростом.
      Фюрер, подозревали, находил в Байройте отдохновение иного рода. На вагнеровский фестиваль собиралось множество гомосексуалистов. Маскулинная музыка Вагнера в то время была модной среди поклонников однополой любви. Он там бывал исключительно в мужской компании.
      После смерти мужа Винифред Вагнер уже самостоятельно устраивала вагнеровские фестивали, которые Гитлер приказал финансировать из государственной казны. В семействе Вагнер он чувствовал себя прекрасно, был на «ты» с обитателями дома. Дети Винифред называли фюрера дядей.
      — Там была просто сказочная жизнь, — вспоминал Гитлер вечером 28 февраля 1942 года в ставке «Волчье логово». — Я уже много лет не был там, что само по себе достойно сожаления. Фрау Вагнер очень печалится по этому поводу. Она мне двенадцать раз писала и двадцать пять раз звонила по телефону. Фрау Вагнер – и в этом её великая сила – связала Байройт с национальным социализмом...
      Она приглашала вдов крупных деятелей нацистского государства к себе домой. В своих разговорах дамы не называли Гитлера по имени, а благоговейно именовали его НБА – «наш благословенный Адольф». Интересно, что после крушения гитлеровской Германии Винифред Вагнер ни в чём не раскаялась.
      После вигнеровских фестивалей Гитлер любил бывать в Веймаре, где его встречал художественный руководитель веймарского театра Ганс Северус Циглер, ни от кого не скрывавший своих гомосексуальных наклонностей. Циглер в 1925 году вступил в нацистскую партию. В компании с Циглером Гитлер отдыхал несколько дней – вдали от шума городского. Его селили в гостинице «Элефант», присылали парикмахера, который после бани делал ему и массаж. На нескромный вопрос о том, как выглядит тело Гитлера, Ганс Циглер отвечал, что оно прекрасно, фюрер хорошо сложен и мускулист. Люди, которые знали его лучше, говорили, напротив, что Гитлер стеснялся своего тела.
      Циглер с наслаждением вспоминал, как Гитлер однажды пригласил его в Мюнхен послушать Вагнера. После оперы они устроились в любимом фюрером кафе «Хек». К ним присоединилась Ева Браун, уже ставшая официальной по-другой Гитлера. Обычно в таких ситуациях мужчины отделываются от приятеля и удаляются вместе с дамой сердца. Гитлер поступает прямо противоположным образом. Он просит Циглера подождать и на такси отвозит Еву Браун домой. Возвращается, заказывает себе стакан чаю, Циглеру стакан вина, и затем они вдвоём едут к Гитлеру в Оберзальцберг в его загородный дом.
      Циглер говорил потом:
      — Я узнал его в эти незабываемые дни лучше, чем многие другие за годы.
      Циглер стал художественным руководителем веймарского театра после прихода Гитлера к власти – к раздражению местных властей, которые не могли скрыть презрения к гомосексуалисту. После расстрела штурмовиков у Циглера в родном городе возникли неприятности – ведь было приказано ставить на учёт всех гомосексуалов.
      Ганс Циглер жаловался на то, что его ненавидят и преследуют. Поэтому, по его воспоминаниям, он обратился к фюреру и всё ему рассказал. И фюрер отпустил ему все грехи. По его поручению за руководителя театра вступился министр внутренних дел Тюрингии, который издал распоряжение:
       «Некомпетентные власти затеяли расследование в отношении доктора Циглера. Я сам вник в эту историю с распространением слухов и после расследования пришёл к выводу, что не было никаких нарушений.
      Поэтому я ожидаю прекращения распространения слухов и приму жестокие меры против тех, кто это будет делать».
      Надо сказать, что влиятельные гомосексуалисты оказывали Гитлеру покровительство, когда он делал первые самостоятельные шаги. Многие из них с придыханием повторяли:
      — Не правда ли, фюрер просто душка!
      В любимых кафе фюрера с ним за столиком можно было увидеть только обожавших его мужчин. В его манере есть, подносить чашку к губам, пить кофе находили что-то женственное. Фюрер обожал сладкое и буквально поглощал пирожные, иногда съедая восемь штук подряд.
      Кстати, поначалу Адольф Гитлер, переехав в Баварию, уклонялся от призыва в австрийскую армию и боялся, что его посадят. В конце концов, полиция нашла его в Мюнхене и 18 января 1914 года арестовала за уклонение от воинской повинности. Однако испуг был напрасным. В феврале 1914 года его признали негодным для несения строевой и вспомогательной службы. Когда началась Первая мировая, Гитлер записался добровольцем в баварскую армию, и его взяли.
      12 августа Адольф Гитлер пришёл на мюнхенскую площадь Одеонплац, чтобы услышать объявление войны России. Молодой мюнхенский фотограф Генрих Гофман сделал панорамный снимок. Среди других лиц он запечатлел счастливое лицо Гитлера. После войны Гофман увеличил эту часть фотографии и продал её в десятках тысяч копий, неплохо заработав.
      Военная форма придала Адольфу Гитлеру ощущение мужественности. Теперь никто не имел права сомневаться в том, что он настоящий мужчина. В его характере, манерах, поведении было слишком много женского и женственного. Военная форма это скрывала.
      21 октября эшелон увёз Гитлера на фронт. На фронте он отличался одним – быстро и с энтузиазмом исполнял любой приказ. Гитлер служил рьяно. Он был вестовым. Когда снаряды рвали телефонные провода, такие, как он, держали связь на поле боя. В 1914 году он получил Железный крест второго класса, в октябре 1916 г. был ранен в бедро и провёл в лазарете пять месяцев. В мае 1918 года его наградили Железным крестом первого класса.
      После войны, когда разные политические силы заинтересовались личностью Гитлера, исследовали и его военное прошлое.
      Рассказывает профессор Ганс Махтан {22}:
       «Ещё при жизни фюрера о его сексуальных проделках ходили сплетни, шутки, анекдоты. Например: «Половой член Гитлера – последний безработный нацистской Германии». И карикатуры, на одной из которых усатый Адольф сладострастно стонет, застыв в недвусмысленной позе: сзади над ним «колдуют» плечистые ребята в коричневой униформе. Однако до некоторых пор тема гомосексуальности фюрера муссировалась лишь на уровне фольклора. Для серьёзных научных изысканий она оставалась последним табу истории XX века.
      Надо сказать, очень долго гомосексуальность в исторической литературе вообще считалась темой запретной, а в случае с Гитлером – и подавно! Ведь придя к власти, бесноватый фюрер тщательно скрывал свою тягу к лицам своего пола, очевидцев нещадно проследовал, а документальные доказательства уничтожал».
      Гитлеровское либидо заинтересовало профессора Г. Махтана почти случайно. Углубившись в отношения Адольфа с немецкой аристократией, он наткнулся на множество пикантных улик. Перелопатив гору книг, в том числе и воспоминания А. Розенберга и других нацистских боссов, а также досье в архивах британской разведки и ЦРУ, учёный пришёл к однозначному выводу: Гитлер любил только мужчин!
      Молодые годы Адольфа Гитлера прошли исключительно в мужской компании. В женском обществе его не видели. Его юность заканчивалась сначала в мужском общежитии, а затем в казарме, где он чувствовал себя лучше, чем дома. После войны один из врачей, лечивших Гитлера, заявил под присягой, что фюрер, вне всякого сомнения, был гомосексуалистом. Сам Адольф Гитлер никогда в этом не признавался, публично называя гомосексуализм болезнью.
      Медики утверждают, что значительно легче тем, кто не сопротивляется своей природе и даёт волю чувствам. Неприятие собственного гомосексуализма ведёт к тяжкому разладу с самим собой. Сознание того, что ты не такой, как другие вокруг тебя, рождает чувство унижения и обиды на весь мир. Если Гитлер действительно испытывал особые чувства к лицам мужского пола и пытался это скрыть, то понятно, почему он в конце концов возненавидел весь мир.
      Фюрер гениально лгал. У него это было в крови? Ему, как и всем гомосексуалистам приходилось таиться и изображать из себя таким же, как остальные мужчины. Такова точка зрения тех, кто уверен, что Гитлер всегда вёл двойную жизнь. Он всегда бежал от реальности и пребывал в мире фантазий, где всё складывалось так, как он хотел. Он и музыку Рихарда Вагнера полюбил за её способность заставить забыть о реальностях. Гитлер не пропускал ни одного вагнеровского фестиваля. Но фюрер, подозревали, находил в Байроте, где проходили музыкальные фестивали, отдохновение иного рода. На вагнеровский фестиваль всегда собиралось множество гомосексуалистов. Маскулинная музыка Вагнера в то время была модной среди поклонников однополой любви. И на фестивалях он бывал исключительно в мужской компании.
      Одним из источников информации учёного стали так называемые «протоколы Ганса Менда», однополчанина Гитлера по Первой мировой войне, штабного посыльного, который ещё в 1914 г. заподозрил в будущем фюрере гомосексуала. Сперва ему бросилось в глаза, что на полногрудых фламандок и изящных француженок Ади не клюёт. Первые подтверждения этой догадки появились у посыльного год спустя. Тогда их подразделение расквартировали на территории французского пивзавода «Ле Фебре». Г. Менд пишет:
       «Гитлер был вестовым при штабе, — рассказывал Менд о сослуживце. — Оружие он в руках не держал. Его называли «сумасшедшим Адольфом». Мне он сразу показался психопатом. Он быстро выходил из себя во время споров, бросался на землю и вопил, изо рта у него шла пена.
      Мы обратили внимание на то, что Гитлер не смотрит на женщин. У него были какие-то женские черты. В казарме он ложился спать рядом с парнем по имени Шмидт. Однажды, когда все устраивались на ночлег, произошёл такой случай. «Вдруг мы услышали шорохи в сене. Кто-то щёлкнул фонариком и пробурчал: “Смотри, два голубеньких братца! Смотрите, что они выделывают!” Это был Гитлер со своей «полевой женой» – неким Эрнстом Шмидтом».
      Все, кто служил в нашем полку, знали, почему фюрер не женится. Он никогда не интересовался женщинами».
      О специфической сексориентации ефрейтора Гитлера знало и его начальство. В служебных бумагах будущего рейхсканцлера можно было найти такую запись: «Не смотря на смелость перед врагом, из-за гомосексуальных наклонностей [ему отказано] в присвоении звания унтер-офицера». Для Гитлера это был первый удар. По-видимому, тогда он понял, что своё либидо и свои желания надо тщательно скрывать.
      В 20е годы Менд стал соратником фюрера, но затем угодил в немилость. В 1936 г. ему дали два года тюрьмы за совращение малолетних. В отместку Менд в 1939 г. письменно «слил» компромат на рейхсканцлера одному из противников режима. Вот эти так называемые «протоколы Менда» и дошли чудом до наших дней. Одни исследователи считают, что их подлинность не вызывает сомнений, другие – наоборот, что подлинность их не установлена. Однако известно, что «протоколы Менда» циркулировали среди оппозиционно настроенных немецких офицеров. Говорят, что сей документ составил профессор Фридрих Альфред Шмид-Нёрр по просьбе главы военной разведки и контрразведки Абвера Вильгельма Канариса и что его показывали начальнику Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковнику Людвигу Беку.
      Эта версия вызывает серьёзные сомнения. Адмирал Канарис был невероятно осторожным человеком и знал, как опасно интриговать против фюрера. Но Ганс Менд – реальная личность. Он служил в 16м Баварском резервном пехотном полку вместе с Гитлером с октября 1914 года по август 1916 года.
      После демобилизации Ганс Менд торговал лошадьми, но неудачно. В августе 1919 года он получил в Мюнхене пять месяцев тюрьмы за кражу. И пошёл по кривой дорожке, от приговора до приговора. Освободился в мае 1923 года, когда Гитлер уже стал заметной фигурой среди ультраправых.
      Такой человек, как Менд, не мог упустить случая использовать фронтовое знакомство. Он напомнил Гитлеру о себе. Об этом стало известно, потому что Гитлер писал Менду как минимум дважды – 28 июня и 5 июля 1923 года. Оба письма зарегистрированы в книге исходящей корреспонденции секретарём Гитлера Фрицем Лаубёком. Более того, Менду были отправлены деньги – сначала сто, потом ещё и триста марок. Почему Гитлер проявил такую щедрость? В надежде удержать однополчанина от неразумных шагов, от опасной болтовни?
      Менд несколько лет работал жокеем в Амстердаме и Брюсселе. Потом обосновался в Мюнхене. Он опять угодил за решётку за подделку документов – хотел получить ветеранскую пенсию по инвалидности. И он, конечно же, не мог не думать о том, что Гитлер, с которым они вместе служили, сделал такую карьеру, а он прозябает... Он сделался активным сторонником наци, чтобы добраться до фюрера.
      Ганс Менд пригодился нацистам. В конце 1931 года появилась книга «Адольф Гитлер на фронте», изданная от имени Менда. Сам он не то, что книгу, фразу не мог грамотно написать. В предисловии говорилось, что книга предназначена для тех скептиков, которые хотят знать, «где новый фюрер, Адольф Гитлер, находился во время войны и что он совершил». Книга написана «живым свидетелем и однополчанином, который сражался бок о бок с Адольфом Гитлером».
       «Я был свидетелем его храбрости, — писал от имени Менда неизвестный автор, — я видел прекрасные проявления его характера. Я намерен доказать, что на фронте он был таким же, каким он предстаёт перед нами сегодня, – мужественным, бесстрашным, выдающимся...
      Уже в 1916 году мы предчувствовали, что ещё услышим о нём. Надо было только подождать, когда придёт его время... В 1918 году он не потерял веру в немецкий народ. Он говорил нам, что намерен отдать жизнь и посвятить всего себя тому, чтобы отомстить тем, кто предал Германию и немецкий народ... Если бы каждый немец думал, действовал и исполнял свой солдатский долг на фронте, как Адольф Гитлер, мы были бы избавлены от этого позорного мира».
      Как раз в 1931 году социал-демократическая пресса весьма иронически писала о военных подвигах Гитлера, и книга однополчанина пришлась как нельзя кстати. Главный партийный орган нацистов газета «Фёлькишер беобахтер» рекомендовала книгу Менда «как лучший подарок на Рождество каждому поклоннику Адольфа Гитлера». Книга была состряпана весьма неискусно, состояла из каких-то анекдотов, не делавших честь Гитлеру и выставлявших его, скорее в глуповатом виде. Фюреру это сочинение не слишком понравилось. Это засвидетельствовал друг фюрера Макс Аманн, который в чине фельдфебеля командовал ефрейтором Гитлером и вслед за ним вступил в партию.
      Гитлер сделал Макса Аманна директором центрального партийного издательства, а в 1933 году назначил президентом Имперской палаты печати и наделил правом закрывать в стране любую газету или журнал...
      Ганс Менд неплохо заработал на этой книге, но, как следовало ожидать, захотел большего. В октябре 1932 года он подстерёг фюрера в месте, где обычно собирались нацисты, – в кафе «Хек». Там были простые стулья и чугунные столики. В это кафе Гитлер заходил и будучи канцлером, но уже без старых партийных товарищей из Мюнхена, а в окружении обычной свиты. Засиживался допоздна. Министру Шпееру он объяснял:
      — В боевые времена я привык ложиться поздно. После собраний приходилось сидеть с партийцами. К тому же я так возбуждался от собственных речей, что до утра не мог уснуть.
      Ганс Менд устроил настоящий скандал. В кафе он обратился к фюреру.
      — Послушай, Адольф! — закричал он. — Ты чего меня игнорируешь? Забыл, кто тебе так помог? Тогда поговорим об этом потом. Прочитаешь обо мне в завтрашних газетах. Я тебя предупредил, Адольф! Не зли меня.
      На следующий день журналист Фриц Гёрлих, который был яростным оппонентом вождя нацистов, опубликовал в своей газете открытое письмо Менда Адольфу Гитлеру.
      Фриц Гёрлих на деньги курфюрста Эриха фон Вальдбург-Цайля издавал антинацистскую газету. Он считал нацизм духовной чумой. Печатал тираж, как это ни забавно, тот же издатель, Адольф Мюллер, который выпускал нацистскую газету «Фёлькишер беобахтер».
      Письмо однополчанина походило на настоящий шантаж.
       «Если бы в моей книге появились те детали, которые я сознательно опустил, — писал Менд, — Гитлер едва ли предстал в роли героя войны. Я советую ему не соваться в слишком высокие сферы. Будет лучше для его партии и него самого, если он будет помнить, кем он был».
      Его разоблачения уже не могли помешать Гитлеру. Однополчанин был слишком мелкой фигурой, чтобы повлиять на настроения масс. Фюрер сделал вид, что не заметил его выпада. Но написав письмо, Менд объявил фюреру войну, выиграть которую не мог. Потом Менд, видимо, пожалел, что сорвался. 1 декабря 1932 года он сказал журналистам, что просто обиделся на «нетоварищеское поведение» Гитлера. Но он всё равно продолжит «защищать и поддерживать Адольфа Гитлера, моего фронтового товарища, и его партию даже ценой своей жизни».
      Придя к власти, нацисты припомнили Менду угрозы, заставившие Гитлера поволноваться.
      Сам Менд рассказывал:
       «Я уже спал ночью 9 марта 1933 года, когда дверь распахнулась и я увидел, что на меня направлены два револьвера.
      — Что вам надо?
      — Ещё одно слово – и получишь пулю.
      В темноте я различил две фигуры в партийной униформе. За ними стоял человек в штатском, который тихо сказал:
      — Пойдёте с нами.
      Они повели меня вниз, где стоял автомобиль.
      — В Коричневый дом? — спросил я.
      — Нет, — ответил человек в штатском, — в полицейское управление».
      Коричневый дом – штаб-квартира нацистской партии.
      В деле Менда ничего не происходило без ведома фюрера. Менд просидел три месяца в концлагере по указанию обергруппенфюрера СА Вильгельма Брюкнера, адъютанта фюрера по руководству штурмовыми отрядами. Но Менда не уничтожили. Его проучили и серьёзно предупредили. Он должен был понять, что его судьба в руках Гитлера. Как только его отпустили, Менд попросил восстановить его в партии и изъявил готовность немедленно отречься от своего злосчастного письма.
