Знакомство по объявлению

Майя сразу поняла, что у них ничего не получится. Во-первых, больно молодой, на вид – просто пацан. А во–вторых, совершенно неинтересное лицо. Зацепиться не за что. Она, конечно, понимала, что и сама-то далеко не красавица. И всё же хотелось чего-то... чего-то такого: ну, мужественности, что ли, или озорного блеска в глазах, или какой-то особой улыбки. Ничего этого не было. А был крайне неудачный нос: видимо, перебитый и поэтому расплющенный, как у американского боксёра-негра. Нос – негра, а волосы, кожа, глаза – все светлое, невыразительное – никакое.

Всё   это успело пронестись в голове Майи Сергеевны, пока серо-голубой «Москвич», который она ждала у «Детского мира», тормозил, пока этот парень, откликнувшийся на её объявление, открывал переднюю дверцу. Они ещё ничего не спросили друг у друга, но было ясно: что это – он, а это – она. Почему? Потому что Майя Сергеевна знала, что подъедет серо-голубой «Москвич», а его владелец знал, что должен встретиться с «невысокой блондинкой, за тридцать» (это из объявления) и что она будет в синем пальто с белым шарфом (это уже из разговора по телефону).

– Вы Сергей ? – спросила она, садясь в машину.

– А вы – Майя Сергеевна, – утвердительно сказал он.

Вот так они и познакомились. И знакомство это не обещало продолжиться, то есть ни он ей, ни она ему (как потом выяснилось) с первого взгляда вовсе не понравились. Но куда-то поехали. О чём-то говорили. Да  нет, поехали не куда-то, а в магазин. В продуктовый магазин за тридевять земель они поехали потому, что Майя Сергеевна попросила об этом. Она давно туда собиралась, но сама бы никогда не добралась. В магазине работал муж её приятельницы, который всем знакомым рекламировал необыкновенные колбасы, привозимые к ним из Коломны: в Рязани такого больше нигде  не купишь. Майе хотелось не столько купить колбасы, сколько сделать приятное своим знакомым. И она бессовестно решила использовать этого Сергея: больше он едва ли на что-нибудь сгодится.

Пока ехали, говорили, кажется, о том, почему она дала объявление и почему он на него откликнулся. Потом они ещё не раз возвращались к этому разговору, а тогда он был каким-то натянуто-обязательным, без робости и сладкого дрожания внутри, которые обычно бывают, когда ясно, что впереди – близость.

Итак, разговор был неинтересным, собеседник – тоже. Но Майя изо всех сил изображала любопытство: семья? работа? образование? Семья – жена и дети. Двое. Мальчик и девочка. Образование – не высшее. Работа – шофёр-дальнобойщик. Да уж... «Умный, интеллигентный, состоятельный друг» – вот кто требовался Майе Сергеевне с её кандидатской степенью, тонкой поэтической натурой, разносторонними интересами и дорогостоящими запросами. А что имеем? Внешность, мягко говоря, малопривлекательная, далеко не интеллигентная; точек соприкосновения –  нет и быть не может по  определению. Зато самомнения у этого молодого человека больше, чем достаточно. В общем, всё ясно. За колбасой отвезёт, а там можно и распрощаться.

– Я пошла. Вы можете меня не дожидаться. Спасибо за то, что подвезли, – очень непринуждённо, как ей показалось, сказала Майя Сергеевна, когда они подъехали к магазину.

Попав туда, Майя сразу же увлеклась колбасным изобилием и даже на время отвлеклась от мысли, дождется ли её этот, как его там, – Сергей, кажется. Когда она вышла с полным пакетом, то увидела, что машина стоит на месте. Колокольчик самолюбия прозвенел радостно, но тихо, вполне соответствуя моменту, – не бог весть какой принц дожидается.

Ехать домой Майе Сергеевне не хотелось. Ну не хотелось, и всё тут. Буйная натура (скрытая, кстати, от многих скромной внешностью, неброской одеждой типичной учительницы, семейным положением – замужем и давно) жаждала впечатлений. От нового знакомства впечатлений, увы, не прибавилось. Но... Машина! Майя Сергеевна по-детски любила кататься.

– Сергей, а как у вас со временем? – поинтересовалась она.

–  Нормально, – ответил Сергей с запинкой. Видимо, прикидывал, чем обернётся дело.

– А давайте поедем куда-нибудь. В лес, например. Я сто лет не была в зимнем лесу. А так хочется. – Просительные интонации Майи Сергеевны были несколько унизительны, но желание прокатиться и погулять по лесу оказалось сильнее того, что называют чувством собственного достоинства.

– Поехали, – без энтузиазма ответил Сергей. – Куда?

– В Солотчу, наверное. Куда ж ещё? – ответила она, уже ругая себя за то, что всё это затеяла. Ведь нужно будет о чём-то говорить, а потом, может быть, ещё и  объясняться, почему они больше не встретятся.

Но они уже ехали. Новый знакомый в основном молчал. «Недоволен, – думала Майя Сергеевна. – Кажется, я ему нисколько не нравлюсь». Это было неприятно. Майя не была мастером первого удара, но обычно в процессе разговора с интересующим её мужчиной умела, как ей казалось, произвести нужное впечатление. Сейчас этого не было. Возможно, оттого, что она и не стремилась понравиться этому шоферу. А может быть, она была не в его вкусе. Хотя о каком вкусе можно говорить? Неужели у этого мальчика могли быть женщины, кроме жены ? Странно, с чего это он вдруг задумал завести любовницу?

– Сергей, а у вас были женщины? Ну, кроме жены ? – спросила Майя.

– Да. Вы уже спрашивали, – ответил он.

Майя поняла, что допустила оплошность. Они действительно говорили уже об этом, ещё когда ехали в магазин. Ей стало неудобно, она подумала, что как-то нужно вывернуться. Но тут же решила не ломать голову и ничего не ответила. Замолчала.

Так, молча, и доехали они до Солотчи. Сергей остановил машину у ворот санатория «Сосновый бор».

– Пойдёмте погуляем? – взял наконец он инициативу в свои руки.

– Да, с удовольствием, – слишком живо откликнулась Майя Сергеевна, уставшая молчать.

Оказывается, она никогда не была именно в этом месте Солотчи, не видела раньше огромного корпуса санатория (очень приличного с виду), не думала, что здесь так всё основательно и культурно. Рядом с оградой бежала лыжня, вдоль неё и побрела эта странная пара: молодой шофер-дальнобойщик, которому чего-то не хватает в этой жизни, и не слишком молодая кандидатша наук, смысл жизни которой – не в науке, а вовсе даже неизвестно в чём.

Майя Сергеевна теперь могла получше разглядеть своего спутника. Высокий, довольно стройный; правда, атлетическое сложение, о котором было сказано в его письме, как-то не просматривалось: джинсы слегка висели на худенькой попе, а может, они были просто слегка великоваты – но в любом случае это вызывало чувство неловкости и жалости. «Бедный мальчик, зря тратит на меня время и бензин, – подумала она. А всё ж какой... – Майя Сергеевна поискала слово, – благородный». Согласился везти её сюда, хотя мог бы под каким-либо благовидным предлогом отказать. Это было в его пользу. Но влечения к нему не прибавило. Да нет. Не то, не то.

– А он теперь думает, – продолжала Майя про себя, – как мне отвязаться от этой бабы?

Уязвлённое этой мыслью самолюбие диктовало соответствующее поведение: спокойствие, отстранённость, независимость. Всё это давалось с огромным трудом. Майя с жалостью, но твердо душила в себе бурлящее ликование, грозящее в любую секунду прорваться банальным бегом по глубокому снегу с радостными вскрикиваниями и счастливым смехом. Хотелось упасть на спину, раскинув в стороны руки-ноги, и блаженно вопить: «Господи, хорошо-то как!». А ведь действительно хорошо. И не просто хорошо – а потрясающе здорово! Заснеженное русло реки, сосны, солнце – классика! А небо... Какое небо... А слов для этого – раз-два и обчёлся. Голубое да чистое.

Майя Сергеевна запрокинула голову и никак не могла оторвать глаз от головокружительной бездонности такого чистого цвета, которого, как ей сейчас казалось, она никогда прежде не видела. И ни единого облачка! Заболела шея – голову пришлось вернуть в нормальное состояние. И сразу увиделось, что у самого горизонта бредут всё-таки по небу три худеньких белых барашка. А может, это были козлята – просто без рожек и кудрявые. Как жаль, что всё это нельзя проговорить. Кому?

Скрывая свой щенячий восторг, Майя молча упивалась сосново-зимним чистым воздухом, о котором так тосковала в городе. Старалась запомнить и сохранить это ощущение покоя и воли, которые сами по себе и есть счастье (не прав был всё-таки Александр Сергеевич!). И мешал только этот равнодушный к ней мальчик рядом. Напрягал. Ну да бог с ним!

Вот если бы Майя была писательницей, она бы так рассказала о бескрайней равнине, раскинувшейся на другом берегу реки: «Кто-то, космически богатый и сказочно щедрый, усыпал снежное поле миллиардами мелких и крупных бриллиантов, которые неистово сверкали на солнце, уводя от мысли о бренности бытия». Вот как получилось. Надо не забыть и записать потом.

Нет, все время молчать всё-таки неудобно. Майя оглянулась. Сергей стоял поодаль и, подставив лицо солнцу, жмурился, как котёнок, расслабленно и блаженно. Он, кажется, вовсе не тяготился молчанием. Но Майя заговорила. Она снова начала расспрашивать Сергея про семью, про работу. А он снова отвечал односложно, с неохотой. Тогда она начала говорить о себе.

 Казалось бы, всё у неё замечательно. Любящий и по-своему любимый муж (между прочим, в свои сорок пять он уже давно профессор, доктор исторических наук), дочь – студентка второго курса МГУ, хорошая работа. Но... Но ей этого мало. В ней так много любви, нежности, страсти, что добрая половина всего этого остаётся невостребованной. Муж любит её, но любит опять-таки по-своему: так, как он умеет, вернее, насколько он умеет. И ей этого мало. А её любви для него – слишком много. Ему, во всяком случае, хватило бы гораздо меньшего. Остаётся излишек.

– Понимаете, Серёжа, излишек, – растолковывала Майя, – который куда-то нужно деть. И при этом, заметьте, мне не нужен другой муж, наш брак уже никогда не распадётся.

Майю прорвало. Она говорила и говорила. Да, это хорошо, когда женщина верна своему мужу. Это всячески приветствуется обществом. Но она убеждена, что жёны не изменяют своим мужьям не из-за того, что повинуются чувству долга или в угоду морали. Нет. Они делают это только в трёх случаях. Первый. Женщина по природе своей холодна, не слишком эмоциональна, ей не нужны острые ощущения, а нужен покой. Ей не приходится преодолевать свою страсть, потому что она на неё просто не способна. Такой её родили  мама с папой не без участия звезд (Майя слегка увлекалась астрологией). И её заслуги, то есть женщины этой самой, в этом нет.

– Вы согласны, Сергей?

– Да, – Сергей явно заинтересовался теорией Майи Сергеевны. Теорией, которую она давно придумала для оправдания своих как многочисленных влюблённостей, так и двух серьёзных романов, которые унесли у неё и её близких немало лет жизни.

Майю вдохновил интерес Сергея, и она продолжала, всё более увлекаясь и увлекаясь. Слова рождались легко, были уместными и умными (во всяком случае, для уровня её собеседника: Майя ни на секунду не забывала о том, что у него нет даже высшего образования).

