Колеченок И. А. Борисовчане в оккупации - 1

Колеченок Иван Александрович, род. 6 февраля 1925 года в д.Кищина Слобода Борисовского района.

До войны я учился в Слободской школе и был самым младшим в семье. Были еще сестры: Соня (ее муж погиб в 1942), Таня (закончила училище и была медсестрой на фронте), Мария и Паланея. Война застала, когда исполнилось 17 лет.

В лесу, за деревней еще находились красноармейцы, а в деревне уже хозяйничали немцы и полицаи. Однажды мы с сестрой наткнулись на опушке леса на небольшой советский самолет, замаскированный в кустах. Раненому генералу требовалась медицинская помощь. Мы привели фельдшера из деревни, а летчики угостили нас салом и хлебом. Они расспрашивали нас об обстановке в деревне, учителях, школе, сельской жизни. Еще они попросили нас никому не говорить о том, что мы их видели. На следующее утро самолета уже не было.

Позже вместе с другом Левой Захаровым мы занимались переправкой оружия в партизанскую бригаду «Буревестник», где командиром был Мормулев. В 1942 году в нашей деревне уже стоял гарнизон из 400 немецких солдат и офицеров. Все взрослые мужчины нашей деревни были или в партизанах, или в армии. С января по октябрь 1943 года я был связным в партизанском отряде  им.Ворошилова.

При выполнении очередного задания меня схватили полицаи и отвезли в тюрьму в г.Борисов. Там пришлось вытерпеть голод, холод, допросы, а потом я еще и заболел тифом. Меня переправили в пересылочный лагерь, оттуда в Германию. Я был в концентрационных лагерях Освенцим, Бухенвальд, Дахау и пробыл там с 1943 по 1945 гг.
В лагерях было очень тяжело: мы занимались тяжелым изнурительным трудом, кормили впроголодь. Всевышний уберег меня от издевательств и смерти. Да и сам я «не плошал», был «тише воды и ниже травы», никуда не совал свой нос. В нашем бараке было 4 человека из Борисова, мы поддерживали друг друга, и всем нам удалось выжить. Мы даже умудрились не подхватить вшей, хотя вокруг все от них кишело. К 1945 году я уже понимал немецкую речь и сам немного говорил по-немецки. Нас освободили американцы, откормили, разрешали ездить в Мюнхен. Там мы участвовали в разборе завалов, оставшихся после бомбардировок.

Потом приехали советские офицеры, забрали всех наших, долго перепроверяли. Часть более-менее годных к военной службе (и меня в том числе) отправили служить в армию в западную Украину. Однажды нас отправили на задание. По пути грузовик подорвался на мине, и из 21 человека осталось в живых только 6. Я пролежал с утра до вечера без сознания, потом понял только то, что рядом кто-то появился, и в следующий раз очнулся в госпитале города Черновцы. Там я еще 6 дней пролежал практически без сознания. У меня вырезали несколько осколков, один из легкого. Позже я подхватил туберкулез. Из армии меня комиссовали и долечивался я уже в Борисове. Сейчас у меня 2-я группа инвалидности.

С 1989 года я получал благотворительную помощь от немецкой организации антифашистов.


*Запись и литобработка текста - Ворошень А.П.


Рецензии
Спасибо, Андрей, за строчки, напоминающие нам о далёком трагическом прошлом. Я тоже отношусь к детям войны. Свою историю изложил в романе "Безотцовщина". Роман есть на Прозе.
Я из Белоруссии и мне особенно интересны наши авторы.
С теплом и добрыми пожеланиями.

Петров Сергей Петрович   11.02.2018 09:49     Заявить о нарушении
Сегодня сложили стереотип, что после лагеря всех ждал Гулаг. Как видим, это не совсем так или совсем даже не так

Владимир Минский   12.07.2018 20:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.