Непорочное зачатие

                С.К.-2

3

Мужчина, определенный Горяниной в отцы моему ребенку, был высок, статен и кудряв, и в самом деле напоминал поэта с картинки из учебника.
Сквозь его черты сквозила легкая придурковатость, первый признак сына очень умных родителей.
Пройдя на кухню, он сел к нам за стол, сразу насыпал себе кофе, но не стал добавлять сахара, что говорило об имманентном аристократизме.
- Вовка, знакомься, это Костикова, она хочет заделать от тебя ребенка.
- Очень приятно.
Владимир поклонился.
- А имя у Костиковой имеется?
- Зачем тебе?
Простота отношения к вопросу меня не покоробила, а умилила.
- Низачем. Просто так.
- Просто так она Татьяна Порфирьевна, прошу любить и жаловать.
Гость поклонился еще раз, не усмехнувшись отчеству.
Подруга пьяно маслилась с ног до головы.
Ее любовник, один из четырех, был серьезен.
Некоторое время мы сидели молча.
Владимир пил кофе, Горянина пила «мартини», мне хотелось и того и другого, но я не пила ничего.
Мне предстоял лишь шприц между ног, но меня начало лихорадить.
- Девчонки, прежде, чем я пойду мыться, давайте кое-что уточним.
Отставив пустую чашку, гость поочередно посмотрел на нас обеих.
- Что именно? – спросила подруга.
Я промолчала. Мне все казалось ясным.
- Как я… как мы будем осеменять… Татьяну Порфирьевну.
- «Как-как». Ты меня трахаешь, Костикова ждет. Ты кончаешь, я снимаю презер, набираю в шприц, ввожу ей. Всего и делов-то.
- Всего и делов.
Он вздохнул.
- В презер.
- А что?
Горянина глядела непонимающе.
- Вы знаете, чем обрабатывают презервативы?
- Смазкой.
Я об этом не думала; Профессор резиной не пользовался.
- И спермицидом. С учетом того, что девушке уже не тринадцать лет…
-…А все четырнадцать…
-…Вероятность успеха снижается на порядок. Мы зря потратим время.
- А что делать?
Кажется, подруга слегка протрезвела. Впрочем, она еще в школе обладала способностью мгновенно ориентироваться и приходить в себя.
- Не знаю.
Мой избранник пожал широкими плечами.
- Но нужен другой вариант.
- А как это делают в этих самых…
Я запнулась, не сразу подобрав слово.
-…Центрах осеменения?
- Донорская сперма получается мастурбацией.
- Мастурбацией?
Горянина удивилась.
- Не уверен, как в центрах, но анализы при бесплодии берут именно так. Дают мензурку, человек запирается с порножурналом в туалете, и…
- А ты что – лечился от бесплодия?! – вскинулась подруга. – Но…
- Спокойно, Алка!
Он поднял руку.
- Я ни от чего не лечился, жена вообще залетела по случаю, так что не волнуйтесь. Приятель лечился, рассказывал.
- Ну ладно тогда…
Горянина вздохнула облегченно.
- Мы можем сделать то же самое. Мензурки не найдется, дам стакан.
- Дашь, да. Но как ты будешь вводить сперму Порфирьевне?
Мое отчество явно понравилось Владимиру.
- Шприцом, а как еще?
- Какая длина у шприца?
- Примерно такая.
Подруга отмерила сантиметров пять по краю стола.
- А у полового члена?
- У твоего – вот такая.
Она показала себе на руке у локтя.
Моим щекам стало горячо.
- Ты мне льстишь, Алка, но все равно не шприц.
- Но ведь в этих центрах как-то вводят!
- Вводят, да. Вот такой трубкой.
Владимир показал на своей руке.
- А откуда вы…
Я все-таки слегка покраснела.
-…Откуда ты знаешь?
- Книги читал. От отца кое-что осталось, самое интересное припрятал. Донорскую сперму вводят прямо в матку, это самим не сделать.
Вздохнув, он поставил локти на стол, сцепил длинные пальцы.
- В любом случае шприцом-«пятеркой» эффект будет никакой. С учетом среды влагалища, ее взаимодействия, и так далее.
- Ну ты, блин, инженер-гинеколог.
Горянина показала своему другу кулак.
- Все знаешь, тебе надо было во врачи идти!
- Толкали, в предках пять поколений. Но я покойников боюсь.
Он говорил так серьезно, что я рассмеялась.
Мне вдруг стало легко.
- Но если ты, Вовка, утверждаешь, что нужна длинная трубка и так далее, то как обычные женщины беременеют от обычных членов?
- Процесс воспроизводства вещь тонкая и подчинен стохастическим законам Мэрфи.
- Каким-каким? – уточнила я, услышав математический термин.
- Таким. Все случается наоборот. Когда надо забеременеть, ничего не выходит от роты солдат. Когда не надо – можно залететь от воздуха.
- Уж и от воздуха!
Подруга усмехнулась.
- Еще скажи «от непорочного зачатия».
- Насчет непорочного не знаю, но в литературе описаны казусы. В деревне забеременела школьница, девственница. Не могли понять, как и от кого. Потом выяснилось. Туалет у них стоит на огороде, вместо бумаги на гвозде висит тряпка, одна на всю семью…
- Тряпка и одна для всех?! Разве так делают?
- Дикари-с.
Владимир покривился.
- В стране навозных жуков делают и не так. Не о том разговор… В общем, ее брат в туалете занимался онанизмом, потом обтерся этой тряпкой. Через пять минут девчонка зашла попИсать, тоже обтерлась и забеременела. Непорочное, мать их в лоб, зачатие!
- Ужас!
Горянина потрясла головой.
