Отцы и деды. Глава 26

Глава 26

Вальдор

     - Это правда! - вдруг восклицает моя придворная волшебница, про которую я, надо признаться, уже и забыл.
     Она откашливается и с помощью вездесущего Каро Зампинуса поднимается с пола.
     - Я… мне трудно говорить.
     - Я сам скажу, - заявляет мой начальник тайного сыска, - мы уверены в том, что нападения на Его величество организовал князь Эрраде.
     Терин опускает руку и потрясенно вглядывается в лицо начальника сыска.
     - Я сделал что? - спрашивает князь.
     Но Каро не так уж просто смутить.
     - Именно Вы отправили Мерлина в иной мир без его магического предмета. Вы привели в наш мир Таурисара. Вы управляли им с помощью Мадлоны…
     - Ничего он мной не управлял! - верещит Таурисар.
     - Вы, - продолжает Каро Зампинус, - организовали нападения Козюлиуса на короля.
     Они что? Серьезно? Но как?! Зачем?
     Терин качает головой и тихо проговаривает.
     - Я не делал этого.
     - Терин! - побледнев, восклицает Дуся, - это, действительно, ты?!
     - Сейчас я на него Сферу Правды повещу, - зловеще усмехаясь, произносит Мерлин.
     - Не надо сферу, - устало отмахивается Терин, - я сам все расскажу.
     Подождите, что значит - сам расскажет? О чем? Неужели я в нем ошибался? Не может же такого быть, чтобы мой старый друг решил зачем-то меня убить. Я не понимаю. Я поднимаю с пола кресло и сажусь в него, не в силах что-либо произнести. Смотрю на Терина. Он на меня. И взгляд у него при этом виноватый. Не как обычно, мол, не дергайся, я все объясню. А такой… что… как бы простите меня, это я сделал.

