О природе городов

Цезарь Кароян

Киноновелла 6

О природе городов.

Место действия: вагон метро и улицы большого города.

Действие: божья коровка раскачивается на цветке ромашки. Целый букет полевых цветов, лаская взор, выглядывает из потертой бабушкиной сумки. Старушка из породы завзятых дачниц, тех, кто, упрямо поджав сморщенные губы, прошагает хоть десять верст по накатанной грунтовке от железнодорожной станции до любимой дачи, а потом еще целый день, кряхтя, простоит над зеленой грядкой. Хотя силы уже не те; ее дряхлость подчеркивает палочка с вцепившейся в нее подрагивающей скрюченной рукой и морщинистое усталое лицо.

Вагон метро бросает из стороны в сторону, пассажиры по обыкновению деликатно отводят друг от друга глаза. Одним и вправду нет ни до кого никакого дела, другие со скрытым возмущением и любопытством незаметно поглядывают на парочку юных неформалов, занявших сидение возле бабули. Вида те самого подонистого и вызывающего: тут и яркий зеленый «ирокез» на бритой голове, и проколотые брови, ноздри, губы, языки, и многочисленные массивные браслеты и кольца на пальцах и запястьях, и ногти, выкрашенные черным лаком. Мальчик с девочкой, никого вокруг не замечая, мило держаться за руки и периодически чмокаются. В эти мгновения особо слабонервные тайные наблюдатели также начинают отводить глаза.

Божья коровка, меж тем уже героически переползла бабушке на плечо, где и была замечена юными неформалами. Неформально проколотая бровь мальчика указала на красную букашку, неформально подведенный глаз девочки понимающе прищурился в ответ. Длинный черный ноготь приблизился к плечу и по нему, как по мостику божья коровка доверчиво переползла на палец. Девочка осторожно стряхнула ее в подставленный спичечный коробок, и коробок закрылся, медленно наползая на экран до наступления полной темноты.

В следующее мгновение толпа выплеснулась из подземки навстречу солнцу и мельтешению машин. Центр города, оживленный перекресток, интенсивное движение. Мальчик и девочкой заглядывают в открывающийся спичечный коробок. Божьей коровке снова предложен мостик. На черном фоне ногтя она выглядит капелькой алой крови, стекающей на палец. Почуяв волю и солнечное тепло, букашка деловито встрепенулась, выпустила крылышки и взлетела вверх. Ей никто не мешал; напротив, молодые люди, счастливо улыбаясь, помахали ей вслед, крепко взялись за руки и смешались с толпой.

Полет букашки продолжался недолго. Мелькнуло несколько рекламных щитов с навязчивыми слоганами, мимо которых она поднималась, затем последовал «Бум-м!..» – гулкий металлический удар об очередной щит – и божья коровка рухнула на мостовую. Вокруг нее замелькали автомобильные шины, движущиеся на большой скорости. Она попыталась вновь расправить крылышки, но стремительно надвинувшийся на нее узор протектора навсегда погасил свет солнца.

Полевые цветы с сожалением закачали своими желтыми головками. Выплеснувшись с новым потоком людей из подземки, знакомая старушка, прихрамывая, медленно побрела по улице, волоча за собой видавшую виды тележку с сумкой. Вокруг кипела жизнь, светились не обремененные тяжелой ношей счастливые молодые лица.

Камера плавно поднялась над улицей, чтобы охватить все людское море сразу, и поднималась до тех пор, пока мы не перестали различать ее в густой уличной толпе.               


Рецензии