Отцы и деды. Главы 18-19

Глава 18

Лин

     Теперь я знаю, что такое очередь. Это толпа людей, которые стоят друг за другом, время от времени ругаются, психуют и… и мне хотелось кого-нибудь убить, пока мы в этой очереди стояли!
     Нет, господа, очередь это не какой-то иномирский ритуал, это то, что предшествует покупке билетов на поезд. Вот представьте себе – стоит вереница обозленных людей и все ради того, чтобы попасть к окошку, в котором хмурая бабушка те самые билеты продает. 
     Перед нами до желанного окошка оставалось человек десять, когда Николая вдруг осенило.
     - Паспорт нужен, - растерянно сказал он и признался, - я забыл, что нужен паспорт!
     - И не взял его с собой? – уточнил я.
     - Твой паспорт нужен! – прошипел Коля, - а у тебя его нет.
     - Иллюзия, придурок! – подсказала Иоханна, которая вместе с Василием, довольным таким положением дел, сидела в сумке, позаимствованной у Николая.
     А ведь она дело говорит! Я не совсем хорошо представляю, что такое паспорт, но если Коля мне объяснит, а еще лучше – покажет,  иллюзию навести смогу.
     - Давай отойдем, - распорядился Коля и обратился к старичку стоявшему за нами, - мы скоро вернемся.
     - Покажи мне паспорт, - попросил я, когда мы остановились в углу, где было поменьше народа, - я должен представлять себе что это такое.
     Коля молча протянул мне свой паспорт и объяснил:
     - Фотография должна быть твоя, имя, год рождения.
     - Погоди, что такое фотография?
     - Вот! – Коля ткнул пальцем в свое изображение на первой странице паспорта.
     - Ага, - буркнул я, шевельнул пальцами и вот уже там моя фотография.
     - Ты что делаешь? – всполошился Коля, - это же мой документ! Немедленно верни, как было!
     Я пожал плечами и вернул.
     - Николай, Вы считаете, что я из воздуха иллюзию сотворить должен? Мне надо что-то… хм, что-нибудь по форме похожее на паспорт.
     - Так бы и сказал, – проворчал Коля, - а то удумал чего, документ мне портить! Жди здесь.
     Скоро Коля вернулся с блокнотом, форма и размеры которого были такими же, как у паспорта. Даже обложка такая же темно-красная. Сверяясь с паспортом, я наложил на блокнот иллюзию, это заняло немного времени – минут пять. Коля критически оглядел мой шедевр и усмехнулся:
     - Лин, мне льстит, что ты тут мое ФИО поставил, но ты не тянешь на человека рожденного 40 лет назад.
     - Что такое ФИО?
     - Это мои фамилия имя и отчество… хм… отчество это по отцу. Вот отца у меня звали Георгий, значит я Георгиевич.
     - Понятно, - отозвался я и внес изменения. То есть свое имя на иномирский лад перекроил и дату рождения исправил.
     Коля заглянул в «документ» и заметил:
     - Имя Мерлин Теринович Эрраде звучит слишком необычно, будешь лишнее внимание привлекать. Не мог что-нибудь попроще придумать?
     - Например?
     - Хм… хотя бы Сергей Иванович Петров.
     - Совсем просто, - согласился я. Становиться Сергеем Ивановичем мне почему-то не хотелось.
     - Зато внимание меньше привлекает. Поменяй! Или ты не можешь?
     - Кто не может? Я не могу?! – проворчал я и быстро сменил свое настоящее имя на этого Сергея Ивановича.
     Коля в последний раз критически изучил «паспорт» и уточнил:
     - Эта твоя иллюзия точно не рассеется?
     - Коля, расслабься, у нас такое даже дети делать умеют. Это хорошая иллюзия, она продержится столько, сколько я захочу.
     - Знал бы раньше, не тратились бы на ветсправки! – пробурчал Коля, когда мы возвращались в очередь.
     - Мы собственно можем и билеты не покупать, - порадовал я его, -  только я должен знать, как они выглядят.
     - Еще чего не хватало! – возмутился Коля, - билеты мы купим по настоящему! Нельзя всюду на магии этой твоей выезжать!
     - Как скажешь, - равнодушно согласился я.
     Меня вопрос экономии денег не волновал так сильно, как Николая и мне было без разницы, каким образом у нас появятся билеты на поезд.
     А вот зря я не волновался по этому поводу, потому что оказалось, что ближайший отходящий на Саратов поезд это экспресс, то есть едет он быстрее простого поезда и, следовательно, проезд дороже стоит. Наших денег хватило только на плацкарт. Мне бы вот в тот момент возмутиться и запротестовать, да только я дурак не знал что такое плацкарт. Когда узнал, поздно было.