– Второй случай, – уверенно продолжала Майя. – Женщина встретила свою половинку. Помните, у Платона… – Тут уж Майю явно занесло. К тому же она сообразила, что не уверена на сто процентов, говорил Платон про половинки или нет. «А-а, неважно», – подумала она и продолжила:

– Встретились две половинки и соединились. Это дано одной паре из тысячи, а может, из миллиона. Зачем ЕЙ (она выделила это слово голосом) другие мужчины, а ЕМУ, соответственно, другие женщины? Незачем. Всё – в НЁМ. Единственном. А для НЕГО – в НЕЙ. Чья заслуга в том, что они не изменяют друг другу? Да ничья! Случай. Судьба. Им можно только позавидовать. Но заслуги их в этом, повторяю (Майя Сергеевна любила вводные конструкции), нет. Согласны?

– Да-а, – Сергей смотрел на Майю  во все глаза.

– И наконец, третий случай. Нет у женщины ни половинки (а есть – неполовинка), ни ровного и спокойного нрава, а есть желание нравиться мужчинам и заводить романы. Но не складывается почему-то. Или  обстоятельства не позволяют, или неинтересна она никому. Она бы рада изменить. Но не изменяет. Кстати, такие больше всего о долге и говорят!

– Нет, ну бывает, что женщине это просто не нужно, – возразил Сергей.

– Смотри пункт первый, – парировала Майя.

– Действительно, – удивился Сергей.

– Вы можете предложить что-нибудь ещё? – победно спросила Майя, совершенно уверенная в том, что в её теории нет слабого места.

– Пожалуй, нет, – признался Сергей, а Майя отметила про себя его «пожалуй» как слово, которое едва ли часто используется шофера;ми (Майя так и услышала – «шофера;ми», и ей показалось это вполне уместным).

– Знаете, Майя, а ведь это всё и к мужчинам относится, – задумчиво сказал Сергей.

– Да? Не знаю. О мужчинах я не думала, – честно призналась она.

Сергей начал говорить о том, что он, конечно, любит свою супругу (Боже, «супруга» – ужас!), но у них проблемы с сексом. Как и большинство окружающих, он говорил «сэкс». Но Майе было ближе мягкое произношение, и это слово, как и жуткая «супруга», резануло слух. Бедный Сергей, конечно же, не догадывался об этом. Проникнувшись к Майе уважением, он начал рассказывать о себе, старательно подбирая слова (с кандидатами наук, преподающими русский язык в университете, ему, очевидно, ещё не приходилось сталкиваться).            
       
Жену Сергея зовут Лена, они женаты уже десять лет. Когда встретились, ей было восемнадцать, а ему – двадцать один. (Ну да, – вспомнила Майя, – её новому знакомому тридцать один, в письме он об этом писал, ему-то не надо было лукавить, как Майе – «за тридцать», хотя на самом деле... – правда, выглядела она довольно молодо.) У неё до него никого не было, у него – тоже. Он с самого начала стремился к близости и, вероятно, поспешил. Ни начало их интимной жизни, ни её продолжение удовольствия и радости Лене не доставили.

 Сергей смущался, говоря обо всём этом, но продолжал. Он говорил о том, что был  терпелив и нежен, что читал всё, что можно, – но ничего так и не получилось. Для его жены это  – и по сей день обязанность, которую она готова выполнять не более одного раза в неделю. Собственно, дело не в количестве, а в том, что...

– Да, я понимаю, – сказала Майя.

 И сразу же подумала: зачем ей все эти откровения чужого и совершенно неинтересного для неё мужчины? Но ведь рассказывала же она ему о себе для чего-то. Для чего? Бог знает. Как в поезде, лишь бы выплеснуть накопившееся, а кому – неважно. Но что  показалось Майе любопытным – так это то, как Сергей говорит. Вполне прилично, надо сказать. Что-то и не похоже на речь шофёра-дальнобойщика. Правда, о том, как говорят дальнобойщики и является ли их речь какой-то особенной, у Майи Сергеевны не было ни малейшего представления.

 Так вот, язык у Сергея был неплохо подвешен, голос – приятный, мягкий и ровный. И слушать его, пожалуй, даже хотелось. Кажется, она отвлеклась. О чём он?

А он говорил о том же. Что не может, любя Лену и не собираясь с ней разводиться, не иметь других женщин. Вот как. И сколько же их у него?

– О, у вас мно-о-го женщин? – протянула Майя.

– Нет, вы меня неправильно поняли, – поспешил объяснить Сергей, почувствовавший иронию, покраснев и растерявшись. В этом была такая милая непосредственность и незащищённость, что Майе стало стыдно.

– Понимаете, Майя Сергеевна, мне не нужно много женщин. Я вовсе не донжуан. Мне нужна любовница.

«Вот такой пошел открытый текст», – подумала Майя. И это снова подтверждало то, что, выслушав и поняв друг друга, она и её собеседник разбегутся в разные стороны и никогда больше не увидятся. Майя поймала себя на мысли, что, не испытывая к нему ни малейшего влечения и понимая, что она у него тоже не вызывает никаких желаний, она уже вжилась в проблему и прикидывает, нельзя ли этого Серёжу (очень неплохого, между прочим, мальчика, наверное, достаточно хорошо зарабатывающего) подсунуть кому-нибудь из нуждающихся приятельниц – тех, что помоложе и не слишком взыскательны.

А Серёжа, между тем, продолжал:

– У меня были любовницы, но по разным причинам пришлось с ними расстаться. Кстати, я очень привязчивый и расстаюсь тяжело.

– Так вы их бросали или они вас? – вопрос Майи снова  был циничен и резковат.

 Она сама не понимала, почему взяла этот тон. Наверное, само слово «любовницы» диктовало его.

– Никто никого не бросал. Я любил тех женщин, которые у меня были. Просто обстоятельства складывались так. Понимаете?

Майя, конечно, понимала. Но сколько всё-таки было у него женщин? Ужасно интересно. Однако она решила не задавать больше жлобских вопросов. Но всё равно продолжала думать: две – понятно. Может, три? Или больше? Чем уж он их брал? Хотя с какой стати она должна ему верить? А вдруг этот Сергей вообще выдаёт желаемое за действительное? Такое свойственно шизофреникам. Господи... Господи, какая же она дура! Поехала в лес с человеком, которого первый раз в жизни видит. Ну где голова у неё? Где?! Ведь ей не пятнадцать лет. Да в пятнадцать-то она так и не сделала бы. Майя была очень осторожной девочкой. Слушалась бабушку, у которой всегда отдыхала в деревне и которая говорила: «Маечка, никогда и ни с кем никуда не езди! Завезут, изуродуют и убьют – и не найдёт никто». Майя боялась. И даже со знакомыми мальчишками никогда не соглашалась кататься на мотоциклах, как это делали все её подружки.

– Майя Сергеевна, смотрите, качели! Покачаемся? – Сергей взял Майю за руку и повёл за собой. Оказывается, они забрели на территорию санатория, где были качели, турники, лавочки и ещё какие-то атрибуты организованного отдыха.

Сергей поставил ногу на доску, придерживая её, чтобы Майя могла встать с другой стороны и, когда она это сделала, легко оттолкнулся, резко начал раскачиваться. Давно забытое детское ощущение полета (ах, как хотелось всегда выше и выше – и ах, как было страшно!) захлестнуло Майю. Она забыла о том, что нельзя расслабляться. И что совершенно недопустимо прикидываться девочкой (обычный приём почти для  любой женщины её лет, желающей понравиться). Но ведь она и не прикидывалась: ей было просто хорошо, и она этого не скрывала. Кажется, она что-то кричала не то от восторга, не то от страха. Но и когда было страшно, всё равно было здорово – так, как бывало когда-то очень давно. Не было никаких сомнений, не было пережитых бед (их хватило на Майину долю – и это были не только несчастные любови), а было только небо, то приближающееся, то удаляющееся. И было упоение от головокружительных перепадов: стремительный полет вверх, возвышающий душу – и бросающее в бездну, затемняющее рассудок уханье вниз.

Только через некоторое время (минута? пять? десять?) к Майе вернулась способность мыслить и отдавать себе отчёт в происходящем. Она, Майя Сергеевна Соколова, солидная («солидная» – в смысле положения в обществе), можно сказать, дама и малознакомый ей молодой человек качаются на качелях. И вот теперь она уже видит не только небо, а ещё и его глаза – близко. Светло-голубые. И, пожалуй, невыразительными их сейчас назвать  уже нельзя. Что-то в них появилось. И вообще ей уже захотелось целоваться. С этим тридцатиоднолетним Сергеем с перебитым носом. «Ну это уж ни к чему, – одёрнула она себя. – Это уж так, от общего восторга».

– Всё, – сказала Майя. – Достаточно.

Это чисто преподавательское слово «достаточно» вырвалось у неё невольно и сразу, как ей показалось, отдалило Сергея от неё той, которая минуту назад захлёбывалась от восторга.
Сергей послушно остановил качели, подал ей руку, и они отправились к машине.

Разговор в пути снова не клеился. Майя устала от впечатлений     (она их получила, как и хотела!), и её тянуло домой. Сейчас она поваляется немного с книжкой на диване, потом быстро приготовит ужин, а потом посидит над методичкой, которую ей надо сдать завкафедрой уже к концу недели. Занятий сейчас нет. Золотое время для преподавателей, когда среди учебного года удаётся отдохнуть практически целый месяц и даже больше: сессия плюс студенческие каникулы. Только вот методичка за душу тянет.

– Ничего, прорвёмся! – весело подумала Майя. Ей было хорошо. Она почти забыла о Сергее. Совсем забыть мешал колбасный запах из её пакета – и ей было неудобно. А иногда – смешно. Она решила все свои проблемы: колбасы купила, воздухом надышалась, впечатлениями навпечатлялась (красота зимнего леса плюс качели – это немало!) А вот мальчик-то за что пострадал? Бедный Серёжа... Столько времени зря потратил на возрастную тётку («возрастная тётка» – это, кажется, из Токаревой), на которую у него нигде ничего не ёкнуло. А у неё вот ёкнуло. На качелях. Но быстро прошло.

– Майя Сергеевна, вы, наверное, надеялись на знакомство с человеком своего круга, с высшим образованием. Я вам не подхожу. Да? – отвлёк её Сергей, останавливая машину у «Детского мира», там, где они встретились. Так быстро приехали...

– Да нет, Сергей. Это, скорее, я вам не подхожу. Вы ведь видите, я старше, – Майя нежно погладила его по руке. Ей всё-таки хотелось, чтобы у него осталось о ней хорошее впечатление.

– Я не думаю, что возраст имеет какое-то значение, – сказал Сергей.

Это была не та фраза, которую хотелось бы услышать. А хотелось услышать понятно что. Что он никогда бы не подумал, что она старшего его. Нет. Не так. Он никогда бы не дал ей больше... больше... ну, допустим, двадцати восьми. Хотя это она загнула, конечно. Ну хотя бы тридцати. Нет, цифры пусть уж лучше не звучат... Не надо в цифрах. Первоначальный вариант был лучше: «Я никогда бы не подумал, что вы старше меня». Да, не джентльмен. Ну да Бог с ним!

– Понимаю, что я для вас – не тот вариант, – продолжал Сергей. – Но мне с вами хотелось бы встретиться ещё.

Майя не была готова к такому повороту. Ещё? Зачем? Впрочем, согласиться на встречу было проще, чем что-либо объяснять, – и Майя согласилась.

Они встретились через два дня на том же месте, у «Детского мира». И снова поехали в лес. Эта встреча вспоминалась потом Майе как-то несколько размыто. Они гуляли. Кажется, Майя уже не скрывала своего восхищения зимним лесом. Они много говорили. Сергей оказался неплохим собеседником, был достаточно начитан. Что запомнилось особенно хорошо, так это то, как он интересно рассказывал о своей работе. Он оказался романтиком и фанатом своего дальнобойного дела. Вот за это уже можно было зацепиться. К тому же выяснилось, что он – не просто шофер, а частный предприниматель, занимающийся грузовыми перевозками, и у него, кроме «Москвича», два собственных «КамАЗа». А ещё оказалось, что он увлекается восточными единоборствами, когда-то серьёзно занимался у-шу.  Вот это  было уже очень интересно! Это ведь не просто руками-ногами махать или замирать в позе лотоса, это – особая философия, особое мироощущение.

