Отцы и деды. Главы 20-21

Глава 20

Ханна

     - Я уверен, - мурлыкнул Василий, - наш мальчик только что колдовал.
     - С чего ты так решил? - интересуюсь я, а самой даже глаза открыть лень. Так мне хорошо, так тепло! И запахи меня уже не раздражают (а было поначалу), и перестукивание уже кажется таким милым и уютным.
     - Увидите, принцесса.
     Мурр, ничего я не хочу видеть!
     Но тут к нам, как фурия какая-то влетает Люся. У меня аж шерсть дыбом встала, такой у нее яркий эмоциональный фон.
     - Дармоед, - рычит Люся, - ленивая сволочь. Три года вместе. Сашенька то, Сашенька се! Все! Вернемся домой, разведусь! А я еще детей от него хотела! Да от него ж и дети такие бы были! Никчемные!
     Люся садится на свою полку и, уставившись в окно, начинает скрипеть зубами и время от времени ворчать что-то типа:
     - Ненавижу гада. Алкоголик несчастный.
     - Ах, - вздыхает Василий, - это нехорошо. Ты видишь, что сделал с этой милой женщиной наш мальчик? А ведь она была счастлива. Быть может, запуганна, излишне услужлива, но счастлива. Хотела детей. Нужно все исправить!
     Василий одним прыжком оказывается на полке возле раздраженно сопящей женщины. Она, практически машинально, кладет ладонь на голову кота.
     - Хотя, - вдруг всхлипывает Люся, - может, не так уж он и плох. Он красивый, и дети такие бы были…
     - Муррр! - отвечает Василий и хитро мне подмигивает.
     - И он, все-таки, любит меня. Я вот сейчас на него накричала, он испугался. Может, мне не стоило так, а?
     Василий просто лежит рядом с женщиной, и она успокаивается.
     - Ты - волшебник! - говорю я, улыбаясь.
     - Нет, - отвечает кот, - она все сама. Я так, немножко помог. Чуть-чуть.
     - Терину повезло с тобой, - мурлычу я.
     - О, да! - вздыхает кот, - им с Дульсинеей повезло обоим. Ведь, если бы не я…   

Лин

     Учитывая, сколько я съел и выпил, отправился я не к кошкам своим под бочок, а в другое место. Помню, Николай говорил, что оно в конце вагона находится. Место это я нашел быстро. Там пахло табачным дымом, мокрыми бумажками, дешевым мылом, а вот испражнениями, почему-то почти не пахло.
     Туалет был занят, о чем вещала красная надпись на двери. Мне повезло, ждать пришлось недолго. Всего то каких-то минут двадцать и вот уже из туалета радостной толпой вывалились трое молодцов. Выход их сопровождался сизым дымком со сладковатым запахом. Они там курили что ли? Я принюхался. Каннабис широколиственный. Во всяком случае, в нашем мире эту травку так называют. Ее курят пифии. Неприятные, скажу я вам дамочки, но будущее предсказывают с точностью на 90%. Интересно, зачем ее эти парни курили? Они что-то типа пифий в этом мире? Впрочем, какое мне дело.
     Пол в туалете ходил ходуном и, признаюсь честно, попал я не только куда надо, но и мимо. А дальше было веселее. Дверь эту недоделанную заклинило. А может быть, не заклинило, но открыть я ее не мог. И что делать? На помощь что ли звать? Вот весело то - Мерлин Эрраде застрял в сортире. Я ненавижу этот мир! Ненавижу поезда! Иоханну, кошку эту драную, тоже ненавижу!
     Дверь была выбита несильным магическим ударом. Хорошо, что никто не видел.
     Остальной путь до самого утра прошел без приключений. Постель в этом аналоге ночлежки я стелить не стал, так и проспал до утра сидя. Зато Иоханна расположилась со всеми удобствами, устроив голову на васькином пушистом боку.