      Но его не приняли в партию и не позволили вновь увидеться с фюрером. Он находился под наблюдением. Менд предпринял несколько попыток увидеть Гитлера, просил его секретарей передать ему письмо от старого друга. Жаловался, что «стал жертвой людей, которые хотели заработать на моём давнем знакомстве с Гитлером». Но всё безуспешно. В марте 1935 года личный адъютант и однополчанин Гитлера бригаденфюрер СА Фриц Видеман официально уведомил Менда, что его появление рядом с фюрером нежелательно.
      Книга Менда продолжала продаваться, и он, видимо, жил на проценты от продажи. Она вошла в список литературы, рекомендованной для чтения в немецких школах. Его воспоминания транслировались по радио. Были даже разговоры о том, чтобы заснять его рассказы на киноплёнку.
      Ганс Менд занялся торговлей рисунками Гитлера, на которые возник большой спрос. Среди покупателей были имперский руководитель молодёжи Бальдур фон Ширах, обергруппенфюрер СС, имперский руководитель печати Отто Дитрих, личный водитель фюрера Юлиус Шрек и другие видные нацисты.
      Менд опять напомнил о себе фюреру – хотел порадовать его рассказом об успешной торговле его рисунками. Гитлеру и это было неприятно. Кроме того, у Менда сохранились ранние фотографии Гитлера. Говорят, что на них фюрер был изображён в весьма фривольных позах с другими солдатами. Для Менда эти снимки были доказательством близкого знакомства с фюрером. А Гитлер обиделся.
      Летом 1936 года Менда вновь посадили. Документы по его делу не сохранились. Известно, что гестапо устроило обыск у него дома. Забрали всё, что было связано с именем фюрера. Особенно он горевал из-за утраты писем Гитлера и часов, подаренных ему фюрером. Адвокат Менда подал жалобу. Местное отделение гестапо ответило, что документы и письма конфискованы по указанию из Берлина, поэтому о возвращении не может быть и речи.
      Можно предположить, что репутацию Менда сознательно разрушили – его обвинили в педофилии. Он получил два года тяжёлых работ и три года поражения в правах. Менд отрицал эти обвинения до конца жизни. После приговора его осмотрел судебный врач доктор Фогель, который составил 16 декабря 1936 года заключение о том, что Менд «психопат, неспособный противостоять своим сексуальным наклонностям». Он отсидел полгода в тюрьме и был переведен в психиатрическое отделение мюнхенской тюрьмы. Эксперт утверждал, что Менд представляет большую опасность и его нужно держать в заключении.
      Его выпустили 24 декабря 1938 года условно-досрочно. Теперь он был уголовным преступником, которого можно было вернуть за решётку в любую минуту. Все документы и материалы у него забрали, так что он не представлял опасности.
      В январе 1939 года он вернулся к обычной жизни, пытался заработать на жизнь. К нему периодически наведывались люди из гестапо. Теперь он возненавидел Гитлера и, как считается, рассказал всё, что знал, антигитлеровски настроенным офицерам. Он рисковал больше, чем когда бы то ни было. Но своей домохозяйке он как-то сказал:
      — Я столько раз видел смерть, что перестал бояться.
      В 1940 году местный партийный босс донёс на Менда – за непочтительные слова в адрес фюрера: «байки» о том, что однажды ночью, пока Гитлер спал, сослуживцы вымазали его член сапожной ваксой – таким образом в ту пору однополчане клеймили гомосексуалов. Свидетельницей на этот суд над Мендом вызывали Еву Кёниг. Менд говорил ей и, видимо, другим, что ему-то известно, почему фюрер не женится:
      — Никто не знает фюрера лучше, чем я, — говорил он. — Я часто видел Гитлера голым, внешне гениталии у него были нормальными. Но фюрер не интересовался женщинами так же, как и Эрнст Рем.
      Но его приговорили к двум годам не за клевету на фюрера, а за сексуальные домогательства – будто бы он приставал к добропорядочным женщинам.
      14 февраля 1942 года тюремные власти информировали прокуратуру Мюнхена, что Менд погиб в лагере Цвикау в 1942 году, при невыясненных обстоятельствах. Все материалы по его делу было приказано отправить имперскому министру юстиции в Берлин. Это означало, что Гитлер не забыл о своём фронтовом товарище.
      Впоследствии Гитлер позаботился о том, чтобы все документы военного времени, где шла речь о нём, были уничтожены.
      Судьба любовника Гитлера Эрнста Шмидта тоже небезынтересна.
      На фронте Эрнст Шмидт был захвачен рассказами своего друга об искусстве и архитектуре. Гитлер дарил ему рисунки, видимо, он рисовал его, как рисовал других сослуживцев. Никогда у Адольфа не было более близкого человека. Иногда Гитлер говорил, что, может быть, станет политиком. Но никак не мог решить, что лучше – быть художником или заниматься политикой.
      После расставания в 1919 году друзья поддерживали отношения, хотя и не такие тесные. В марте 1920 года Эрнст Шмидт, вслед за Гитлером вступил в Немецкую рабочую партию. В ту пору будущий фюрер часто ночевал в партийном общежитии. Шмидт присутствовал на праздновании дня рождения Гитлера 20 апреля 1920 года – тому исполнился тридцать один год. Эрнст Шмидт навещал Гитлера и тогда, когда фюрер сидел в тюрьме после провалившегося пивного путча. Шмидт вышел из социал-демократического профсоюза и вступил в восстановленную после запрета нацистскую партию. По этому случаю Гитлер презентовал ему экземпляр «Майн кампф» с дарственной надписью. Шмидт в 1926 году стал секретарём парторганизации в городке, где он жил. В 1931 году вступил в штурмовые отряды и вырос до штурмфюрера.
      Став хозяином Германии, фюрер о Шмидте не забыл. Приехав в Мюнхен, он пригласил его в свой любимый ресторан «Остерия Бавария». Гитлер располагался за столиком, отделённым от зала невысокой перегородкой. По словам Шпеера, Гитлер, изучив меню, неизменно выбирал равиоли, хотя и приговаривал:
      — Моя фигура, моя фигура! Вы упускаете из виду, что фюрер не может есть что пожелает,
      В 1933 году он даже стал заместителем бургомистра в своём городке. А в 1934 году сфотографировался рядом с фюрером и получил золотой партийный значок, дававшим право на свидание с Гитлером в любое время суток. После этого Шмидт купил себе автомобиль, что было тогда символом благополучия.
      История Эрнста Шмидта напоминает жизнь Августа Кубичека. Забавно, что в партийной характеристике Шмидта было записано: «Недооценивает собственные возможности и способности». Вероятно, эта недооценка и ставила Шмидта в годы Первой мировой войны, как и Кубичека, в подчинённое к Гитлеру положение.
      Его часто приглашали в имперскую канцелярию. Гитлер хотел, чтобы фронтовые товарищи продолжали его славить. В 1937 году газета «Иллюстриртер беобахтер» поместила большую статью о Гитлере и его фронтовых друзьях и процитировала Эрнста Шмидта:
      — Если фюрер доверит мне любое особое задание, я брошу работу и всё и последую за ним.
      В июне 1940 года, после подписания перемирия с поверженной Францией, Гитлер взял с собой бывших сослуживцев Шмидта и некоего Макса Аманна, и они поехали смотреть на места, где когда-то воевали.
      В 1942 году Эрнст Шмидт стал уже бургомистром города и руководителем районной парторганизации. Он по-прежнему не проявлял интереса к женщинам. В сорок семь лет по настоянию Гитлера всё же женился на женщине, которая была на двадцать лет его моложе. Детей они так и не родили, возможно, и сам брак был фиктивным...
      Э. Шмидт скончался в 1985 году и до конца жизни вспоминал о своём Ади только хорошее.
      Но, может быть, Гитлер был бисексуалом? Как знать! Ясно лишь одно: попытки фюрера сдерживать и скрывать свои гомосексуальные пристрастия привели к трагедиям многих тысяч людей. Во всяком случае, личное либидо красной нитью проходит через все связи Гитлера с женщинами. Он был для них роковой находкой. Его племянница (дочь сводной сестры) и возлюбленная Гели Раубаль совершила самоубийство. Ева Браун, с которой Гитлер сочетался браком в бункере незадолго до самоубийства, пыталась по меньшей мере дважды покончить с собой.
      — Женитьба на Еве Браун – для отвода глаз! — утверждает Ганс Махтан. — Я не нашёл доказательств интимных контактов Гитлера с женщинами.
      Описан случай, когда шофёр фюрера Эмиль Морис в 1927 году завёз партийного вождя и 16-летнюю девицу некую Марию Рейтер из Берхтесгадена в один лесок. Там, на полянке, «усатый нянь» стал объясняться девушке в горячих чувствах и даже поцеловал её в щёчку. Но на этом всё и закончилось. Почти сорокалетний любовник просто не смог ничего сделать дальше...
       «На этом фоне события вокруг так называемого “путча Рема” также предстают в новом свете, — утверждает профессор Г. Махтан. — Гитлер без труда согласился ликвидировать руководителя штурмовых отрядов гомосексуалиста Эрнста Рема, так как тот знал о пристрастиях Гитлера и мог шантажировать его».
      Сексуальная жизнь фюрера практически прекратилась в 1934 году, сразу после убийства Рема. Именно тогда фюрер начал блюсти целомудрие и преследовать гомосексуалов – чтобы заткнуть глотку тем, кто знал о нём всю правду...
       «Он избегал общества женщин, имел против них множество предубеждений и ещё до войны делил кров только с мужчинами», — пишет ещё один учёный Манфред Кох-Хиллебрехт {23}.
       «А как же связь с упомянутой племянницей Гели Раубаль, которую он частенько принимал у себя в холостяцкой квартире?» — воскликнет дотошливый читатель.
      Гитлер сблизился с Гели настолько, насколько вообще мог сблизиться с женщиной. Однако в данном случае вряд ли речь идёт о сексуальных отношениях, поскольку женщины не являлись для него сексуально привлекательными. Так, например, он спокойно позволял тому же Эмилю Морису крутить интрижку с Гели Раубаль у себя за спиной и сменил шофёра только после многочисленных намёков доброжелателей на его отношения с племянницей. А после самоубийства Гели Гитлер устроил настоящий спектакль. Теперь фюреру ничего более не мешало поднять мёртвую Гели на пьедестал и превратить «в единственную женщину его жизни», которой он мог подарить свою любовь.
      Разыграв театральное представление, Гитлер смог обмануть своё окружение, которое действительно поверило, что фюрер настолько дорожит памятью племянницы, что не может наладить отношения с другой женщиной {24}.
      Из карандашных рисунков, сделанных рукой Гитлера и изображавших обнажённых Гели Раубаль и Евы Браун, можно отчётливо увидеть, что фюрер, как художник, не был знаком даже с азами портретистики. Кстати, и Гели, и Ева в этих рисунках лицами больше похожи на юношей, чем на девушек, хотя ниже и изображено женское тело. Однако закройте нижнюю часть рисунков и часть причёсок, предложите зрителю определить, пол изображённых, и вы получите ответ – юноша, парень, мальчик...
      Надо подчеркнуть, Адольф Гитлер всегда показывался на публике в подобающей случаю одежде. Ему никогда не пришло бы в голову последовать примеру президента Эберта и позволить сфотографировать себя в плавках. Он не позволял зрителям увидеть ни одного лишнего сантиметра своего тела. Тем не менее, подобное отношение к собственному телу не мешало фюреру публично получать удовольствие от созерцания голоногих членов «Гитлерюгенда». На партийном съезде 1936 года он с нескрываемой радостью объехал на своём «Мерседесе» колоны юнцов, одетых в короткие шортики. Заметим, Гитлер никогда не испытывал подобных чувств радости в обществе женщин и девушек.
      3 февраля 1934 года писатель Томас Манн, сам имевший гомосексуальную ориентацию, в Берне посмотрел немецкий фильм «Авель с губной гармошкой». После чего записал в своём дневнике: «Бросается в глаза, что в просмотренном мною немецком фильме, радость обнажённому юному мужскому телу передана так, как это неподвластно людям другой нации. Это напрямую связано с немецкой гомосексуальностью и полностью отсутствует во французской и даже американской продукции. Юношеская нагота в настолько хорошем освещёнии, насколько это позволяют сделать условия съёмок».
      Добавим, что именно этот фильм часто любил пересматривать фюрер. Он, кстати, разделял подобные взгляды на обнажённое мужское тело и не упускал случая реализовать их на практике.
      Пожалуй, Чарли Чаплин был первым, кто в своём фильме «Великий диктатор» намекнул на гомосексуальность Гитлера. И Гитлер этот намёк разгадал. Именно поэтому Чаплин был включён в список личных врагов фюрера, а нацистские агенты в Великобритании рассылали в редакции газет анонимки, в которых ультимативно требовалось запретить показ этого фильма. («В противном случае мы будем взрывать эти кинотеатры, вместе со зрителями!..») Кстати, чтобы как-то оправдать запрет чаплинских фильмов на территории рейха, нацистская пропаганда называла Ч. Чаплина «грязным евреем». Это была ещё одна фашистская ложь. Чаплин не был евреем! Уже много позже, после войны, когда однажды Чарли Чаплина журналисты вопросами о его национальности, что называется, допекли, великий кинематографист со свойственным ему юмором ответил: «Нет, не еврей! Не повезло, знаете ли, в жизни!» Хохот всей присутствующей пишущей братии покрыл его слова. Больше таких вопросов Чаплину не задавали...
      За день до расправы с верхушкой СА в «Ночь длинных ножей» А. Гитлер посетил юношей, отбывающих имперскую трудовую повинность в Вестфалии. Сохранились кадры кинохроники этого события. Фюрер явно получал удовольствие от лицезрения молодых людей в одних трусах. Вообще парады обнажённых по пояс юношей с лопатами или брёвнами на плечах были особенностью нацистского режима. Созерцая их на парадах, фюрер расцветал прямо на глазах, что частенько бросалось в глаза иностранцам. Видно было, что Гитлер от этих шествий получал такое же удовольствие, как и от спортивных выступлений молодых солдат и членов «Гитлерюгенда». Кроме того, он также заботился о том, чтобы перед этими зрелищами самому производить приятное впечатление: перед партийными съездами и парадами он специально сбрасывал вес, чтобы выглядеть стройным.
      По приказу Гитлера рейхсфюрер СС Гиммлер специальным циркуляром отбирал высоких стройных красавцев и направлял их в ставку фюрера. Эти молодые люди никогда не имели никаких специальных служебных обязанностей, но они должны были всегда находиться в распоряжении рейхсканцлера. Гитлер предпочитал высоких блондинов. Одним из таких красивых молодых людей был кавалер Рыцарского креста личный ординарец фюрера Макс Вюнше. После самоубийства фюрера именно Вюнше обольёт бензином тела Гитлера и Евы Браун и подожжёт в воронке от снаряда во дворе рейхсканцелярии. Другим порученцем при Гитлере был очень красивый молодой человек стройный адъютант от Люфтваффе Николас фон Белофф, в течение восьми лет находившийся при фюрере. Ему было приказано как тень всюду сопровождать Гитлера. Фюрер в грубой форме отклонял все попытки этого красивого офицера вернуться назад в войска. Он сам решал, как долго фон Белофф должен был оставаться при нём. Зачастую фюрер провожал из кабинета своего адъютанта-авиатора прямо до двери, но только, видимо, для того, чтобы, прощаясь, похлопать того по ягодицам...
      Гитлер утвердил образец статуй, выставленных перед зданием новой партийной канцелярии в образе обнажённых мускулистых мужских фигур с факелами в руках, созданных скульптором Арно Брекором. Они должны были олицетворять и являться прообразами нацистской партии и германского Вермахта.
      Однако эстетика гомосексуализма не является самой существенной для немецкого фашизма. Для эстетики национал-социализма важна смерть! О гомосексуализме Эрнста Рэма уже говорилось. Некоторые историки утверждают, что Гитлер и Рэм имели интимные отношения. И фюрер убивает своего любимого мужчину. Это своего рода языческое жертвоприношение! После этого официально осуждён не только гомосексуализм, но в искусстве и экспрессионизм, и импрессионизм. Гитлеру и режиму интересны только классика и классические формы: греко-римская традиция, культ мужского тела. Все мужчины обнажены, все женщины – мускулинные, с невыраженной женственностью. Любые отходы от классического нормативного искусства – извращение... Искусство Германии времён нацизма мертво. Гитлер всё повернул в сторону мёртвой статики: мифологическая и символическая трактовка венка, овала, дуба, желудей, плодов, ягод, меча, орла... Часто встречающиеся сюжеты об извлечении меча из камня (легенды о Палее, Тесее, короле Артуре), из дерева (миф о том, как Одич метнул в дуб меч, откуда его смог извлечь лишь Зигфрид)...
      В окружении фюрера в элите Третьего рейха даже после «Ночи длинных ножей» осталось несколько функционеров-гомосексуалов: Рудольф Гесс (заместитель фюрера по партии), Бальдур фон Ширах (основатель и руководитель Гитлерюгенда, поставлявший, кстати, Э. Рэму и Р. Гессу красивых мальчиков своей организации для ночных утех)), Ганс Франк (генерал-губернатор разбитой и покорённой Польши), Вальтер Функ (имперский министр экономики Германии), Альберт Шпеер (имперский министр вооружений и главный архитектор Рейха, имевший с Гитлером неясные гомосексуальные отношения) и Виктор Лутце (штабфюрер СА после ликвидации Э. Рэма). Да и Герман Геринг, как рассказывают люди из его ближайшего окружения, тоже любил в своих замках переодеваться в женские костюмы, а под маршальским мундиром всегда носил женское кружевное бельё...
      Напоследок приведём список мужчин, с которыми у Адольфа Гитлера были сексуальные отношения: Август Кубичек, Курт Людеке, Эрнст Гатфсфунгул, Рудольф Дильс (оберфюрер СС, самый первый руководитель гестапо, женатый на племяннице Геринга), Эрик Эбермаер, Евгений Долман, Крисот Шродер, Ганс Северус Циглер, Рудольф Гесс, Эрнст Рэм {25}...