Со второй встречи Майя Сергеевна Сережу зауважала, а уже в третью они перешли на ты и до умопомрачения целовались в машине, которую Сергей остановил где-то в поле. Было темно, были звёзды – и в коротких перерывах между поцелуями Майя призналась Сергею, что она уже его хочет. Сильно. Ну а ему, соответственно, не оставалось ничего делать, как... Нет-нет, тогда ещё, кроме поцелуев и объятий, ничего не было. Ему ничего не оставалось, как сказать, что он тоже её очень хочет. И они стали решать, когда и где.

В субботу и воскресенье Майя не могла. Не только потому, что в выходные надо быть дома, но и потому, что должна приехать Вероника.

– Вероника – это кто? – спросил Сергей.

– Это дочь. Моя взрослая дочь. Она учится в Москве. Помнишь, я тебе говорила? Сейчас у неё сессия, и в понедельник она сдаёт какой-то очень сложный экзамен.

– И ей будет не до тебя. Ведь нужно готовиться. – Сергею хотелось встретиться именно в субботу.

– Ей – не до меня. А мне – до неё. Я буду на неё смотреть. И вкусно кормить. Знаешь, как я соскучилась.

– А когда вы последний раз виделись?

– Две недели назад я сама к ней ездила. Она в общежитии живет. Наготовила там всего, думала – как раз на две недели. Но она звонила дня через три – говорит, всё слопали. До последнего кусочка. Голодная теперь ходит.

– А какая у  тебя дочь? На тебя похожа?

– Не-а, – Майя помотала головой. – Совсем не похожа. Высокая, тоненькая – ну какие они сейчас все. Волосы тёмные, кареглазая – в отца. Мне кажется, что очень красивая. Очень. Знаешь, на Синди Кроуфорд смахивает здорово.

– А Синди Кроуфорд – это...

– Ну манекенщица знаменитая, топ-модель, как Клаудиа Шиффер.

Но и о Клаудии Шиффер Сергей ничего не слышал.

– Ты как с луны свалился, – засмеялась Майя. И тут же схватила Сергея за руку и заглянула в глаза. – Ты только не обижайся. Хорошо?

Сергей попытался объяснить, почему он не знает ни Синди, ни Клаудиу, но Майя закрыла ему рот одной рукой, а другой обняла и снова потянула его на себя. Они уже так долго целовались до этого, что можно  было бы и остановиться. Но Майе хотелось продолжать. Ей нравилось целовать  мягкий, без перегородки, Серёжин нос (в армии перебили, оправдывал он свою несимпатичность, в армию с нормальным носом уходил). И нравилось, как целуется он: очень нежно, ненастойчиво, сначала – едва касаясь её губ, осторожно раскрывая их своими, как бы разведывая, приятно ли ей, хочет ли она целовать его в ответ. Ей было приятно и она хотела. И не скрывала этого.

– Ты такая... – задыхаясь, прошептал он. – Такая...

– Какая? – спросила она. – Ну какая?

Но он не ответил, потому что губы его снова уже были заняты, а может быть, потому, что он ещё не придумал, какая же она – Майя.

Когда он добрался до её груди,  Майя почувствовала, что ему хочется снова прошептать ей что-то восторженное. Наверное: у тебя такая грудь... Но, вероятно, побоявшись, что Майя снова начнёт привязываться – какая да какая? – просто прижался лицом и замер. От восхищения, конечно.

 Потом снова были бесчисленные поцелуи. А может,  это был один, бесконечный, – понять было трудно.

До Майи иногда вдруг доходило, что она, кажется, что-то  делает неправильно. Как-то всё слишком быстро получается. Но думать о своевременности-несвоевременности объятий-поцелуев было уже совершенно бессмысленно. Поздно. Свершилось. Свершалось сейчас. Но надо всё-таки остановиться. Самой. А то если Сергей первым оборвёт всё и скажет, что уже пора ехать, – будет неприятно и обидно. Значит, нужно самой.

– Серёженька, – она поймала секунду, когда её губы, приятно опухшие и поэтому непослушные, были свободны. – Нам ведь пора. Уже поздно. И тебя, и меня дома ждут. Поедем. 

В воскресенье днём, проводив Веронику, немного поплакав от жалости ней, такой худенькой и замученной учёбой (но всё равно очень красивой), Майя начала ждать понедельника и готовиться к свиданию. Её муж, Володя, уехал к своим родителям (они жили на другом конце города). Майя была рада, что, оставшись одна, сможет заняться собою. Кстати, методичку она не доделала и доделывать не собиралась, хотя на кафедре клялась и божилась, что уж в понедельник-то обязательно всё принесёт. Ну разве она способна сегодня написать хоть строчку?! Нет, конечно. Завтра – тоже нет. На днях доделает. А сейчас... Сначала – блаженствование в ванне, обмазывание всяческими лосьонами и бальзамами, маникюр-педикюр в силу собственных умений и возможностей. Потом – какая-нибудь маска на лицо (надо порыться в книжках и вырезках и найти что-то, что сделает её молодой и красивой). А потом – решить, что надеть, и всё приготовить. Вон сколько у неё дел!

Ночью Майя не спала. Временами её трясло. Это была страсть, которой она давно не испытывала. Она пыталась вспомнить лицо Сергея, но оно расплывалось – Майя никак не могла поймать и зафиксировать изображение. Зато она очень хорошо помнила его губы, руки, помнила каждое прикосновение, отчего у неё перехватывало дыхание, пылали щеки и на живот снизу наплывала горячая волна желания. Она прижималась к спящему мужу всем телом, не думая его будить, а просто стараясь  угомониться, расслабиться, зарядиться от него покоем сна.

Она часто потом вспоминала эту их первую встречу в квартире своей подруги. Ничего подобного никогда у неё не было. Они провели в постели пять часов. И этого было мало. И ей. И ему. Расставаться было невыносимо, но нужно. Снова встретиться хотелось завтра же. Но это было невозможно. У Сергея намечался рейс. Куда-то далеко.

И для Майи потянулись дни ожидания звонков. И встреч.

Кое-как выдюжившая перестройку, но сломавшаяся на капитализме (не по зубам и не по менталитету) страна сотрясалась от кризиса. Люди шалели от цен. А Майка (это Серёжа её так называл – Майка) шалела от любви. Господи, за что, за что ей такое счастье? И как так могло случиться, что по объявлению (подумать только!) нашелся тот, кто был так нужен? Иногда умом она понимала, что, наверное,  что-то слегка преувеличивает. Так ведь только слегка! Он же есть, он есть у неё! Майка сходила с ума от мысли, что Сергей мог бы не купить в нужный день газету, мог бы не обратить внимания на её объявление, а откликнулся бы на другое (об этом думать было особенно невыносимо). Мог бы не приехать на встречу во второй или в третий раз (да-да – в третий, ведь всё решила именно третья встреча!). И его бы у неё, у Майки, не было. Когда она проговаривала это в отчаянии Сереже, он, прижимая её к себе, говорил: «Девочка моя. Глупенькая моя. Хорошая моя». «За это можно всё отдать», – неизменно думала Майка и успокаивалась в его сильных руках.

Занятия в институте и подготовка к ним, дом с уборкой и готовкой, Володя с постоянной заботливостью и  неизменным вопросом в глазах – всё ушло на второй план. И имело смысл только в том случае, если было точно известно, когда Сергей возвращается из рейса, когда он позвонит и когда они,  наконец, увидятся. Если этого не было (а такое случалось – и часто), Майя тихо сходила с ума. Он её бросил. Он встретил кого-то из тех, кто был у него раньше, – и забыл о ней. Майку сжигала ревность. Она сама выпытывала (мазохистка несчастная!) у Сергея подробности его прежних романов и впадала от этих самых подробностей в депрессии – пусть недолгие, но очень чёрные.

А Сергей частенько простодушно рассказывал о том, что всех его женщин почему-то звали Наташами. Наташа первая жила где-то в области, далеко от Рязани, и была учительницей русского языка и литературы. «Значит, тоже училась на литфаке, – думала Майя. – Интересно, насколько лет позже меня это было?». Наташа вторая тоже, кажется, преподавала. Английский или немецкий – Майя не выяснила это до конца. Но выяснила многое другое. Например, то, что и с первой, и со второй Наташей Сергей познакомился в рейсах. Подвез – вот и познакомился. Значит, все, кого он подвозит, – её потенциальные соперницы. А проехать мимо голосующего на дороге человека (мужчины или женщины – неважно) он не может. Великодушен, добр. И любвеобилен. Вот такое сокровище досталось Майе. Жила себе – забот не знала. Во всяком случае, в последнее время. Как же, скучно стало! Подавай приключений. Вот и дохни теперь у телефона. Позвонит – не позвонит. А сил отказаться от этого – нет. И всё тут.

Зависимость Майиного настроения от Серёжиных звонков крепла с каждым днём. Ей это не  нравилось. Очень не нравилось.

– Ну что это такое? Ну куда это годится? Ну сколько можно? – стыдила она себя. И внушала себе же: у них ведь, у мужиков, всё по-другому. Занят он, когда ему названивать?

Иногда уговоры действовали, и Майке удавалось обходить телефон стороной и не посылать Серёже на пейджер (рабочего телефона у него не было) своих робко-настойчивых «позвони». Она могла держаться час. И два. И даже три.

А в этот раз, придя из института, Майя продержалась четыре часа. «Ну вот, рекорд побит – и хватит маяться», – решила она и набрала телефон пейджинговой связи.

Чтобы ожидание не слишком тянуло за душу, Майя решила сделать что-нибудь полезное: постирать, например. Вчера она гладила – и не дождалась. Позавчера  делала блинчики с мясом – тоже не дождалась. Значило это (Майя верила) то, что Серёжи нет в Рязани. Сообщения её получал, наверное, Серёжин друг, который вместе с ним работает.

Стирала Майя без души. Хотя небольшая ручная стирка обычно бывала ей в радость, и она, полоская-выкручивая бельё, всегда пела русские народные песни. Почему-то именно их. А когда посуду мыла – то больше вспоминались всякие бардовские мелодии. Слов песен она полностью почти никогда не знала и просто мурлыкала: та-та-та, та-та-та...

Вода лилась слишком шумно – так и звонка не услышишь, хотя дверь в ванной, естественно, открыта. Майя завернула оба крана и решила отдохнуть. Точнее, послушать получше квартирную тишину, которая вот-вот, конечно же... Но нет, полчаса напряжённого вслушивания прошли даром. И несчастная Майя снова отправилась стирать. Воду она пустила совсем тоненькой струйкой, а вот попеть всё-таки решила – может, настроение поднимется. Хотя как может подняться настроение от «что стоишь, качаясь, тонкая рябина»? Но ничего другого не придумалось.

С русских народных песен Майя переключилась на поэзию серебряного века и несколько раз подряд повторила вслух ахматовское:

Как соломинкой, пьёшь мою душу.
Знаю, вкус её горек и хмелен.
Но я пытку мольбой не нарушу.
О, покой мой многонеделен.

Про многонедельный покой Майка не понимала, а вот первые три строчки – просто её.

– Но я пытку мольбой не нарушу, – сказала она в очередной раз и, вздохнув, пошла к телефону. Послав очередное сообщение, Майка продолжила стирку.

Звонок  раздался, когда она снова грустно выводила «но нельзя рябине к дубу перебраться...»

 Это был он! Поговорили они быстро, так как Серёжа звонил из автомата и было плохо слышно. Договорились, что позвонит на следующей неделе, когда вернётся из рейса. А эти дни его тоже не было: мотался в Москву, возвращался поздно.

– Позвонил! Позвонил! Позвонил! – пело всё внутри.