     Вы знаете, что такое поезд? Лучше вам не знать что это такое! Вот мать знает, она со мной согласится – поезд это то, чего следует избегать. Особенно если ты пассажир плацкартного вагона. Почему в этом мире нет магии и телепортов? Я ненавижу этот мир! И поезда.
     - Коля, - шепнул я, наклоняясь к своему провожатому. – Что сделала со своими волосами дама возле той коробки?
     - Ты о ком? – не понял Коля, - ах ты об этой девушке возле вагона! Эта, Лин, проводница. Она у тебя билет и документы проверит. Я с тобой зайду, а то ты сам свою полку не найдешь.
     - Что не найду?
     Мне стало не по себе. Какую еще полку? На полках вещи лежат, ну или книги. Я ни тем, ни другим не являюсь.
     - Давай, иди! – прошипел Коля и подтолкнул меня к коробке… то есть к вагону, возле которого нас поджидала девица с розовыми волосами. У нас дамы тоже бывает, чудят с прическами. Те, что побогаче обращаются к магам, чтобы цвет волос изменить, но до такого – чтобы розововолосыми стать еще ни одна не додумалась!
     Я протянул ей документы. То есть не совсем документы, но это не важно. Коля кажется, нервничал. Наивный! Неужели он думал, что девушка с розовыми волосами разглядит иллюзию? Ничего она, конечно же, не разглядела, пропустила нас в вагон.
     - А ты говорил, что здесь не воняет, - упрекнул я.
     - Ты еще настоящей вони не нюхал, - утешил меня Коля, - вот твое место, нижняя полка. На верхней еще один пассажир будет и вот, напротив, на двух полках тоже кто-то поедет. Вот здесь на боковых еще люди будут. Особо с ними не общайся, а то сморозишь что-нибудь и приедешь прямиком в ближайший дурдом. Когда поезд тронется, проводница еще раз билеты и документы проверит и выдаст белье.
     - Белье выдаст? Зачем?
     Я совсем перестал соображать, что происходит то? Сначала полки эти, потом белье мне выдавать будут… зачем?
     - До Саратова ехать весь сегодняшний день и всю ночь, так что постельное белье тебе понадобится. Ты же собираешься спать?
     - Здесь? Нет!
     - Когда наступит ночь, свет в вагоне выключат и делать тебе все равно нечего будет, кроме как спать.
     - Я вижу в темноте.
     - Хм… слушай, парень, не спорь со мной! Покажешь девушке документы, билеты, возьмешь белье, скажешь спасибо. Все понял?
     - Да.
     - Туалет в конце вагона. И вот, держи, - Коля сунул мне телефон. – Это мой, не потеряй, смотри. Я пока рабочим попользуюсь. Завтра после обеда я тебе позвоню. Ответить сможешь?
     Я отрицательно мотнул головой. Телефон это конечно вещь хорошая, как я уже не раз говорил, но как им пользоваться не знаю, да и не особо знать хочу, потому что надолго в этом мире задерживаться не планирую.
     - Эх ты… волшебник! Смотри.
     Коля объяснил мне, как отвечать на звонки и как, в случае чего связаться с ним. На том мы и распрощались.