     Рассвет принес с собой возмущенную розововолосую монстру, которая причитала по поводу выбитой туалетной двери. А я что? Я тут не причем, и кошка моя просто чихает так своеобразно, а не хихикает.
     Я ей отомстил, когда поезд прибыл в Саратов.
     - Приехали, блонда ты моя ненаглядная, - радостно сообщил я, схватил принцессу за шкирку и запихал в сумку.
     Она открыла рот, но вовремя опомнилась, и вместо тирады полной упреков и оскорблений я получил только возмущенное: «мяу!».
     Вышли мы из поезда, и тут я понял, что совершенно не знаю, куда дальше отправляться. Коля так спешил выпроводить нас из города, что позабыл сказать, где находится искомая больница. И я тоже хорош – спросить забыл.
     - Что затормозил, Сережа? Тебя встречать кто-то должен или как?
     Жорик… папа мой несостоявшийся, стоит, лыбится во всю ширь.
     - Нет, не встречают меня. Такси вызывать буду.
     - Может быть, тебя подвезти? Меня приятель встречает на машине, подбросить можем… эх, ты не обижайся, но глаза у тебя как у Дуськи моей. Вот же ж злыдня была, но не скучно с ней было, не то что с женушкой моей… к счастью бывшей… Так куда тебе надо?
     Интересно, если я ему скажу что мне надо в местный дурдом, как он отреагирует?
     - Спасибо, Жорик, за предложение, но я сам доберусь, - непреклонно сказал я и постарался сгладить отказ вежливой улыбкой.
     - Вот даже улыбаешься, как она, - с тоской изрек Жорик, - ладно, Сережа, сам так сам. Удачи тебе.
     - И тебе, Жорик, удачи.
     В кои-то веки я пожалел, что некроманты по сути своей такие добрые дела, как привязка к удаче, творить не способны. Неплохой ведь дядька Жорик этот. Отзывчивый. Не думал я, что он таким окажется, ведь мать моя о нем не очень хорошо отзывается. Да, она его бывает, вспоминает, когда что-то с тапком не выходит, шипит: «такой же тормоз, как его первый хозяин!» ну или что-нибудь в этом духе.
     - Лин, телефон.
     Ну да, Иоханне хорошо, она своими кошачьими ушами среди этого шума услышала мелодию телефона, а я вот нет. Звонил, конечно же, Николай. Извинился, что отправил нас вот так – впопыхах, даже не сказал адрес больницы, куда того старика определили, и как туда добраться, не объяснил.
     - На такси доеду, - успокоил я, - просто скажи адрес.
     - Как на такси? А деньги?
     - Нарисую, - с усмешкой отвечал я.
     Как выглядят деньги, я знаю, а в блокнотике, который послужил мне паспортом, достаточно листов, на которые можно иллюзию наложить.
     - Ты понимаешь, что подделка денежных знаков это уголовно наказуемое преступление? – строго спросил Коля.
     - Понимаю. Но это законы вашего мира, а я из другого.
     - Дурацкая у тебя логика, парень! – упрекнул Коля. - Назад тоже на нарисованные деньги поедешь?
     - Назад телепортируюсь. Я могу переместиться в любое место, где хоть раз побывал. Ты бы, Коля, лучше сказал мне адрес этой больницы и объяснил, как такси вызвать.
     Коля ненадолго задумался и решил:
     - Такси я тебе сам вызову. Ты сейчас где?
     - На вокзале.
     - Выходи и стой на крыльце. Тебе позвонят, когда такси подъедет. На всякий случай запомни ты едешь в Областную Саратовскую психиатрическую больницу на Алтынной горе.
     Машина приехала быстро, мне этого времени как раз хватило, чтобы сделать две красивые красные бумажки.
     - Куда едем? – спросил извозчик… то есть таксист, неодобрительно покосившись на две кошачьи морды, торчащие из сумки.
     - В Областную Саратовскую психиатрическую больницу на Алтынной горе.