 Но уже через минуту в распахнутые настежь двери Майкиной души осторожно постучалось сомнение, помялось немного и сказало:

– Позвонить-то позвонил. Но ведь не сам. А после твоих многочисленных призывов. Да и разговор, прямо скажем, какой-то не очень получился. Ведь так?

Майке стало уже не так солнечно, как было минуту назад. Как же, как сохранить подольше хоть кусочек той радости, которую она испытала, едва услышав Серёжин голос?! Что бы такое придумать?

– Солнышко, я забыла сказать тебе мяу, - продиктовала Майя сообщение на пейджер.

Девушка на том конце провода засмеялась – но как-то хорошо, по-доброму, засмеялась – и  сообщение приняла.

Майке снова стало просторно, легко и весело. Господи, хорошо-то как! Хорошо! Анекдот такой есть, старый. Про деву Марию, которая поехала в санаторий. Через день она, ну Мария то есть, прислала богу телеграмму: «Доехала хорошо. Дева Мария». Через два он получил ещё одну: «У меня всё нормально. Мария». А через три дня – снова телеграмма: «Господи, хорошо-то как! Маша».

– Хорошо, хорошо, хорошо, – повторяла Майка, кружась по комнате под музыку. Под музыку, которая звучала в ней и, видимо, ей и принадлежала, только самую малость смахивала на митяевскую «С добрым утром, любимая».

 Чем же ещё продолжить радость?

– Вовусик, купи чего-нибудь вкусненького, – пропела она Володе, позвонив ему на кафедру.

– На что? – прозаично спросил Володя.

Вопрос Майе не понравился. Но она решила не обращать на него внимания.

– Ну миленький, ну пожалуйста. Что-нибудь маленькое и вкусненькое. Всё равно что. На твоё усмотрение. Но лучше тортик.  «Ленинградский».

– Уговорила, – засмеялся Володя.

«Ура», – сказала про себя Майя и отметила, что муж засмеялся так же хорошо, как девушка из пейджинговой компании. Какие все милые! И как она, Майка, всех любит! С добрым утром, любимая, ты моя милая, та-ра-та-ра-та, та-та-та, та-ра-та-та-та-та...



«Лучший из мужчин» – вертелось всё время в голове у Майи. Точнее: «...и подругам рассказала, что ты лучший из мужчин». Так пела какая-то из новых эстрадных певиц. Майя просто теряла голову, когда слышала эту песенку. И удивительно – она всё время попадала на неё. Но так получалось, что, включая телевизор или приёмник (Майя любила, собираясь на работу, слушать « Русское радио»), она заставала уже звучащий припев с магическими словами. И не могла выяснить, ни как называется эта песня, ни как она начинается, ни кто её поёт. Имя, однако, вскорости обнаружилось: Катя Лель. Катю Майка полюбила всей душой и бегала по киоскам в поисках её альбома. Такового пока ещё не было. Песня была в каком-то сборнике. Но в каком? Майя замучила расспросами всех. Всех, кто сколько-нибудь интересовался «попсой» и кто не разбирался в этом вовсе. Дело в том, что ей не только хотелось самой слушать и слушать припев про лучшего из мужчин – ей хотелось записать эту песню для Сережи. Приближался его день рождения, и Майя задумала подарить ему кассету с песнями, которые напоминали бы в дороге Сергею о её, Майкиной, любви. Вот как здорово она придумала! Правда, пока ещё не знала, какие песни, кроме этой, она туда запишет. Но эту, Катину, запишет в начале, в середине и в конце кассеты. Вот.

Нет, ну как всё совпадает! «Подругам рассказала...» Ведь Майя, действительно, почти сразу же рассказала о Серёже своим приятельницам. О том, что необыкновенный (какой-какой? – Умный, сильный, уверенный в себе, знающий, чего хочет в этой жизни. – А в постели? – О-о! Без комментариев). О том, что влюбилась, как кошка. О том, что боится его потерять, потому что знает: лучше быть не может.

Подруги сказали:

– Так не бывает. Ты, Маечка, придумала его себе.

 Но тут же спросили:

– Где взяла?

 Н-да, это был камень преткновения – говорить или не говорить. Ну что по объявлению... Одной-двум Майя сказала правду, другим – соврала что-то красивое. Но потом запуталась – и раскололась,  в конце концов, окончательно. Да! По объявлению! Представьте себе. Искала – и нашла. Именно то, что хотела.

– А замуж хотела бы за него? – спросили подруги.

– Нет, – честно   сказала Майя. А про себя добавила, – никогда и ни за что.

– А если Володя узнает?

– А он знает.

Тут подруги отказывались понимать что-либо вообще в этой жизни и переводили разговор в более приличное русло: работа, книги, театр.

С кассетой у Майи так ничего и не сложилось. Она успокоилась и купила несколько книг. Ну что она ещё могла придумать? Дарить рубашки, одеколоны и проч. – привилегия жены. Так что остаётся: лучший подарок – книга. Серёжа читал много. И не только детективы. Ему нравились исторические романы. Ему понравилась Токарева, которую открыла для него Майя. И Веллера он воспринял. И Довлатова. Так что получалось, книги – верный вариант.

Они прекрасно отметили Серёжин день рождения. Уехали на дальнее-дальнее озеро, под пойманную и зажаренную на углях рыбу пили сухое белое вино. А продолжилось всё в «их» квартире.

 Надо сказать, что им очень повезло с «жильём». Одна из близких Майиных подруг, долго ждавшая своего счастья, наконец дождалась. Вышла замуж за какого-то московского бизнесмена и уехала к нему. Продавать квартиру пока не хотела: мало ли что. И сдавать не хотела, потому что иногда приезжала. Вот и отдала ключи Майе: пользуйся на здоровье.

В отпуск Майя, конечно же, никуда не поехала. Володя как-то завёл разговор о том, что можно было бы махнуть в Крым, к старым друзьям, которые всегда зовут и ждут. Но Майя воспротивилась, ссылаясь на отсутствие денег, во-первых; на то, что ей противопоказан юг, во-вторых; на то, что Володе нужно работать над книгой, в-третьих... Она бы могла продолжать, но Володя остановил: «Успокойся. Мы остаёмся». И действительно, сразу же принялся за новую книгу: не вылезал из архива. Уходил туда к десяти утра и возвращался к шести вечера. Как на работу. Майя никогда бы так не смогла.

Вероника уехала на полтора месяца в Германию по обмену. Так что Майя целыми днями была одна. Занималась квартирой (сколько всего по углам накопилось!), Володиными бумагами (сам он этого не умел и не любил); разбирала то, до чего руки не доходили во время учебного года; стирала шерстяные вещи, что-то сушила, что-то отправляла на тряпки. Кроме того, Майя с удовольствием ездила на дачу к своей маме, которая жила там всё лето. Разумеется, к маме Майя уезжала только тогда, когда Серёжа был в рейсе. И хотя на даче ей было очень хорошо, больше двух-трёх дней она там не выдерживала. А вдруг Серёжа уже вернулся? Вдруг позвонил – а её нет? И она мчалась домой, объясняя маме, что у Володи уже закончилась наваренная еда. Мама не понимала. Говорила, что Володя мог бы и сам о себе позаботиться. А если он такой беспомощный, то еды можно было бы наготовить и на неделю.

Возвращаясь с дачи, Майка сразу передавала Серёже на пейджер, что она дома, и начинала ждать его звонка.

В этот раз она приехала вечером, когда Володя был дома. Значит, нужно было дожить до завтрашнего утра. На следующий  день, едва закрыв за Володей дверь, Майя бросилась к телефону. Набрав номер, продиктовала пейджинговой девушке: «Сергей я дома очень соскучилась». И  стала ждать.

 Звонили все: бабушка Вера, тётя Анжела – мамина сестра, подруга Оля, просто приятельница Настя, соседка по старой квартире – тётя Таня. Вспомнил о Майе брат Андрей, который звонил не чаще одного раза в месяц. Позвонил зачем-то однокурсник, с которым они сто лет не  виделись.   
   
Майка была строга со всеми. Терпеливо слушала, о себе ничего не рассказывала. А тем, кто зарывался и был намерен болтать долго и без толку, говорила, что очень занята: собственноручно консервирует огурцы. Да-да, сама вырастила и сама закатывает. Никакие огурцы она в тот день не закрывала, но почему-то именно это объяснение придумалось сразу же и показалось очень убедительным – его она и использовала для прекращения всех этих никчёмных разговоров.

 Серёжа не звонил. Майка честно прождала до пяти часов вечера. Она понимала, что раз Сергей не звонит, то его, скорее всего, просто нет сейчас в Рязани. Нет никакого резона передавать очередное сообщение. Но всегдашняя телефонная зависимость оказалась сильнее здравого смысла, с которым, впрочем, Майкины пути  редко пересекались, хоть и была она кандидатом наук.

Проклиная себя, Сергея вместе со всеми непостоянными и вероломными дальнобойщиками, пейджинговых девочек, которые давно уже смеются над ней, старой  дурой, она набрала ненавистный номер и продиктовала: «Позвони я жду».

Майка пыталась читать – не получалось, хотела затеять стирку – не обнаружила в себе сил. Сил на ожидание звонка тоже не было. Тем более, что если он, звонок то есть, будет, то только завтра. Скоро должен вернуться домой Володя, и Серёжа, зная это, уже не позвонит. И снова до завтрашнего утра будет тянуться неуютное, запретное для телефонных звонков время.

Майка сидела на диване, поджав под себя ноги, и размышляла. Всё ясно. Он нужен ей больше, чем она ему. Он вспоминает о ней не чаще одного раза в неделю. А раз в неделю – это физиологическая потребность. И не более того. Скоро он охладеет к ней. Ведь мужчины не любят, когда их так сильно домогаются. Им нравится быть удачливыми  ловцами, охотниками, преследователями. Добыча уходит – а он, сильный и ловкий, настигает её. Это ведь всем давно известно. И Майке известно лучше, чем кому-либо.

 Когда-то давно у неё был любовник, которого звали (потрясающее имя!) Василий Шуйский. Так вот, этот самый Шуйский честно признался ей однажды, что когда Майя сама ему звонит, то ему хочется скрыться от неё, а вот когда пропадает, говорит, что надоел и пусть катится ко всем чертям, – он просто с ума сходит от любви.

 Майя поняла, что Сергея надо бросить. Самой. Первой. Ну не то чтобы совсем бросить, а хотя бы сделать официальное заявление. О том, что больше они не увидятся. И ничего не объяснять. И тогда уж: или пан или пропал. Или он, как Васька Шуйский, будет сходить с ума от любви к ней или... Или... Или они... Или больше... Его у неё больше не будет... Не будет?! Невозможность этого прорвалась такими рыданиями, которые давно не сотрясали Майкиного тела. Она размазывала слёзы по щекам, слизывала их с подбородка, вытирала то за одним ухом, то за вторым, потому что, рыдая, мотала головой из стороны в сторону. Она причитала: «Ну за что? За что? За что? Ну почему?» И что-то ещё, непонятное даже ей самой.

 Слёз на слишком долгий плач не хватило, да и сил – тоже. Майка вытянулась на диване, сложила руки на груди и замерла.

– Спокойно, – сказала она себе. – Спокойно.

– Ты что, не проживёшь без него? – вопрос был строг и прям.

– Проживу, – твёрдо ответила себе Майка.

 – Человеком, наконец, станешь, дура!

– Конечно, не буду подыхать у  телефона. Что у меня, дел больше нет, что ли?

– Ты уж налюбилась в своей жизни. Разве не так?

– Да так, конечно. Куда уж больше? Пора и честь знать. Буду хорошей женой и хозяйкой. А женщиной я уже набылась.

– Ну вот, умница. Успокойся. Иди-ка на кухню. А то никакой пользы от  тебя сегодня семье не было.