Ханна

     Как обычно, моим мнением никто не поинтересовался – а хочу ли я ехать в какой-то там Саратов, а устраивает ли меня способ передвижения – абсолютно всем, как говаривала матушка этого мажонка недоученного, насрать. Я вам что, просто груз какой-то?
     - Там так не воняет! – сказал Коля, и ребенок этот, который Эрраде, сразу повелся. Дурачок! Нет, чтобы уточнить – а как там воняет, если не ТАК? Он мог хотя бы чуть-чуть умишком своим недоразвитым шевельнуть и прикинуть, что у меня обоняние сейчас в тысячу, нет, в миллион раз лучше, чем у него? Мог ведь! Но не стал. Ох, я ему устрою, когда мы домой вернемся. Ой, он у меня получит по самое не балуйся! А если и не у меня, то я папе его пожалуюсь. И пусть Терин сделает с ним что-нибудь нехорошее. Вот. 
     Чем здесь только не пахнет! И химией какой-то, и едой, и людьми. Немытыми. Фу! Я в сумке сижу, только нос наружу высунула, ну и глаз один. Не доверяю я мажонку, не доверяю! Если сама все не проконтролирую, опять что-нибудь учудит.
     - Не волнуйтесь, принцесса, - спокойно проговаривает Василий, - все пока в порядке.
     - Как же, - ворчу я, - в порядке. Затолкали нас неведомо куда. Людей вокруг куча, и все… все…
     - Неблагородные? – с усмешкой в голосе вопрошает кот.
     - Да! Такие! – отвечаю я, может быть, излишне резко.
     И что с того? У меня другой был круг общения с детства. Рядом со мной люди не позволяли себе снимать обувь (мамочки!) и вообще, ходить, неизвестно в чем! И не обращать на меня внимания они тоже себе не позволяли! Лин, выпусти меня, наконец, глупый мальчишка!