- Ужас, согласен. Но в…моем… возрасте от тряпки вряд ли получится, от шприца тоже.
- И что ты предлагаешь, Вовка?
Глаза подруги метнулись.
- Что я предлагаю.
Он спокойно пожал плечами.
- Ты, Алка, меня извини. Я не ставил цели, просто думал эти два дня.
- Извиняю. О чем ты думал?
- Если уж Татьяне Порфирьевне позарез нужен внук академика…
- Позарез, да, - вставила я.
-…То остается только один способ.
- Какой?
- Естественный.
Мы обе молчали, Владимир выждал паузу и пояснил:
- Мне придется совершить с ней половой акт.
Кажется, от тишины звякнули рюмки в серванте.
- Не потрахать, а именно совершить акт, в медицинских целях.
Молчание висело и висело.
- Если ты, Алка, конечно, согласна.
- А что я…
Пожатие Горянинских плеч было почти беспомощным.
- У Таньки спрашивай.
Владимир перевел на меня спокойный взгляд.
- У Таньки…
Я тоже пожала плечами.
- Танька скажет так.
Подруга смотрела испытующе.
Мысль о том, что придется подставить себя мужчине, которого вижу я первый и последний раз, к тому же любовнику подруги, меня шокировала.
Но в то же время ситуация изначально являлась противоестественной, ничего более противоестественного в ней уже не предвиделось.
Конечно, пластиковый шприц и живой орган были разными сущностями, но результат ожидался один.
И с учетом моих реальных опытов ничего особенного в пути достижения цели не имелось.
Набрав воздуха, я задержала дыхание, потом сказала:
- Ей не остается ничего другого. И если Алла не возражает, то…
Я вдохнула-выдохнула еще раз.
-…Я согласна.
На лице Владимира не дрогнул ни один мускул.
- Но, повторяю, если согласна Горянина. Ты ее собственность, не моя.
- Горяниной тоже не остается ничего другого, - безучастно отозвалась подруга. – Тем более, она сама это затеяла. В общем… она тоже согласна.
- Ну и хорошо.
В голосе осеменителя не было ни капли радости.
- Тогда обсудим последние детали.
- Какие еще детали, Вовка? Разве уже не достаточно?
Все-таки Горянина не прыгала от восторга.
- Такие. Наш акт будет процедурой, надо все заранее уточнить.
Сын академика не читал мои мысли, он был умным сам по себе.
- Оптимальная поза для заброса семени – физиологическая.
- Это какая?
Подруга спросила почти безучастно.
- Женщина на четвереньках, мужчина сзади.
- Хорошо, Вовка. Костикова встанет раком. Дальше.
- Дальше.
Он усмехнулся.
- У тебя, Порфирьевна, как расположена матка?
- В каком смысле «как»?
От вопроса я, кажется, не порозовела, суть его казалась медицинской.
- Неправильно спросил. У тебя влагалище длинное или короткое?
- Зачем тебе знать, какой длины Костиковское влагалище?
В голосе Горяниной зазвучал интерес.
- Затем, что тебе, Алка, я задеваю матку, а нам нужно ввести член как можно глубже.
- Знаешь, Володя…
Я усмехнулась, мне стало совсем легко.
- Длину своего влагалища я не замеряла. Но у Профессора…
-…Профессор – это ее бывший эпохальный любовник, - вставила подруга.
-…У Профессора была почти децима.
- Почти что?
Неудавшийся врач тоже знал не все.
- Октава и два тона. Можешь посмотреть на фоно.
- Круто!
Горянина пришла в восторг.
- Так вот он мне ничего никогда не задевал.
- Это радует.
Владимир встал.
- Тогда я пошел, а вы готовьтесь. Время мое, как всегда, ограничено.
Я дождалась, когда в душе зашумела вода, и тихо сказала Горяниной:
- Спасибо тебе. Ты не сердись, я не знала, что все придет к этому.
- Я не сержусь. Для родной подруги готова и не на то. И в конце концов, он ведь будет трахать тебя не у меня за спиной, а почти при мне.
- Ну да. Именно так. А это что-то меняет?
- Это меняет все.
Подруга провела в воздухе черту, ее мыслей я уточнять не стала.
- Раз дело дошло до траха, я пущу вас в спальню на кровать.
- Спасибо, но зачем?
- Тебе после всего придется полежать.
- Ну, наверное так…
Я посмотрела в окно.
Ласковый вечер ничего не знал о том, что мы затеяли.
- Горянина, а он меня будет трахать одетую?
- Думаю, тебе лучше раздеться. Это как-то… менее пошло, что ли.
- Черт, это, конечно, не вовремя.
- А что такое?
- У меня там давно не стрижено.
- Ерунда. Он же тебя на самом деле будет не трахать, а осеменять.
- И соски.
- Что «соски»?
Бутылка была пуста, Горянина выцеживала последние капли.
- У меня вокруг них растут волосы. Для Профессора я их состригала.
- Я не думаю, что Вовку заинтересуют твои соски.
- Но если…
- Ладно. Возьму маникюрные ножнички и тебе состригу, если хочешь.
- Хочу, если честно. А то у меня что-то руки дрожат.
Я вздохнула облегченно.
- И еще. Горянина, попрошу тебя об одной вещи…
- Проси о чем хочешь. Я и так уже отдала тебе самое ценное.
- У тебя есть чулки?
- Конечно. Зачем они тебе?
- У меня стали вылезать вены, а он будет смотреть на мои ляхи, и…
- Это глупость, Костикова, но чулки я дам.
- Спасибо.
- Ноги у меня длиннее, но размеры почти одинаковы. Это все?
- Все. Еще раз спасибо тебе.
- Не благодари.
Горянина встала, потуже затянула пояс пеньюара.
- Все это лучше, чем если бы мне пришлось лезть в твою ****у.