Майка послушно встала и отправилась на кухню. Когда пришёл Володя, она была уже не зарёванной Майкой, а как положено – нормальной женой, в фартуке и с половником (муж всегда вечером ел первое). Но Володя, посмотрев в собачье-печальные глаза жены, всё-таки спросил:

–Ты чего?

– Да так, грустно что-то.

На том и остановились.



Серьёзная подруга Ольга часто говорила:

– С любым важным решением нужно переспать.

 А несерьёзная Танька всегда поддерживала:

– Конечно, переспать! Переспишь – и сразу всё ясно: нужен – не нужен!

 Ольга сердилась :

– Всё бы тебе о мужиках.

 Танька, действительно, признавала только то, что связано с мужчинами, – работу, компании, разговоры. Майя в этой троице занимала среднее положение: на вид серьёзная, скромная, а вместе с тем – в тихом омуте... И девчонки это знали. Ольга слегка осуждала. Танька – уважала и советовалась.

Итак, решено. Нужно, нужно заставить себя сказать ему то, что задумала. Обрубить всё. Не оставляя надежды. А потом посмотрим. Лишь бы позвонил, а то, может, он-то уж её давно бросил, а она просто не знает. Вот это скверно. И знакомо до боли. Её бросали. А она – не умела. Но вот теперь... обязательно. Хуже в сто раз будет потом, когда её миленький Серёженька найдет себе другую. «А так ведь и будет», – убеждала она себя. Вон их сколько: молодых, красивых, длинноногих и смелых. И Серёжа  глазами ни одной мало-мальски привлекательной женщины не пропустит. Да ещё и Майкино внимание обратит: «Ничего девочка, правда?» И сейчас, когда есть силы (она ощущала их в себе, понимала, что может) нужно всё оборвать. С этой мыслью Майя, решительная, уважающая себя женщина, заснула. И проснулась – с нею же. Уже хорошо! Надо как-то всё закрепить, чтобы назад пути не было. Например, позвонить Ольге. У Таньки телефона не было. Да Танька и не советчик в этом деле.

 Ольга решение одобрила, сказав, что давно пора снять розовые очки: какая любовь в их возрасте? Хлопоты одни. Майка, сидя на краешке дивана, кивала в телефонную трубку, глотая слёзы: нет, Ольга совсем её не понимает. Вот Танька отреагировала бы на  Майино решение по-другому.

– Ты что, с дуба рухнула? – таращила бы она на Майю глаза. – Такими мужиками разбрасываться? Ты же сама говорила, что у тебя такой первый раз в жизни.

А ведь действительно у Майи никогда не было никого лучше. Только Володя. Ну Володя – это из другой оперы. Он вне конкуренции.

Майка уселась на диване поудобнее и начала думать: за что же она любит Серёжу? А за всё. За то, что он такой, такой... Ну нет таких больше! Он нежный, страстный, сильный – и Майя всё время его хочет, и ей всегда его мало. И каждое его прикосновение, каждое движение – божественно и неповторимо.

А как он рассказывает про свои «КамАЗы»! Он, оказывается, собирал их своими руками из старых машин.

– Знаешь, как это здорово – сделать именно то, что тебе нужно, – говорил он Майке, блестя глазами. И она понимала, что перед ней Мужчина, у которого есть Дело.

– Я сейчас довариваю кабину у второго «КамАЗа, – рассказывал Серёжа.

– Как это? – поражалась Майка.

– Ну делаю её шире, выше.

– Сам?

– Ну да. Кабина – это ведь дом, понимаешь? Должно быть удобно, уютно, комфортно.

– В камазе – комфортно? – сомневалась Майка.

– А вот увидишь... – многозначительно говорил Серёжа.

Конечно, Танька права. Жаль, что у неё нет телефона. Сходить к ней? Нет, нельзя. Вдруг Серёжа позвонит? Значит всё будет, как Ольга велела: завязать этот последний роман (лучше-то быть не может, поэтому – зачем другие?), заняться делом, можно даже за докторскую приняться. Видали мы этих дальнобойщиков! Гусь свинье не товарищ! Эта пословица (или поговорка? – надо выяснить) употреблялась в их кругу (Майя, Ольга, Танька и плюс ещё несколько сокурсниц) часто. А «долюбливали» (любимое словечко, литфаковское) они её потому, что с ней был связан один забавный случай.

В первом колхозе (всего их, колхозов то есть, было три: учились тогда на литфаке четыре года, а четверокурсников на картошку уже не посылали) они жили в старой деревянной школе, и весь их преимущественно девичий курс размещался в трех огромных классах. Один из них занимали десять особей мужского пола, каждая из которых, несмотря на инфантилизм, неприспособленность к жизни и слабую выраженность мужских признаков, была на вес золота: выслушана, понята и обласкана сердобольными первокурсницами-счастливицами, за спинами которых уже толпились другие литфаковки, готовые в случае чего шмыгнуть на освободившееся место. Все десять разновозрастных (от семнадцати до двадцати пяти) юношей были талантливы, самобытны, непризнанны и сочиняли разные прикольные опусы, самым знаменитым из которых был такой: «Ох, и жизнь пошла, нету сладу. Подержи меня, а то упаду». Но это к слову. Юношам повезло: их было всего десять в огромном классе. А вот девчонкам было тесно: они спали на скрипучих кроватях, стоящих почти впритык друг к другу, и жизнь каждой из них была на виду у всех. И на слуху.

 И вот выяснилось, что милая, наивная деревенская девочка Валя разговаривает во сне. Причём, делает это довольно внятно. В первую же ночь несколько не уснувших по какой-то причине девчонок узнали, как Валя страдает по Вите, который теперь, когда она уехала в город, непременно её бросит. На следующую ночь не спали все, кроме бедной Вали. Дело близилось к полуночи, Валя мирно посапывала и ничего не рассказывала. К часу не спали самые стойкие, а к двум задрыхли почти все. И только Ольга, Майя и Танька шептались. Они шептались-спорили о смысле жизни, о возможной Ольгиной свадьбе и о виновности-невиновности Натальи Николаевны в смерти Пушкина. Как вдруг...

– Тише, девки, – Танька села на кровати, замерла, а потом, перебравшись через Ольгу и Майю, пыхтя, поползла туда, откуда слышался голос. Валин, разумеется. Скрипя кроватями, Танька добралась до Вали и села рядом, слегка её подвинув.

 Полная луна заглядывала в окно, было светло, и Майя с Ольгой во все глаза смотрели за Танькой. А та, подперев рукой подбородок, уселась поудобнее. И Валя, действительно, заговорила более оживлённо и страстно, точно поняла, что у неё теперь есть слушатель. Ольга с Майей находились достаточно далеко и слов разобрать не могли, как ни старались.

– Ну а он?  – зато Танькин вопрос они услышали очень хорошо, голос у неё был дай бог.

– Чой-то она?  – испуганно спросила Майя у Ольги.

–  Спрашивает, – прошептала Ольга.

– У кого? – обалдела Майя.

– У Вали.

Танька разговаривала с Валей долго и даже всплакнула, так жалко ей было страдалицу Валю. Майя с Ольгой измучились, вслушиваясь, но, кроме Танькиных вопросов (ну а он? – а ты?) и её всхлипываний, ничего так и не услышали. Хотя в целом всё было ясно. Любит Валя Витю. А он? Наверное, гад. Раз Танька плачет.

К Валиной кровати подтянулось ещё несколько проснувшихся любопытных варвар. Сеанс длился долго – минут, наверное, пятнадцать. В заключение его Валя громко и четко сказала: «Гусь свинье не товарищ!», перевернулась на бок и больше ни  на один Танькин вопрос не ответила.

Когда Танька приползла на свою кровать, Ольга сказала строго:

– Не надо было этого делать. Нехорошо.

Майя, в общем-то, была с ней согласна, но всё же спросила Таньку: «А свинья – это Витя?». Танька, оскорблённая, отвернулась и не ответила. Но на следующий день Майя всё-таки выпытала у Таньки про свинью и про гуся. Оказывается, это вовсе даже не про Витю – Валя ж его любит! Просто разговор у Вали с Танькой отклонился от темы, и Танька спросила, дружит ли Валя с третьекурсницей (третьекурсники жили по домам у колхозников, а работали на поле они все вместе) из Валиной деревни (Танька откуда-то её знала). На что Валя и ответила пословицей (или поговоркой?), подразумевая под гусем, скорее всего, себя, а под свиньёй, очевидно, свою землячку.

Про первый, второй и третий колхозы можно было вспоминать долго. Любови, измены, выяснения отношений... Господи, мужиков-то было десять калек – а страстей вокруг них! Но не только любовью держались ссылки на картошку. Пушкин, между прочим, сказал, что превыше любви – дружба. Конечно, он имел в виду мужчин, которые считают, что женской дружбы не бывает. А вот и неправда это! Сроднивший таких разных Ольгу, Майю и Таньку первый колхоз, говоря высоким стилем, положил начало дружбе, которая длится уже ... Сколько же? Так... посчитаем. Да, немало получилось. А дружба, между прочим, началась с того, что Танька (девка умная, бойкая, пришедшая в институт не после школы, а уже отработав учителем три года в деревенской школе) жестоко высмеяла Майю. При всех.

 Им выпало тогда вместе идти в соседнее село, чтобы отправить с почтой письма, собранные со всего курса. Почту они не нашли, а обнаружили на магазине подозрительно запылённый почтовый ящик. Письма они туда бросить не рискнули, вернулись назад. А в столовой, пока ждали обед, Танька и выдала. Обращаясь к Майе, она громко (тихо не умела, да и не хотела, наверное) сказала:

– Проще надо быть, девушка, проще.

И уже всем:

 – А то спросила у девочки в деревне: «Девочка, этот почтовый ящик функционирует?»

 Она передразнила и Майкину походку, и её голос – получилась такая городская фифа. Все засмеялись.

– Я как бы в шутку, – попыталась оправдаться Майя.

– Ничего себе шутки! Девочка обалдела, остолбенела, просто лишилась дара речи. Надеюсь, не навсегда. А тебе шутки!

Майкина городская неуклюжесть была посрамлена, Танькино остроумие – одобрено. Ольга (она тоже была постарше) подошла к готовой зареветь Майке и спросила о чём-то несущественном, увела в сторону. Они поболтали, потом вместе сидели за столом. Когда уже допивали компот, подошла Танька и сказала: «Май, не обижайся, меня иногда заносит». И хотя это слышали только Майя и Ольга, а обидное нравоучение – все, Майя просияла и сразу же всё забыла.

– Да, забыла. Сколько лет прошло, а всё помню, – сказала вслух Майя и переключилась на день сегодняшний.

Бросить Сергея было совершенно необходимо не только для того, чтобы опередить его, одержать над ним верх и облегчить этим свои страдания. Виделась Майе ещё одна цель. Дело в том, что её нынешнему возлюбленному не приходилось пока в этой жизни слишком сильно страдать (впрочем, и не сильно, как она полагала, – тоже).

Майка решила взять на себя благородную миссию: сделать из Сергея настоящего человека (с большой, разумеется,буквы). В её кругу было принято считать, что только страдающие или отстрадавшие достойны внимания, остальные – так, мелковесные людишки. «Ну действительно, он же ничего не видел в жизни», – рассуждала сама с собой Майка. «Это будет его первое серьёзное испытание», – льстила она себя надеждой. А то так жизнь проживет и ничего-то в ней не поймет. Пусть первой серьёзной вехой станет несчастная любовь. Вот как здорово Майя придумала! 

– Алло, – мягкий, родной голос в трубке. Голос милого, ничего не подозревающего мальчика. Вот сейчас-то она всё ему и скажет. Но пока говорил он:

– Майка, я не позвонил вчера, был в Москве, приехал поздно. Ты уж прости меня. Ладно?

– Ладно, – сказала Майка.

– Мы сегодня увидимся?

Она замялась и ответила:

– Да.

  «Да, да, да, тысячу раз да!» – это уже, конечно, про себя.

