Отцы и деды. Глава 15

Глава 15

Лин

     Наверняка жители ближайших домов испытали полный восторг, когда я метался по закоулкам с криком «Иоханна!». Умом я понимал, что это бесполезно, но остановиться не мог. Это была паника, и я не знаю, сколько еще я бы вот так носился, если бы Василий, который все это время терпеливо ходил за мной, не издал насмешливое: «Мяу». Да, Васька наш ничего кроме «мяу» говорить не умеет, но делает он это так выразительно, что сразу становится понятно, что он сказать хотел. Сейчас он сказал что-то явно обидное и насмешливое в мой адрес. Это подействовало отрезвляюще. Я перестал орать, остановился и огляделся. Даже не знаю, куда меня занесло и насколько далеко от дома Николая я зашел.
     Итак, Иоханны нет. Ее забрали эти недоумки. Куда и зачем? Кто знает, что у иномирцев на уме, и для каких целей им понадобилась кошка? Николай знает!
     Я схватил Василия и телепортировался в тот зал с экранами. Коля вздрогнул, пролил на себя кофе и рявкнул:
     - Ты умом тронулся? А если бы здесь кто-то кроме меня был? – потом он присмотрелся ко мне и сменил тон. - Что с тобой? Кто это тебя так?
     Только тут до меня дошло, что я забыл залечить боевые раны. Стоит только на испуганное лицо Николая взглянуть, чтобы понять, какой я красавчик сделался.
     Удалить с лица последствия от удара ботинком было делом одной минуты. Коля тем временем с интересом посмотрел на Василия, который привычно обвис расслабленной сарделькой у меня подмышкой, и спросил:
     - Это кто такой? Еще один заколдованный? На этот раз принц? А где Иоханна?
     - Это не принц, это наш кот Василий, - откуда у меня взялось столько выдержки, чтобы говорить спокойно, а не орать, сам не знаю. - А Иоханну похитили.
     - Как дело было? Рассказывай! – велел Николай.
     И я рассказал. Даже про то, как удар сзади пропустил, не стал умалчивать. Николай выслушал и уточнил, сколько их было и как выглядели. Я не совсем понял, зачем ему нужны такие подробности, но что мог вспомнить по этому поводу, изложил. Коля удовлетворенно кивнул и предложил мне кофе попить, пока он кое-куда звякнет.
     Да, теперь я, наконец, знаю, что такое телефон и как он выглядит. А то раньше не мог понять, про что это такое мать толкует и какая польза от этого самого телефона? Оказывается, есть польза. Вот, например можно не сходя с места, без всякой телепатии, поговорить с кем надо. Коля и поговорил. Коротко и сухо изложил обстоятельства похищения «дорогостоящей дрессированной кошки у артиста», потом положил трубку и все тем же сухим тоном обратился ко мне:
     - Друзьям старым звонил. Обещали помочь. Будут искать.
     - Коль, а кому вообще Иоханна могла понадобиться?
     Стыдно признаться, но вопрос я задал таким жалобным голосом, что аж самому себя жалко стало. И противно. Веду себя как ребенок! Что бы сделал мой отец, приключись такое, например, с мамой? Да он бы уже пол мира перевернул, по камушку разобрал! А я вот стою тут, как суслик несчастный, дяденьке Коле жалуюсь.
     - Не знаю, Лин, не знаю, - задумчиво отвечал Коля. - Могу предположить, что это просто хулиганы были, увидели странного мальчика с кошкой, решили развлечься.
     - Развлечься? Это что за развлечения в вашем мире такие, Николай? Избить человека, отобрать у него кошку и все это просто ради забавы?
     - На свете всякие идиоты бывают. У вас разве нет таких?
     - Идиоты есть везде, но у нас ни один идиот не догадается развлечься за счет мага. Даже такого молодого, как я. Разве что другие маги. Но что дальше, Николай? Что они могли сделать с Иоханной? 
     - Может быть, в соседнем дворе выпустили.
     - Я звал ее достаточно громко.
     - Если они были на машине, то возможно отвезли куда-нибудь подальше и там бросили.
     - Это глупо, Коля. К тому же мне показалось, что они не развлечений искали.
     - Думаешь, специально тебя караулили?
     - Не знаю.