     - На Алтынку что ли? Так бы и сказал, - таксист ухмыльнулся, - в дурку с кошками, первый раз такое вижу!
     - Вы, уважаемый, свое дело делайте, за комментарии Вам не платят, - холодно процедил я.
     Таксист погрузился в мрачное молчание и не сказал больше ни слова, пока мы не прибыли на место. Я протянул ему бумажку. Он недовольно буркнул:
     - Сдачи нет.
     - Сдачи не надо, - успокоил я его и поспешил покинуть машину. Все-таки пахнет там весьма неприятно.
     Интересно, как хозяева этой больницы отнесутся к парню с двумя кошками, который интересуется одним из их пациентов? Пожалуй, как бы мне самому в итоге пациентом не оказаться.
     Я расположился в тени дерева, прямо на траве и выпустил из сумки Василия.
     - Разведаешь что и как, потом расскажешь, Иоханна переведет, - распорядился я.
     - Если захочу, - буркнула принцесса. – Как у тебя вообще совести хватило за шкирку меня хватать? Хам!
     - Да, я хам, - не стал возражать я, - но если ты не захочешь переводить доклад Василия, я останусь в неведении и тебе придется дальше самостоятельно действовать. А что, неплохая мысль – я тут на травке отдохну, а ты с Васькой поработай.
     - Обойдешься! – проворчала Иоханна и что-то Ваське на кошачьем языке замурлыкала.
     Тоже мне сладкая парочка. Вот смеху будет, если у них любовь случится, и принцесса не захочет обратно расколдовываться!
     Василий растворился… то ли в ближайших кустах, то ли в воздухе. Мастерством мгновенно исчезать этот кот владеет почище некоторых магов. Кстати, о магах… да и о котах тоже.
     - Ханна, ты случайно у Васьки не спрашивала, как он сюда попал?
     - Его отец твой послал за нами приглядывать, - неохотно отвечала принцесса.
     - Да ладно, хватит дуться. Меду прочим, ты всю ночь с удобствами спала в Васькиных объятиях, а я, как дурак сидел!
     - А кто тебе не давал постель расстелить и по нормальному лечь?
     - А сама бы легла там, если бы человеком была, блонда ты бестолковая?
     - Нет, - буркнула Иоханна.
     Ну и ладно! И пусть дальше дуется сидит. Мне и без нее есть, о чем подумать. Вот, например, как отец Василия к нам послал? Разве он точно знает, в каком мы мире? Или кот искал нас в разных мирах и в итоге нашел? А если отец знает, где мы, то почему не предпринял ничего чтобы вернуть? Наверно, все-таки не знает.
     Василий вернулся через час и с помощью Иоханны, которая все еще дулась, но переводить не отказалась, рассказал мне, как обстоят дела.
     В больнице действительно был Мерлин, но сейчас его там нет. Он сбежал. Искать его особо не искали, кому нужен безымянный пациент, не представляющий особой угрозы для общества?
     - И где он теперь может быть? – огорчилась принцесса. – Что нам делать?
     Василий что-то промурлыкал и на кошачьей морде Иоханны появилось такое воодушевление, что я заподозрил, что он ей стихи про любовь там читает тайком от меня.
     - Василий может его найти, - объяснила свое изменившееся настроение принцесса. - Он взял след. У старых волшебников магическиий след очень четкий, Василий его хорошо разглядел. Он говорит, что и я его смогу увидеть. Его все животные могут видеть, а люди нет.
     - Ну, тогда, звери мои, ведите меня по следу, - предложил я,  неохотно вставая.

Глава 21

     Наверно, со стороны мы очень колоритно смотрелись: я такой весь помятый, что морда, что одежда - одинаково, понуро плетусь за двумя кошками через кусты всякие.
     Шли мы недолго. Дед обнаружился сам собой – он просто на нас вывалился из-за куста и заорал:
     - Ёптыть, вот так номер! Отошел поссать, а тут сюрприз! Мерлин-младший, какого, итить твою маму, ты тут делаешь?