Глава 19

Лин

     Поезд тронулся… да, Николай именно так про это событие сказал: «когда поезд тронется».  Итак, когда эта махина, эта куча прицепленных друг к другу коробок, с шипением, грохотом и еще какими-то непередаваемыми звуками сдвинулась с места, я готов был тоже тронуться. Умом! Вагон покачивался, стук прекращаться и не думал. То есть вот эти вот дивные звуки я буду вынужден слушать до конца поездки? Полный восторг!
     А вот и соседи мои. Суетливая старушка с сумкой на колесиках, которая тут же принялась метаться и устраиваться на верхней полке. Хорошо, что не на той, которая надо мной. Хотя, когда я увидел здоровенного мужика, которому предстояло занять место над моей головой, я пожалел что это не старушка. А вот как полка не выдержит, и свалятся эти сто кило счастья на меня? Я конечно живучий, но все же не хотелось бы. Нижняя полка напротив меня пока пустовала.
     Пришла проводница эта с розовыми волосами, проверила у нас билеты и документы, пококетничала со мной, потом с соседом моим с верхней полки тоже пококетничала и выдала нам белье, завернутое в прозрачный материал. Я уже знаю, это целлофан называется, в таких вот пакетиках, только маленьких, Коля нам семечки приносил.
     Белье я взял. Не хотелось разочаровывать это исключительно милое создание – проводницу, и признаваться, что подвиг с расстиланием постели и сном я вряд ли совершу, потому что от всего происходящего у меня ассоциации с ночлежкой бесплатной, знаете ли! Бывал я в такой однажды, с родителями вместе. Типа благотворительная поездка правителей по княжеству. В том числе и во всякие заведения такого рода заглядывали.
     Сижу я, значит, как дурак на полке этой, на потертом матрасе, подушку за спину себе сунул, чтобы удобнее было. Сумку  на пол поставил, зверушки мои оттуда давно уже выбрались и во всю веселятся. Василий Иоханне уши вылизывает, она мурлычет. Хорошо им заразам! А мне вот что-то как-то не совсем хорошо было. Я пытался в окно смотреть на проносящиеся мимо виды. Скорость у этого поезда приличная, быстрее, чем на машине и воняет поменьше. Химией всякой поменьше воняет, а вот людьми воняет и даже очень. Ну, сами представьте себе – коробка эта с множеством отсеков без дверей, в каждом отсеке по четыре полки и почти на каждой полке по человеку. И это не считая боковых, которые вообще не понятно каким садистом были придуманы. Ведь на них и не посидишь спокойно – каждый проходящий будет об вытянутые ноги спотыкаться. Можно считать мне повезло, что моя полка не боковая. И не верхняя. Потому что на верхней тоже не посидишь, она почти под самым потолком, там только лежать можно. Одним словом, в вагоне куча людей получается и все их запахи между собой смешались – духи, одеколон и прочий разный парфюм, плюс пот, перегар, еда, табак и даже не знаю что еще. Я вот все это чувствовал, и мне не очень приятно было, а Иоханна с Василием ничего. Спокойно реагируют. Или назло мне делает вид, что хорошо им? Интересно, они слышат, как скрипит полка над нами? А мужик этот еще как нарочно, вертится там, устраивается типа поудобнее. Это ладно, но потом он захрапел! Ну, растудыть его в тудыть! Я ненавижу поезда! И храп. Хоть и сам иногда храплю, как говорят некоторые мои подружки.
     - Сынок, ты постельку-то стелить будешь?
     До меня не сразу дошло, что бабуля ко мне обращается. Что ей от меня надо? Какое ее дело, буду я или не буду? Я на всякий случай ответил, что буду. Попозже. Вот отдохну и буду.