     - Если они действительно тебя поджидали, то зачем? Может быть, видели ваше выступление, и выкуп запросить хотят?
     - Ты предполагаешь, что кто-то мог понять, что она заколдованная принцесса?
     - Нет, что ты! Кто бы у нас тут такое понять мог? Возможно, они подумали, что ты с этих выступлений хорошие деньги имеешь, а поскольку твое представление построено на кошке, сделали вывод, что ты за ее возвращение охотно заплатишь. Она же у тебя не простая, а волшебная. Дрессированная, то есть, - Коля ненадолго задумался и заметил, -  выступали вы не ахти как и по тебе не скажешь, что ты звезда с большими гонорарами. Или похитители полные идиоты и все-таки думают, что деньги у тебя водятся, или кошка им нужна для другого. Но  для чего?
     - В бордель?
     - Лин, бог с тобой! Я тогда пошутил насчет борделя! Нет в нашем городе таких заведений… ну то есть таких, где кошки и прочая живность для того самого. Да и кому нужны такие трудности – вырывать кошку из рук сопротивляющегося человека, который может и в милицию заявить, между прочим? Кошек можно бездомных, сколько хочешь по улицам наловить или на птичьем рынке купить. Разве что спецзаказ? Нет! Это смешно! Ерунда какая-то!
     - Очень на это надеюсь.
     Я это спокойно сказал, даже равнодушно, несмотря на то, что мое воображение уже выдавало пугающие картины, одна омерзительнее другой. Я снова заговорил, чтобы распугать эти страшные мысли:
     - Так значит, получается, Коля, что для выкупа ее похитить не могли – я не тяну на обеспеченного человека. Бордель тоже не вариант. Тогда что?
     - А может быть и спецзаказ, - задумчиво изрек Николай и я почувствовал, что у меня волосы дыбом встают от ужаса.
     - Лин, да на тебе лица нет! Я не о том, о чем ты подумал! – успокоил Коля и поделился своими соображениями, - кто-то увидел твою кошку сегодня здесь, на выступлении и захотел себе такую.
     - Зачем?
     - А этого я не знаю. Да и не уверен, что эта версия верная.
     - Какая бы версия ни была верна, все указывает на то, Николай, что Иоханну похитили из-за Вашей идеи с выступлением! – прошипел я.
     Я очень разозлился, и, судя по тому, как Коле взбледнулось, у меня глаза загорелись, а может быть заискрили, не знаю.
     – Николай, - продолжал я, - Вы понимаете, что я мог убить тех пятерых людей? Тем самым я нарушил бы гармонию вашего мира и, что хуже, преступил Закон своего мира, который гласит, что нельзя вмешиваться в течение жизни других миров. Убийство – это вмешательство. Скажите, Николай, что по-Вашему я должен сделать с теми людьми, когда найду их?
     - А ты найдешь?
     - Это будет не сложно. Я все-таки маг.
     - Маг… Ядреный корень, Лин, почему ты сразу их не остановил? Почему сразу искать не стал? Примчался сюда?
     Сказать правду? Не остановил, потому что растерялся, как последний дурак и то, что в нашем мире магам обычно морды не бьют, не служит мне оправданием! Нет, конечно же, об этом я не скажу. Так же как не скажу и о том, что сюда примчался, потому что был в панике. Одним словом, не признаюсь я Коле в собственной глупости, хоть и благодарен ему за то, что пока он тут друзьям старым звонил, а потом версии свои выдвигал, хоть и пугающие, у меня мозги на место встали. Вот даже вспомнил о том, что убить их мог запросто и даже о том, что это было бы нарушением закона. И, что главное, я понял, что смогу их найти! Ну, или хотя бы одного из них. Все-таки я исключительно умный… задним числом. Позднее зажигание, как выражается моя мать.
     - Я к тебе пришел, чтобы убедиться, что это не какой-нибудь обычай вашего мира актеров чествовать, а действительно похищение.
     Дурацкое объяснение и вряд ли Коля поверил, но комментировать не стал. Помолчал задумчиво и поинтересовался:
     - Почему ты деда своего волшебством не ищешь?
     - Не могу.
     - Этих, значит, похитителей сможешь найти, а деда родного не можешь?
     - На ком-то из этих людей остались отпечатки моей магии. По ней я смогу их вычислить в течение двух дней. Потом след ослабеет и будет сложнее, - объяснил я и улыбнулся.