<•>> >> Lupus pilum mutat, non mentem {26} <<•

  [+] Каждый художник, который изображает небо зелёным, а траву голубой, должен быть подвергнут стерилизации! 
       Адольф ГИТЛЕР
<<><><>>
  [+] «Те, кто допускает любовь между мужчинами или между женщинами – наши враги, потому что такое поведение ослабляет нацию и лишает её мужества».
       Из программных заявлений НСДАП, 1928 г.
<<><><>>
  [+] «Не думайте, что мы, немцы, позволим этим законам [отменяющих уголовное преследование за гомосексуальные отношения – Ю.Ф.] продержатся хоть один день после того, как мы придём к власти. Среди множества пороков, присущих еврейской расе, самый вредный касается сексуальных отношений. Евреи всегда пытались пропагандировать сексуальные отношения между братьями и сёстрами, между людьми и животными и между мужчинами. Буржуа не знают, чем ещё пресытиться. И потому выбирают педерастию. Мы, национал-социалисты, скоро сорвём с них маску и осудим законом. Эти действия представляют собой не что иное, как грязные извращённые преступления, и мы будем наказывать за них депортацией или петлёй».
       Из статьи «Фёлькишебеобахтер», 1929 г.
<<><><>>
  [+] Верховное командование СА рассмотрело множество сообщений и обвинений в адрес штурмовиков и различных чинов СА, которые в основном сводятся к констатации их непристойного поведения. Некоторые штурмовики ожидают от партии принятия решений по вопросам их личной и частной жизни. Я категорически отвергаю подобные намерения!
       Адольф ГИТЛЕР, 1930 г.
<<><><>>
  [+] Штурмовые отряды СА – это не школа для девочек и не институт благородных девиц, где следуют определённым моральным установкам. Это лига, это отряды молодых, закалённых бойцов. Совать нос в их личную жизнь можно лишь с одной целью: установить, действительно ли тот или иной штурмовик выполняет свои функциональные обязанности в СА.
       Адольф ГИТЛЕР, 1931 г.
<<><><>>
  [+] Частная жизнь Эрнста Рема меня не интересует! Так же, как она не должна интересовать и вас! Эрнст – мой друг, мой заместитель и прекрасный организатор! В прошлом году он сумел увеличить численность штурмовых отрядов партии до 400 тысяч человек, что в четыре раза больше, чем рейхсвер! Это нужно партии и нашему движению! Покажите мне другого человека в Германии, способного на такие деяния!
       Адольф ГИТЛЕР, 1932 г.
       (на жалобы сподвижников о гомосексуальных предпочтениях Рема,
       который завлекал к себе в постель мальчиков из «Гитлерюгенда»)
<<><><>>
  [+] Личная жизнь штурмовика СА не может быть объектом наблюдения, если в своей деятельности, штурмовик не противоречит основным принципам национал-социалистической идеологии.
       Адольф ГИТЛЕР, 1933 г.
<<><><>>
  [+] — Во время произведения арестов выявились такие отвратительные картины, что само собой исчезли любые следы сочувствия. Некоторые руководители СА удовлетворяли свою похоть сразу с двумя юнцами из «Гитлерюгенда»!
       Адольф ГИТЛЕР, из речи 30 июня 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Фюрер отдал приказ {27} беспощадно искоренить эту чумную язву. Он не потерпит больше в будущем, чтобы репутация миллионов приличных людей страдала и компрометировалась отдельными лицами с болезненными наклонностями.
       Адольф ГИТЛЕР, из речи 30 июня 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Жизнь начальника штаба штурмовых отрядов Рема привела к подобным вещам, которые нетерпимы в национальном социалистическом здравом смысле.
       Адольф ГИТЛЕР, из речи 12 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Самое худшее было, что люди определённой ориентации стали сектой, которая начала формироваться внутри штурмовых отрядов СА, и стала ядром заговора не только против морали и здоровой жизни народа, но также и против безопасности государства!
       Адольф ГИТЛЕР, из речи 12 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — В результате ряда обстоятельств и личных ошибок, недостойного поведения одних людей и дурных наклонностей других на теле нашего молодого рейха возник гнойник... В будущем, которое могло наступить слишком быстро, он мог бы привести к самым плачевным последствиям.
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — В руководстве СА постепенно сформировались три группы. Первая, состоявшая из небольшого числа людей, имевших сходные наклонности и пороки и готовых на всё, была полностью во власти Рема. В эту группу входили: в первую очередь, Эрнст в Берлине, Хайнес в Силезии, Хайн в Саксонии и Хейдебрек в Померании. Была ещё вторая группа, члены которой не принадлежали к этой клике, но считали, что дисциплина обязывает их подчиняться Рему. Но существовала ещё и третья группа – её руководители не скрывали своего возмущения происходящим. По этой причине их не назначали на ответственные должности; во многих случаях их просто игнорировали. Во главе её стояли Лутце, нынешний руководитель СА, и Гиммлер, лидер СС.
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Для того чтобы предотвратить все эти бедствия, надо было нанести внезапный удар, неотвратимый, как удар молнии. Только жестокие и кровавые репрессии могли задавить бунт в самом его зародыше. Раздумывать о том, что лучше – расстрелять сотню заговорщиков, предателей и бунтовщиков или позволить 10 тысячам, ни в чём ни повинных штурмовиков погибнуть по одну сторону баррикад, а ещё 10 тысячам столь же неповинных – по другую, было некогда. Если бы одному из заговорщиков, Эрнсту, удалось добраться до Берлина, последствия были бы непредсказуемы! <…> Министру-президенту рейхстага Герингу было поручено провести операцию в Берлине и по всей Пруссии. Своим стальным кулаком он сокрушил восстание против национал-социализма ещё до того, как оно началось...
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Один иностранный дипломат {28} заявляет, что его общение со Шляйхером и Ремом носило совершенно безобидный характер. Я не собираюсь ни с кем обсуждать этот вопрос! Мнение о том, что является безобидным, а что нет, в политике никогда не совпадает. Но когда три человека, способные изменить Родине, организуют на территории Германии встречу с иностранным государственным деятелем, которую они сами называли «рабочей», когда они отсылают слуг и отдают строжайший приказ, чтобы никто не сообщал о ней мне, я приказываю расстрелять этих людей, даже если они во время встречи говорили только о погоде, старых монетах и тому подобных вещах.
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Цена их преступления оказалась очень высокой: 19 высших офицеров и 31 младший офицер СА, а также члены их охраны были расстреляны. Далее, ещё три высших офицера СС, которые принимали участие в заговоре, были расстреляны. 13 руководителей СА и гражданских лиц, оказавших сопротивление при аресте, были убиты. Двое других покончили с собой. Пять членов партии, не состоявших в СА, но участвовавших в заговоре, тоже были расстреляны. И наконец, три эсесовца были казнены за жестокое обращение с узниками.
      Операция завершилась ночью 1 июля, после чего в стране восстановилась нормальная жизнь. Дела о нескольких убийствах, которые не имеют никакого отношения к операции, были переданы в суд...
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<><><>>
  [+] — Я очень надеялся, что мне не потребуется защищать наше государство с оружием в руках. Но поскольку мои надежды не оправдались, поздравим себя с тем, что у нас хватило фанатизма, чтобы сохранить в нашей крови то, что было приобретено кровью наших лучших друзей.
      Зиг хайль!
      Все вскакивают со своих мест и кричат:
      — Хайль!.. Хайль!!. Хайль!!!
       Адольф ГИТЛЕР, из стенограммы выступления в Рейхстаге 13 июля 1934 г.
<<•><><><><•>>