– Я приеду в три. Так нормально?

– Да. – Все остальные слова небедного лексикона Майи Сергеевны почему-то забылись.

– Только, знаешь, Май, я не на «Москвиче» приеду. Ладно?

– Ладно, – сказала она ему.

Хотела спросить: а на чём?  Но не успела, пошли короткие гудки.

– На чём, на чём? На «КамАЗе»! – ответила она себе вслух и блаженно потянулась. Да хоть на чём! Лишь бы приехал!

В три за соседним домом, действительно, стоял «КамАЗ». Вернее, кабина от «КамАЗа». «Тягач» – вот как это называется, вспомнила Майка. Прицепа, огромного, длиною в полдома, слава Богу, не было. Хотя с прицепом было бы, наверное, симпатичнее.

Машина стояла вплотную к бордюру, и, увидев, как Сергей дёрнулся, чтобы выскочить из кабины, Майя сделала ему жест: сиди, я сама! Не слишком изящно, но без особых трудностей она забралась в кабину, удобно уселась и только затем, повернувшись к Сергею, сказала:

– Привет! Это я.

– Привет, – Сергей дотянулся до Майкиной руки, погладил её и заодно – битую коленку.

Месяца три назад Майя Сергеевна, спускаясь в институте по лестнице, зацепилась шпилькой за неровную ступеньку и, потеряв равновесие, пропахала коленками и вытянутыми вперёд руками половину пролёта. Это было не просто больно – это было страшно унизительно. Её поднимал незнакомый студент, внешность которого она, находясь в почти шоковом состоянии, не запомнила. А вот глаза, тёмно-зелёные, и взгляд, участливый, сострадательный, добрый, – не забудет никогда. Серёжа очень жалел Майку, когда она рассказывала ему о своем полёте с лестницы, хотя она и старалась изобразить всё как можно более комично. И после, вспоминая, продолжал жалеть, целуя оставшийся теперь навсегда рубец и приговаривая: «Бедненькая моя коленочка, как ей было больно».

– Я ужасно соскучился, – сказал Сергей, гладя теперь уже обе Майкины коленки.
– Я тоже, – призналась Майя нерешительно, так как еще не отошла от своих вчерашних и сегодняшних слёз, намерений  и бесповоротных решений.

 Она не знала, как себя вести. Как раньше? Но ведь в ней так много изменилось за эти полтора дня! И Майя ушла в себя. Ощущение счастья от ожидаемой встречи сменилось пониманием обыденности самой встречи. Квартира, чай, секс. И привет! До следующей недели! Или до послеследующей. Зря, зря она не осуществила задуманного. Их отношениям нужна встряска. Какая же она  слабохарактерная...

– Майка, почему ты всё время молчишь? У тебя ничего не случилось? – спросил Сергей, не повернув к ней головы.

 Оказывается, они уже ехали.

– Всё нормально, – ответила Майка.

Она  быстро переключилась  со своих дум на новые ощущения. Что-то в этом есть... Да нет, здорово! Действительно, интереснее, чем на легковой (это Сергей всегда не уставал повторять). «КамАЗ» Сережин Майя уже видела, впечатлилась от его огромности, сидела в кабине, а вот ездить ещё не приходилось. Сергей всегда говорил:  «Вот я тебя на «КамАЗе» как-нибудь покатаю», а она думала при этом: «И что?».

Они выехали за город, где не было никаких светофоров и пробок, машина шла быстро и ровно. Майке нравилось всё. Во-первых, всё видно, потому что высоко. Во-вторых, – потрясающее ощущение царствования на дороге. Легковушки такие маленькие и какие-то жалкие, даже иномарки. В-третьих, Серёжа за рулем любимой машины – о-о, это что-то запредельное! Майе, помнится, сразу понравилось, как он водит свой «Москвич». Ничего в этом не понимая, она моментально почувствовала, что он – классный водитель, уверенный,  спокойный, знающий себе цену. Кстати, привыкнув к его манере езды, всех остальных, с кем приходилось ездить, она теперь оценивала не больше чем на «троечку».

Майя делала вид, что смотрит на дорогу, а сама косилась на Серёжу, которого она сегодня утром решила бросить. Да разве это возможно? Боже, как же он хорош! И как она его любит.



Прошло ещё полгода. Было много хорошего. Очень много. Но по-прежнему у Майи случались и чёрные дни. Дни, наполненные неизвестностью (он есть у неё  – или нет?), ревностью (а вдруг он сейчас где-то и с кем-то, а не с ней?), сомнениями (господи, зачем всё это?), тоскою (но где же он, где?). Впрочем, чёрная полоса дней, которые, плюсуясь, больше недели не составляли, неизменно завершалась звонком, возвращающим жизнь.
– Майка, это я. Не смог позвонить перед рейсом, несколько раз звонил с дороги, но тебя не было. Пару раз попадал на твоего мужа. У него очень приятный голос. Я еду?
Серёжин голос был не сравним ни с чьим. И Майя, перестраивая на ходу все свои планы, успевала навести марафет и через полчаса выбегала из подъезда, спешила за соседний дом, где её ждал серо-голубой «Москвич».

Майя шла к машине, а Сергей внимательно на неё смотрел. Она прятала глаза, но, постепенно избавляясь от смущения, на ходу превращалась в Майку, его девочку, глупую и счастливую.

Встречи, по-прежнему полные любви, постельного неистовства и разговоров об всём на свете, потихоньку превращались в привычку. Это была ещё одна семейная жизнь. Параллельная. Очень нужная, но уже сглаженная, определённая, во многом предсказуемая. Во всяком случае, Майе так казалось. Казалось, что если и сойдет все  на нет, то будет уже не страшно. Самое страшное (она это знала точно) – это потерять Володю. Как всё это можно было объяснить? Да кто его знает!

 Володя, говоря о Серёже, называл его «твой камазник». В этом не было ни презрения, ни пренебрежения, просто так придумалось ему в самом начале.

Они говорили о Сергее нечасто. Но муж знал, что если Майя нервничает и раздражается, значит – «этот её» не звонит, а если заглядывает ему в глаза, беспрестанно целует и ластится, как кошка, – значит, все о кей.

В разговорах с подругами, где нужно было постоянно отстаивать право на такую свою жизнь, Майя заводилась и кричала: «Ну кто вам сказал, что любить можно только одного? Кто сказал?! И почему вы решили, что Володю надо жалеть? Если бы ему было плохо, он бы ушёл. А он меня и такую любит!» Они соглашались, но осуждали. И радовались, что на Майкином фоне выглядят особенно порядочными и почти невинными.


– Вов... а вот... дружить бы нам... семьями, – однажды как бы в шутку сказала Майя, делая большие глаза и интонируя особым образом каждое слово.

Но  муж «как бы шутку» не принял:

– Даже если бы это в принципе было возможно... А я надеюсь, ты  понимаешь, что это НЕвозможно. Впрочем, если б понимала, не делала бы таких диких предложений...

– Вов, ну почему диких? почему диких? По-моему, нормально. Они бы к нам в гости приходили. Мы бы к ним.

– Замолчи, я тебя очень прошу. А я всё-таки продолжу. Так вот, если бы это и было возможно в принципе, то как ты представляешь себе моё общение с твоим дальнобойщиком?  Тебе не кажется, что это не мой, мягко говоря, уровень?

– Он, между прочим, очень умный, – обиделась Майя.

– Ну, если до твоего уровня дотягивает, то уже хорошо!

– Не надо про мой уровень. Дуры кандидатами наук не становятся! – Майя снова обиделась.
Выдерживая паузу, чтобы обида была прочувствована обеими сторонами, она ждала Володиного раскаяния. Но Володя спокойно продолжал что-то выписывать из книги.

– Да ладно, Вовусик, я пошутила, – подошла Майя к мужу и положила голову и вытянутые руки на стол, на все Володины книги и записи.

Муж поцеловал Майю в макушку, отодрал её, сопротивляющуюся, от стола и легонько оттолкнул: не мешай!

Странно, что он не сказал ещё и свое обычное: «Ты же взрослая женщина». Не захотел впустую тратить энергию, которая ему нужна для работы. Майя села на диван и решила немного подумать. Володина фраза про взрослую  женщину, безусловно, должна иметь продолжение. Оно подразумевается. Оно видится – и очень чётко. «Ты же взрослая женщина, а ведёшь себя, как ребёнок». Это один вариант. «Ты же взрослая женщина, а косишь под маленькую девочку», – это второй. Какой лучше? Оба хороши! Ну и пожалуйста! Майя встала и, изображая бездну достоинства и оскорблённого самолюбия, прошла от дивана к книжным полкам. Муж не отреагировал. Майя принялась рассматривать корешки книг. Надо что-нибудь умное почитать. Вот Шопенгауэр со своей самодостаточностью мизантропа и презрением к весёлым людям – неграм. Вот Кафка с отвратительным рассказом о том, как он стал тараканом. Вот скучный и изысканный Набоков. Майя взяла «Обед на каждый день» и пошла на кухню.



Майя читала новую книгу Николая Козлова и балдела от каждой фразы. Стиль ей, собственно, нравился только местами. А вот идеи – почти всегда и все. Муж Козлова не любил, называл его козлом (Майя ужасно обижалась) и говорил, что он, то есть Козлов, дешёвый авантюрист, а никакой не психолог. Но Майя всё равно часто зачитывала вслух отдельные места. Володя сердито отмахивался, но иногда невольно втягивался в навязанную Майей дискуссию. Вот и сегодня завязался спор о любви, долге, семье. 

– Когда любят и уходят к другому – это понятно. А когда ... – сказал Володя.

Он сказал это после энергичного выступления жены, которое она перемежала козловскими цитатами. Сказал и запнулся, подбирая выражение поприличнее.

– А когда увлекаются и никуда не уходят – это тоже нормально, – продолжила за него Майя.

– Для тебя – да. А для большинства людей – нет. Это ты можешь себе позволить, пользуясь тем, что я закрываю глаза на твоё... В русском языке этому давно есть одно слово. Я думаю, ты знаешь, какое.

– Ну про слово не будем. Я не обиделась нисколько. А что касается того, что ты закрываешь глаза... То для тебя, Вовусик миленький, в этом есть огромный смысл.

– Какой же, позволь тебя спросить?

– Пока ты не встретил ту, с кем хотел и мог бы жить, тебе лучше со мной, чем одному. Уйти из принципа и маяться – глупо. Нам хорошо вместе. Тебе иногда больно (наверное, очень больно) оттого, что я... Но мне нужна подпитка, ты это понимаешь. Именно она дает мне возможность любить тебя. И ты это прекрасно  знаешь.

– Брось, о какой любви ты говоришь? – Володя презрительно скривил губы.

– О моей. О моей любви к тебе, – Майя как-то неожиданно  заплакала, подошла к дивану, где сидел муж, опустилась на пол, обняла его колени и разрыдалась уже громко, в голос.

– Ну неужели ты не понимаешь, что ты – родной, близкий, единственный... И никто не нужен мне на твоем месте...

– Если бы ты меня любила...

– То не изменяла бы! Да? Ну кто придумал, что это должно быть именно так? Кто?! Ты ведь лучше других знаешь, что если я против своей воли буду вести тот образ жизни, которого ты от меня требуешь...

– Ничего я не требую, – Володя хотел отбросить Майины руки и встать.

Но она не пустила его и продолжала уже спокойно и тихо:

– Ты умный, ты все понимаешь. И догадываешься, КАКИМ (она выделила это слово) должен быть мужчина, чтобы его любила такая ненормальная, как я. Меня надо каждый день завоёвывать. Словами, поступками, большими и красивыми. Тебе это не под силу. Да и никому не под силу.

– Тебе лучше было бы жить одной.

– Да, да! Я знаю это. Знаю, что мучаю тебя. Но ведь ты свободен. Брось меня. Уходи! Тебе будет легче?