     Иоханна от неожиданности зашипела и в один прыжок у меня на руках оказалась. Василий отошел в сторонку и насмешливо мяукнул.
     - И эта морда здесь, - прокомментировал дед и обратил внимание на принцессу, - а это кто? Васькина новая ****ь?
     - Мяу… как Вы смеете! – возмутилась Иоханна.
     - О…эээ…ЛИН! Ёрш твою медь, это что за дела? Вот я тебе уши надеру, засранец ты этакий! Которую из своих подстилок ты превратить умудрился? И, небось, с привязкой ко мне? Когда же это кончится? Думал хоть здесь от вас – обормотов, отдохну, так нет же! Нашли! Кстати, каким образом?
     Пока дед ругался, я на него насмотреться не мог. А посмотреть было на что. Грязный, оборванный, в какой-то одежде местной, пьяный и перегаром от него так воняет, что кажется, дыхнет посильнее и ближайший куст воспламенится.
     - Дед, ты артефакт дома забыл, - объяснил я, - а это Иоханна Зулкибарская и… и я не знаю на кого я ей привязку сделал.
     - Иоханна?! – весело заорал дед, упер руки в бока и неприятно так заржал.
     - Не вижу повода для веселья! Взрослый человек, а ведете себя, как ребенок! - упрекнула Иоханна. - Не желает ли господин глава Совета чародеев отправиться домой и помочь мне расколдоваться?
     Дед ржать перестал, буркнул, что домой не желает, схватил Иоханну за шкирку и, не обращая внимания на ее гневные вопли, смачно чмокнул в нос.
     Я зажмурился. Вот весело-то будет, если она сейчас прямо посреди этой рощицы превратится. Феерическое зрелище получится – голая принцесса в окрестностях саратовского дурдома!
     - Неудачка вышла.
     Я открыл глаза. Мерлин сунул мне в руки притихшую кошку, которая, кажется, так обалдела от подобного обращения, что даже забыла, как возмущаться.
     - Не знаю, Лин, к кому ты обратное превращение привязал, но точно не ко мне. Вижу, она у тебя уже давно превращенная, по следу теперь не вычислишь. А сам-то, что не додумался посмотреть, на кого привязка?
     Я только молча зубами скрипнул. Ну да, я идиот! Мог же сразу, по горячим следам узнать, к кому превращение привязал. А теперь уже и не разглядишь, стирается этот след очень быстро, за час-два приблизительно.
     - Ты, мажонок недоученный! – заверещала Иоханна, поняв, в чем дело. Она хоть и не волшебница, но ее – наследницу престола, обучали многому, в том числе и основам магии, так что было бы странно, если бы она не поняла, о чем дед речь ведет. Все, капец мне. Я дурак! И не только в глазах деда и своих собственных, но и в глазах этой блонды, которая и так на весь мир обижена за свои неприятности, а теперь меня с потрохами сожрет, и до конца жизни не даст мне забыть о моем промахе.
     - Дед, а как ты сюда попал и почему назад не возвращаешься? – я поспешил сменить тему.
     - Как попал сюда, не помню, - с достоинством отвечал дед, - пьяный был. А назад мне не хочется, я тут с другом общаюсь. Пошли, познакомлю.
     Привел нас дед на полянку, а там… небритый, лохматый, грязный, одетый не понятно как… одним словом нищий.
     - Дед, ты чего с нищими тут пьянствуешь?!
     - Сам ты нищий! – огрызнулся дядька. - Бомж я, то есть гражданин без определенного места жительства. Скажешь тоже – нищий! Я до такого еще не опустился!
     Не знаю в чем разница между нищим и гражданином этим без жительства, но помыться ему не мешало бы. И побриться тоже. А еще переодеться. И вообще, держаться от моего деда подальше.
     - Дед, пошли домой, а?