X

><•>> >> In maxima potentia minima licentia {29}
><•>> >> ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ В ИНТЕРЬЕРЕ

••>> ФАШИЗМ И ГОМОСЕКСУАЛИЗМ-3 {30} <<••
••>> (продолжение) <<••
••>> ПОЛНОЕ ЗАТМЕНИЕ <<••

Целуйте фашистов везде, где их встретите.
       Курт ТУПОЛЬСКИЙ
<<••>>
На ум опять приходит Ричард III.
Нет, со времён Ланкастеров, Тюдоров
Мы не видали столько смертных мук.
       Бертольд БРЕХТ, «Карьера Артуро Уи»

      Преследование гомосексуалистов в Третьем рейхе хотя и проходило достаточно специфическим путём, но не было явлением, присущим только национал-социализму. С 1871 года гомосексуализм стал в Германии уголовным преступлением. Об этом говорил параграф 175 Уголовного кодекса Германской империи. Если опираться на нацистскую терминологию, то уже Второй рейх активно использовал для борьбы с гомосексуализмом и аппарат полиции, и юстицию. Так что национал-социалисты начинали, свою гомофобскую политику далеко не с нуля. Гитлеру и Гиммлеру не пришлось придумывать ничего нового для регулирования этого вопроса. У них уже были определённые наработки. Им не надо было создавать специфический механизм преследования, нацистам требовалось всего лишь прийти к власти и осуществить всё, что они активно пропагандировали формирование общества в соответствии с народными идеалами. Те, кто пытался сопротивляться этой политике или хотел избежать её воздействия, подвергались «искоренению» или «перевоспитанию». Кампания против гомосексуалистов была всего лишь составной частью этой политической линии. «Санитарная очистка тела народа», «продолжение рода», «равновесие в семье» – были лозунгами этой деятельности.
      Но всё-таки этого было недостаточно, чтобы объяснить готовность общества всячески содействовать этим экстремистским мерам. В начале века дискуссии о решении так называемого «гомосексуального вопроса» вели лишь узкие круги юристов, врачей и представителей отдельных общественных организаций. На первый взгляд эти люди казались странными чудаками. Тем более если учесть, что во времена. Веймарской республики наказания за гомосексуализм были фактически отменены. Но предложенный юристами и врачами путь никак не учитывал, даже частично, мнения влиятельных партий. А они требовали отнюдь не отмены, а напротив, ужесточения наказания по 175-му параграфу Уголовного кодекса. Предложения политиков были самыми различными: изолировать от общества «половых преступников», подвергнуть их принудительному лечению или же стерилизовать.
      Подключившись в 1925 году к этой дискуссии, национал-социалисты не испытывали никаких сомнений. Депутат рейхстага от НСДАП В. Фрик, позже ставший министром внутренних дел, во время парламентских дебатов 1927 года гневно обрушивался на предлагаемую реформу и социал-демократов: «На их партийном съезде в Киле был сделан доклад о духовном обновлении немецкого народа, который предполагал отмену параграфа 175 и отмену наказаний за нарушение супружеской верности. Но мы со всей строгостью будем преследовать людей, попавших под действие этой уголовной статьи, так как они разлагают народ».
      И в этой ситуации разразился скандал вокруг Э. Рема, о котором мы рассказали выше.
      Гомосексуализм незримой тенью следовал за германским национал-социализмом. И это было далеко не единичным мнением. В Советском Союзе даже существовал стереотип, что Германия – родина гомосексуализма, который воспринимался многими как «немецкая болезнь». Отголоском этого и стало утверждение Максима Горького, что немецкий нацизм – порождение гомосексуализма.
      В случае Э. Рема и его сподвижников гомосексуализм был не просто вопросом морали. Профессор Ганс Блюхер в 1917 году подчёркивал, что в «союзах мужчин» всегда присутствовал гомоэротический элемент отношений. В ходе Первой мировой войны героизм и связанный с ним культ «союза мужчин» получил второе дыхание и достиг своей кульминации в эпоху Третьего рейха. Так же, как во времена Ренессанса и Наполеона, предметом воодушевления стали сверхчеловеческие усилия, которые, по утверждению психоаналитиков, в основе своей имели скрытый гомоэротический подтекст.
      Поколение, пережившее Первую мировую войну, все официально существующие мужские союзы и общества «преднамеренно отказались от гражданской формы любви» и избрали для себя новую сексориентацию. Разгулявшемуся культу мужчины «не нужна была прекрасная женщина в качестве объекта обожания», этот культ стилизовал «пограничную ситуацию открытого военного насилия как оргастическо-сексуальное проявление». В книгах «солдатских националистов», какими были Эрнст Юнгер, а также Эрнст фон Заломон, место женщины как сексуального объекта странным образом заняло... оружие. Фон Заломон описывал в своих фантазиях сексуальные качества винтовки, этой «невесты солдата»:

      «Винтовка вздымается и бьётся как рыба,
                я твёрдо и нежно хватаю её рукой, зажимаю её
      Дрожащее дуло между коленями
                и берусь за ремень».

      Элита Третьего рейха знала, что подобная проблема присутствовала в национал-социалистическом государстве, что по своей сути НСДАП, СА, СС и «Гитлерюгенд» были классическими «мужскими союзами». По мнению национал-социалистов, в случае СА проблемы частной жизни, сексуальных и моральных установок отдельных штурмовиков постепенно превратились в проблемы общественные и даже политические. Да и Гитлер вовремя сообразил, что из сплочения штурмовиков не могло получиться ничего, кроме вероломства по отношению к нему и армии, планомерной подготовки ко «второй революции», которая непременно вылилась бы в гражданскую войну и развал Германии.
      Именно поэтому после «Ночи длинных ножей» руководство Третьего рейха пыталось навязать всем немцам мысль, что между гомосексуализмом в СА и угрозой обществу и государству была непосредственная взаимосвязь. Упрёк в сексуальной необузданности незаметно перешёл в политический аргумент – так удобно прикрыть убожество и примитивность политических целей заботой о чистоте нации и её защите от вырождения!
      После подавления «путча Рема» коричневая элита прекрасно осознала, насколько легко обезвредить политических противников, если обвинить их в гомосексуализме. Два года спустя нацистский режим таким же образом пытался сломить сопротивление католической церкви. Тогда нацистское руководство избавилось от нескольких сотен неудобных служителей культа, отправленных в концлагеря.
      Да что священники, этот предлог использовался для устранения фигур более крупного масштаба!
      Великого немецкого физика Вернера Гейзенберга, стоявшего на пороге изобретения ядерного оружия рейха, травили, громогласно обвиняли в гомосексуализме только потому, что он в своих лекциях перед студентами имел неосторожность ссылаться на «этих грязных свиней-евреев», каким были «Альберт Эйнштейн и другая жидовня, которые называли себя физиками». По наущению фашистских молодёжных организаций, студенты не являлись на лекции В. Гейзенберга, криками: «Гомик!», «Пед*раст!» и пр. срывали его факультативы. Чтобы решить этот вопрос, Гейзенберг вынужден был записаться на приём к Гиммлеру.
      Подумать только: великий учёный мирового значения, физик с мировым именем, Нобелевский лауреат несколько битых часов сидит в приёмной рейхсфюрера СС, а тот и не думает его принимать! Гиммлер всё время спрашивает у своих помощников:
      — Ну что, ОН ушёл?
      В конце концов, так и не дождавшись аудиенции, ОН ушёл. И только после того, как профессор через родственников жены (она была в дальнем родстве с самим Гиммлером) письменно пообещал больше не упоминать в лекциях Эйнштейна и других евреев, с него тут же были сняты все обвинения в гомосексуализме, студентов призвали к порядку и ему было благосклонно позволено продолжать читать лекции в университете, а потом привлекли к участию в создании атомного оружия рейха.
      Маленькая деталь. В это же самое время гестапо арестовало группу молодых студентов-гомосексуалистов с факультета Гейзенберга, которые в узком кругу собирались, чтобы между собой заниматься любовью. Никаких разговоров о политике, только «мужская любовь» и «мужской секс»! Нарвались на провокатора. И были взяты, так сказать, с поличным. В гестапо были очень удивлены своему улову: ведь по информации именно все эти одиннадцать человек, в числе других, по заданию руководства молодёжных фашистских организаций активно срывали занятия профессора Гейзенберга, обвиняя его в гомосексуализме! На вопрос следователя: «Как связать их выступления с тем, что они сами являлись грязными пед*растами и, таким образом, своим поведением подрывали устои немецкой семьи и германской расы?» все арестованные, не сговариваясь, дали ответ, что им надо было маскироваться! Маскироваться, изображая себя отъявленными гомофобами...
      Как тут не вспомнить Зигмунда Фрейда и его психоанализ!
      Но в гомофобии важна не только маскировка, в ней, как правило, выступает обычный хулиганский мотив – потешить свои инстинкты агрессии и самоутверждения за счёт более слабого, ещё более униженного. С гомосексуалами, заметим, это легче, чем с другими: меньше вероятность организованного отпора и жалоб. Давно доказано: обычно самые воинственные гомофобы появляются в самых низших слоях населения и в среде крайних неудачников – тех, кому больше не на чём строить своё утверждение! Испокон веков замечено: всякая серость относится враждебно к ярким краскам!..
      Придя к власти, нацисты получили в своё распоряжение не только гигантский штат полиции, который мог в борьбе с гомосексуализмом опираться на пресловутую 175-ю статью, но и эффективный пропагандистский аппарат, который должен был подготовить общественность к новому витку гонений. Необходимость подобной обработки была очевидна. В 1935 году разразилось несколько громких скандалов, когда в гомосексуализме были уличены многие члены «Гитлерюгенда». А после «путча Рема» при чтении газет у общественности стало складываться впечатление, что эта молодёжная организация была чуть ли не «инкубатором гомосексуалистов». Родители отказывались посылать своих детей в «Гитлерюгенд», отдавая предпочтение другим юношеским организациям.
      Между тем, в гестапо был создан реферат (отдел) РР-II-S по борьбе с гомосексуальностью и специальные команды, которые должны были ликвидировать «очаги эпидемии» в школах, интернатах, общественных и политических организациях и других местах. В государственную тайную полицию рекой потекли доносы. Подобно «Хрустальной ночи», ставшей моральным прецедентом для уничтожения евреев, нацистам требовалось нечто подобное для расправы с гомосексуалистами. Таковыми поводами, кроме «Ночи длинных ножей», стали два судебных процесса: «монастырский» и «молодёжный». На первом было осуждено несколько сотен католических священников, а на втором – члены молодёжных организаций, распущенных гитлеровцами ещё в 1934 году.
      1936 год стал переломным в деле преследования гомосексуалистов. Если в 1934 году по параграфу 175 было осуждено всего лишь около 1000 человек, то два года спустя по ней проходило в 5,5 раза больше. В 1938 году статистика свидетельствовала уже почти о 9000 уголовных процессов!
      Странное дело – гомосексуалисты вроде как и не размножаются, но, судя по статистике рейха, с каждым годом их в Германии становилось всё больше!
      Ну, не знаю! То ли их становилось больше, то ли гестапо из года в год «работало» лучше...
      Между прочим, гестаповский реферат по борьбе с гомосексуальностью и абортами в 1936-1940 гг. возглавлял не безызвестный Йозеф Мейзингер. Факты из биографии этого матёрого гестаповца интересны.