– Нет. Я хочу, чтобы была семья, чтобы Вероника не рвалась между нами. Чтобы у нее был дом. Понимаешь ты это или нет?! – взорвался, наконец, Володя.

– Так и я этого же хочу, бестолочь несчастная! – тоже закричала Майя.

Потом она сникла, снова положив голову мужу на колени, и в колени же, глухо, спросила:

– Но разве только это? Разве ты меня не любишь?

– Люблю, – сказал Володя.

 Сказал просто, без вздоха, без каких-либо особых интонаций. И все равно (Майя точно знала) это была правда.

– И я тебя. Только не по-твоему. Ты мне очень-очень нужен. Но я не могу стать другой. Понимаешь?

Володя отвернулся. Всегда считалось, что он это понимал. А вот выясняется, что нет. Не понимает. Осознание этого вернулось к Майе новым приступом отчаяния.

– Ну не могу, – зарыдала она и, отняв руки и голову от колен мужа, уткнулась лицом в пол.
 Володя оставался сидеть на диване. Майя вытянулась на полу во весь рост и перевернулась на спину. Она перестала плакать, только вытирала обеими руками мокрое лицо и хлюпала носом. Ждала. Очень ждала, что муж подойдет и пожалеет.

– Бедная ты моя, – Володя присел рядом, положил руку ей на лоб, – по-моему, ты уже наревела себе температуру. Майя, ну давай ты меня простишь за этот разговор? Ладно?

Майя схватила его руку и начала исступлённо целовать:

– Миленький мой, родненький, это ты, ты меня за все прости.

 Потом, остановившись, помолчала и с трудом произнесла:

 – После этих слов нужно сказать: я так больше не буду. А я не смогу тебе этого сказать...

– Ну и не надо. Успокойся. Хорошо?

Володя поднял Майю с пола. Она прижалась к нему, обессиленная, благодарная и покорная. Они стояли так долго. Майя боялась, что Володя оторвётся первым и скажет какую-нибудь будничную фразу. А он хотел бы это сделать, потому что не любил подобных сантиментов, но знал, что жене это будет неприятно. И терпеливо ждал, когда она это сделает сама.


Был  обычный день. Отчитав свой «современный русский» на инфаке, Майя Сергеевна должна была через полтора часа появиться в другом корпусе, на своём факультете. У нее сегодня была всего одна пара, хотелось домой. Но назначили заседание кафедры: полтора часа где-то болтайся, а потом будь добра явиться на это самое заседание.

Майя решила немного погулять, а по пути зайти в магазин, точнее в торговый комплекс, который недавно открыли и назвали громко, с претензией, – «Новый посад». Майя шла не спеша, наслаждаясь весенним воздухом, капелью, покоем и гармонией в душе. Вот она, такая молодая и симпатичная, идёт себе по улице и всему радуется. Радуется тому, что у неё  хорошая работа, где всё ладится, что у неё замечательный муж, умный, тонкий, всё понимающий, и красавица-дочь, подающая большие надежды. И наконец, у неё есть Серёжа. Молодой и сильный мужчина, которого она боготворит. Майю пронизало острое желание видеть, трогать, целовать его плечи, руки – всего, стройного и красивого, как молодой олень (когда и где Майя видела молодых оленей, она не помнила, но была уверена, что они выглядят именно так: настороженно-нежные глаза, гладкое и мускулистое тело, гармоничная подогнанность  всех членов). Господи, за что ей такое счастье? И как скоро придётся расплачиваться за то, что ей досталось так много хорошего в этой жизни?

Майя бродила по «Посаду», глазея на множество красивых и дорогих вещей, понимая, что ей никогда ничего из них не купить, и всё-таки прикидывая, как бы она в них выглядела. Пожалуй, хорошо бы выглядела. Даже очень хорошо. Но она и без них – любима. С Серёжей они виделись вчера. И пока он не пропал на неделю, она ещё, действительно, чувствовала себя любимой.

Думая о своём, Майя как-то не очень хорошо различала вокруг себя людей. Их было, кажется, много. Кто-то вместе с ней двигался вдоль прилавков, кто-то спешил навстречу. Именно в спешащих навстречу вдруг ясно и очень близко обрисовалось два знакомых лица. Первое – более знакомое, точнее, слишком знакомое, самое знакомое на свете – Серёжино. И второе, знакомое меньше, по фотографии – его жены, Лены.

Наверное, нужно было сделать вид, что это люди из толпы – и не более того. И идти себе дальше. Нужно было. Но не получилось. Майины глаза остановились на Серёжиных, и она никак не могла отвести их в сторону. С ним приключилось то же самое. И не заметить это было невозможно. Лена всё и сразу поняла, попятилась назад. Майя, наконец, оторвала взгляд от Сергея и отвела его – но не в сторону (в сторону опять-таки не получилось). Она попала в другие глаза – глаза его жены. Там были: боль, обида, смятение. И растерянность. И детская беспомощность. Но не было ненависти. Это Майя увидела и поняла сразу же. И её захлестнуло чувство  вины и благодарности к этой удивительной женщине. Которая, несмотря на свою молодость, была великодушна и мудра – так же, как Майин Володя.   

Майя, наконец, смогла опустить глаза. Но что было делать дальше? Что?

– Здравствуй, Майя. Познакомься. Это моя жена – Лена, – сказал Сергей.

– Здравствуйте, – выдохнула Майя. – Здравствуйте, Лена.

Лена молчала, глаза у неё были на мокром месте, но держалась она с достоинством. Майя очень испугалась быть жалкой на её фоне и заговорила. Кажется, слишком быстро.

– Вы здесь в первый раз? Нравится? Мне – не очень. Цены слишком высокие. Не подступишься. Но красиво. Продавцы вежливые.

Лена молчала. Майя остановилась и вопросительно посмотрела на Сергея.

– Майя, ты куда сейчас? Мы тебя подвезём, – ответил он на её взгляд.

– Нет, нет... Что вы, ребята... Не надо... Мне недалеко... Не надо.

– Конечно, подвезём, – сказала Лена. Голос у неё был низкий и всё-таки очень детский.

– Знаете что, девочки, вы посидите немного в баре, я сейчас железки кое-какие посмотрю, и поедем. Хорошо?

– Хорошо, – сказала Майя, снова слабо понимая, что происходит.

Сергей отвел жену и любовницу в бар, заказал им мороженое и кофе и ушёл.
 
– Да-а, – задумчиво протянула Майя. – Как в страшном сне.

– Почему в страшном сне, – возразила без вопросительной интонации Лена. И серьёзно заключила, – это жизнь.

– Милая моя девочка, прости меня, если можешь...

Майя накрыла ладонью руку своей... Соперницы? Да нет, подумала, не подходит это слово. Жена Серёжи доверчиво посмотрела ей в глаза.

– Леночка, солнышко, пойми, я – лучший вариант. Потому что  не хищница, не  истосковавшаяся от одиночества женщина, которая всеми силами стремится отобрать чужого мужа. У меня есть свой. Я для тебя не опасна, поверь мне. Пожалуйста. Сергей очень любит тебя. Обожает детей. Ваша семья крепка. А то, что есть я, – это не помеха. Скорее, наоборот.

Майе было тяжело всё это говорить, она с трудом подбирала слова.

– Я знаю, – ответила Лена. – Я понимаю. Майя Сергеевна (да, она знала, как зовут любовницу мужа), вы не переживайте так .

– Господи, Леночка, разве так бывает? Наверное, только в кино. Да и в кино я что-то такого не видела.

– Это жизнь, – опять повторила Лена. Это была очень серьёзная девочка. Милая и серьёзная.

Заседание кафедры Майя решила пропустить (что-нибудь придумает завтра). Она попросила Сергея и Лену отвезти её домой. Пока ехали, Сергей молчал, а Майя Сергеевна (так называла её Лена. А как бы она ещё могла её называть?) беседовала с его женой об их дочке-третьекласснице Сашеньке, у которой что-то не ладилось с русским. Майя расспрашивала, давала советы и, казалось, чувствовала себя вполне уверенно и спокойно.   

Дома Майя выпила валерьянки, немного посидела, раскачиваясь из стороны в сторону, а потом легла и уснула. Крепко, без сновидений. Проснувшись, решила заняться собой. Сережина жена такая молодая... Она моложе на... Майя посчитала. И постаралась сразу же забыть получившуюся цифру.

Начать нужно было с ванны и каких-нибудь масок. И что-то пора делать с головой. С причёской, в смысле.

Майя уселась перед зеркалом и решила причесаться, как ведущая передачи «Я сама» Юля Меньшова. Нужно было так зафиксировать пряди, чтобы никто не догадался, что ты потратила на это полтора часа. А, наоборот, чтобы все подумали, что ты, проснувшись, не причесалась (потому что выше этого) и сразу приехала на передачу. Такая задумка, видимо, была у Юли, точнее, у её стилиста. Какая была у Майи, сказать было трудно. Но очень хотелось, чтобы получилось не хуже, чем у Юли, а лучше, то есть лохматее. Или лохмаче, правильнее сказать.

Володя, конечно же, ничего не заметил, хотя с порога жену как всегда поцеловал и поинтересовался, как у неё дела.

– Нормально, – сказала Майя и пошла разогревать ужин.

Поужинав и потрепавшись ни о чём, Майя с Володей перешли в комнату, где он, сразу же усевшись на диван, полез в какую-то книгу и начал что-то искать, а она начала ходить вокруг него кругами, примериваясь, с чего и как начать рассказ о сегодняшней встрече.

– Вов, а знаешь, я с Серёжиной женой познакомилась, – наконец сказала Майя.

– Молодец. Ты давно об этом мечтала.

Володя оторвался от книги, увидел, наконец, Майину прическу, но решил не переключаться, а закончить разговор о жене любовника своей жены. «Жена любовника жены» – класс! Эти как бы Володины мысли скакали в Майиной вольнодумной голове. Что было в Володиной, разумной и добропорядочной, знать не дано было никому. Слова  же, созданные, как сказал кто-то из великих (Майя напряглась, но так и не вспомнила, кто именно) для сокрытия мыслей, звучали из Володиных уст такие:

– Учти, я с твоим дальнобойщиком знакомиться не собираюсь. И распрощайся со своей идиотской идеей сделать из нас всех шведскую семью.

– Вов, миленький, ну не сердись, нет у меня такой идеи вовсе. Так получилось, – Майя села на колени к мужу, обняла его, положила голову на плечо и замерла. Ждала расспросов.

– Ну и что жена? По физиономии тебе не съездила?  Не съездила, судя по всему. И зря.

– Вовусик, хватит. Давай в другом тоне.

– Не могу. Думаешь, его жене приятно было тебя видеть?

– Думаю, что нет, – серьёзно ответила Майя. Потом, выдержав нужную паузу, бодро спросила:

– Хочешь, хочешь я всё подробно расскажу?

– Нет, Май, не хочу, уволь. Ладно? Только скажи – она красивая? И ещё – ты с такой прической была?

– Ну не то чтобы красивая, – готовно откликнулась Майя, пропустив вопрос по прическу мимо ушей, – а симпатичная. Очень хорошее лицо. Мне понравилось. Пожалуй, даже больше, чем хотелось бы.

Майе хотелось продолжать, но Володя прикрыл ей рот рукой, снял с колен и сказал: «Займись делом. И причешись. Ты же взрослая женщина. И у тебя завтра, если помнишь, лекция первой парой. Настройся-ка лучше на неё. На лекцию то есть».


Однажды, проезжая на троллейбусе мимо кинотеатра «Дружба», Майя увидела афишу: «Адвокат дьявола». Кто-то что-то говорил про этот фильм, предлагал кассету. Но видео (или как все говорят, «видака») у них не было: как-то все не могли собрать денег на это. Да и честно сказать, вполне без него обходились. 

