Гильгамеш

Аккадцы не только зафиксировали, но также развили и обработали многие древние шумерские мифы. Таким образом, сложилась единая шумеро-аккадская мифология, оказавшая большое влияние на верования всех позднейших семитов и, в частности, евреев. Важное место в ней занимали песни-сказы о Гильгамеше, по своему жанру чем-то близкие к нашим былинам. Их, впрочем, еще нельзя воспринять как монументальную эпопею, так как каждая поэма повествует об отдельном событии и связана с остальными лишь единством героя.  Например, «Послы Аги…» (записанная, как считают, в XIX в. до Р.Х.) рассказывает о том, как Гильгамеш освободил Урук от подчинения кишскому царю Аги. Другая поэма «Жрец к горе Бессмертного» – сообщает о походе Гильгамеша  в Ливан за кедрами, которые находились под охраной  чудовищного стража  Хуавы. Побежденный Гильгамешем Хуава просит пощады, и герой готов сохранить ему жизнь, но его раб и оруженосец Энкиду (знавший, что раскаяние чудовища неискреннее) сам убивает Хуаву. Эта небольшая поэма послужила, по-видимому, ядром, вокруг которого сложился позднейший эпос.

Создание этого эпоса стало одним из величайших культурных достижений вавилонян. В сюжетном отношении их литература как будто целиком вышла из литературы шумерской  - в ней встречаем те же имена героев, те же события, иногда это просто шумерские тексты, переведенные на аморейский язык. Однако в вавилонской среде образ Гильгамеша претерпевает новые трансформации. Постепенно отдельные поэмы соединяются в единый эпос, получивший название «О все видавшем». Окончательную форму он принял, по-видимому, только в Х в. до Р.Х.  Сравнивая эту позднейшую вавилонскую поэму с ее предшественницами, мы замечаем, что, хотя эпос о Гильгамеше построен в целом на шумерском материале, это качественно другое произведение. Мысли его углубились, чувства усилились, а образы обрели трагическую величавость, что и обеспечило в дальнейшем «Гильгамешу» почетное место среди сокровищ мировой культуры.

«О ВСЁ ВИДАВШЕМ». В начале поэмы Гильгамеш – буйный богатырь, наделенный силой, которую ему некуда девать. На потеху царю в его дворец то и дело приводят молодых красивых девушек и юношей, и те становятся участниками непристойных оргий. Сограждане, не желая мириться с этим, жалуются на своего царя богам:

«Отцу Гильгамеш не оставит сына!
Днем и ночью буйствует плотью:
Гильгамеш ли то, пастырь огражденного Урука,
Он ли пастырь сынов Урука,
Мощный, славный, все постигший?
Матери Гильгамеш не оставит девы,
Зачатой героем, суженной мужу!»

В ответ на мольбы урукцев боги создают из глины еще одного героя – Энкиду. И по внешности и по характеру это настоящий дикарь – с покрытым телом волосами, он живет вместе со зверями и вместе с газелями ест траву. Желая приручить Энкиду, Гильгамеш посылает на реку красивую блудницу Шамхат.

«Раскрыла Шамхат груди, свой срам обнажила,
Не смущаясь, приняла его дыханье,
Распахнула одежду, и лег он сверху,
Наслажденье дала ему, дело женщин,
И к ней он прильнул  желанием страстным.
Шесть дней миновало, семь дней миновало –
Неустанно Энкиду познавал блудницу…»

Последствия такого неумеренного сладострастия не замедлили сказаться. По истечении недели тело его ослабло, и он не мог уже, как прежде, бегать за зверями. Тогда Энкиду стал служить Шамхат и по ее совету примкнул к Гильгамешу, сделался его другом и помощником. Вместе они решают отправиться в поход против свирепого  Хумбабы – хранителя заповедного ливанского леса. Гильгамеш предлагает:

«Давай его вместе убьем мы с тобою,
И все, что есть злого, изгоним из мира!»

Дальше следует описание трудной экспедиции в Ливан, жестокого сражения с чудовищем и его смертоносными лучами-одеяниями.

Подвиг героя поражает  как людей, так и богов. Великая Иштар полюбила Гильгамеша и захотела взять его в мужья. Однако царь с насмешками отверг ее домогательства. Разгневанная богиня  поднялась на небо и пожаловалась на героя своему отцу Ану. Тот создал огромного быка и наслал его на землю. Это чудовище в семь глотков выпило весь Евфрат, от его дыхания разверзлась яма, в которую свалилось сто человек. Но отважные друзья не испугались его и убили.