      МЕЙЗИНГЕР ЙОЗЕФ (14.09.1899 г. – 08.03.1947 г., Варшава), ответственный сотрудник гестапо, штандартенфюрер СС и полковник полиции (с 01.01.1940 г.), военный преступник.
      Участник Первой мировой войны. За боевые отличия награждён Железным крестом 2-го класса. Служил в баварской политической полиции. Участник «Пивного путча», 1923 года. Член НСДАП (билет № 3201697) и СС (билет № 36134). С 1934 г. сотрудник гестапо, куда перешёл из мюнхенской полиции одновременно со своим другом Генрихом Мюллером, который впоследствии всегда поручал ему самые грязные дела. В качестве компенсации Мейзингер получил в управлении «специальное бюро», которое давало ему лично значительный навар.
      В гестапо в 1934-39 гг. Й. Мейзингер руководил рефератом «II-I-Н», отвечавшим за вопросы нацистской партии и её структур. Этот отдел осуществлял внутреннюю слежку в НСДАП и наблюдениями за настроениями её членов {31}. Один из тех, кто по заданию Р. Гейдриха подготовил компромат на руководство СА, что стало оправданием уничтожения Э. Рема и его сторонников во время «Ночи длинных ножей». Одновременно с 1935 г. был назначен руководить рефератом «II S» по вопросам гомосексуалистов, а с 1936 г. – этот отдел стал называться «реферат по борьбе с гомосексуализмом и абортами». Руководил репрессиями против сексуальных меньшинств. По собственному признанию во время следствия в 1946-47 гг., занимался подделкой доказательств против молодой жены генерала фон Бломберга, обвинённой гестапо в проституции. Один из главных организаторов и непосредственный создатель фальсифицированного дела генерала Вернера фон Фрича, обвинённого в гомосексуализме. (Об этом примечательном деле мы расскажем чуть ниже). Кроме того, с 1936 года по заданию Р. Гейдриха курировал работу реферата, занимавшегося окончательным решением еврейского вопроса. В общем, был очень работоспособным партайгеноссе, если мог руководить сразу несколькими гестаповскими отделами!
      С 1939 года Мейзингер становится заместителем командира эйнзатцгруппы-4. С апреля 1940 года он – начальник полиции безопасности и СД в Варшаве. Впоследствии признан одним из организаторов нацистского террора и повального уничтожения евреев в Польше. Перестарался. Отозван в Берлин, где недолго работал в Главном управлении имперской безопасности (РСХА). В середине 1940 года руководитель СД Вальтер Шелленберг собрал на Мейзингера компрометирующий материал, уличавший его в финансовой нечистоплотности и откровенном воровстве, и передал всё досье руководству РСХА, после чего рейхсфюрер СС Г. Гиммлер распорядился отдать Мейзингера под трибунал и расстрелять! Однако, благодаря заступничеству Гейдриха и Мюллера, этого не случилось. Вместо расстрела в октябре 1940 года Мейзингер назначается в посольство в Японии на пост атташе по вопросам полиции, отвечавшего за контрразведывательное обеспечение германских дипломатических и консульских учреждений в Токио и за связь с японской контрразведкой «Кемпетай». При всей своей многоопытности этот гестаповец так и не смог обнаружить советскую разведывательную сеть резидентуры Рихарда Зорге «Рамзай», действовавшей в Японии, в т.ч. и под крышей посольства фашистской Германии. Более того, Мейзингер являлся другом Р. Зорге и одним из невольных источников информации для советской военной разведки ГРУ!
      Вот как интересно показана встреча и знакомство штандартенфюрера Мейзингера, прибывшего в Токио из Берлина, с Рихардом Зорге в художественном фильме «Кто вы, доктор Зорге?» {32}:

       «— Вы, наверняка, Рихард Зорге, не так ли?
      — Да.
      — Мейзингер! Я в восторге! Нет-нет, это действительно так! Я просто счастлив, что встретил вас! Я очень ценю ваши статьи во «Франкфуртен-цайтунг» и всегда с большим нетерпением жду их!
      — Не только вы, господин штандартенфюрер. Но, конечно, это большая честь для меня… А я с огромным интересом следил за вашей деятельностью в Варшаве. И должен сказать, что я был просто потрясён!
      — Варшава... Извините, но мне бы не хотелось об этом вспоминать! Это было ужасно! Варшава!.. Гм... Это гетто! И гадость!.. Но ведь кто-то должен был взять на себя эту миссию! А в качестве начальника я...
      — Да-да, конечно! Такая очистка совершенно необходима... э-э-э... для оздоровления народа!
      — Вот именно!
      — Хотите закурить?
      — Да, благодарю!.. И представьте себе, моя работа не встретила никакого официального одобрения… Благодарю вас!.. Наоборот, со мной поступили, я бы сказал, довольно плохо!
      — Какая несправедливость!
      — Это может отбить охоту оказывать услуги человечеству!
      — Итак, насколько я понимаю, вас просто выслали!
      — Вот именно, выслали! Иначе это и не назовёшь! Я должен буду сидеть здесь [в Токио], в то время, когда другие сражаются на фронте!
      — Да, это неприятно! Но вам будет хорошо здесь, вы привыкните! Я уверен!..»

      После разоблачения и ареста Р. Зорге японской полицией пытался найти доказательства вины посла в Японии генерала Ойгена Отта (ещё один «друг» и источник информации нашего разведчика). За провальную работу отозван в Берлин. Не без основания опасаясь расправы за ошибки в контрразведывательном обеспечении, прихватив иностранную валюту в своём сейфе, бежал в Сингапур. В 1945 году арестован американскими властями и через год передан правительству Польши. За военные преступления на её территории 03.03.1947 г. военным трибуналом в Варшаве Мейзингер приговорён к смертной казни. Повешен.
<<•><><•><><•>>

      ...Как же Мейзингер и его гестаповский реферат боролись с гомосексуальностью на территории рейха? В «поисках истины» гестапо извлекало из тюрем осужденных и вытягивало из них имена бывших любовников («соучастников»). Однажды гестаповцы нащупали крупного шантажиста, притом весьма оригинального. Ганс Шмидт, оперный певец, сам известный проституирующий гомосексуалист, занимался тем, что выслеживал богатых гомосексуалов и шантажировал их. Иногда ему удавалось застигать их на месте преступления. Тогда он изображал из себя полицейского и под угрозой судебного преследования вымогал у них крупные суммы.
      Г. Шмидт был взят из Центральной тюрьмы, где отбывал наказание (кстати, уже не в первый раз – то есть был рецидивистом). Его долго допрашивали. Он охотно рассказал о своих клиентах-жертвах, перечислил всех, кого знал: высших чиновников, врачей, адвокатов, коммерсантов, промышленников, артистов, военных. Среди них он упомянул некоего фон Фрича, от которого не раз получал деньги. Однажды зимним вечером, поведал Шмидт, он заметил на вокзале Ванзее хорошо одетого господина, который «договаривался» с «собратом» Шмидта, тоже занимавшимся гомосексуальной проституцией и известным полиции нравов.
      Этот господин имел выправку офицера, был одет в меховую куртку, щеголял в зелёной шляпе, носил трость с серебряным набалдашником и монокль. Шмидт увязался за этими двумя людьми и, после их короткого и «гнусного» свидания в каком-то тёмном уголке недалеко от вокзала, окликнул пожилого господина. Дальше всё шло по обычному сценарию. Полиция, угроза скандала и... «сделка». У господина было с собой немного денег, и Шмидт проводил его до дома в Лихтерфельде-Эст. Потом в течение нескольких недель Шмидт вымогал у него деньги, заставив его даже снять их со счёта в банке и тут же передать ему, Шмидту. Этого старого господина с дурными наклонностями звали фон Фрич или просто Фрич.
      Гестапо тотчас ухватилось за этот неожиданно подвернувшийся случай. Если старым господином, замеченным на вокзале, был главнокомандующий сухопутными силами вермахта генерал-полковник фон Фрич, монархизм которого хорошо известен, какой великолепный предлог для его устранения! Это дело с самого начала и велось самим руководителем реферата по борьбе с гомосексуалистами Й. Мейзингером.
      Но Гитлер, которому об этом деле доложили, отказался дать своё согласие на продолжение «дела» и велел уничтожить протоколы допроса Шмидта, чтобы «похоронить всё это свинство»!
      Расскажем о главном фигуранте этого дела, против которого всё и затевалось.