Ханна

     У отца такое несчастное лицо. Будто он и в самом деле готов поверить в то, что Терин во всем виноват. Да не может такого быть! Это просто глупости! Я обвожу взглядом присутствующих - у каждого на лице написано непонимание в той или иной степени. И только у старого чудака Мерлина физиономия выглядит хитрой, да у Таурисара, несмотря на то, что лежит он ну в очень уж неудобной позе, на морде торжество написано. Отчего бы это?
     - Что, золотая четверка, съели? - радостно восклицает Таурисар, и никто даже не делает попыток заткнуть ему рот.  Все дружно разглядывают князя.
     - Я не знаю, с чего начать, - наконец, признается тот, опуская глаза.
     Все молчат.
     - Хорошо, - вздыхает старший Эрраде, - мое княжество очень мало.
     - Нормальное княжество! - обиженно восклицает Дульсинея.
     - Дусь, - вдруг усмехается Терин, - ты прости меня, конечно, я, действительно, тебя люблю. Но вот некоторые твои родичи…
     - Это ты на кого намекаешь? - кричит Мерлин-старший, насупив брови.
     На лице князя появляется кривая усмешка.
     - Да я не намекаю, я прямо говорю. В качестве моего родственника, да и Главы Совета Вы, уважаемый, просто невыносимы. И не говорите мне, что я не предлагал Вам уйти на покой! Неоднократно!
     - Глупости! - верещит Мерлин-старший и топает ногой. По животу Таурисара, отчего тот только сдавленно охает.
     - Я предлагал Вам уйти добровольно. Я Вас умолял. Даже тогда, когда с моей помощью Вы отправились погостить в Дусин мир, я приходил поговорить. Но Вы были настолько пьяны, что разговор, знаете ли, не получился! Вместо того, чтобы выслушать меня, Вы бросились зачем-то лобызаться с насекомым, затем полезли открывать портал… Я еще сомневался, но Вы сами, сами подтолкнули меня к тому, что я сделал!
     - Пап, - робко спрашивает Лин, - а попытка женить меня тоже входила в твой план?
     - Сын, сейчас не время говорить об этом.
     Очень любопытно, почему не время-то? Я тоже хочу знать, чего ради нас с Лином решили сочетать законным браком. 
     - Просто офигеть, Терин… - тихо произносит Дульсинея.
     Но князь раздраженно взмахивает рукой. Просто так взмахивает. Без колдовства.
     - Дай я дорасскажу, раз уж начал. Таурисара нашел Василий. Давно уже. А я нашел Мадлону. Вернее, она меня. Ходила следом и ныла, мол верни мне мою брошку и все тут. Тогда я и пообещал это ей. За услугу. Мне нужен был Таурисар для того, чтобы свалить на кого-то исчезновение Мерлина.
     - Ты хотел меня убить, поганец?! - грозно вопрошает Мерлин-старший.
     - Жаль, что я этого не сделал, - холодно парирует Терин.
     Мерлин-старший взмахивает башмаком, князь делает защитный жест. И снова ничего не происходит.
     - Если вы желаете поубивать друг друга, - тихо говорит Дуся, крепко сжимая пальцами украшенный бриллиантами тапок, - я, в общем-то, не возражаю. Только сначала мой любимый и драгоценный муж расскажет все до конца. А мой дедушка заткнется и молча все дослушает.
     Смотрю на Лина - бедняга бледен аж до синевы. Ну конечно, узнать, что два любимых тобою человека тихо друг друга ненавидят - это то еще удовольствие. Хотя, почему друг друга? Это ведь князь все затеял.
     - Папа… - растерянно произносит Лин, - неужели нельзя было иначе? И причем здесь размеры княжества? И моя свадьба? Отец?
     - Нельзя! - раздраженно бросает Терин, - причем здесь размеры! Мне мало места. Мне не с чем экспериментировать! А женить тебя следовало, потому что ты был слишком подвержен влиянию деда. Так хоть какая-то возможность увести тебя в сторону.
     - Но отец!
     - Терин! - это уже Дульсинея. - Тебе не кажется, что манипулировать сыном - это слишком?!
     - Ты сама меня поддержала! Я им не манипулировал!
     - Терин! - это уже король вмешивается, - так ты и меня использовал? Использовал, а потом решил прикончить?!
     - Я не нападал на тебя!
     - Но кто?
     - Я не знаю! Я могу только предположить, что это был Козюлиус. По собственной инициативе.
     Вальдор некоторое время разглядывает своего друга, а потом тихо произносит:
     - Я тебе не верю!
     - Ну и не верь! - зло бросает Эрраде-старший. - Если я внушаю недоверие, какой мне вообще смысл что-то рассказывать?! Пусть каждый остается при своем мнении. Я закончил. Можете делать со мной все, что хотите.
     И застывает в позе оскорбленного достоинства.
     - А давайте вы, как в старые добрые времена, будете говорить всё, как есть! - жизнерадостно предлагает Мерлин и бросает на нас Сферу Правды. Но, поскольку нетрезв, промахивается, и в итоге правду говорим только мы четверо - я, мой отец, Лин и Дуся...