     Кажется, моя улыбка Николаю не понравилась. Он даже вздрогнул слегка и счел нужным предупредить:
     - Лин, ты смотри, чтоб без трупов! Я тебя в отделение тут же сдам, если вдруг что! Убийство у нас нарушением закона считается.
     - Так и у нас тоже, - проворчал я, пересадил Василия на плечо и телепортировался к мусорному контейнеру, возле которого все началось.

Ханна

     Меня затолкали во что-то маленькое, тесное, с решеткой, и, кажется, несут куда-то.
     - Мяу!
     То есть, папа, конечно, потому что маму мою всегда без толку звать было. Она только охать и может. Или вот еще, могу Лина позвать. Только что-то говорит мне, что лежащий лицом вниз у помойки княжич вряд ли сможет оказать мне помощь, ладно бы хоть жив остался. А кошке орать «Папа! Лин!» в чужом мире, по крайней мере, опрометчиво. А потому я могу лишь сжаться в кучку и тихо хныкать, то есть мяукать.
     И еще глядеть сквозь решетку, пытаясь угадать, где я, куда меня судьба влечет, и в лице кого она это делает. Вот сейчас я, например, вижу… вижу… вроде бы бедро чье-то. Наверное. А еще что-то шумит, меня трясет как-то иначе, будто я… еду, что ли? Да, и пахнет неприятно
     Вскоре меня снова несут куда-то. А потом меня вдруг буквально вытряхивают, причем я инстинктивно пытаюсь цепляться когтями за опротивевшую мне уже коробку. Не помогает. И вот уже я, съежившись, сижу на полу в каком-то незнакомом мне помещении, очень похожем на квартиру Николая.
     Передо мною двое мужчин, и одного из них я, кажется, видела. На выступлении. Ах, да, тот из-за девятого столика! С которым я разговаривала. Папа!!!!
     Второй – такой весь круглый попастый блондин без бровей и ресниц. Он глядит на меня с какой-то брезгливостью и тихо проговаривает:
     - Глупости какие! Волшебная кошка!
     - Да я тебе говорю! – восклицает «девятый столик», - она со мной разговаривала.
     - А ты точно не абсент пил?
     - Виски! Виски я пил! Ну, киса, скажи что-нибудь.
     Я в ответ гневно, хотя и испуганно, шиплю.
     - Киса-киса! – ласково приговаривает «столик», - а смотри, что я для тебя приготовил!
     После чего он достает из сумки маленькую клеточку и выпускает оттуда мышь. Громадную белую мышь. Она смотрит на меня своими красными глазами, а потом идет ко мне. Дура какая-то! Она что, не знает, что я кошка?
     Медленно пячусь. Мышь… альбинос еще к тому же… целеустремленно топает в мою сторону. Она что это… да я мышей… с детства боюсь.
     С громким отчаянным воплем я подпрыгиваю, поворачиваюсь в воздухе, и уже сама не понимаю как, но вишу на шторе, вцепившись в нее всеми лапами и ору:
     - Мяу! Мяу!
     Хоть ума хватило на человеческую речь не перейти. Или не ума?
     Попастый блондин глядит на меня задумчиво и произносит:
     - Первый раз вижу кошку, которая мышей боится.
     - Так я же говорил! – радуется «девятый столик», - что она волшебная!
     - Не, - качает головой блондин, - просто придурковатая.
     - Киса-киса, иди сюда, - воркует «столик».
     Ага! Сейчас! Все бросила и спустилась. Да пока он гадость эту отсюда не уберет, я штору их не выпущу!
     - Да убери ты эту мышь! – с досадой бросает блондин, - а то эта истеричная кошка все здесь подерет.
     И подеру! А так, спасибо, конечно, потому что «столик» излавливает не особо сопротивляющегося грызуна и опять сажает его в клетку.
     Я с облегчением втягиваю когти и приземляюсь на полу.  И тут же оказываюсь в руках блондина, который берет меня за шкирку и поднимает в воздух.
     - Как зовут-то тебя, красавица? – вопрошает он, а я закрываю глаза.
     Нет, не сдамся. Не скажу я ему ничего. Вот пусть хоть пытают.
     - Вииить, - протягивает блондин, - а принеси-ка сюда мышку.