     Старушка разочарованно покачала головой и принялась устраиваться на своей полке. Бодрая такая бабуля. Я аж засмотрелся, как она резво закинула наверх матрас и подушку, постелила белье, потом достала из чемодана плед и соорудила что-то вроде ширмы. Вот для чего она ко мне приставала, наверно, хотела мое белье туда же – на ширму эту пустить. От меня, что ли прикрыться решила, прелестница? Да наверно от меня, потому что прежде чем задвинуть эту импровизированную штору, она мне строго так пальчиком погрозила.
     Иоханна, которая это дело тоже наблюдала, ехидно захихикала.
     - Ты бы хоть молчала, кошка драная, - проворчал я и уставился в окно.
     Скоро мне это даже нравится начало. Размеренный стук (даже думать не хочу, что там такое стучит), пейзаж, быстро мелькающий за окном. Так и уснуть можно. Вот еще немножко и я даже перестану опасаться, что полка верхняя на меня свалится, и лягу спать. Лечь я, конечно же, не лег, но уснул. Прямо вот так – сидя задремал, а потом незаметно для себя погрузился в глубокий сон.
     Проснулся от сильного толчка и чуть не приземлился лицом на столик между полками под окном, возле которого я заснул. До меня не сразу дошло, что поезд остановился. Мы что уже приехали? За окном сумерки. Это что уже утро следующего дня? Неужели наше «веселое» путешествие окончено?
     Оказалось, что нет. Это все еще вечер того же дня и у поезда просто остановка с целью подобрать пассажиров.
     Полку, расположенную под старушкой, заняла девушка, ей помог устроиться… ну наверно ее муж. Он все ворчал, что места им дурацкие достались, она вот в этом отсеке, а он в следующем. Расставив ее чемоданы, он бросил на меня зверский взгляд и удалился. А на меня-то что смотреть? Не нужна мне его девушка, заморенная и усталая, как будто он на ней с утра до ночи ездит. Причем в прямом смысле этого слова, а не в переносном. Я бы мог подумать, что это служанка его, но учитывая, что богатые господа в плацкарте не ездят, служанка этому дядьке не по карману.
     Девушка застелила постель, и я думал, что сейчас она уляжется спать. Но нет, она начала доставать свертки из сумок. От них едой пахло. А я, между прочим, голодный! И Коля не догадался подсказать, что-нибудь из еды с собой взять. Если эта дева сейчас тут кушать начнет, я, пожалуй, не выдержу и… куда-нибудь удалюсь, потому что попрошайничать в мои планы не входит. К счастью дева кушать не стала, поспешила со своими свертками к драгоценному своему, который с грохотом за тонкой перегородкой обустраивался.
     - Сашенька, зайчик мой, я покушать принесла.
     Да уж. Зайчик. С ума сойти! Иоханна поставила передние лапы мне на плечо и тихо мяукнула:
     - В сумке семечки. Давай хоть ими перекусим что ли.
     Я вспомнил, чем закончился подобный перекус в прошлый раз и решил:
     - Нет, перекусывать потом будем.
     Иоханна насмешливо зафыркала. Ну да, понятно, догадалась принцесса моя недобитая, почему я тогда в душ помчался как ошпаренный. Кто бы сомневался в ее догадливости?
     - Не вижу ничего смешного.
     - Лин, тебе тут проводница глазки строила, я видела. Может быть, познакомишься с ней поближе?
     Я даже отвечать не стал на такое идиотское предложение. За кого она меня принимает? Я себя не на помойке нашел, чтобы с такой монстрой связываться. Даже если бы у нее волосы не розовые были, а более человеческого цвета, все равно увольте!
     Из-за перегородки доносился убийственный аромат курицы и еще чего-то вкусного. Это дева усталая своего «зайчика» кормила. Что б им пусто было!