      Внешне барон ВЕРНЕР фон ФРИЧ (1880 г. рожд.) весьма походил на карикатурное изображение прусского офицера: невысокий рост, форма в обтяжку, монокль, в руках – стек. В действительности будущий генерал не был пруссаком. Его отец был первым генералом в семье саксонско-тюрингского чиновного дворянства, а мать происходила из семьи протестантского пастора из Вестфалии. Воспитанный в духе протестантской этики, фон Фрич был человеком скромным и бескорыстным и жил только на жалованье. Высокая репутация генерала основывалась его военном профессионализме. Он был одарённым военачальником, получил опыт генштабиста во время Первой мировой войны в Прибалтике, командовал воинскими частями рейхсвера в Ульме, Шверине, Штеттине, Франкфурте-на-Одере и Берлине. Прихода нацистов к власти не приветствовал, а просто полностью сосредоточился на военной службе. Всё своё время он посвящал службе, иногда доходя до нервного истощения. Хотя Фрич, прошедший школу генерала фон Секта, считал себя «только солдатом», его убеждения были националистическими и консервативными, он ненавидел Веймарскую республику, Фридриха Эберта и Филиппа Шейдемана, считал, что все пацифисты, евреи и демократы хотят погубить Германию, и не проводил между ними различия; мечтал о новой войне против Франции и Англии. В то же время был убеждённым сторонником сохранения мира с СССР, считая, что Германия на два фронта войну не выиграет. Добавим, что, в отличие от других офицеров рейхсвера, он внимательно проштудировал «Майн кампф» Адольфа Гитлера. Вместе с другими высшими руководителями армии В. Фрич 11.04.1934 г. присутствовал на совещании с Гитлером на крейсере «Германия», выразив согласие поддержать его кандидатуру на пост президента в случае смерти президента фон Гинденбурга. Впрочем, невзирая на это, фюрера и его клику, он откровенно презирал. Конечно, мы не станем на основании этого преувеличивать оппозиционность Фрича к нацистскому режиму. Фрич лишь критиковал слишком быстрое вооружение, проводимое Гитлером, и считал, что это вредит воспитанию офицерского корпуса, выступал последовательным противником военных амбиций СА, а потом – и СС. Кроме того, Фрич никогда не скрывал своей неприязни к нацистам, особенно к СС. Это обстоятельство не ускользнуло от А. Гитлера, а у Г. Гиммлера, шефа СС и полиции, всегда вызывало сильное желание устранить грозного конкурента, стоявшего во главе сухопутных сил.
      Американский журналист Уильям Ширер, аккредитованный в 1930-х годах в Германии, вспоминал, как однажды во время военного парада ему довелось стоять рядом с Фричем: «Я был несколько удивлён тем, что он говорил. Он выпаливал одно за другим ядовитые замечания в адрес СС, нацистской партии, различных партийных лидеров по мере того, как они появлялись. Он был полон недовольства всеми ими. Когда показалась машина Гитлера, он пробурчал что-то и занял свое место на время смотра непосредственно за фюрером».
      Когда от должности отстранили генерала К. фон Хаммерштейн-Экворда 01.02.1934 г. генерал фон Фрич назначается командующим всеми сухопутными силами Третьего рейха. Фон Фрич активно выступал против планов СА и Э. Рема по превращению штурмовиков и вооружённых сил в «народную армию». За несколько дней до «Ночи длинных ножей», 25.06.1934 г. самостоятельно привёл части вермахта в состояние боевой готовности, а затем по приказу Гитлера отдал распоряжение об охране «Коричневого дома». 05.11.1937 г. участвовал в т.н. «совещании Хоссбаха», на котором Гитлер объявил о своём решении провести аншлюс Австрии и оккупацию Судетской области. Там генерал резко выступил против планов Гитлера, заявив, что армия к ведению боевых действий не готова. В ноябре этого года встретился с министром иностранных дел К. фон Нейратом и генералом Людвигом Беком, чтобы обсудить, что можно предпринять, чтобы «убедить Гитлера отказаться от своих идей». В тот же день встречается с Гитлером и попытался убедить его в опасности его планов, но успеха не добился. И, как показали дальнейшие события, фюрер оказался дальновидным политиком: аншлюс прошёл спокойно, не вызвав протестов западных «демократий» – т.е. воевать Германии, чего опасался фон Фрич, в тот раз не пришлось.
      После отставки генерала В. фон Бломберга 26.01.1938 г. генерал-полковник Вернер фон Фрич являлся первой кандидатурой на пост военного министра и главнокомандующего всего вермахта, чего нацистское руководство не могло допустить ни в коем случае. В Главном управлении имперской безопасности (РСХА) задумались. Гейдрих поднял досье, составленное Мейзингером тремя годами ранее. Над ним ещё немного поколдовали, и 25 января 1938 года Геринг представил сфабрикованное гестапо досье фюреру, в котором Фрич обвинялся во встречах с неким оперным певцом, а на основании показаний Шмидта обвинялся в гомосексуализме. По бумагам выходило, что генерал не больше, не меньше, а с 1935 года регулярно платил деньги Гансу Шмидту, который его шантажировал.
      По правде говоря, «досье», предъявленное Гитлеру, имело лишь видимость полного. Профессиональный полицейский или офицер разведки обнаружил бы в нём существенные изъяны. Например, никто не проверял адрес фон Фрича во время описанных Шмидтом событий; не найдены свидетели того, что Фрич когда-либо жил в Лихтерфельде-Эст или хотя бы имел там временное пристанище; не проверены банковские операции фон Фрича в конце 1935го и начале 1936го годов; не выяснялось, имел ли генерал счёт в банке недалеко от станции Лихтерфельде-Эст, куда Шмидт, по его утверждению, сопровождал его, чтобы получить деньги. Впрочем, почему «никто»? Как мы увидим ниже, как раз проверяли, шли по следу, но поскольку след этот вёл не туда, куда нужно было СС и гестапо, эти данные расследования из досье изъяли. Короче говоря, все эти обвинения, которые были представлены фюреру, были крайне слабо документированы и совершенно не подкреплены доказательной базой.
      Но в этой области Гитлер был полным профаном!
      На сей раз фюрер не отбросил в сторону обвинительные листки. Он даже не спросил, почему они не были уничтожены в соответствии с его приказом, и на другой день вызвал для объяснений фон Фрича в канцелярию.
      Совершенно не подозревая, какое над ним висит обвинение, генерал на вызов рейхсканцлера явился. Когда Гитлер задал ему соответствующие вопросы, фон Фрич с искренним негодованием отверг обвинения и дал слово чести, что он в этом невиновен. Тогда произошло нечто совершенно невероятное: Гитлер вдруг распахнул дверь, и в неё вошёл Шмидт. Представьте себе сцену: в своём кабинете глава государства, всемогущий рейхсканцлер Германии, фюрер Третьего рейха, устроил очную ставку между бароном главнокомандующим сухопутными войсками генерал-полковником вермахта и рецидивистом, профессиональным шантажистом, пед*растом! Картинка ещё та!
      Шмидт взглянул на фон Фрича и произнёс лишь одну фразу:
      — Это он!
      Гитлер потребовал подробностей. И Шмидт рассказал, что он застал Фрича при совершении гомосексуального полового акта с человеком по кличке «Баварец Джо» прямо в тёмном закутке переулка у Потсдамского вокзал! (Конечно, генерал-полковнику больше негде было пялить своего полового партнёра, как только в тёмном переулке недалеко от вокзала!) Главком сухопутных сил Германии был сражён без выстрелов наповал – он никак не мог представить себя в той роли! От этой нарисованной «свидетелем» безумной картины барон потерял дар речи, монокль выпал из его глазницы. Генерал краснел, бледнел, обвинения невнятно отрицал, стараясь постичь смысл чудовищной инсценировки, жертвой которой вдруг оказался. Видимо, бессильная ярость, оцепенение и презрение спутали его мысли, притупили рефлексы. Гитлер, глядя, как собеседник немеет и меняет окраску лица, поверил в его виновность. Фюрер потребовал от фон Фрича подать в отставку, тот, разумеется, отказался. Тут, наконец, генерал пришёл в себя. Он всё гневно отвергал, повторял, что невиновен, требовал судебного расследования Военным советом. Фюрер оставался непреклонен!
      В тот же день фон Фрич был отправлен в отпуск на неопределённый срок. А 27 января 1938 г. фон Фрич был уволен «по состоянию здоровья», но решение об этом было опубликовано в прессе лишь 4 февраля. В этом промежутке Геринг, который сначала резко выступил против судебного расследования, затем согласился провести его и сам отдал соответствующий приказ гестапо. Получился ещё один парадокс: вчерашний главнокомандующий сухопутными войсками вызывался на суд людьми гестапо.
      Несмотря на меры предосторожности, принятые, чтобы сохранить в тайне эту операцию до её завершения, новость распространилась по армии мгновенно. После дела генерала Бломберга (напомню: молодую жену генерала гестапо обвиняло в занятии проституцией, что дало повод его уволить со службы), дело генерала фон Фрича вызвало беспокойство в армейских кругах. И тут было чему удивляться в этих двух близко отстоявших друг от друга по времени скандалах! Военные чувствовали подвох и считали, что престижу армии нанесён тяжёлый удар. Кроме всего прочего, они не без оснований опасались, что дальше очередь может настать любого из них!
      Многие офицеры недоумевали вот ещё почему! Гомосексуализм был издавна широко распространён в германской армии. В начале века он стал даже модой, поскольку сам кайзер Вильгельм II (который явно был не из «натуралов») любил окружать себя субъектами, называя их «византийцами» и ценя их артистические способности преображаться в женщин, о чём мы уже рассказывали выше. В армии помнили и о скандале, который привёл в 1907 году к осуждению и ссылке принца Филиппа Эйденбургского за его вскрывшуюся гомосексуальную связь с кирасирским полковником Куно де Мольтке. Но барон генерал-полковник фон Фрич?! Он никогда не давал повода для таких пересудов! Его образ жизни и службы казался безупречным! Хотя... Чёрт его знает! Если когда-то сам кайзер!..
      Наверное, у военных ещё были неопределённые опасения и боязнь открыто выступать против гестапо, ибо никто не сомневался, что оно держит в руках нити этого дела. Эта неопределённость продолжалась несколько дней.
      С другой стороны Гиммлер и Гейдрих не желали такой демаскировки и открытого противостояния с вермахтом. Плюс ко всему, военные ещё пользовались поддержкой фюрера, который не собирался ссориться с армией накануне большой войны. Вот почему командование вермахта поручило расследование этого дела военной контрразведке. Абвер провёл профессиональное дознание, в ходе которого удалось восстановить исходный пункт истории: всё объяснялось только созвучием фамилий! Подлинным виновником был кавалерийский капитан в отставке фон Фритш, а не генерал Фрич {33}. Без труда был найден дом капитана Фритша не где-нибудь, а в Лихтерфельде-Эст: он там жил уже десять лет. Однако капитан не мог быть привлечён к ответственности по новым законам против гомосексуализма, так как уже несколько лет был прикован к постели тяжёлой болезнью. Его служанка заявила, что люди из гестапо уже приходили ещё 15 января, то есть за девять дней до того, как была устроена очная ставка гомосексуала и профессионального шантажиста Шмидта с генералом фон Фричем! Получается, гестаповцы были в курсе!
      На следующий день офицеры контрразведки пришли снова, чтобы спрятать больного, как единственного свидетеля, в надёжное место, но гестапо уже увезло его ночью. И одно из двух: либо квартира Фритша была под негласным наблюдением, либо среди контрразведчиков был гестаповский информатор. Через несколько дней фон Фритш умер в тюремной камере при загадочных обстоятельствах.
      Следователи армейской контрразведки с помощью чиновника из министерства юстиции выяснили в банке, что в тот же день 15 января гестапо изъяло все сопутствующие документы на текущий счёт фон Фритша, в которых были помечены даты снятия сумм в дни, указанные Шмидтом. В то же время в казарме в Фюрстенвальде эсесовцами был взят унтер-офицер, бывший денщик генерала фон Фрича. В ходе допросов у него пытались вырвать компрометирующие признания. Но унтер оказался мужественным и честным – нужных гестапо показаний не дал. Экономке генерала, арестованной в провинции, где она находилась в отпуске, был учинён такой же допрос с пристрастием – без результатов. Наконец, военные контрразведчики выяснили, что 24 января Шмидт, до того как его привели в рейхсканцелярию, был привезен в кабинет Геринга, и там вместе с Гиммлером доходчиво разъяснил арестованному, что если он не «признает» генерала, которого покажет ему фюрер, тем самым гомосексуалистом, платившего ему, то пусть готовится к очень мучительной смерти. Хотя рейхсминистр и президент Рейхстага Г. Геринг торжественно дал Шмидту честное слово, что ему сохранят жизнь, гестапо расстреляет его через несколько дней! Шмидт сыграл свою роль, как в своё время сыграл её Ван дер Люббе в поджоге Рейхстага, и теперь должен был исчезнуть. Он и исчез. Бесследно. Офицеры Абвера во второй раз его так и не нашли!
      Офицерский суд чести признал все обвинения против генерал-полковника Фрича ложными, генерал-полковник Г. фон Рундштедт, как старший офицер, потребовал от Гитлера реабилитации и возвращения в армию оклеветанного генерала. Гитлер отказался сделать публичное заявление и объявил о том, что обвинения ложные на закрытой встрече с высшим командным составом. Однако самое главное было сделано – фон Фрич не возглавил вермахт!
      11.08.1938 г. генерал-полковник Вернер фон Фрич был назначен всего лишь почётным командиром 12го артиллерийского полка и, тем самым, восстановлен в армии. После начала войны с ненавистной многим государствам в Европе Польшей отправился со своим полком на фронт и 22 сентября 1939 г. погиб в бою под Варшавой. По свидетельству генерала Манштейна, фон Фрич, не в силах мириться с происшедшим с ним, искал в бою смерти и воспрепятствовал перевязке своей раны. Он стал первым немецким генералом, погибшим во Второй мировой войне, и единственным, погибшим в ходе сентябрьской кампании в проклятой Польше.
      Склоним голову перед этим мужественным человеком!

><•>> >> Homo homini lurus est {34}
><•>> >> ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ В ИНТЕРЬЕРЕ

••>> ФАШИЗМ И ГОМОСЕКСУАЛИЗМ <<••
••>> (продолжение) <<••
•>> [Полное затмение] <<•

Эта история не должна быть ни обвинением, ни признанием.
И меньше всего она должна быть приключением.
Смерть – это не приключение для тех,
кто сталкивается с ней лицом к лицу.
Мы просто постарались рассказать о поколении мужчин,
которые, хотя, может быть, и избежали попадания пуль и снарядов,
были, тем не менее, уничтожены войной.
      Эрих-Мария РЕМАРК, «На Западном фронте без перемен»

      ...Надо отметить, что вермахт вообще всегда находился под особым присмотром гестапо. Напомним, что 1935 году в Германии была восстановлена воинская повинность. Согласно новому закону, военнообязанными были все немецкие мужчины в возрасте от 18 до 45 лет. Уже год спустя, в 1936 году численность армейских подразделений составляла 550 тысяч человек, а в августе 1939 года командованию вермахта подчинялось 2,6 миллиона солдат. Такая концентрация изолированных от женщин мужчин стала благоприятной средой для «эпидемии» гомосексуализма.
      Репрессии за гомосексуальные контакты, проводимые в германской армии, наглядно демонстрирует ниже приведенная таблица {35}:

Год Всего Сухопутные войска      Люфтваффе ВМФ
1939 273 242                3 28
1940 1134 895           45 194
1941 1700 1153         126 439
1942 1578 1013 149 416
1943 1437 961 128 348
1944* 830 548 99 183

Год Офицеров Унтер-офицеров Рядовых Вспомогат. служащих
1939 6 48 219
1940 36 273 825
1941 50 443 1201 6
1942 63 436 1054 25
1943 Данных нет
1944 34 Данных нет
__________________
Данные по состоянию на 1 июля.

