Крайний выход

 Н.С. Майданову посв.

Мне этот крайний рейд-полет
Надолго память сбережет,
Высокогорье, и под 30 за плечами,
Ясна задача - мы летим,
Афган, прощай, Афган, прости
На всякий случай, мы почти под облаками.

Мне говорил тогда Бархан:
- Ты завтра в выход? Зря, братан,
Не искушай судьбу, она - пиковый туз,
Пришла замена, пусть идет,
Свое отбегал весь наш взвод,
К тому же, нам с тобой вот вот домой в Союз.

Оно, конечно же, и так,
Но я пошел, ну вот дурак.
Бачата, стой! Успеешь в бой. К чему 200-й?
Да разве мог я отказать,
Раз было нужно воевать
И без приказа попросил летеха взводный

И вот нас группа дембелей,
Мы посильней, мы поумней,
Свой крайний выход совершаем к Хайракоту,
Там моджахеды вьют гнездо,
И нам задание дано
Разворошить его. Такая вот работа.

Ну, вот и время, все, пошли,
На точку выйдем, сообщим,
Эх, все Святые, наши души сохраните,
Нас две "восьмерки" вдаль несут
И "крокодилы" где-то тут
Осуществляют огневое нам прикрытье.

Мы вышли в заданный квадрат
И нарвались на "стингера",
Но наш пилот "вертушку" все же посадил,
За нами следущий, дымясь,
На борт, на правый, завалясь,
К арыку медленно, но верно бороздил.

Мне повезло, я был живой,
С разбитой, правда, головой
Из загоревшихся бортов ребят тащили,
Бархан накаркал, точно, мне,
Мы оказалися в котле.
Над нами "Аисты", как коршуны кружили.
И тут такое началось,
Как-будто небо взорвалось,
Но мы с трудом все ж в круговую залегаем,
Уже все ранены у нас,
Решаем так, коль через час
Не будет наших, то гранаты подрываем.

Но наши шли, от солнца шли,
И с высоты нас засекли,
А "духи" лупят так со скал, насели прочно,
Ведущий грамотно идет,
Тот, ноль-одиннадцатый борт,
Его узнал я, значит, вытащат нас точно.

Я говорю вам без прикрас,
Что Николай, из асов ас,
Скольких солдат он матерям вернул живыми,
Одним бортом нас всех поднял,
По самолетному взлетал,
Эх, Николай, тебя послали к нам Святые.

Как только мы оторвались,
Тут "крокодилы" дождались
И отработали по "духам" весь Б.К.
Домой на базу мы идем,
А позже тот укреп-район
С Союза "Тушки" отбомбили свысока.

Вот так мой кончился поход.
Ну, отлежался, то не в счет,
Борт со "Скобы" соседской довезет в Кабул,
Попал под снайпера Бархан,
Его забрал на днях "Тюльпан",
Сберег свой дембель, а судьбу не обманул.

В салоне хмурый и хмельной
Сижу, как-будто неживой,
Еще свежи объятья Батины, прощанье,
И вот на высоте домой
Несет "горбатый" наш родной,
Прощай, Афган, а впрочем, может, до свиданья...


Рецензии