     - Лин! – прошипела Иоханна, - ты не мог бы семечек этих несчастных для меня очистить и положить их куда-нибудь… ну вот хотя бы на паспорт этот твой, а?
     - Догадливая ты моя! – буркнул я и полез в сумку за семечками.
     Вот за таким занятием и застала нас вернувшаяся супруга «зайчика». Я чистил семечки и складывал их на «паспорт» перед Иоханной. Василий в поедании семечек не участвовал, он волшебный кот и может не есть сколько угодно… ну во всяком случае сутки-другие без еды точно может обойтись. Не то, что блонда эта прожорливая! И как это она еще до отъезда не вспомнила, что  надо еды прихватить… зря не вспомнила. Я бы тоже не отказался что-нибудь съесть.
     - Ой, какие у вас кошечки симпатичные! – воскликнула девушка. – А что же Вы ее семечками кормите? Может быть курочку? У меня тут осталось.
     Иоханна, зараза такая, быстро сориентировалась, издала жалобное «мяу» и перемахнула в один прыжок к девушке на полку.
     - Извините ее, она еще молодая, невоспитанная. Когда дело еды касается, последний ум утрачивает.
     Иоханна бросила на меня мрачный взгляд, а девушка и вовсе не слушала, все присюсюкивала и пихала «милой кошечке» куски курицы, которые кошечка глотала, практически не жуя. И это называется воспитанная принцесса!
     - А второй наверно тоже кушать хочет? – опомнилась девушка и одарила Ваську нежным взглядом.
     - Василий, ты хочешь? – мрачно буркнул я.
     Василий, надо полагать из солидарности со мной, равнодушно отвернулся и сделал вид, что спать ему хочется больше, чем есть. Ну, хоть кто-то меня поддерживает! А девица эта, между прочим, могла бы и мне предложить, раз такая щедрая. Но она не додумалась…а может быть не успела, потому что проход в наш отсек загородило мрачное тело ее супруга. Он бдительным взором окинул происходящее, убедился, что я как сидел на своем месте, так и сижу, буркнул «смотрите тут у меня!» и удалился. Девушка бросила на меня извиняющий взгляд и больше со мной не разговаривала. А вот с Иоханной насюсюкалась от всей души. И накормила ее также… от всей души.
     А я так и уснул – голодный и на весь этот чужой мир обозленный. Но ненадолго.
     - Люська!
     Я от этого вопля подскочил на месте и тихо выругался, приложившись головой о верхнюю полку, на которой благополучно дрыхло сто кило счастья.
     Дева усталая тут же подорвалась на зов.
     - Иду, Сашенька.
     - Да на хрен ты сама идешь-то? Тут и без тебя тесно. Пожрать, что там осталось тащи, на закусь нам.
     Одним словом, муженек ее решил со своими соседями за знакомство выпить. Люська, эта бедная, утомленная жизнью и мужем, дева, засуетилась, доставая свертки и пакеты, и чуть ли не бегом оттаскивая все это своему «зайчику».
     - Бедная тетка, - пробурчал я и закрыл глаза, решив попробовать опять задремать.
     - Эй, пацан, пить будешь?
     Приглашение сопровождалось ударом в тонкую перегородку, которая от такого обращения завибрировала так, что у меня зубы щелкнули, а храп над моей головой аж на целых три секунды прекратился.
     - Нет, спасибо, не буду.
     - Спасибо не буду! – передразнил меня этот «зайчик» недобитый, - тебе, что интереснее там с Люськой моей перемигиваться? Давай-ка, сюда иди, будь мужиком, выпей!
     Ну что за странные понятия в этом мире? Почему, чтобы доказать, что я мужчина, мне надо обязательно выпить? Глупость какая-то!
     - И закусишь заодно, - подсказала Иоханна.
     А у блонды моей иногда в голове гениальные мысли появляются! И я пошел. Пить особо не стану, а вот закушу по полной программе.