      Через год после ликвидации Рема нацисты в законодательстве переписали параграф 175 {36}, чтобы уточнить определение гомосексуализма и включить туда лесбиянок. Но с однополой женской любовью в Третьем рейхе дела пошли несколько по-иному. Поначалу лидеры нацистов настаивали, чтобы лесбиянство включить в закон {37}. Но после долгих дебатов этого опять не произошло. Лесбиянство посчитали временным и излечимым – достаточно, чтобы на лесби женился хороший мужчина-самец и «болезнь» пропадёт сама собой. Ведь в национал-социалистическом представлении человеку совершенно безразлично, с кем получать сексуальную разрядку и удовольствие. Поэтому если человек получает половое наслаждение не с тем, с кем надо, значит, он – извращенец и преступник! А женщин нацисты, в конце концов, отнесли к гетеросексуальным существам, и сам термин «гомосексуализм» остался применим только к мужчинам. Поэтому явно выраженные суровые меры к «нарушительницам» не считались необходимыми. Но всё равно судьба многих мужчин и женщин Третьего рейха оказалась в прямой зависимости от этих суждений. По существу, лесбийство осуждалось, но замалчивалось, а гомосексуализм был уголовно наказуем. Потому как к 1935 году женское движение, как таковое, фашистами было в Германии уничтожено, а конформизм в поведении лесбиянок преобладал настолько, что нацистское государство не нуждалось в уголовном преследовании лесбийства. В сущности, это было указанием на то, что лесбиянки представляли куда меньшую угрозу государству, чем гомосексуалисты: лесби было меньше, их политическая активность не выражена, и выявить их было труднее. Плюс ко всему, у фашистов женщина была просто сосудом для производства детей. Возможно благодаря этому, лесбиянки избежали массовых арестов, их по закону не преследовали, но отношение к ним было также враждебным. Преследование лесбиянок существовало в более скрытом виде. А посему быть лесбиянкой при нацистах всё равно было опасно! И одни избрали путь изгнания, другие вышли замуж за гомосексуалистов, третьи вынуждены были маскировать свою истинную сексуальность и ориентацию. Однако, несмотря на отсутствие уголовной статьи, преследующий женский гомосексуализм, арестовывали и женщин: около 5% «неизлечимых» лесбиянок были отправлены на «перевоспитание» в концлагеря. А вот гомосексуализм мужчин считался заразой, которую надо выкорчёвывать, развратом, который необходимо без пощады уничтожать!
      Подавляя лесбийство, нацистское государство опиралось, скорее, не на Уголовный кодекс, а на запугивание. Как было сказано, с приходом нацистов к власти лесбийские клубы и частные места встреч были моментально закрыты. Такая мера создала видимость пристойности. Клаудия Шопманн в своём исследовании пишет: «Чтобы избежать насмешек на улицах, многие лесбиянки меняли стиль одежды и поведения, приближая его к женскому стереотипу. Их вынуждали вести психологически нелёгкую двойную жизнь» {38}. Мимикрия стала необходима для выживания! Брюнетки перекрашивались в блондинок, и после 1933 года многие лесбиянки выходили замуж, с тем, чтобы избежать общественного внимания. Брак-прикрытие не мог, однако, служить гарантией выживания, особенно для лесбиянок-евреек. Тем не менее, К. Шопманн отмечает, что «при отсутствии других причин для преследования и при условии подчинения общепринятым нормам лесбиянка обычно избегала концлагеря». Примером может служить Элизабет Вуст. В 1944 году Э. Вуст, жена нацистского офицера, была вынуждена в гестапо отрицать сексуальную связь со своей любовницей Фелицией Шрагенхейм. Признание означало бы немедленное заключение в концлагерь. После многочасовых допросов Вуст по-прежнему заявляла: «Между нами не было и не могло быть лесбийской любви». Эта ложь, засвидетельствованная письменно, десятилетиями хранилась под покровом мучительного молчания и была опровергнута только в 1991 году, когда Элизабет Вуст, наконец, смогла восстановить истину, рассказав историю своей жизни известной журналистке Эрике Фишер. Другие же лесбиянки, такие, как Фелиция Шрагенхейм, например, были лишены всякой возможности выжить.
      Лесбиянки-нееврейки, не пожелавшие придерживаться принятых норм, отправлялись в заключение в качестве «асоциальных элементов» – весьма разношерстная группа «социально-неприспособленных» (по нацистской классификации). В число «асоциальных элементов», кроме того, входили: проститутки, бродяги, воры и нарушители закона о недопустимости половых связей между арийцами и евреями. Свидетельств о преследовании лесбиянок мало ещё и потому, что группа «асоциальных элементов» была очень разнородной, и лесбиянки не выделялись так, как другие заключённые, к примеру, гомосексуалисты-мужчины, чей особый знак сразу сигнализировал об их огромной «сексуальной опасности» нацистскому государству.
      По нацистской версии параграфа 175 даже намёки в отношении мужского гомосексуализма становились уликами! Теперь уголовно наказуемыми считались «любые развратные действия между мужчинами». Это расплывчатое понятие суд мог толковать как угодно широко. Юношу или мужчину могли арестовать по обвинению в мужеложстве за неверно понятый жест, «неправильный» взгляд, основанием мог стать и простой донос. Для попавшего под подозрение это означало направление в концлагерь или заключение в тюрьму. По этому параграфу около 75% мужчин, обвинённых в гомосексуализме, попали в концлагеря и там были замучены или расстреляны, хотя смертная казнь за этот вид «преступления» законом не предусматривалась. Политика партии после того, как покончили с Ремом, была направлена «на мобилизацию против гомосексуалистов» и «на здоровый дух народов». Сторонники нетрадиционной сексуальной ориентации были объявлены врагами нации как с расово-биологической, так и с государственно-политической точки зрения. Генрих Гиммлер заботился о «сексуальном бюджете нации», направленном строго на расширенное воспроизводство населения. По приказу рейхсфюрера СС гомосексуальная субкультура, существовавшая до прихода нацистов к власти в крупных городах, была распущена. Эсесовцы и нацистские врачи (в т.ч. психиатры) жестоко обращались с гомосексуалами, выявленных в ходе преследований. Но полицейско-репрессивные меры не помогли. Гомосексуалисты сохранились во всех важнейших «мужских союзах» Третьего рейха – будь то армия, флот или Гитлерюгенд, организации трудовой повинности. Для руководителей партии это было тяжёлым ударом. Не смотря на все чистки и жестокие репрессии, «тело народа» по-прежнему было полно греха и непорядка, приравниемого к скрытому диссидентству.
      В целом, это был самый настоящий геноцид. Общее число осуждённых по параграфу 175 с 1933 по 1944 год составило, по разным подсчётам от 50 до 95 тысяч человек, из них четыре тысячи несовершеннолетних {39}. В целом, это был самый настоящий геноцид. Общее число осужденных по параграфу 175 с 1933 по 1944 гг. составило, по разным подсчётам от 50 до 95 тысяч человек, из них четыре тысячи (по данным Ричарда Планта – шесть тысяч) несовершеннолетних {40}. Выпутаться удалось не всем: многие из них были осуждены. Часть гомосексуалистов даже после прихода союзников была вновь помещена в места лишения свободы, так как закон о наказании за гомосексуализм продолжал действовать.
      В иерархии концлагеря гомосексуалисты оказывались всегда на нижней ступени. Поэтому осуждённых по параграфу 175, как правило, назначали на наиболее опасную и мучительную работу. Так что, смертность среди этой категории заключённых была особенно высока.
      Вскоре после создания первых концлагерей СС разработало систему внешней маркировки для различных категорий заключённых. Вместе с тем лагерным начальством проводилась политика смешения разрядов заключённых, с тем, чтобы, унижая одних и заигрывая с другими, побуждать к доносительству и ненависти среди заключённых. Гомосексуалисты сначала были отмечены жёлтой полосой с заглавной буквой «А» {41} или же большой чёрной точкой с цифрой «175» {42} на тюремной робе. Позднее появились треугольники разных цветов. Номер и треугольник нашивались на левую сторону груди и на правую ногу. Красный был цветом политических заключённых, зелёный – уголовников, фиолетовый – пацифистов, чёрный – неблагонадёжных и асоциальных элементов (в том числе лесбиянок и преступивших расовое законодательство о половых сношениях арийцев с неарийцами), розовый – гомосексуалистов, коричневый – цыган. Евреи нашивали красные, зелёные, чёрные, розовые и другие отметки поверх своих желтых треугольников, так что получалась шестиконечная звезда. Шестиконечная звезда, состоящая из треугольников жёлтого и розового цветов, означала неминуемую гибель в ближайшее время! Для указания национальности иностранцев в треугольник вписывалась первая буква, например «Т» – для чехов (Tscheche), «F» – для французов, «J» – для евреев и так далее. У тех, кто отбывал заключение за экономические преступления, между нижним концом треугольника и номером стояла жирная чёрная точка размером с долларовую монету. У тех, кто подозревался в попытках к бегству, на спине и груди были изображены красно-белые мишени.
      Среди различных категорий лагерных заключённых две имели чёткую сексуальную окрашенность: гомосексуалисты и так называемые «осквернители расы». В рамках концлагеря малейшего подозрения в гомосексуализме было достаточно, чтобы превратить и без того нелёгкую жизнь заключённого в невыносимую и, в силу распространённого предубеждения против гомосексуалистов, сделать его объектом бойкота со стороны заключённых. Несмотря на то, что в лагерях и тюрьмах гомосексуализм был широко распространён, розовый треугольник служил главной причиной остракизма и ненависти. Ведь гомофобия всегда так сильна в местах лишения свободы – заключённым непременно надо отыскать того, кто ещё более унижен и заклеймён!
      В конце 1943 года Гиммлер издал новый приказ об «очищении сексуальных извращенцев», то есть гомосексуалистов. Согласно этому приказу, каждый гомосексуал, добровольно согласившийся на кастрацию и зарекомендовавший себя примерным поведением, будет отпущен в самом ближайшем времени. Некоторые из заключённых, принадлежавших к братству розового треугольника, поверили в обещание Гиммлера и согласились на кастрацию, надеясь избежать тем самым смертельных объятий концлагеря. Но, несмотря на примерное поведение – насколько оно было примерным, зависело лишь от расположения духа коменданта барака и командира из войск СС, – добровольно согласившихся на кастрацию освободили только из концлагеря. Но они не получили полной свободы, поскольку их направляли в штрафные части дивизии «Дирлевангер», где им суждено было погибнуть на Восточном фронте, или в белорусских лесах, в сражениях против партизан – иными словами, геройски умереть во славу Гитлера. Кстати, если наши провинившиеся военнослужащие отправлялись в штафники на срок 1-3 месяца либо до первого ранения, то в Вермахте срок пребывания там не устанавливался, а после ранения из госпиталя эти военнослужащие снова возвращались в штрафные роты. И чаще всего находили там верную смерть…
      Кроме этого, нацисты пытались «научно» решить проблему гомосексуализма и хирургически вернуть гомосексуалистам «необходимую мужественность». Так, весной 1944 года штурмбанфюрер СС датчанин доктор Вернет прибыл в Бухенвальд с подписанным Гиммлером разрешением на проведение серии экспериментов «с целью искоренения гомосексуализма» путём имплантации синтетических гормонов. Из пятнадцати человек, подвергнутых операции, двое потом были кастрированы, двое погибли в ходе операции, остальные умерли вследствие общей слабости организма.
      В оккупированной Франции гомосексуалистов ожидала та же участь. Принятый французским анклавом Виши закон об уголовном наказании за гомосексуализм впоследствии не был отменён даже де Голлем. И арестовывавшиеся по этой статье коллаборационистским правительством Виши в послевоенной Франции по-прежнему считались преступниками. Лишь в 1982 году при президенте Миттеране данный закон упразднили и все осуждённые были амнистированы. Несмотря на все либеральные реформы, гомосексуалистов и лесбиянок долгое время здесь не относили к жертвам нацизма. В 1989 году в Париже делегация гомосексуалистов смогла возложить венок к памятнику депортированным только после окончания официальной церемонии.

<•>> >> — Quos ego! {43} <<

  [+] — 7-8% мужчин в Германии являются гомосексуалистами. Если так пойдёт и дальше, нация развалится под воздействием этой чумы!
      Рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, 1935 г.
<<><><>>
  [+] Приверженцы гомосексуализма лишают Германию её детей!
      Рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, 1936 г.
<<><><>>
  [+] В Германии есть два миллиона гомосексуалистов. Мы должны всех их выявить и уничтожить!
      Рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, 1937 г.
<<><><>>
  [+] Сначала они пришли за евреями, но я ничего не сказал, потому что я – не еврей. Потом они пришли за коммунистами. Но я снова ничего не сказал, потому что я – не коммунист. Затем они начали арестовывать гомосексуалистов. И я опять промолчал, ведь я же – не гомосексуалист, какое мне до них дело! Позже они пришли за католиками, профсоюзными деятелями, потом за всеми, кто был против них. И снова я не протестовал, потому что я не был одним из этих людей. Наконец, они пришли за мной. Тогда рядом уже не оставалось никого, кто мог бы встать на мою защиту...
      Мартин ЛЕВОРЕР
<<><><>>
  [+] — Можно было бы вспомнить, когда по приказу фюрера мы хирургически удаляли эту опухоль, эту заразу на теле Германии в лице Рема и его приспешников, бывших не только гомосексуалистами, но ставших ещё на путь измены и государственного заговора. Но СС – это опора, это лига, это цвет нации! СС призвано очистить государство от противников режима, а последних взять под защиту, направив их в концлагеря, т.к. немецкий народ жестоко расправился бы со всеми, кто против фюрера и Рейха.
      Рейхсфюрер СС Генрих ГИММЛЕР, 1943 г.
<<><><>>
  [+] Францией управляют педер@сты: Сартр, Камю, Морьяк.
      Жан-Мари Ле ПЕН, председатель Национального фронта Франции, 1955 г.
<<><><>>
  [+] И что интересно, все три революции – и Великая французская, и Итальянская, и советская Октябрьская революция – они даровали права не только гомосексуалистам, но и евреям. Всегда они шли дуплетом – евреи и гомосексуалисты. После Французской революции евреи получили право на гражданство и одновременно гомосексуальность была вычеркнута из кодекса социальных преступлений. После 1917 года тоже, большевики посчитали, что там рабочие и крестьяне подождут, а евреи получили даже привилегии, и статья о наказании за педерастию мгновенно вылетела из Уголовного кодекса.
      Григорий КЛИМОВ, «Красная каббала»
<<><><>>
  [+] Фашизм больше всего боится личного мнения, ярких чувств и свободной любви.
      Константин ПЛЁСОВ, «Млечный путь разведчика»
<<><><•><><>>

      После войны в Восточной Германии параграф 175 продолжал действовать вплоть до 1968 года. В ФРГ данный закон сохранял силу до 1969 года. И те, кто преследовался нацистами по этому параграфу, по обе стороны границы до конца 60х гг. по-прежнему считались уголовным элементом. К концу ХХ века и здесь ни один из них не был признан жертвой нацистского режима.
      И лишь в 2008 году немецкие власти принесли официальные извинением десяткам тысяч геев и лесбиянок, пострадавших от гитлеровского режима. Спикер бундестага Вольфганг Тирзе выступил с извинениями прямо на параде геев и лесбиянок в Берлине. На строительство монумента гомосексуалам, подвергшихся жестокому обращению нацистов за свои постельные предпочтения, было собрано около $1 млн, половину этой суммы выделили власти Германии.
      В настоящее время в Берлине, в Тиргартенпарке, напротив памятника жертвам Холокоста, в 2008 году был торжественно открыт памятник гомосексуалистам, погибшим и подвергшимся преследованиям в годы нацисткой диктатуры.
      Монумент представляет собой отшлифованную бетонную плиту высотой 3,65 метра и шириной 4,70 метра. В середине плиты прорублено квадратное окно, заглянув в которое можно посмотреть фильм в 1,5 минуты, который изображает двух целующихся мужчин. Каждые два года фильм будут заменять на новый. Дизайн памятника был разработан датчанином Михаэлем Элмгрином и норвежцем Ингаром Драгсетом.
      Мэр Берлина Клаус Воверайт, который не скрывает того, что он –  гомосексуалист, заявил, что мемориал «важен с двух точек зрения: важно чтить память жертв нетерпимости, а во-вторых – важно привлечь внимание современного общества к проблеме дискриминации сексуальных меньшинств».
      В свою очередь министр культуры ФРГ Бернд Нойман заявил, что его страна призывает к терпимости и отдаёт дань уважения всем представителям сексуальных меньшинств, до сих пор страдающим от преследований.
      Напомним ещё раз, нацистская Германия объявила гомосексуализм «аберрацией, угрожающей немецкой нации». Как известно, к 1941 г. почти каждый сотый совершеннолетний житель Берлина получил обвинение: «замечен в гомосексуализме». Таким образом, только в одном Берлине тогда преступниками были объявлены многие тысячи лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Точно неизвестно, сколько было убито и замучено в концентрационных лагерях, но предполагается, что эта цифра составляет от 10 до 15 тысяч человек.