******

     Иоханна Зулкибарская замолчала и бросила на Мерлина полный упрека взор.
     - Нельзя же так, без предупреждения.
     - Дык предупреждаю! – заявил Мерлин и, взмахнув своим магическим ботинком, убрал Сферу Правды. – Ну что, Терин, повезло тебе, промахнулся дедушка.
     - Не совсем, - возразил Терин и вынул левую руку из перевязи. – Только Вы, господин Глава Совета, можете так качественно промахиваться.
     - Что лягушонок, лапку я тебе вылечил? Ну, так скажи дедушке спасибо, а то обратно поломаю.
     - Старый дурак, - тихо буркнул Терин. Так тихо, что его никто не услышал. В том числе и Мерлин, который продолжал радостно вещать:
     - Всей правды мы не узнали, зато историю интересную послушали, расслабились. Будем считать, что это была рекламная пауза, как друг мой Степка говорит. А теперь Терин предлагаю тебе выбор – либо ты сам рассказываешь, либо я на тебя одного Сферу Правды вешаю, и ты показываешь нам душевный стриптиз.
     - Дед! – с упреком воскликнула Дульсинея и повернулась к Терину, - ну что, любовь моя, объяснишься, может быть, что это такое на тебя нашло и что тобой двигало? Ладно, меня не пожалел, деда моего угробить хотел, на Вальдора покушался, так хоть о сыне бы подумал! Говнюк ты и больше никто!
     - Я, Дульсинея, ничего объяснять не буду, тем более что некоторые все равно мне не поверят, - Терин покосился на Вальдора, а потом перевел взгляд на Мерлина. - А Вы, господин Глава Совета, не трудитесь, на мне защита от Вашей хваленой Сферы последние двадцать два года стоит, потому что, как Вы выразились – душевным стриптизом, я по Вашей пьяной прихоти заниматься не намерен ни сейчас, ни когда-либо еще.
     - Да я тебя… ты задница волшебная, мало того, что дел натворил, так теперь еще и выеживаешься! Да я с тобой такое сделаю, до конца жизни не очухаешься!
     Это было самое приличное из того, что Дульсинея сказала Терину. Король Вальдор выразился более изысканно, чем она, но назвать его речь любезной во всех отношениях было  невозможно. Королева Аннет тихо плакала, аккуратно вытирая слезы кружевным платочком. Одним словом публика была недовольна тем, что чернокнижник решительно не желал выдавать всех своих секретов, один только Мерлин посмеивался, явно наслаждаясь происходящим.
     - Что ж тебе, жопа ты волшебная, спокойно не сидится? Интриган доморощенный! – расстроено закончила Дульсинея свою нецензурную речь.
     - Опять решил поиграться – на трон зулкибарский залезть? Мало прошлого раза было? – холодно спросил Вальдор. – Так можем повторить, если желаешь. Только на этот раз не будет доброго меня и глупой Дуськи, будут только переломанные руки и темница. Ты этого хочешь?
     Иоханна, которая все это время задумчиво молчала, после слов отца встрепенулась, ножкой топнула и сказала слова, после которых в зале воцарилась мертвая тишина.
     - Вы все его недостойны. А я его люблю!
     Королева Аннет испуганно вскрикнула и потеряла сознание. Король за меч схватился, с намерением в очередной раз совершить попытку убить Терина. Лин вытаращился на принцессу квадратными глазами, в которых явно читался вопрос – блонда сошла с ума? Потом взгляд княжича переметнулся на мать. И опять вопрос – что теперь будет? Всем тапком по морде и мандоса трындец?
     - Поздравляю, Терин! – радостно воскликнула Дульсинея и послала удивленной публике придурковатую улыбку. Однако при этом она многозначительно помахивала тапком, явно намекая на то, что первый, кто посмеет сделать резкое движение в направлении ее супруга, получит по самое не могу.
     - Ты же всегда мечтал королем быть, - продолжала она, - особенно королем Зулкибара. Вот тебе замечательный шанс представился – женись на Иоханне, убей Вальдора и Аннет, а заодно, чтобы уж наверняка, и Брианну с Пардоком прикончи.
     - Дульсинея, Ваше предположение, что я могу убить Вальдора с супругой и Брианну с малолетним ребенком, оскорбительно.
     - Ничего, переживешь, - заверила княгиня и легко подкорректировала, - просто женись на Иоханне и жди, когда Валь с Аннет самоликвидируются естественным путем. Потом королем будешь. Пардок ведь не претендует, да Бри?
