Книголюб

Сижу перед компом и угрюмо смотрю на незаполненную страницу worda. Хочется чего-то родить, но в голову лезет какая-то херня.  Как только эти великие суки писали – Хемингуэи разные, Бальзаки и Ремарки?! Поди,  не мучились над каждым словом, козлы!
  Вы спросите на кой черт мне вообще все это надо, так я и сам не знаю. Читатель я прекрасный- с первой страницы дерьмо от настоящей вещи, отличить могу. А вот писатель никудышный,  ясно  это  понимаю, а все одно – лезу, мучаюсь, злюсь, а лезу.
    Хорошо хоть здесь большинство таких же, как я, если не хуже – успокаивает. Но нет – нет, да  найдется какая-то сволочь, аж зло берет, пишет, собака, и хорошо пишет. Ну что с такой мразью  поделаешь?! Одно расстройство, право! Вот и в нашем доме есть такой ,в  соседнем подъезде живет  (это я случайно узнал) - Рабиновичем кличут, ему бы с такой фамилией тихонечко сидеть и не высовываться, так нет же, вот непоседливый народец! Взял себе псевдоним,  и какой бы вы думали? « Литературный преобразователь» - ни больше, ни меньше и пошел килобайтами швыряться: что ни день – то рассказ и каждый лучше предыдущего, и сюжетцы,  сюжетцы каковы! Все с подковырочкой, с изворотом, словно изгаляется тварь.
   Ну, пару месяцев я потерпел, а потом все думаю, хватит с меня. Подстерег его  в подворотне, когда он из своего институтика математического возвращался, и так его отделал, что любо-дорого посмотреть. Думаете этим дело и кончилось? Как бы ни так! Вышел он недельки через две из больнички, и нате вам – новый рассказик, в основу которого он собственное избиение и положил, да так все описал - пальчики оближешь, я хохотал, чуть животик не надорвал. А потом так тоскливо мне стало. Ведь думаю, если его не остановить, так он и печататься начнет. И не то, чтобы мне завидно, однако на душе от мысли этой как-то некомфортно сделалось. В общем, пошел я сегодня в хозяйственный магазин и купил молоток, хороший такой молоточек, крепкий …


Рецензии