Нас с Шурой отправили красить остановку

Нас с Шурой отправили красить старую автобусную остановку.

В центре-то все новое,  все сияет неонами,  а остановка, как ржавый утюг  на простынке. Видно, сперва у них денег  не было. А когда насобирали,то нас вызвали и отправили к остановке. Причем кричат – срочно, срочно. А нам-то что? Мы все равно работаем на одной скорости, без халтуры, нам с Шуркой имя дороже.

А стальную щетку нам не дали. Стальной щеткой старую краску сбивают, ржавчину рыхлую, да мало ли дряни на старом  железе?

Короче, мы их спрашиваем - где щетки? А они - нет ни одной. Врут, гады, понятно. Им просто неохота со складом возиться. У нас же никаких компьютеров, а только карточный учет – получил или выдал.

- Как же нам без щетки красить? - кричит мне в ухо Шурка про дурость руководства.

 Дурость руководства - наша с ней любимая пластинка, мы под нее мыслями танцуем, душой отдыхаем  и получаем заряд радости от движения улыбок. Хотя, я сама, к примеру, руководить не умею. Это родиться нужно для этого.

Шурка дело совсем другое. Она – прирожденный руководитель, просто Шурка пока не выбилась. Она и без щетки остановку бы зубами выгрызла, просто ей надо себя перед руководством поставить. И она себя ставит, в смысле получает в конце концов даже не одну, а две новеньких щетки.

И вдобавок еще два войлочных респиратора, это означает, что нас с Шуркой записали в окончательные дуры.

Привезли на «буханке» на объект.

- Так, а где лестница? – кричит Шурка.

Лестница обычно на багажнике прикручена, а тут нет. Забыли, умники,  а туда же.  Короче нам они говорят, вы, девки,  пока железо обдирайте, а мы лестницу подвезем, после обеда. У нас обеды рано, потому что рано встаем.

Уехали они обедать, а мы остались. Взяли по шпателю и начали с остановки старые объявления граждан сдирать. Там этих объявлений сверху донизу. Еще бы, место бойкое, народу уйма, есть кому читать. Одни быстро сдираются, а другие никак, от старого клея  в стекло превратились, но мы с Шуркой скребем – стараемся.

Тут мужчина подходит, в полный  дым. Достает из за пазухи бумажку с объявлением и начинает ее клеем мазать. Клей в пузырьке у него в нагрудном кармане, я вначале думала, что это стакан.

А мажет он пальцами, макнет в клей и водит по своей бумажке. А мы с Шуркой стоим и смотрим. Вот бабья привычка пытаться понять,  чего чужой мужик  делает. Это как рефлекс. Он нас не знает, мы его не знаем, а стоим и смотрим, как он клеем свою бумажку уделывает. И сам уделался,  почти по локти.

Наконец, закончил мазать, подошел к витрине и прилепил свой плакат, и руками разглаживает, тыльной стороной, потому что все остальное в клею. Прилепил, любуется.

- Ну что, писатель, издал свою книжку,  – Шурка ближе подошла, - и о чем пишешь?

- Прочитай, - с трудом  говорит мужик, - там крупно написано.

- Да я не слепая, - усмехается Шурка, - я, наоборот, чересчур глазастая.

Шурка засовывает руки в карманы заляпанных известью штанов. Мягкая ткань обтягивает Шуркины бедра, они у нее как два крутых бережка.

- Красивая ты баба, -  мужик хотя и стоит наклонно, но старается отжаться от остановки, - ты чего сегодня вечером делаешь?

- А ты? – спрашивает Шурка.

- Еще не решил, - мужик поднимает левую руку, смотрит на часы,соображает. А часы у него на правой руке,  есть про что подумать.

Шурка читает объявление и хмыкает.

- Вер, - Шурка зовет меня, - погляди.

Я подхожу ближе.

- Здрасте, - громко  говорю мужику.

- Салют, - тот пытается отдать честь и теряет равновесие. Я его буквально ловлю.

- Ты посмотри на его объявление, - Шурка  осторожно тычет рукой в измазанную клеем бумажку. 

Бумажка чистая. Абсолютно ни одной буквы.

- Может,  он ее задом наперед приклеил? – я захожу с другой стороны витрины.

Витрина стеклянная и видно, что с другой стороны на объявлении тоже ни слова.

- Ты что приклеил? – спрашивает Шурка мужика и дает ему легкого тычка в лоб, - совсем ум пропил?

- Не, - говорит мужик, - ум пока при мне, а вот все другое – пропил.  Буквально все.

- Что значит буквально все? – Шурка дает еще тычка в лоб, - говори, а то до смерти забью, у меня рука тяжелая и брат в милиции.

- Все,  это значит, все, -  торжественно  говорит мужик, - ну там, квартира, машина, дача. Все было и все сплыло. Только клей и бумага. Вот в кармане клей, а в подкладке бумага, хожу клею.

