Ничего не случилось

   
             Ничего не случилось
          
              Мальчишка лет десяти, мокрый и продрогший от купания, вылез, наконец, из воды и стал карабкаться на большую кучу речного песка, которую намыла прошлым летом земмашина. На самом верху, где лежала его одежда, мальчик остановился, накрыл свои мокрые плечи старой джинсовой курткой, надеясь согреться, и сел на брюки, чтоб не испачкаться на песке. Устроившись поудобнее, он какое-то время наблюдал за плескавшимися в воде товарищами, потом стал смотреть вдаль. Перед его взором открывался речной простор. Река была широкая. В одном месте она разветвлялась на два рукава. Крутые  обрывистые берега заросли лесом. Вдоль берега росли вековые дубы. Они росли здесь с незапамятных времен, но были еще довольно крепки. Корни их обнажались со стороны реки, но дубы крепко держались на самом краю берега. Куча песка, на которой сидел мальчик, почти со всех сторон омывалась водой, и пробраться на нее с берега можно было только по узкой тропке, огибавшей заросли кустов, к которым она приткнулась. Позади мальчишки на воде мерно покачивался на понтонных подушках старый дебаркадер, служивший теперь плавбазой юным речникам. А сбоку был виден мальчишке заливчик, образовавшийся между крутым берегом и огромной кучей намытого песка. На песчаном склоне холма примостился худой рыбак с небритыми щеками.

                Мальчик смотрел на небо. Он любил это занятие. Сегодня небо было особенным. Огромное, оно казалось бездонным в своей яркой синеве. Кое-где плыли по небу стайками кучевые облака. Мальчик посмотрел на заходящее солнце. Оно временами пряталось за спустившимися облаками и золотило их края. И темные, окаймленные сверкающей оправой,  на фоне голубого неба они были неописуемо красивы. Но вот солнце выплыло из-за своего укрытия и напоследок ласкало своими все еще яркими, но уже не очень теплыми лучами. Мальчик, прищурив глаза, смотрел на диск солнца, и ему казалось, что солнышко играет.
А солнечные лучи казались золотыми нитями, которые тянутся до самой земли.
         
                Внимание мальчика привлекли голоса, доносившиеся со стороны заливчика. На краю берега, на траве, расстелив небольшое покрывало, расположились две молодые женщины с малышом. Одна из них, спустившись к реке, вошла в воду и стала плавать, шумно плескаясь и призывая свою подругу последовать ее примеру. Рыбаку это явно не понравилось. 
- Да што за краля тут еще нарисовалась... Да эдрить!... Твою налево!... 
 Эй! Голуба!... А ну вылазь, говорю! Пока я тебя..., - Старик в сердцах смачно сплюнул.
- Порыбачил, называется! Всю рыбу мне тут расшугала..., - И он грубо, не стесняясь в выражениях, продолжил высказывать свое недовольство таким соседством. Но женщина была из тех, кого не обескуражишь грубостью. Она, как видно, привыкла к ней. А сейчас ей просто не было охоты вступать в перепалку со стариком, но и уходить она не собиралась. Не обращая внимания на возмущающегося рыбака, намеренно громко продолжала призывать свою подругу.
- Аль! Ну что ты там возишься! Давай, спускайся сюда! Вода – что молоко парное!
Не встретив отпора, старик перешел в наступление.
- Я те ща... Покажу молоко! В душаку мать!...
Рыбак пристроив удочку, двинулся в сторону девицы. 
- У-у-х!... Ах-ха!... Класс!... –  девица намеренно громко плескалась и  выражала свои бурные восторги своим купанием, насмешливо поглядывая в сторону приближающегося старика. Старик же, не снимая одежды, вступил было в воду, намереваясь приблизиться к купающейся на мелководье особе. Но тут он заметил непонятно откуда-то взявшегося молодого  бритоголового верзилу. Тот, нахально ухмыляясь, не спеша вразвалочку направлялся прямо на потерявшего дар речи старика.  Вся недавняя прыть рыбака вмиг испарилась. Некогда сердитое выражение лица сменила вдруг жалкая заискивающая улыбка бесхребетного существа. Он со страхом взглянув в круглые немигающие, не отражающие ни единой мысли, глаза приближающегося, направился мелкой семенящей походкой к своим пожиткам.
- Я чо... Я ничо... Я и в другом месте могу порыбачить... - Бормотал себе под нос незадачливый рыбак, наспех сворачивая удочки и боязливо оглядываясь на нового «хозяина положения». А плавающая особа, подчеркивая свое превосходство в сложившейся ситуации, не замедлила бросить в его адрес несколько колких слов.
      
             У мальчика, наблюдавшего всю эту сцену, на лице появилось выражение брезгливости. Он с отвращением отвернулся. Вновь посмотрел на небо. Солнце заходило, просвечивая кое-где среди верхушек деревьев, золотилось отблесками на листьях. Глядя на вечерний закат, мальчик задумался.
              Его отрешенность нарушила мать, подошедшая к нему с минуту назад и наблюдающая за ним. Она позвала его. Мальчик вздрогнул, повернул лицо к ней и взглянул на нее каким-то отстраненным, чужим, не по-детски серьезным взглядом. У матери сжалось сердце. Ей показалось, что ее ребенок, внезапно повзрослев, отдалился от нее. В его глазах была уже не  детская обескураживающая доверчивость. Взгляд его был, словно оценивающим, с примесью недоверия.   
- Пойдем домой, Сынок! – ласково сказала мать, положив руку ему на плечо. Мальчик, будто очнувшись от своих мыслей и увидев, поняв кто перед ним,  улыбнулся ей. Он поднялся и, взяв с песка свои вещи, начал одеваться. Пора было уходить. Над рекой сгущались сумерки.






















      


Рецензии
Не хотелось бы, что бы детская непосредственность героя сменилась свойственным многим взрослым цинизмом.
Очень хорошее произведение! Спасибо!
С уважением,

Ирина Бабич   19.05.2015 19:02     Заявить о нарушении
Внутренний мир мальчика, по-моему, раскрыт достаточно, для того чтобы понять, что с таким стержнем внутри - циниками не становятся.
За внимание спасибо.

Голышкина Клавдия   20.05.2015 22:48   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.