<•>> >> In carne {44} <<•

  [+] Я гей, и хорошо, что это так.
      Клаус ВОВЕРАЙТ, немецкий политик, мэр Берлина
<<><><>>
  [+] Две параллельных линии полюбили друг друга. Трагедия!
      Из книги «Пи»
<<><><>>
  [+] На дебатах кандидатов в президенты США у одного из них журналисты спросили:
      — Что вы думаете об однополых браках?
      На что кандидат не без юмора заметил:
      — Сексуальные меньшинства тоже имеют право на несчастную семейную жизнь!
         Из политических былей
<<><><>>
  [+] Если двое любят друг друга, это не может кончиться счастливо.
      Эрнест ХЕМИНГУЭЙ
<<><><>>
  [+] — Отсутствие вредных привычек делает человека скучным. Так говорят англичане. Сплошная работа, никакого отдыха – и человек становится скучным...
      Из худ. к/ф-ма «На Западном фронте без перемен»
<<><><>>
  [+] Нужно разрешить геям заключать браки. Хотя бы потому, что гомосексуальная ориентация не должна лишать человека права страдать, как все остальные.
      Джефф ШОУ, американский комедийный актёр
<<><><>>
  [+] — Когда я понял, что я – гомосексуалист, я перестал ощущать какую-то вину за то, кто я есть на самом деле. Это всё равно, что освободиться в один прекрасный день и ты сам можешь решать, что тебе делать со своей свободой.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] — Господин майор, не хотите ли зайти вовнутрь?
      — Пошли, мой мальчик!
      Из англ. худ. к/ф-ма «Битва за Британию»
<<><><>>
  [+] Ассоциация Сексуальных Меньшинств обратилась к Президенту СССР и Верховным Советам СССР и союзных республик, подписанное В. Ортановым, К. Евгеньевым и А. Зубовым, с просьбой отменить дискриминационные статьи уголовного кодекса и объявить амнистию тем, кто был осужден по этим статьям. Одновременно они заявили о своём безусловном осуждении любых попыток растления малолетних и насилия, в какой бы форме и по отношению к лицам какого бы пола и кем бы эти попытки ни предпринимались. «Мы никого не стремимся обратить в свою веру, но мы таковы, какими нас сделала природа. Помогите нам перестать бояться. Мы – часть вашей жизни и вашей духовности. Это не наш и не ваш выбор».
      Из политических реалий бывшего СССР
<<><><>>
  [+] Именно явные гомосексуалы и среди них в первую очередь те, кто не позволяет себе выхода в чувственных актах, отличаются особенно активным участием в общих интересах человечества…
      Зигмунд ФРЕЙД, австрийский врач-психиатр и психолог
<<><><>>
  [+] — Такие моменты очень похожи на ловушку. Ты либо поддаёшься этой ловушке, либо ты пытаешься бороться с ней. Но на самом деле ты не можешь преодолеть того, что находится внутри тебя. Ты отдаёшь всю свою энергию, когда занимаешься с кем-нибудь сексом и именно это позволяет тебе потом ровно относиться к жизни.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] Многие люди втайне думают, что геи гораздо счастливее, и хотят наказать их за это.
      Джордж УЭЙНБЕРГ, американский психолог
<<><><>>
  [+] Любовь – это… когда ты доверишь ему не только свою задницу.
      ТИО
<<><><>>
  [+] Трава возвышается как высокие копья, белые бабочки летают под мягким, тёплым ветерком... Как часто за последние несколько дней мы все подходили к пропасти, мы были на грани смерти. Даже думать об этом не желал. Надо просто наслаждаться миром, в котором всё новое, замечательное: хорошая погода, хорошая еда, сигареты, летний ветерок и рядом твои друзья...
      Из худ. к/ф-ма «На Западном фронте без перемен»
<<><><>>
  [+] — Чего мне не хватает? Мне не хватает... Чего-то не хватает...
      Из немецк. худ. к/ф-ма «Съёмки в Палермо»
<<><><>>
  [+] — Когда мужчины ложатся рядом, чтобы удовлетворить свою похоть, это не способствует совершенствованию нашего духа. Но когда они хотят поделиться знаниями, воспитать друг в друге добродетель – их любовь чиста и прекрасна. Когда они соревнуются в пробуждении добрых, лучших чувств в душах друг друга, любовь между мужчинами способна создавать государства и вырывать нас всех из жабьих болот.
      Из америк. худ. к/ф-ма «Александр», 2004 г.
<<><><>>
  [+] Солдаты, которые не боятся пушек, бомб, плена, пыток и смерти, говорят, что боятся геев. Из этого очевидно, что мы не годимся в солдаты, зато из нас получится хорошее оружие.
      Кто-то из современников
<<><><>>
  [+] — Я не понимаю того, что многие люди отказываются понимать гомосексуалистов. Просто многие из них занимались гомосексуальным сексом в тех или иных ситуациях, но скрывают это.
      Из англ. док. к/ф-ма «Другие люди»
<<><><>>
  [+] — Твоё имя скоро будет занесено в книгу смерти.
      — Нет, нет!
      — Это жестоко, я знаю!
      Из немецк. худ. к/ф-ма «Съёмки в Палермо»
<<><><>>
  [+] Почему наше общество охотнее одобряет двух мужчин, держащихся за пистолеты, чем двух мужчин, держащихся за руки?
      Эрнест ГЕЙНС, американский писатель
<<><><>>
  [+] — А вас, мужиков одиночество так же гнетёт, или вам всё по барабану?
      Из худ. сериала «Лапушки»
<<><><>>
  [+] — Я окончательно потерялся. Я потерян.
      — Я понимаю, что ты имеешь в виду.
      Из немецк. худ. к/ф-ма «Съёмки в Палермо»
<<><><>>
  [+] Люби его и разреши любить тебя. Ты думаешь, в мире есть иной смысл?
      Джеймс БОЛДУИН, американский писатель
<<><><•><><>>

      Вниманию моих читателей! Всякое исследование предполагает приведение доводов как «pro», так и «kontra». Если вы располагаете любопытными афоризмами, цитатами, высказываниями великих прошлого либо наших современников, кои направлены против гомосексуализма и с его осуждением (цитаты из Библии просьба не приводить – с этой крайне противоречивой, непростительно глупой и насквозь брехливой книгой мы разобрались в прошлых эпизодах!), прошу оказать мне помощь и написать мне (capcan@meta.ua): точную формулировку афоризма, правильное имя автора высказывания, по возможности – источник информации. А то с цитатами «за» гомосексуализм, природной нормальности для некоторой категории людей, проблем нет, а вот «против» – почему-то в литературе напряжёнка! (Хотя, казалось, если оборотиться на общественное мнение, всё должно было быть наоборот!)
______________________________
      {1} Cujus est potentia, ejus est aktum (лат.) – чья сила, того и действие.
      {2} Так жёстко и недвусмысленно звучит суждение, высказанное первым фашистом, во время дипломатическо­го кризиса между Италией и Германией, последовавшего за убийством агентами фашистской разведки австрийского канцлера Дольфуса 25 июля 1934 года.
      {3} От немецкого сокращения «SS» (Schutzstaffeln) – охранные отряды. Задумывались и создавались для охраны партийных съездов, собраний, шествий, др. мероприятий НСДАП. Начали формироваться как «Ударное соединение Адольфа Гитлера» в структуре СА. В апреле 1925 г. Гитлер поручил Ю. Штрекку сформировать свою личную охрану (штабную стражу) из состава СА, которая была сформирована и подчинена Й. Берхтольду. Этот отряд целиком принимал участие в «пивном путче» 1923 г. Из шестнадцати погибших путчистов пятеро были из «штабной стражи» А. Гитлера. Позже циркуляром Штрекка организациям НСДАП на местах приказано сформировать местные подразделения подобного рода, которые по предложению Г. Геринга позже получили название СС. Первоначально СС подчинялись его начальнику штаба СА (штабфюреру СА), а рейхсфюрер СС имел ранг обергруппенфюрера СА. С июля 1934 года СС стали самостоятельной организацией, а рейхсфюрер СС переподчинён напрямую Гитлеру и получил титул рейхсляйтера в системе НСДАП. В СС принимались мужчины с ростом не ниже 186 см. Руководителями СС (с ноября 1926 года – рейхсфюрерами СС, с июня 1936 г. – рейхсфюрерами СС и шефами германской полиции) были: Йозеф Берхтольд (май – ноябрь 1923 г. и апрель 1926 – март 1927 г.); Юлиус Штрекк (ноябрь 1923 – ноябрь 1926 г.); Эрхард Хайлен (март 1927 – январь 1929 г.); Генрих Гиммлер (06.01.1929 – 29.04.1945 г.); Карл Хакке (29.04.1945 – 08.05.1945 г.).
      {4} От немецкого сокращения «SD» (Sicherheitsdienst) – служба безопасности.
      {5} Pacem cum hominibus, bellum cum (лат.) – с людьми живи в мире, с пороками воюй.
      {6} Пусть вас не смущает цифра «623»! Для того, чтобы поднять значимость своей партии, руководство приняло решение о том, чтобы нумерация партийных билетов начиналась с цифры «501».
      {7} От немецкого сокращения SA (Sportabteilungen) – «спортивные отряды». Штурмовыми отрядами (Sturmabteilungen) они стали называться с ноября 1921 г.
      {8} Vulpes pilum mutat, non mores (лат.) – лиса меняет шкуру, но не нрав.
      {9} Из двенадцати нацистских руководителей рейха, которые получили поздравления к новому году от рейхсканцлера, только к Рему Гитлер обратился на «ты», только Рем был назван его другом, только Рему было написано: «я благодарен судьбе...» Это поздравление попало на страницы всех газет Германии. А полгода спустя Рем будет убит по приказу своего друга Гитлера. Так что не станем говорить о судьбе и дружбе...
      {10} Дело № 197 D 18/25.
      {11} Поскольку этой встрече Э. Рема с французским послом А. Гитлер впоследствии приписал роковой характер, добавим и такие строки из личного дневника французского дипломата: «Я понятия не имел о политических маневрах Рема. Не знал я и о том, как далеко зашёл его конфликт с Гитлером. Рем был мне всегда крайне неприятен, и я старался всячески избегать общения с ним, несмотря на его высокое положение в Третьем рейхе. Дело дошло до того, что руководитель протокола германского министерства иностранных дел граф фон Бассевиц сделал мне замечание, и по его настоянию я согласился встретиться с Ремом и пообедать с ним». Французский посол, чьё чувство собственного достоинства граничило с высокомерием и чьи ум и манеры отличались изысканностью, прибыл на встречу в самый лучший и самый дорогой ресторан Берлина первым и вынужден был ждать капитана (или, если хотите, подполковника) Рема. Посол продолжает запись в дневнике: «Еда была пресной, а разговор был пустым. Рем показался мне тяжёлым и апатичным человеком. Он оживился только тогда, когда начал жаловаться на своё здоровье и ревматизм, который собирался лечить на Востоке. Нашу встречу никак нельзя было назвать сердечной, а беседу – интересной. По пути домой я проклинал Амфитриона, заявляя, что по его милости я бездарно потерял вечер».
      {12} Eripitur persona, manet res (лат.) – маска срывается, суть остаётся (из Лукреция).
      {13} Именно эта практика так понравилась И. Сталину. Именно такую практику возвели в ранг закона после убийства Кирова.
      {14} Проф. Ганс МАХТАН, «The Hidden Hitler», 2001 г.
      {15} Quot homines, tot scientiae (лат.) – Сколько людей, столько и мнений. Пословица весьма похожая на русскую поговорку: «Сколько голов, столько и умов». 
      {16} Obscura reperta (лат.) – тёмные разыскания.
      {17} Когда нумерация с 501го номера была отменена.
      {18} Hoc erat in fatis (лат.) – так было суждено.
      {19} Рудольф Дильс – оберфюрер СС, самый первый руководитель гестапо, женатый на племяннице Геринга.
      {20} Naturam se sequemur ducem, nunquam aberrabimus (лат.) – Если мы будем следовать велениям природы, мы никогда не будем заблуждаться. (Мнение Цицерона.)
      {21} Felix qui potuit rerum cognoscere causas (лат.) – счастлив тот, кто может понимать причины вещёй. (Из Вергилия.)
      {22} Ганс МАХТАН «Тайна Гитлера. Двойная жизнь диктатора» («The Hidden Hitler», 2001 г.).
      {23} Манфред КОХ-ХИЛЛЕБРЕХТ, указ. соч. 
      {24} Там же.
      {25} Ганс МАХТАН, там же.
      {26} Lupus pilum mutat, non mentem (лат.) – волк меняет шерсть, а не нрав.
      {27} Так в выступлении – Ю.Ф.
      {28} Французский посол Андре Франсуа-Понсе. Он не делал из встречи с Ремом тайны и рассказывал о ней всем и всякому.
      {29} In maxima potentia minima licentia (лат.) – чем власть сильнее, тем меньше свободы.
      {30} Эссе написано по настоянию издателя.
      {31} Подобный отдел (Секретно-политический) существовал и в структурах ОГПУ-НКВД СССР. Оба режима были заинтересованы в лояльности членов своих партий.
      {32} Фильм Ива Чампи создан на основе книги Отто Майснера, который в те годы был пресс-атташе Германского посольства в Токио и хорошо знал и Зорге, и Мейзингера. (Лента снята совместным производством Италии, Франции и Японии, 1961 г.) И в Советском Союзе кинокартина пользовалась огромной популярностью. При первом показе на фильм во всех городах практически нельзя было достать билетов даже днём! Для советского зрителя это была первая художественная лента, в которой рассказывалось о работе советского разведчика за рубежом.
      {33} Весь фокус состоял в одинаковом написании обоих фамилий: «Fritsch», однако эти фамилии у немцев читаются по-разному. Дело в том, что в немецком языке буква «ш» пишется сочетанием букв «sch», а буква «ч» – «tsch». Чтобы набор «tsch» был прочитан не как немецкое «ч», а как редкое «тш» – это должно быть оговорено отдельно.
      {34} Homo homini lurus est (лат.) – человек человеку – волк. (Прискорбно, но это выражение уже издавна употребляется в усечённом виде. Плавт, к которому оно восходит, добавлял: «...если он его не знает.) 
      {35} А. ВАСИЛЬЧЕНКО «Секс в Третьем рейхе».
      {36} В уголовном законодательстве Германии § 175, преследующий мужчин за гомосексуальность, был принят во времена Второй империи в 1871 году.
      {37} Ещё в 1910 году в Германии предпринимались попытки отнести лесбийство к уголовно наказуемым деяниям, но феминистическая оппозиция быстро победила в этом политическом вопросе. Министерство юсти­ции тогда наотрез отказалось распространить действие статьи 175 Уголовного кодекса, запрещавшей мужскую гомосексуальность, и на женщин.
      {38} Клаудия ШОПМАНН «Национал-социалистическая сексуальная политика и женский гомосексуализм».
      {40} А. ВАСИЛЬЧЕНКО, указ. соч.
      {41} На немецком лагерном жаргоне «Arschficker» – намек на анальный контакт.
      {42} Параграф 175 Уголовного кодекса.
      {43} — Quos ego (лат.) – Я вас! (Так Нептун в вергилиевской «Энеиде» грозит ветрам.)
      {44} In carne (лат.) – Во плоти; лично.

© Copyright: Юрий Фёдоров, 2009 г.


Рецензии
«Arschficker» - не намёк на контакт, а самое грубое и прямое обозначение.
В целом - интересное исследование. Лучше многих "расследований", продающихся в книжных магазинах.

Андрей Лазаренков   25.06.2013 22:44     Заявить о нарушении
Я посмотрел ваш сайт. Надо будет глянуть всю книгу. Тема Христианство и гомосексуализм (эпизод 38й и продолжение его в 48м эпизоде) в какой-то мере перекликается с тем, что пишите вы.

Юрий Фёдоров   26.06.2013 02:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.