     - Не претендует, - серьезно отвечала Брианна.
     - Вот и отлично! Поздравляю, Терин, сбылась мечта идиота!
     - Дульсинея, что Вы…
     - А мы ничего! – перебила Дуся. - Можешь не волноваться, мы с Лином тебе мешать не будем. В мой мир жить уйдем. Найду Жорика, ведь, оказывается, скучает по мне человек до сих пор. Будет мне новый муж, а Лину отец.
     От такого заявления у Лина на лице отразился неподдельный ужас. Что касается чувств отразившихся на лице Терина, то можно сказать, что более выразительным лицо чернокнижника не было еще ни разу в жизни.
     - Ты с ума сошла! – рявкнул он. – Какой нахрен Жорик? Какая Иоханна? Как тебе вообще в голову мысль пришла, что я это ради короны затеял?
     - В кои-то веки на человека похож, - довольно прокомментировала Дульсинея и, невинно хлопая ресницами, полюбопытствовала, - а ради чего же ты, дорогой мой, все это затеял, если не ради зулкибарской короны?
     - И Вы, Дульсинея, поверили этому мальчишке сыщику? – в глазах Терина загорелся зеленый огонь. - Думаете, что я на Вальдора покушался? Ради короны его? В таком случае Вы, дорогая супруга, дура!
     - Хоть что-то умное сказал, - вставил Вальдор и, наконец, убрал руку с оружия.
     - Убью! – пригрозила ему Дуся и подбодрила мужа сладкой улыбочкой, - давай, Теринчик, ври дальше. Скажи еще, что тебе просто скучно стало и поэтому ты деда в иной мир заслал, Таурисара вернул и покушение на Валя организовал.
     - Не покушался я на этого мыша недобитого! – заорал Терин, теряя остатки терпения. - Я деда твоего с должности Главы убрать хотел, потому что достал он уже всех, дурак пьяный! А ты… Дуся, как ты могла подумать, что я мог ради трона к Вальдору убийц подсылать? Да еще таких… хм… неопытных? И чем я заслужил твои подозрения в том, что готов бросить тебя и нашего сына, ради другой… пусть даже и принцессы? Кстати, Мерлин-младший, нам еще предстоит разговор о Вашей скверной привычке, не подумав, бросаться превращающими заклинаниями.
     - Да-да, заодно поговори с ним о том, как надо принцесс охмурять. Эту он явно упустил, - ввернул Вальдор, не скрывая довольной усмешки.
     Старания Дульсинеи не прошли даром – она вывела-таки мужа на эмоции, вследствие чего зулкибарский король убедился в том, что было для него важно – Терин на его жизнь не покушался. А интриги с высокими постами в магическом сообществе его никоим образом не волнуют. На этот счет с Терином пусть вот Дуся и Мерлин разбираются.
     - Дочь моя, - обратился Вальдор к Иоханне, -  теперь самое время признаться, что ты пошутила.
     - Это была не шутка, - с достоинством ответила Иоханна.
     - Убью юную идиотку! – пробормотала себе под нос Дуся, но ее никто не услышал.
     - После твоего намека на дела двадцатидвухлетней давности, отец, я испугалась, что ты сгоряча сделаешь то, о чем потом пожалеешь, и намеренно сделала такое шокирующее заявление, чтобы отвлечь внимание на себя, - объяснила Иоханна и окинула присутствующих гордым взглядом.
     - Ну не считая того, что после твоего заявления Валь чуть с мечом на Терина не набросился, то ты у нас конечно большая умница! – ехидно похвалила Дуся.
     Все сочли разумным сделать вид, что верят и восхищены мудростью и находчивостью принцессы. Только Мерлин немного портил картину, ядовито похихикивая.
     - Принцесса, примите мою благодарность за попытку помочь, а так же позвольте принести извинения за своего сына.
     Иоханна очаровательно порозовела, когда Терин галантно приложился губами к ее ручке, и пролепетала, что благодарности такая мелочь не заслуживает, а Лина она давно простила и претензий не имеет.
     - Теринчик, любовь моя, – проворковала княгиня Эрраде, - а не отправится ли нам домой? По тебе там мешок звездюлей плачет.
     - Да-да, - тут же вставил король, - только ты не усердствуй особо. А то нам всем в этом процессе поучаствовать хочется.
     Аннет одарила мужа задумчивым взглядом.