- Зачем ты клеешь пустую бумагу, идиот? – кричит Шурка и трясет мужика за лацканы, - говори, а то убью, говори, сволочь.
 
- Ну не буду клеить, - говорит мужик, мотая головой, - хочешь забирай клей. И бумагу забирай. Останется у меня только ум. 

- Вот ведь гадина,  – Шурка осторожно опускает мужика на скамейку, - погоди, я тебе беляш куплю. Или чебурек. Что ты любишь?

- Хозяюшка, - мужик  жмурится, - ну прямо на все руки мастерица. И пива купи.

- Вер, - поворачивается Шурка, - купи ему два беляша и пива светлого маленькую пластяшечку. Я тебе потом отдам, я его оставить боюсь, убьется он без меня.

Я иду в ларек и покупаю два горячих беляша с хрустящей корочкой и литровую пластмасску холодного пива. Шурка хлопочет возле мужика, поправляет воротник, зачесывает ему ладонью волосы.

- Вер, красавчик, правда?

Наконец-то на «буханке» привезли лестницу. Можно работать.

- Шур, оставь ты его в покое, - я беру кисть и грунтовку, - давай работать, до ночи не высохнет.

- Полежи пока, - Шурка вьется птицей, - а я поработаю, покрашу. Кстати, мужичок, у  тебя от краски голова не заболит? А то хочешь,  я тебя в сквере уложу?

- Уложи, - говорит мужик и допивает пиво, - я устал. Уму трудно все это выдержать. Нужно поспать.

Шурка укладывает мужика в сквере и возвращается. Лицо у нее светлое, как сосной проморенное. Она поет и работает. Время летит. Темнеет.

- Вер, я его с собой возьму, - говорит Шурка, - пусть у меня живет. Я его к делу приставлю, малярить научу, штукатурить понемногу начнет, а может и плитку  наловчится, а?

- Без дела он тут пропадет, -  я согласна, - а человек видно, что интеллигентный.

- Конечно,  интеллигентный, - соглашается Шурка, - пустые бумажки клеит.

- А может, и поженитесь, - говорю я, равномерно нанося темно-синюю эмаль, - поживете с полгода, притретесь, ребеночка ему  родишь.

- Да ты что, - моей Шурке ужасно приятно от слов про ребеночка.

Она водит кистью с сумасшедшей яростью. Ей хочется к своему внезапному мужчине.

Наконец мы заканчиваем. Снимаем перчатки, оттираем растворителем пятна, моем руки водой из канистры. Ждем «буханку».

- Я сейчас договорюсь, - хлопочет Шурка, - довезут нас прямо до общаги, хорошо, что сегодня «буханку», а не «каблук», места полно. Он даже лежать в нем может. Надо завтра грибов купить, суп нам с ним сварю, сто лет нормального супа не ела. А для кого готовить, Вер? Для себя? Надо еще, ага.

Пришела «буханка». Шурка уходит в сквер. Возвращается минут через  десять, одна.

- Че, Шур, - я не поняла.

- Поехали, - Шурка садится в машину.

Возле общаги тормозят. Мы выходим.

- Вер, можно я у тебя сегодня заночую? – Шурка прячет глаза.

- Ночуй, - я ищу в кармане ключ от комнаты.

Мы лежим. Я на раскладушке, Шурка на моей постели. У нас так заведено, кто хозяин, тот и спит на раскладушке.

- Прихожу, а он там не один, - Шурка говорит шепотом, - с проституткой. Лежат на скамейке и это… короче... любовь у них в разгаре.

- Вот, гад, - я передергиваю плечами, - зря я его ловила. Лучше бы башкой об асфальт.

- А причем тут он? – говорит Шурка, - это я, баба глупая, привязалась к человеку. Пусть себе живет, как жил. И я буду жить, как жила.

Шурка молча лежит. Потом порывисто вскакивает:

– Вер, а щетки мы положили или забыли?

- Спи, - я пытаюсь вспомнить, где щетки, - положили.

- Обе?

- Обе.

- Вот это и есть главное, что обе,  - Шурка поднимает верх указательный палец.

- Да куда нам друг без друга-то, - я взбиваю подушку.

Шурка смотрит на меня и громко прыскает. Потом отворачивается к стене и затихает.

Умотались мы с этой остановкой.

Спим.


Рецензии
Каждый рассказ - шедевр. А лист этот пустой...

Гражданин, про что это вы? Про ментальность? Так вам сюда.

Варвара Солдатенкова   25.04.2021 16:38     Заявить о нарушении
Сама обхохоталась, когда подумала про пустой лист! :)) Смешные они, вроде, непутевые эти, милые такие, но положиться на них невозможно!
Спасибо,
Вера

Малярша   26.04.2021 00:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.