Ханна

     Лин ушел за перегородку. Мы с Василием остались практически в одиночестве. Ну, если не считать, конечно, странную девушку Люську, глядящую на нас с умилением, старушку за занавеской, молодого парня, спящего на верхней боковой полке, и задумчивого старичка, сидящего на полке под парнем и медленно поедающего вареные яйца. Одно за другим. Но они нам не мешают совершенно!
     - Вась, - говорю я ласково, - ты бы покушал что-нибудь. Ты же один у нас голодным останешься!
     - Я сыт любовью, - вздыхает Василий.
     - Вась, не нужно, - шепчу я, двигаясь к нему ближе.
     - Я не в силах молчать о своих чувствах, - мурлычет в ответ кот и одаривает меня страстным взглядом зеленых глаз. А глаза у него, как у Терина Эрраде - такие же красивые.
     - Васенька, - говорю, - так не пойдет. Хочешь, я у дедушки напротив выпрошу для тебя кусочек яйца?
     Василий оценивающе разглядывает дедка.
     - Не даст, - заявляет кот, - не унижайтесь, принцесса.
     - Почему ты так уверен?
     - Я достаточно пожил на этом свете. Я знаю людей.
     - Не может быть, чтобы он был таким жадным! - восклицаю я.
     Василий хитро улыбается и прижимает уши.
     - Хотите фокус, Иоханна?
     - Конечно!
     - Смотрите.
     Кот некоторое время пристально разглядывает старичка, который как раз подносит ко рту третье уже по счету яйцо. Рука у пассажира дергается, пальцы разжимаются, и пища летит на пол. Василий как бы нехотя встает, потягивается.
     Старичок воровато оглядывается, поднимает еду с пола, обтирает ее наскоро бумажкой и вновь тянет яйцо ко рту.
     - Во как! - говорит Василий, брякаясь на попу, - ну ладно!
     Старичок под выразительным взглядом магического животного вновь роняет яйцо на пол, и уже там, по какой-то странной траектории, оно залетает под полку.
     Пассажир вздыхает, наклоняется, снова вздыхает, но лезть под сидение не решается.
     - Это не гигиенично, - морщится кот, - но сами понимаете, мало ли когда еще я смогу подкрепиться. Я оставлю Вас ненадолго, принцесса.
     После чего Василий скрывается в темноте под полкой.
     - Это телекинез! - потрясенно произношу я, когда перекусивший кот уже лежит рядом и вылизывает лапу.
     - К сожалению, - мурлычет Василий, - мои силы не так велики, как у магов. Во всяком случае, в перемещении предметов. Но вот так, немножко… Я могу…
     И вновь смотрит на меня ласково и пристально. Ах, отчего я не кошка и в самом деле?
     Тут поезд резко встряхивает, и я буквально падаю в объятия Василия.
     - Ох, любовь моя, - шепчет он, - хотя бы полежите рядом.
     А что? В конце концов, что тут неприличного? Я - девушка. А он – кот! Почему бы нам и не прижаться друг к другу?   