     - О, это твой внук! – оживился дядька, - а ты говорил, что твои тебя здесь не найдут. Нашли ведь! Заботливые какие. А мои меня и не ищут, знают, где я, и дела им до меня нет. Давай, Мерлуша, накатим по маленькой за мое знакомство с внуком.
     - Погоди, Степа, успеем еще выпить, - осадил его дед, - ты, Лин, скажи мне, как вы сюда попали? Ты артефакт активировать смог?
     - Да, смог, но как назад домой попасть не разобрался еще, - признался я.
     - Ничего, какие твои годы, разберешься, - утешил дед и, решив, что на этом воспитательная часть беседы закончена, обратился к Степе, - наливай!
     Степа оживился, разлил по стаканам какую-то мутную жидкость, потом опомнился и поинтересовался:
     - Внучок, а ты пить будешь? Мерлуша, нальем пацану или мал еще?
     - Не надо мне наливать, - поспешно отказался я. Не внушала мне доверия эта жидкость и пахнет от нее как от моющего средства, которое Коля использует для чистки ванны.
     - Дед, а зачем ты Козюлиуса расколдовал?
     Дед сначала выпил, занюхал сморщенным огурцом, а потом рассказал мне, как пьянствовал он сам с собой (ну это его  любимое занятие) и так ему стало кузнечика бедного жалко, что решил он его поцеловать и вернуть ему человеческий облик.
     - К тому же не дело это, что кворум в Совете нарушен. Мало ли что, а один из советников в аквариуме сидит в виде насекомого. Чмокнул я его, а что там еще было - не помню.
     - Ох, горазд ты, Мерлуша, сказки рассказывать! – восхитился Степа и снова стаканы наполнил.
     Ах ты, старая пьяная скотина! Жалко ему козла этого с крылышками стало! А что он чуть внука твоего родного не убил, это ничего?
     - Может быть, Вам, дедушка и Таурисара жаль стало и поэтому Вы его в наш мир вернули?
     Мерлин подавился пойлом этим своим паршивым и вытаращился на меня.
     - Как Таурисара? Ты что несешь?
     - Таурисар вернулся и мы едва живыми ушли! Из-за него и из-за Козюлиуса этого пришлось в другой мир прыгать, - вступила в беседу Иоханна.
     - Допился! – выдохнул Степа, вытаращив глаза на принцессу, - кошка заговорила!
     - Да не кошка это, а принцесса заколдованная, - небрежно объяснил дед, - вы бы, детки, сказки мне тут не рассказывали. Дуська наша эту жопу истеричную в такое место запихала, что хрен бы он оттуда выбрался сам, а я его выпустить не мог, как бы ни был пьян, так что не врите мне тут, все равно домой не вернусь!
     - Если Вам так угодно, можете оставаться здесь и продолжать свои сомнительные развлечения, - холодно отозвался я. – Только прежде покажите мне, как открыть портал в наш мир.
     Мерлин какое-то время молча изучал меня и, наконец, сделал правильный вывод:
     - Злишься. Значит, не шутишь.
     - Какие тут шутки! – воскликнула Иоханна, чем опять вызвала на степином лице загадочную бледность.
     - Ладно… Степа, наливай! Лин, рассказывай все по порядку, - распорядился дед.
     Ну, я и рассказал. Правда, не все, как дед требовал, а краткую версию событий. Дед выслушал в полном молчании, даже не перебил ни разу, потом выпил и принял решение:
     - Сейчас все телепортируемся к Николаю этому, там мы со Степаном себя в порядок приведем и двинемся домой. Я им всем таких звездюлей отвешаю! Будут иметь бледный вид и худые ножки!
     - А ножки тут при чем? – озадачилась принцесса.
     - А не твоего ума дело! – отрезал дед, - Лин! Давай, телепортируй нас, и Степу прихватить не забудь. Степ, ты ж с нами?