Володю пришлось уламывать долго. «С ума сошла, бросать дела, куда-то ехать», – ворчал он. Но, как всегда, поддался уговорам.

Майю фильм не просто потряс – выпотрошил. Она вышла из кинотеатра подавленно-отрешённая, не желающая разговаривать ни о чём, а о фильме – тем более. Закинув пару вопросов и получив в ответ огромно-непонимающие глаза жены, Володя сказал:  «Ну не знаю, что уж тебя так... Фильм как фильм. Достаточно сильный, но не до такой же степени, чтобы выпадать из жизни». Майя молчала. Молчала, пока ехали в троллейбусе. Молчала, когда пришли домой. Заговорила только после того, как приготовила ужин и пришла за Володей в комнату:

– У нас водка есть?

– Есть, – Володя смотрел заинтересованно и выжидающе: наконец-то сейчас всё прояснится.

– Выпьем, – сказала Майя, уже готовая разреветься, но пока ещё сдерживающая рыдания, видимо, приберегая их для более ответственного момента.

– А чего ж не выпить! – весело сказал Володя, садясь за стол и наливая Майе и себе водки.

Майя начала плакать, не дождавшись нужного момента. Уливаясь слезами и ответив на вопрос мужа «за что?» – «ни за что», она выпила водку и начала есть. Слёзы мешали. И не только слёзы. Майя останавливалась, сморкалась в огромный носовой платок. И продолжала – есть и плакать. Володе, кажется, эта картина надоела. Он нахмурился, ушёл в себя.  Сцену устраивать не стал, вилку не бросил – тоже продолжал есть, старательно и медленно прожёвывая омлет с крабовыми палочками и консервированной кукурузой (недавнее изобретение жены).

Наконец Майя заговорила:

– Наверное, нам нужно развестись.

– Молодец, – похвалил Володя. – Главное, всё очень понятно, логичная ты моя.

Майя ещё больше зашлась в плаче:

– Понимаешь... понимаешь... Твоя оценка фильма – приговор мне. Ты воспринял всё так, как должен это принять человек  совершенно безгрешный. А ты такой и есть. И как человек, понимающий насколько плохи все окружающие – и я, в частности. Почему плохо мне? Потому что это меня обличают. Меня вывернули наизнанку, меня захотели сделать лучше и чище – не тебя. А ты, такой хороший и благородный, смотришь на это понимающе и снисходительно со стороны.

– Ну что ты разошлась?  Что ты разошлась? Мне и близко в голову не могло прийти всё, что ты сейчас несёшь. Про что ты?

– Я про то, что это мой фильм, для меня! Понимаешь? Чтобы остановить таких, как я. Понимаешь? Всё очень четко: у человека есть выбор: деньги, слава, упоение собой или тишина, покой, безвестность. Такие, как я, выбирают первое.  Такие, как ты, – второе. Но человек, делающий выбор, не знает, что он делает выбор между дьяволом и богом. Не знает! Об этом фильм! Но я не хочу! Не хочу, чтобы так! И вообще, я лучше. Лучше, чем ты думаешь обо мне всю жизнь. Ты меня совсем не знаешь... И не понимаешь.

– Боже, всё собрала в одну кучу. Как всегда, я оказался крайним, – раздражённо сказал Володя и ушёл в комнату.

Майя осталась за столом. Отодвинув тарелку, она положила на это место голову и продолжала плакать, причитая: «Ты меня не понимаешь. И не любишь. А только терпишь». Последнюю фразу Володя не слышал, потому что, когда уходил с кухни, Майя до этой мысли ещё не додумалась. Сообразив это, она встала из-за стола и пошла вслед  за ним в комнату. Чтобы поделиться новым открытием и, естественно, получить опровержение.

Муж читал газету под орущий не своим голосом телевизор. Майя села рядом на диван. Она уже слегка успокоилась. Но его демонстративное равнодушие подстегнуло её, и она снова заговорила-заплакала:

– Ты не любишь меня совсем. Не любишь, а только терпишь.

Володя отложил газету, спокойно посмотрел на жену и сказал:

– Ну, а если и так. То что?



Развод прошел спокойно. Как могли, подготовили родственников. Долго разговаривали с Вероникой. Поочерёдно и вместе. Втолковывали , как они оба её любят. И что, в принципе, ничего не меняется. Просто папа будет жить теперь у бабушки с дедушкой. «Всё нормально, родители», – сказала дочь и ушла на дискотеку. А когда пришла – дома была уже одна Майя. Они, обнявшись, поплакали. А наутро Вероника уехала в Москву.

Сергей долго не мог взять в толк, как можно так, в один день, решиться на развод.

– Ты же говорила, что у вас всё хорошо, – в сотый раз повторял он.

– У нас и было всё замечательно, – отвечала Майя.

– Тогда почему? Почему? – допытывался он.

– Ну так получилось, – отмахивалась Майя. Объяснять, как всё было, почему-то не хотелось. Не хотелось  – и всё тут.

Майя переходила в новое разведённое состояние с трудом. Вроде бы, всё хорошо. Свободна. Серёжа может позвонить и приехать в любой момент. Правда, Майе этого, пожалуй, не слишком хотелось. Володя переехал к родителям, но многие его вещи, книги оставались здесь. И всё время казалось, что сейчас раздастся звонок в дверь и он появится на пороге, чмокнет в щёку и спросит: «Ну ты как?». Но он не появлялся. И не звонил.

Вечерами было ужасно одиноко. Иногда раздавался телефонный звонок. Кто-то молчал в трубку. Кто? Не Серёжа, понятно. Володя? Да нет, едва ли. Это так на него не похоже. Тогда кто? Вероникины ухажёры? Но все знают, что она приезжает на субботу-воскресенье, и то не чаще двух раз в месяц. От этой непонятности хотелось плакать. Что Майя и делала. Приезжала Вероника, жалела её и говорила: «Мамочка, ну может, хватит уже? Может, позвонишь папе? Мне кажется, он только этого и ждёт». Что она могла ответить дочери? Рассказать про Серёжу и объяснить , что, возвращаясь к мужу, она должна отказаться от этой, последней в своей жизни, любви? И рассказать невозможно. И отказаться невозможно.

Серёжа, понимая Майкино состояние, был нежен и заботлив. Звонил намного чаще, чем раньше. И слов о любви говорил больше. Но встречались они по-прежнему редко: два-три раза в месяц. На  другом варианте Майя не настаивала, зная, что для Сергея на первом месте работа, на втором – семья, и уж на третьем –  она, Майка. «Главное, чтоб не ниже третьего места», – думала Майя. Ниже – не хотелось. Очень не хотелось.

Как-то, передав Серёже на пейджер «Позвони мне, позвони» и не дождавшись живительного звонка, Майя набрала его домашний номер, чего никогда раньше не делала. Услышав приятный, низко-детский голос Лены, она положила трубку. Странно. Серёжа говорил, что жена с детьми в деревне. И если он не позвонит в субботу-воскресенье, значит уехал к ним.

Сергей объявился в понедельник. Сказал, что очень соскучился и сейчас подъедет. Он по-прежнему останавливал машину за соседним домом, и Майя по-прежнему шла к ней, оглядываясь, не желая быть увиденной кем-то из знакомых.

– Куда поедем? – спросил Серёжа, погладив, по обыкновению, Майкину коленку.

– К нам поедем, – ответила Майя, ощутив, как всегда, острый приступ нежности и желания.

В самый  неподходящий момент, момент почти наивысшего блаженства, Майя, вдруг замерев и высвободившись из-под красивого и сильного Серёжиного тела, спросила:

– Ты ездил к одной из Наташ?

– Когда? – он растерялся, но глаза не отвёл – и это вселило надежду.

– В субботу или в воскресенье.

– Ну, Майка, ну что ты, – незнакомо-суетливо заговорил Сергей – и от надежды не осталось и следа.

Обняв её одной рукой, он начал зацеловывать Майкины шею, плечи, грудь, а вторую руку между тем держал на её  губах.

– Не затыкай мне рот! 

Майка вывернулась, вскочила с постели, набросив халат. Она отошла к окну и застыла у него, глядя на улицу и не зная, не понимая, что ей делать дальше.

Надо одеваться и ехать домой. Что-то говорить, объяснять не было сил. Всё и так ясно. Но ведь можно, можно было бы не затевать этот разговор, подозрения потихоньку рассосались бы – и всё  было бы хорошо. Но поздно. Не было ни ревности, ни ненависти, ни жалости к себе. Не было ничего. Ни-че-го. Когда она вчера в деталях представляла себе этот разговор, то ей рисовалось два варианта.

Первый. Он, конечно, не  ездил ни к какой Наташе, он любит только её, такую глупенькую девочку. Она бы на его заверения откликнулась  просветлёнными слезами радости, он бы вытирал её слезы, и после всех выяснений они предались бы любви. И это было бы головокружительно и божественно. Как всегда. Только ещё лучше.
 
А второй вариант выглядел  примерно так же, как сейчас. Выяснилось, что он ездил к Наташе. Объяснений слышать она не хотела. Ушла, заливаясь слезами и успев промолвить на прощанье: «Я так долго тебя искала и не думала, что так быстро потеряю».

Вчера, когда Майя всё это представляла, все слёзы она тогда же и выплакала. Сейчас глаза были сухими. Заготовленная фраза забылась, да и едва ли она могла пригодиться. Майка оделась и пошла к двери. Что делал он в это время? Она не посмотрела в его сторону, но боковым зрением видела, что он оставался сидеть на постели. Кажется, обхватив голову руками.

Она побежала вниз по лестнице. Оступилась, сообразила, что опять может загреметь с неё, как это было совсем недавно, и пошла медленно, внимательно рассматривая каждую ступеньку.

Майя вышла из подъезда, не понимая, в какую же сторону ей идти. Но шла и шла... Потом остановилась: не было видно ни дороги, ни троллейбусной остановки. Дворы, качели, дети...

Остановилась она у какой-то кособокой песочницы, хотела сесть на деревянный бортик, но вдруг поняла, что делать этого нельзя. Потому что она – никакая не Майка, а снова – Майя Сергеевна Соколова, кандидат филологических наук, преподаватель университета. И ей – сорок два. Не меньше. Ни годом.

Стало еще грустнее, чем было вчера. Чем было  двадцать минут назад. Но, грустя и перебирая-переплетая пряди невеселых мыслей, Майя Сергеевна вдруг обнаружила среди них одну, вполне симпатичную и бодрую. Она с удовольствием выкрикнула её вслух, рубанув при этом рукой воздух: «Да разве это много!». Проходящая мимо старушка шарахнулась в сторону и мелко перекрестилась.

Вечером, как всегда, раздался звонок. Майя услышала молчание, родное и очень нужное. Она не стала класть трубку. Держала её то у уха, то – когда уставала – на коленях, то клала рядом с собой на подушку. Потом подвинула телефон на полу поближе к дивану, улеглась поудобнее и, прижав трубку к уху двумя руками, заснула. А проснулась среди ночи оттого, что Володя (тоже, видимо, устав и намучившись со своей трубкой, в которую счастливо сопела Майя), сказал: «Майка, хватит дрыхнуть. Давай, наконец, поговорим».

Утром следующего дня Майя Сергеевна вышла из подъезда лёгкой и уверенной походкой счастливой женщины. После третьей пары за ней на кафедру зайдёт Володя – и они куда-нибудь отправятся. Куда? Майя решила, что, пожалуй, неплохо будет посидеть в кафе. Вот только – в каком? Перебирая в памяти названия и сосредоточившись только на этом, она не заметила, как из-за соседнего дома выехал серо-голубой «Москвич», сначала остановился в нерешительности, а потом медленно поехал за ней, почтительно держа дистанцию.


1998 г.


Рецензии
Рассказ понравился. Интересная, сложная история.Спасибо.

Владимир Лыгин   22.09.2015 11:59     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание.

Людмила Анисарова   10.11.2015 22:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.