     Что? Я начинаю судорожно дергаться, но ничего, кроме боли в холке, сжимаемой пальцами блондина, не получаю.
     - Ты, киса, работать будешь? – интересуется блондин.
     Мне даже глаза открывать не нужно. Я чувствую запах этой белой гадости. Она совсем рядом.
     Пытаюсь отвернуть голову в сторону. Не получается. Ну что же так жестоко-то?!
     - Говори, - советует блондин.
     Открываю один глаз. И точно. Это мерзкая усатая мышиная морда совсем рядом. О, нет!
     - Мяу! – кричу я, - мяу!
     - У тебя «мяу» как-то неестественно получается, - задумчиво произносит блондин, а Вииить обиженно бормочет на заднем плане:
     - Это кто из нас еще абсента упился. А вообще Иоханна ее зовут. Это пацан так говорил, который выступал.
     - Иоханна, - бормочет блондин, - странное имя для кошки.
     И снова меня встряхивает, причем так, что клыки друг о друга ударяются. К вопросу о клыках…
     Я обвисаю, блондин немного ослабляет хватку, и тут я разворачиваюсь и вцепляюсь зубами в его большой палец. Блондин кричит, я лечу, еще пара секунд, и я снова болтаюсь на шторах. Только теперь чуть повыше.
     - Сволочь! – визжит блондин, а Вииить злорадствует:
     - А я предупреждал, что кошечка не простая.
     - Так! – орет блондин, - или эта скотина делает то, о чем мы с тобой договаривались, или выкидывай ее в мусоропровод! Понял?!
     И уходит на кухню зализывать раны. Надеюсь, что в прямом смысле этих слов.
      «Столик» остается стоять посреди комнаты. На физиономии его задумчивость.
     - Ну что же, - угрожающим тоном произносит он, - кошка драная, по большому счету мне насрать, разговариваешь ты, или это глюк у меня приключился. Но то, как ты таскала у людей вещи, я видел. Будешь делать это для меня или я из тебя суп сварю. Поняла?
     Я все еще вишу на шторе, но все равно очень хочется кивнуть. Не знаю, каков на вкус суп из кошек, бывших ранее принцессами, но понимаю, что вряд ли лучше, чем просто кошачий суп. В любом случае, становиться одним из ингредиентов этого своеобразного блюда я не намерена.
     - Слезай, - почти ласково говорит Вииить, и я подчиняюсь.
     - Жрать хочешь? – интересуется он.
     Со вздохом киваю.
     - А мышь?
     Пячусь.
     - А макароны?
     Пячусь дальше.
     - Ну ладно, - наконец сдается он, - сосиску-то ты будешь?
     Э… не знаю, что такое сосиска, но на всякий случай киваю в знак согласия. И в результате получаю нечто, издалека смахивающее на мясо.
     - Так вот, - заявляет Вииить, в то время как я пытаюсь впихнуть в себя это нечто, - дело такое. Нужно стырить одну штуку. У одного типа, на которого я тебе покажу. Сделаешь это, будешь хорошая киса. Не сделаешь – утоплю. Или пристрелю. Все поняла, Иоханна?
     Поднимаю на него взгляд. Что-то глаза мне его не нравятся. Серьезные очень. Прямо как у папеньки моего, когда он со своим камергером в покер играет. Такие серьезные…
     - Ну, - настаивает «девятый столик», - скажи что-нибудь.
     - Да, согласна, - шиплю я, - можно подумать, у меня выбор есть.
      «Столик» оглядывается, закономерно обнаруживает отсутствие блондина рядом и грустно произносит:
     - Гадина ты все-таки, Иоханна.
     Я небрежно пожимаю плечами.
     - Что делать на…, - начинаю говорить я и тут мой взгляд упирается в блондина. Ах, зараза! Подслушивает!
     - Хм… - значительно произносит он, - а вот теперь, Витя, я тебе верю. И откуда ж ты, ласточка, взялась?
     - Мутация! - заявляю я, - моя маменька могла лишь с десяток слов говорить, бабушка - всего парочку. Ну и так далее. Мы эволюционировали!
     Читала я как-то об одной такой мудреной теории. Вот. К слову пришлась. А они оба уши развесили, ресницами хлопают так, что еще пара взмахов и ветер поднимется. Красота, одним словом.