     - Я? Эээ… хм… ага, что уж там. Вы все сумасшедшие и я не лучше, вот слышу, как кошка говорит. Отчего бы теперь еще и не телепортироваться?
     Да, я Степу понимаю. Мужик явно решил, что сошел с ума и смирился с этим.
     Я тоже смирился и решил не думать о том, как «обрадуется» Коля, когда я появлюсь у него в квартире с двумя нищими… то есть бомжами… потому что дед мой ничем от этого Степы не отличался – такой же пьяный и вонючий.

     Когда мы оказались в колиной квартире, до Степы, наконец-то, дошло, что все взаправду, и он завопил. Отборным матом. На вопль этот из кухни (мы переместились в зал) выскочил обалдевший Николай.
     - Это что за… Лин… кхм… нашел, значит, дедушку. И кто из них…
     - Дед! – я дернул за рукав Мерлина, который пытался успокоить своего друга. - Познакомься с Николаем.
     - Ой, бля! Куда я попал? – причитал Степа. - Вы кто? Инопланетяне, да? Ой, мама! Ой, ё…, какого х…?
     Я сделал в сторону Степы усыпляющий жест и он, наконец, затих. Дед благодарно мне кивнул и обратился к Николаю:
     - Рад познакомиться. Мерлин. Благодарю за то, что приглядывал тут за внуком моим.
     - Не стоит, - Коля пожал протянутую руку и вопросительно покосился на храпящего Степу.
     - А это друг мой, - поведал дед, - ты, хозяин, не серчай, сейчас он отоспится и как огурчик будет. Да и не задержимся мы у тебя. Нам со Степой помыться бы, в порядок себя привести, прежде чем домой возвращаться. И Лину вот тоже не мешало бы… Внук, я понимаю, что патлы эти у тебя в стратегических целях отращены, но ты бы их хоть иногда расчесывал, а то они на мочало похожи.
     На себя бы посмотрел, дурак старый!
     - Так я пойду. В ванну, - решил я и, пока никто не успел возразить, удалился.
     Пусть без меня там разбираются и договариваются. Да и Степа скоро проснется, а у меня нет никакого желания его причитания слушать. Вот пусть дед ему все разъясняет. Тоже мне, нашел друга! Еще и с собой его утащит, подправит ему здоровье, чтобы лет триста прожил, и будут они беспробудно пьянствовать на пару. Думаю, пора деду на пенсию, а пост главы Совета отец пусть принимает. Это будет самое разумное решение.
     А все-таки душ хорошая штука. Надо будет в Эрраде такое сделать. Тут ведь принцип  действия похож на работу фонтанов, так что легко будет воспроизвести. Вот, дядьке Горнорылу скажу, он разберется, а если заинтересуется, так и вовсе массовое производство наладит. Он у нас вообще хваткий гномище, из всего деньги делать умудряется. Вот помню, как-то даже на маминой привычке сквернословить заработал – издал книжицу «Ругательства и прочие гадости от ведьмы с тапком». Книжица нарасхват пошла, особенно среди простолюдинов. Так что в последние лет десять с полей частенько доносится такое родное моему сердцу «растудыть», «ёптыть» и так далее.
     Вышел я из ванной и… захотелось мне обратно туда вернуться, потому что в квартире веселье било ключом. Степа в полном апофигее на полу сидит. Коля к стенке прижался и, судя по выражению лица, смирился с неизбежностью происходящего. Дед на месте подпрыгивает и азартно орет: «Фас ее, паскуду!», а кошки  ворону по квартире гоняют. С ума они тут посходили что ли?
     Хотел я птицу испепелить, пока не разбила что-нибудь ценное, за что Коля нас быстренько за дверь выставит, но тут Василий в красивом прыжке взвился и ворону сцапал. А вот приземлился неудачно, да и ворона трепыхалась очень уж активно. В общем, свернул Васька птичке шею нечаянно. Но это еще ничего, дохлая ворона  -это ерунда, но она же, как скончалась, превращаться начала. Да, превращенные в животных, если умирают, то принимают свой истинный облик. Вот и ворона приняла.