Боги собрались на совет и решили положить конец подвигам героев. Самого Гильгамеша они постановили не трогать, но Энкиду был приговорен ими  к смерти. Несчастного поражает неизлечимый недуг, который и сводит его в могилу.  Смерть друга повергает царя в отчаянье. Он вдруг осознает суетность и скоротечность всего сущего. Страшный вопрос приходит ему в голову: «И я не так ли умру, как Энкиду?» Гильгамеш отправляется по всем мирам и землям на поиски легендарного Утнапишти – единственного человека, который, по преданию, пережил всемирный потоп, был принят в число богов и обрел бессмертие. «Я спрошу у него о жизни и смерти!», - решает Гильгамеш. В конце концов, он достигает края земли, где обитает Утнапишти. Но тот говорит, что у него нет для героя никакого совета. Смерть – это удел каждого человека. Из этого правила нет исключений.
Гильгамеш не верит ему. Он говорит:

«Гляжу на тебя я, Утнапишти,
Не чуден ты ростом – таков, как и я, ты,
И сам не чуден – таков, как и я ты.
Скажи, как ты, выжив, в собранье богов был принят
И жизнь обрел в нем?».

В ответ Утнапишти рассказывает герою, как в стародавние времена боги задумали наслать на землю великий потоп и истребить все человечество. Но бог Эа открыл эту тайну  Унапишти. По совету бога Унапишти построил большой корабль, в который погрузил свою семью и разнообразных живых тварей, «скот  степной и зверье». Едва настало утро, небеса застлала черная туча. На землю хлынул ливень, и она скрылась под водою. Только через семь дней непогода улеглась. «Успокоилось море, утих ураган – потоп прекратился». Через несколько дней Утнапишти добрался до вершины горы Ницир, которая одна, подобно острову, вздымалась среди безбрежного океана. Когда вода спала, бог Эллиль, который раскаялся уже в своей жестокости,  явился на корабль, прикоснулся руками к Унапишти и его жене и провозгласил, что отныне они будут во всем подобны богам. Так Унапишти обрел бессмертие.

Но как же быть Гильгамешу? В награду за его труды, Унапишти поведал герою, что на дне моря растет волшебный цветок. Если он сможет его достать, то обретет вечную молодость. Гильгамеш бросается в глубь океана, хватает цветок и поднимается с ним на поверхность. Но вскоре, на одном из привалов, этот цветок похищает змея. Пережив крушение своих надежд, герой неожиданно находит успокоение. Он возвращается в Урук с намереньем достойно править родным городом до самой смерти. Высшим  проявлением его мужества становится признание собственного поражения.

Текст поэмы полностью 
Оглавление раздела «Месопотамия» http://www.proza.ru/2013/06/18/404

Оглавление к мегаконспекту http://www.proza.ru/2013/07/20/1756 

Шедевры мировой культуры http://www.proza.ru/2013/07/11/270


Рецензии
"Важное место в ней занимали песни-сказы о Гильгамеше, по своему жанру чем-то близкие к нашим былинам."

Привет, Константин.
В древнем башкирском эпосе “Урал батыр” есть эпизод, где Урал борется с быком царя Катила (владыки потустороннего мира), и побеждает его (аналогия с шумерским эпосом «Гильгамеш и небесный бык»).

Вы как-то задавались вопросом: откуда пришел шумерский народ; то ли из Индии, то ли из Средней Азии.

Ур, Урук... Урал.
Месопотамия (междуречье)? Тигр и Евфрат... Обь и Енисей.

Интересно, но доказательств, увы, нет ☺

Тырнов Валерий   11.12.2016 12:09     Заявить о нарушении
Добрый день, Валерий!Да,это смелая гипотеза. Все-таки Урал в эту эпоху ассоциируется прежде всего с финно-уграми. А башкиры..., башкиры они ведь тюрки-кыпчаки, и прародина у них где-то на Алтае. Хотя интересно было бы сопоставить тюркскую мифологию с шумерской...

Константин Рыжов   12.12.2016 05:12   Заявить о нарушении
"Важной особенностью истории башкир является то, что на протяжении многих веков они жили по соседству или в составе довольно крупных государственных образований, таких как Тюркский каганат, Хазарский каганат, Дешт-и-Кыпчак, Булгарское ханство, Золотая Орда, что негативно влияло на их политическую консолидацию и заставляло искать, наряду с БОРЬБОЙ против них, другие формы сохранения этнической и территориальной целостности, национальной самобытности" (историки Башкирии).

Не думаю, Константин, что они (башкиры) - тюрки. Часть из них добровольно ушла с мадьярами (венгры, угры) в Паннонию. После разделения башкир на два лагеря, оставшиеся в районах южного Урала, неминуемо, должны были быть подвергнуты нападениям со стороны соседей (нарушенное "равновесие" среды обитания племён, что вызывает естественное желание соседей поглядеть что там от них осталось; ну и заодно пограбить).
Среди историков нет однозначного мнения об этногенезе башкир, как и об их прародине (в т.ч. Алтай). Тут загадка.

Тырнов Валерий   20.12.2016 10:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.