     - Слышь, - наконец говорит блондин, - ты, кошка Дарвина. Странно, конечно, с животным разговаривать, но, тем не менее. Завтра ты пойдешь, куда мы скажем, и достанешь у одного товарища из кармана некие документы.
     Ой, прелесть какая! Да только отпустите, и вы меня не увидите!
     - А чтобы ты, киса, не сбежала, - с радостной ухмылкой заявляет «столик», - сейчас мы тебе одно достижение прогресса продемонстрируем. Специально для дрессировки непослушных животных изобретено.
     И вытаскивает из кармана ошейник. А у меня тут же срабатывает в голове - ошейник покорности! Только для магических животных! И ума сообразить, что с магией в этом мире проблематично - уже не хватает.
     Глаза мои округляются, а «девятый столик» еще добавляет ужаса:
     - Вот только ты от плана отклоняешься, я на кнопочку жму, тебя током - шварк! Не смертельно, но болезненно! Давай, иди сюда, киса, все равно тебя поймаю.
     А вот нет, дорогой мой, чтобы меня поймать, тебе очень даже сильно постараться придется.
     А дальше начинается то, что, в принципе, можно назвать буйным весельем. Я с воплями ношусь по всей квартире, не забывая при этом опрокидывать и разбивать все, что опрокидывается и разбивается. Блондин и «столик» весело бегают за мной. Ага! Блондин, морда пухлая, запыхался уже. В форме себя надо держать! При этом мне, прошу заметить, очень страшно.
     - Аааа! - ору я, сшибая со шкафа фарфоровую вазу.
      «Столик» умудряется от падающей посудины уклониться, но все равно вторит мне:
     - Аааа!
     И еще добавляет что-то, но мне эти слова непонятны и почти незнакомы. Вернусь домой, спрошу у Дульсинеи, что они значат. Вот, к примеру: ебнутая швабра, фуй тебе в жопу, и еще одна, которая меня окончательно озадачила: писька тармаганская.
     Наверное, от озадаченности этой я и притормозила.
     А, притормозив, попалась. И вот опять я вишу над полом, возмущенно попискивая, холка моя сжата твердыми пальцами блондина, а «столик» идет ко мне с расстегнутым ошейником в руке. Идет и нежно так приговаривает:
     - Да я ж тебя, зараза, дня два кормить теперь не буду. Да ты ж теперь вазу эту, тещей подаренную, мне отрабатывать будешь и отрабатывать.
     - Сам ты писька! - собрав остатки мужества, шиплю я в ответ и закрываю глаза.
     Ах, папа, ах, Терин, ах, Лин, ну где вы, мужчины? Ведь так и сгинет Иоханна без вашей помощи во цвете лет. Или, по крайней мере, станет преступницей. Мурка, ты мой муреночек, Мурка, ты мой котеночек! Эххх, Николай, в тему была твоя песня!


Рецензии
Жалко, что киска Дарвина выживет. Потому что род Дульсинеи давно уже пора прервать. А то уж слишком долго нету ему переводу. Ну и премию Дарвина дать кошечке - тоже не лишне.
Итак, о том, как я ненавижу перс Дуси и все, от этой обезьяны произошедшее, сказал. общественный долг, так сказать, выполнил.
Кратко о главном. Криминальная интрига на лицо. МНе это нравится. Вообще, в чем то "Отцы и деды" даже переплюнули оригинальную книгу. Во-первых, меньше Дуси, меньше стеба, больше сюжета, меньше аццких матюгов. Первые главы были скучноваты, но теперь все вошло в русло динамичного бодрого действия. И оно мне нравится.
Недостатки?.. Какие тут недостатки, если все предложения односложные, а половина реплик лишена комметария? И здесь все это работает. В общем, как то придираться к опискам у меня не получается. Придираться к штампам при факте их тотального осмеяния - тоже. В общем, что-то слишком положительное впечатление у меня начало складываться. Надо суровее быть.

Гуйван Богдан   03.09.2011 18:57     Заявить о нарушении
давайте, Богдан! Соберитесь с мыслями и вперед - на осмеяние)))
спасибо))) читать Ваши комменты всегда приятно) даже ругательные)))
К.

Алк-Консильери   04.09.2011 11:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.