     - Пи…ц! – пискнул Степа, когда вместо вороны на ковре распласталась обнаженная женщина не первой молодости.
     - Ядреный корень, что б вас, маги полоумные, это что такое? – взвыл Николай.
     - Это Мадлона, крыска моя, - с ухмылкой объяснил Мерлин и потыкал ее в бок носком ботинка. – Я ее с первого взгляда признал, даже в этом вороньем обличье. Сидела, падла такая, на шкафу, чучелом прикидывалась. А магия на ней знакомая – козюльская. И привязка к нему, то есть он ее расколдовать должен был. Выходит, шпионила красотка наша.
     - Вы… вы, что это мне тут ворон дохлых в трупы старух превращаете? – зарычал Коля. – Я как объясню вот это вот безобразие милиции?
     - Не волнуйся, Николай, лучше сообрази нам что-нибудь выпить, - распорядился дед, - Лин, а ты телепортируй это тельце куда-нибудь.
     Я недоуменно посмотрел на деда. Понятно, что из Саратова в квартиру Коли он сам переместиться не мог, потому что никогда здесь не был, а сейчас-то чего дурью мается? Сам бы и сплавил куда-нибудь эту шпионку неудавшуюся. Неужели мои предположения были верны?
     - Дед, ты чего без предмета своего здесь? – я почему-то на шепот перешел.
     - Так получилось, внук. Пьяный я был, - поведал Мерлин и, как обычно, принял полный достоинства вид. Мол, вот он я какой, и попробуйте, упрекните меня!
     Мадлону я переместил на ту полянку, где дед со Степой… хм… развлекались. Коля, как ни странно, Мерлина послушался и на стол в кухне накрыл.
     - Вот это другое дело! – оживился дед. – Вот мы с тобой сейчас за знакомство… Степан! А ты бы в ванну шел, в порядок себя привел. А то, как я тебя в своем мире такого замызганного покажу?
     - А ты чего, с собой меня забрать собираешься?
     Кажется, Степа не очень обрадовался подобной перспективе.
     - Степ, помнишь, я тебе про гномью водку говорил? – намекнул дед.
     - Это та, что крепче нашего самогона? – оживился Степа и отчаянно махнул рукой. – Эх, была не была! Мне терять нечего, я с тобой, Мерлуша!
     - Вот и славно, - одобрил дед, - только сначала в ванну.
     - Да, я мигом! Без меня не улетайте! – засуетился Степа.
     Коля проводил его обреченным взглядом. Наверно прикидывал, сколько моющего средства уйдет на очистку ванны после помывки этого гражданина без определенного места жительства. А дед, кстати, и не думал смущаться своего неряшливого вида. Ладно уж, это конечно не приветствуется, но иногда можно позволить себе такую вот бытовую магию. Я сделал несколько пассов. Тут главное не перепутать ничего. Я молодец, не перепутал. Деда обдул легкий ветерок и вот он уже имеет приличный вид – то есть одежда чистая, побрит и расчесан.
     - Спасибо, внук. Но как глава Совета, я должен выразить тебе свое недовольство.
     - Дед, это крайний случай, - оправдался я, - вот хозяину нашему, Николаю, твой запах весь аппетит отбивал, как бы он с тобой за одним столом закусывал?
     Подобная логика деду была близка и понятна, он одобрительно хмыкнул и даже предложил мне выпить вместе с ним и Николаем. Я отказался. Мне еще портал открывать и всю эту толпу в наш мир перетаскивать. А может быть, предварительно придется деда отрезвлять, если он наклюкается до такого состояния, что не сможет внятно объяснить, как портал открыть.
     В общем, отказался я, и ушел из кухни, чтобы не мешать этим двоим знакомиться.