Лин

     Пришел сел, познакомился с «зайчиком» Сашей и его соседями-собутыльниками. Один оказался тезкой Василия нашего, то есть тоже Вася, а второго Жориком звали. Он мне так и представился – Жорик. Хотя в его то годы, какой он мне Жорик? Он же мне в отцы годится! Но я спорить не стал. Жорик так Жорик. Сам я Сергеем представился, как в паспорте у меня написано. А то кто их знает, иномирцев этих, вдруг проверить захотят?
     При ближайшем знакомстве «зайчик» этот, то есть Саша, оказался не таким уж и плохим, но то, как он обращался со своей женой, было для меня странно. Впрочем, Василия с Жориком такое поведение не возмущало и не удивляло. Значит здесь это в порядке вещей.
     Выпили по первой, закусили. То есть мужики что-то там с тарелок клюнули и разговор завели, а я закусывал, как и собирался – по полной программе.
     - Кого-то ты мне, парень, напоминаешь, - вдруг заявил Жорик.
     - Вряд ли мы когда-нибудь встречались, - возразил я, очень надеясь, что его не было в тот вечер в клубе, и он меня не по выступлению помнит.
     - Да ты же Дуська вылитая!
     - Кто Дуська? Я Дуська? – очень натурально возмутился я, хотя понял прекрасно, что Жорик мое сходство с мамой заметил.
     - Я хотел сказать, ты мне напоминаешь подружку мою давнюю, Дусю, - объяснил Жорик, - у нее вот такие же глаза разноцветные были и шевелюра такая же… то ли рыжая, то ли каштановая. Может быть родственник?
     - Нет, ошибся ты. Нет у меня родственниц по имени Дуся, - соврал я, а сам в тарелку уткнулся и разве что не похрюкивал. Так вот ты какой - Жорик, законный хозяин тапка 45 размера, который по стечению обстоятельств стал матушкиным магическим предметом и украсился брюликами стоимостью в пол небольшого королевства типа Муриции.
     - Хорошая была девка, Дуська эта, - ударился Жорик в воспоминания. - Пропала без вести. Менты же на меня повесить это хотели, все-таки бывший сожитель и разошлись мы с ней как раз перед ее исчезновением. Еле отвертелся. И все-таки, Сережа, ты с ней родня… только, наверно, дальняя, поэтому и не знаешь ты про нее. Да и давно дело было, больше двадцати лет назад.
     - Может быть и родственница, - не стал возражать я, - но только мне ни про какую Дусю не известно.
     Тут Саша, мудрый заяц, отвлек Жорика от воспоминаний, разлив еще по одной и больше Жорик к этой теме не возвращался. Все-таки, какое счастье, что мать в наш мир попала, а то был бы я сейчас сыном какого-нибудь Жорика, типа этого неряшливого господина, который пьет, как конь и не закусывает.  И табаком от него воняет почище, чем от гнома какого-нибудь.
     - А ты на выставку, что ли, едешь? – после очередной рюмки поинтересовался Саша.
     Какая такая выставка? Я вцепился зубами в кусок мяса и невнятно промычал что-то, что можно было приять за какой угодно ответ.
     - На выставку значит, - подвел итог Саша. – Вот развелось кошатников! И много бабок на этом деле срубить можно?
     - Что?
     Так, кажется, я влип. Вот что ответить-то? При чем тут кошатники, каких бабок я должен зарубить и, главное, зачем? Это что такая иномирская забава – на какой-то выставке рубить старушек и чем больше, тем лучше? Может быть и эта, старушка моя за ширмой которая, на выставку едет, чтобы быть с почестями зарубленной… хм… кошатником?
     - На продаже котят много зарабатываешь? - подсказал Жорик. Спаситель ты мой, привет тебе от мамы, что ли передать?
     - Кошаки твои какой породы? – поинтересовался Саша. - Британцы наверно? Они в моде сейчас. Вот Люська моя все ноет, котеночка британского хочет.
     - Нет, мои не британцы, - мне смешно стало, то ли от водки, то ли от того, что я представил себе котят Иоханны и Василия. – Мои зулкибарской породы.
     - Да? Никогда о такой не слышал… да и хрен с ним, я в этом все равно ничего не понимаю… Люська, слышь, ты про зулкибарских кошек когда-нибудь слыхала?
     Люська почти мгновенно возникла в проходе и отрапортовала:
     - Впервые слышу, Сашенька.
     Нет, ну как можно быть такой размазней? Мож у нее в голове извилина, отвечающая за самолюбие и достоинство, не под тем углом повернута? Ну, я и повернул ей ту извилину в нужном, по моему мнению, направлении. Дурак пьяный!
     - И вообще, спать уже пора, жлобяра ты запойный! Нам завтра на первой станции сходить, а ты водку жрешь! Быстро все со стола убрал и спать!
     Саша обалдело уставился на претерпевшую разительные перемены супругу. Вот если он ей сейчас врежет, я же буду виноват! Маг недоделанный, и кто меня просил вмешиваться? Однако Саша повел себя неожиданно.
     - Люсь, ну ты это… не ругайся. Я сейчас. Все, уже закругляюсь. Вот еще по одной и на боковую.
     - Хватит с тебя на сегодня!
     Люся решительно шагнула вперед, схватила со стола бутылку и, зловеще улыбаясь, поведала:
     - Может быть, утром похмелиться дам. А может быть сама сейчас выпью. Весь сон мне перебил, козлище! Кошки зулкибарские! Чего только спьяну не выдумаешь! Все, спать! Остальных это тоже касается! Развели тут, я не знаю что! Сами не спят и другим не дают! Мальчик, как там тебя, иди на свою полку. Еще молоко на губах не обсохло, а туда же – водку с мужиками жрать! Кошек бросил. Даже не позаботился еды какой-нибудь для них в дорогу взять!
     Да, разбушевалась Люся. И, кажется Саша не против, вон какой послушный сразу стал. Пока она еще чего-нибудь «приятного»  мне не сказала, я поспешил покинуть теплую компанию.


Рецензии
"Я сыт любовью" +1
Без того накала неадекватности, который несет в себе Дуся, Зулкибар какой-то не Зулкибар. Вот чем мне не нравились первые главы. И эта, в принципе, тоже.
Ну а ещё она мне не понравилась вашим толкиновским отвращениям к технике. Но это и понятно. Я же фантаст-дилетант, для меня технология - это второй господь.
А ещё показалась недостоверной проверка паспортов. Они ж не по льготам ехали. Странно все это. Может, намек на тоталитарный режим будущего?.. :)
С другой стороны, возможность перевозить животных в поезде - это совсем уж выбило меня из колеи. Что за страна у Вас такая? :)
А в целом понравилось.

Гуйван Богдан   18.09.2011 13:05     Заявить о нарушении
Богдан, Вы не поверите))) Но было дело ехала я как-то в плацкарте Екатеринбург-Питер, так там со мной рядом дама кошечку везла, и паспорта с билетами проводница проверяла) Мож я в какой-то волшебный поезд попала?))))

Алк-Консильери   19.09.2011 02:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.