***********************************************************
ВЫ ПРОЧИТАЛИ ТРЕЙЛЕР ДАННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ У АВТОРА –

обращайтесь по адресу victor_ulin@mail.ru

*********************
АННОТАЦИЯ

Почти все женщины мечтают о материнстве, но не каждой оно дано. Героини рассказов одинаково стремятся стать матерью, но действуют по-разному. Для иных решение чужих проблем оказывается внезапным выходом для себя, но каждая из героинь к чему-то приходит. Методы могут показаться нестандартными и радикальными, но путь не имеет значения, если он привел к цели. А последняя фраза книги отражает истину, несомненную на все времена.

******************************************
               
                2012-2019 г.г.

© Виктор Улин 2007 г. - фотография.
© Виктор Улин 2019 г.
© Виктор Улин 2019 г. – дизайн обложки.

Одноименный сборник рассказов


130 стр.

Аудиокнига:


6 ч. 52 мин.


Рецензии
Это не рецензия, а развернутая аннотация и перепост мнения одного из читателей.

*********

Сборник состоит из 7 рассказов, расположенных в определенном порядке, здесь они перечислены по алфавиту:

"Донор";

"Луковый суп";

"Мальчик с соседнего пляжа";

"Непорочное зачатие";

"Семеро смелых";

"Эффект плацебо";

"Я решила".

Все они затрагивают одну и ту же тему: как стать матерью женщине в наше время, когда сама природа, назначив человеку как биологическому виду ВРЕМЯ УМИРАТЬ, погасила репродуктивную функцию?

Методы решения проблем кому-то покажутся радикальными, но они приводят к результату.
И раскрытие темы и сами рассказы - своего рода вызов современной ханжеской "общественной" морали, согласно которой государству нужны новые рабы, но рождаться они должны непорочным образом.

Вот что написал по прочтении всей книги мой Литинститутский друг, Самарский драматург Александр Ануфриев, непревзойденный мастер художественного образа:

********
Ты знаешь,мастерски,ювелирно написано! Читается просто запоем! А тема-то очень сложна, и мало кто может с ней справиться.
***********

Виктор Улин   30.04.2019 07:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.