     - Ты назвал меня курицей, - медленно проговорила она.
     Вальдор закатил глаза:
     - Начинается! А твоя дочь подглядывала за обнаженным мужчиной!
     Принцесса немедленно опустила взгляд и залилась краской.
     - А этот ваш мужчина тоже…
     - Пап, мам, пошли домой, а? – быстро проговорил Лин, и, не дожидаясь реакции родителей, сам их переместил в Эрраде.
     - Что тоже? – спросила Аннет.
     - Ничего, - пробурчала Иоханна.
     - Значит, - задумчиво изучая дочь, проговорил Вальдор, - несмотря на то, что мы сейчас все услышали, жениться вы не хотите.
     Принцесса энергично замотала головой.
     - Он мне друг, - заявила она, - и только.
     - Ну и хорошо! – радостно заявил король, - значит, тебе совершенно ничего не мешает с завтрашнего дня приступить к своим обязанностям заведующей канцелярией.
     - Папа!
     - А будешь упрямиться, я у Таурисара узнаю его новомодное заклинание. Да, Мерлин?
     Старый волшебник, который успел уже прикорнуть, сидя на том самом Таурисаре, резко поднял голову.
     - Что?
     - Папа – это государственное преступление! – строго заявила принцесса.
     - Да ну! – весело воскликнул Вальдор, - и меня кто-то за это накажет?
     - Валь, - тихо позвала королева, - нам нужно поговорить. О многом. В том числе и о дочери.
     Лицо государя тут же потеряло свое радостное выражение.
     - Хорошо, - произнес он после небольшой паузы, - вот сейчас решим, что с Таурисаром делать, и поговорим.
     - А что решать? – проворчал Мерлин-старший, - у меня в аквариуме вакантное место образовалось.
     - Ну нет! – закричал Вальдор, - что бы Вы, уважаемый Глава Совета, как к Козюлиусу, спьяну целоваться к нему полезли! Ни за что!
     - Ты на что намекаешь?! – тут же встрепенулся старый маг.
     - Я не намекаю, - ехидно отозвался король, - я говорю прямо и определенно. Таурисар мой.
     - Вальдор, а Гудрид? – спросила королева, - с ним-то ты тоже не определился.
     - Хм, а это идея, - задумчиво проговорил Вальдор, - Таурисар, жить хочешь?
     - Не Вам это решать! – выкрикнул вдруг Таурисар.
     - Да ну? – удивился король.
     - Только Судьба будет…
     - Ну так я твоя судьба. Или вон Мерлин.
     - Я все еще советник! – взвизгнул Таурисар.
     - Уверен? – мрачным тоном поинтересовался Мерлин-старший.
     - Да! Пусть мою судьбу Совет решает!
     - Я вот думаю, - вдруг задумчиво произнес Мерлин, - что надо бы и в самом деле должность свою Терину передать. Ну что он, зря старался, что ли? А уж он твою судьбу порешает. Ой, как порешает. Фантазия у князя-то богатая!
     - Мерлин! – вмешался король, - а ты можешь мага этого и Гудрида моего в золотых рыбок превратить?
     - А Гудрид-то тебе чем не угодил?
     - Да есть проблемка одна.
     - Могу, а зачем?
     - Ну сделай доброе дело за бесплатно! Я с детства рыбок хотел завести. Только сейчас вспомнил.
     - Не хочу в рыбку! – прорычал Таурисар. Его мнением традиционно никто не интересовался.
     В результате недолгой, но оживленной беседы короля Зулкибара и Главы Совета чародеев Мерлина у первого появился аквариум с двумя вуалехвостами, а у второго десять литров гномьей водки.
     - Ну что, доча, - напоследок заявил веселый король, - это тебе подарок. Ухаживай за ними, корми иногда. Можешь самочек к ним подсадить. Чтобы не скучали. Или, скажем, самцов. Ну а захочешь поцеловать – пожалуйста. Помнишь, что я говорил тебе о проблемах? Разгребать будешь сама.
     - Да, папа, - растерянно произнесла принцесса.


Рецензии
Мегооткровения не случилось. Зато рыбки зачОтные. Один вопрос гложет мой моск: к чему еще две главы? Парочка замечаний:
"- Просто офигеть, Терин… - тихо произносит Дульсинея." - как эта ведроголовая дура может что-то тихо произнести? Что за несоответствие образу?
"мандоса трындец" - вот оно Эпическое Возвращение!

Гуйван Богдан   05.10.2011 19:19     Заявить о нарушении
может-может! Она не ведроголовая! Просто очень эмоциональная)))
К.

Алк-Консильери   06.10.2011 15:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.