     Диван был занят Иоханной и Василием, который с торжествующим видом восседал рядом с принцессой и щурил зеленые глазищи. Тоже мне, великий и ужасный победитель ворон! Пришлось мне скромненько присесть на стул.
     - Ханна, а ведь Васька наш, кажется, влюбился в тебя, - поддел я, чтобы ей жизнь медом не казалась.
     - А ты говорил, что на меня даже он не позарится, – лениво жмурясь, припомнила принцесса.
     И тут меня осенило. Я говорил про Ваську, когда превратил блонду эту злосчастную! Что если…
     Предположение было не самое гениальное, но почему бы не попробовать?
     - Иоханна, пусть Васька тебя поцелует.
     - Что за извращенные фантазии? – у принцессы шерсть дыбом встала и, кажется, она даже наброситься на меня хотела. Дура! Давно ее между ушей не чмокали, что ли?
     - Ваше Высочество, в момент превращения я ни о ком, кроме Василия, не упоминал, возможно, привязка была сделана к нему. Я бы рекомендовал Вам попробовать.
     - Я начинаю понимать, почему Дульсинея сердится, когда Терин вот так же себя ведет! – проворчала Иоханна и напомнила, - Вася меня целовал уже. Вот, уши мне вылизывал.
     Василий с обреченной мордой что-то принцессе замурлыкал, она выслушала его, склонив голову набок и перевела:
     - Оказывается, у кошек вылизывание ушей считается не поцелуем, а ухаживанием. Приблизительно, то же самое, что у людей – отодвинуть для дамы стул или дверь перед ней открыть.
     - Значит, получается, он тебя еще не целовал, - сделал я очевидный вывод и повторил, - пусть поцелует. Стоит попробовать.
     Кот грустно мяукнул, понимая, что если его поцелуй принцессу расколдует, то она больше не будет столь милой его сердцу белой кошечкой.
     - Вась, ну она же человек, - напомнил я, - давай, не тяни!
     Василий подался вперед и с самым несчастным видом лизнул Иоханну в нос.
     Сработало!
     Когда белый дымок рассеялся, я увидел… Лучше бы я не видел ничего! И вообще, неприлично это – так смотреть на обнаженную принцессу. Что я там хотел еще недавно? Убедиться, что она себе в корсет ничего не подкладывает? Убедился? И что дальше? Интересно, а она вообще собирается хотя бы покраснеть для приличия? На то, что она с писком попробует прикрыться руками, я даже не надеялся. Гордая же вся такая из себя. Но может быть догадается хотя бы задом ко мне повернуться? Или она еще в шоке и не поняла, что снова стала человеком? В следующее мгновение Иоханна осознала, что глаза у меня квадратные стали не просто так, очаровательно покраснела и завернулась в покрывающий диван плед.
     - Мог бы и не таращится, хам! Жаль, что душ этим нищим занят, а то бы наверно сейчас побежал туда!
     Да уж, от язвительности превращение эту блонду не излечило. Может быть обратно ее превратить? С привязкой к Степе? А что, это было бы забавно. Но посмотрел я на гневное личико Ее Высочества и понял, что еще одного подобного фокуса она мне не простит… как бы еще за этот простила, а то ведь и правда в Совет официальную жалобу подаст и лишат меня доступа к силе, и буду я, как дурак, без магии век доживать.
     Я поспешил удалиться на кухню, пока она и правда не довела меня до какого-нибудь необдуманного поступка.


Рецензии
Момент, в котором Василий целует Ханну по настоящему драматичен. До Оскара драматичен стеб.txt
Вообще глава вышла бодрая, накал фирменной зулкибарской идиотии снова на высоте. Изданная Горнорылом книга - что-то с чем-то.
В целом неплохо.

Гуйван Богдан   21.09.2011 10:42     Заявить о нарушении
Привет, дорогой))) Спасибо. Что касается Горнорыла, то таки он, зараза, так и остался у нас книгоиздателем)
К.

Алк-Консильери   21.09.2011 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.