Солдатушки, бравы ребятушки!

     (отрывок из романа "Золотой жук")

     Лето в Одессе — это что-то! Много солнца, много моря. И много приключений на свою голову.
     Отправив сына с мужем на пляж в Аркадию, Василиса собралась в очередную фотоэкспедицию. Слова “фотоохота” она не любила, слово “фотосессия” казалось ей из другого мира (мира глянцевых журналов, холёных моделей, профессиональных фотоаппаратов с навороченными объективами и тому подобных фантастических вещей). Поэтому, намылившись куда-то со своим цифровиком, предпочитала употреблять слово “фотоэкспедиция”, а если уходила в парк, то ещё любила говорить: “Сегодня я иду в зеленя”.
     Нынешний поход в зеленя оказался на редкость удачным. Словно сговорившись, все жучки, паучки и прочая насекомая мелюзга попадали в кадр не иначе, как в совокупляющемся состоянии. Мухи на тонкой травинке, долгоносики на цветке бодяка, божьи коровки в воронке вьюнка, какие-то чёрные жучки на одуванчике… И всё это с таким энтузиазмом! С таким осознаем своего долга перед Творцом, сказавшим: “Плодитесь и размножайтесь”!
     Поскольку Василиса не была естествоиспытателем, то её интересовал не столько процесс, сколько то, как он обставлялся. Её привлекала эстетика, которая в данном случае интерпретировалась как эротика.
     О! Парочка жучков, пристроившихся на краю одуванчика. Щёлк. Щёлк. Пардон. Тысяча извинений. Щёлк. И сразу родилось название — “Любовь на краю Солнца”.
     А вот ещё парочка на чертополохе… А это кто?.. Что?.. Втроём?! Извините, ребята, это уже порнография.
     Василиса даже покраснеть от смущения не успела, как вдруг почувствовала, что земля под её ногами… дрожит.
     Ды-дых… Ды-дых… Ды-дых…
     Она оторвала взгляд от жуков-извращенцев и увидела, что мимо неё марширует, точнее, вразнобой топает взвод солдат. Или курсантов?.. Она не разобрала.
     Вообще-то, она их ещё с утра заметила: они какой-то марш-бросок делали вокруг парковых прудов. Она тогда ещё удивилась, что это за марш-бросок такой: не похоже, чтобы с полной выкладкой, поскольку оружия у них не было, но с противогазами, в касках…
     Теперь, выходит, возвращаются ребята с “похода”. Притомились, ясное дело. Идут, еле ноги передвигают. И вдруг один из них, увидев Василису с фотоаппаратом, крикнул:
     — Да брось ты своих бабочек! Сфотографируй лучше нас!
     Василиса опустила фотоаппарат и спросила:
     — Интересно, чем же это лучше?
     Парни, естественно, загудели — как же, мол, мы такие бравые солдаты, крутые перцы… лясим-трясим…
     Василиса, привыкшая иметь дело с гудящей студенческой аудиторией, спокойно выслушала все аргументы, и, когда гул немного стих, с лучезарной улыбкой на устах произнесла:
     — Извините, ребята, но у меня тут макросъёмка. Если я и могу что-то сфотографировать, то, разве что, только ваш нос.
     Кто-то засмеялся, а шутник, затеявший разговор, воскликнул:
     — Зачем же нос? У нас найдётся и кое-что поинтересней!
     И сделал выразительный жест а-ля Майкл Джексон: пощупал что-то там у себя в паху.
     Весь взвод, как по команде, разразился залповым “гы-гы-гы!”
     Василиса усмехнулась. Опять с минуту постояла молча, давая возможность мужчинам насладиться интеллектуальной победой над тупой блондинкой. Когда же это “гы-гы-гы” иссякло, она спокойно, внятно и членораздельно произнесла, глядя в упор на его ширинку:
     — Я не знаю, что у вас там такого интересного, но если оно такое маленькое, что его можно разглядеть только при двадцатикратном увеличении…
     Договорить ей не дали, заглушив её слова таким гоготом, какого она в жизни своей ещё не слыхала. Она снова почувствовала, как дрожит земля.


     Вечером, когда она попыталась в лицах передать этот разговор мужу, тот мрачно заметил:
     — Ты подписала парню смертный приговор.
     — Да неужели?
     — Страшно представить его ближайшие месяцы в казарме. Его ж достанут этим двадцатикратным увеличением.
     — Ничего, — рассмеялась Василиса. — Ты сам любишь повторять, что армия — это школа жизни. Теперь он из этой школы вынесет на один ценный урок больше.
     — Это какой же? — изумился Илья.
     — А такой, что нечего трясти своим хозяйством перед первой попавшейся блондинкой. Откусить может. Береги честь смолоду.
     Тут уже и Илья разразился фирменным армейским “гы-гы-гы”.
     — Теперь я понял, почему наш Институт сухопутных войск так отчаянно хотят перевести во Львов! Подальше от таких вот одесских блондинок.
     Василиса презрительно хмыкнула.
     — И это существенно подорвёт их боеспособность, — подытожила она.


Рецензии
Лада!
Мне кажется, название "Береги честь..." тоже было бы кстати.
Рассказ понравился.

Станислав Бук   19.12.2009 00:21     Заявить о нарушении
до 1 февраля: Приз Чит.Симп. на Армейском Конкурсе Юмора

Сев Евгений Семёнов   25.01.2010 07:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.