Это БЫЛО в Бердичеве - 1941-1944

 ЭТО БЫЛО В БЕРДИЧЕВЕ.
   (1941-1944 г.г.)

"То,что есть, - было и то, что будет, - тоже было".
(Экклизиаст) .

"Историю пишут, не дописывают, переписывают
и дописывают".
     Илья Григорьевич ЭРЕНБУРГ,
( Из речи на открытии в 1965 году в Большом театре в Москве
встречи с французскими лётчиками, Героями Советского Союза,
воевавшими в годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских оккупантов
в составе авиадивизии "НОРМАНДИЯ - НЕМАН" ).

  "Люди, я любил вас.
   Будьте бдительны!"
      Юлиус ФУЧИК, "Репортаж с петлёй на шее".   


История человеческой цивилизации знает, к сожалению, бесчисленное количество случаев
искажения и прямой фальсификации в интерпретации исторических событий и фактов и вскоре
после их свершения и спустя большие промежутки времени после завершения их .

В 2001-ом году, первом году З-го тысячелетия, на Встрече премьер-министров стран, входя-щих в Лигу арабских государств, его участники приняли беспрецедентное решение об учрежде-нии специального совместного многомиллионного фонда "для финансирования, - как сказано в преамбуле этого "документа", - работ по развенчанию легенды о Холокосте европейского ев- рейства в годы второй мировой войны и надуманности цифры 6 миллионов жертв этого Холо- коста" .

Очередное поколение юдофобов, - юдофобов ХХ1-го века, - снедает жажда лавров геростра- товой славы. Им кортит переписать историю кровавого ХХ-го века, выбросив из неё сведения о Холокосте - фашистском геноциде еврейского населения оккупированных гитлеровцами Запад-ной и Восточной Европы, унесшем из жизни более, чем 6 миллионов еврейских душ, - челове- ческих душ.

В начале 2006 года, - шестого года ХХ1-го века, - Ахмадиниджад,президент Ирана,являюще- гося членом Организации Объединённых наций, вновь заявил о том, что Холокост,- геноцид европейского еврейства,- это выдумка евреев, позволившая создать им своё государство Израиль и заявил о своём намерении уничтожить это государство, -(являющееся полноправным членом ООН),- стереть Израиль с поверхности планеты Земля. Но и этого новоявленному претенденту на окончательное решение еврейского вопроса показалось мало и вот уже 10-го декабря 2006 года в Иране собирается "научная конференция" по отрицанию самого факта Холокоста европейского еврейства в годы гитлеровской оккупации стран Европы: не было-де Холокоста, а если и был, то количество жертв его,- 6 миллионов зверски загубленных душ,-цифра, выдуманная самими евреями с целью добиться от ООН мандата на создание еврейского государства в исконно арабской Палестине, земли которой никогда-де не были частью Иудей- ского государства, захваченного когортами Римской империи.

Холокост - великая беда и великий позор современной человеческой цивилизации, предав-
шей*, по сути дела, еврейский народ, чья древняя культура стала истоком этой самой человеческой цивилизации.

Меня, киевлянина, пережившего войну в эвакуации с 1941 по 1946 год в возрасте с 4 до 10 лет, видевшего кадры трофейной немецкой кинохроники, запечатлевшие зверское уничтожение
евреев оккупированного немецко-фашистскими войсками Киева в Бабьем Яру, всю жизнь поража-
ло, как могло случиться, что немцы, граждане цивилизованной страны, славной своей культурой и духовностью вдруг на поверку оказались отъявленной сволочью, - мародёрами,
насильниками и бандитами, хладнокровно убивающими людей,- подобных себе homo sapiens, - как скот.

Будучи в Германии в декабре 2005-го года я посмотрел пятисерийный телевизионный доку- ментальный фильм "ГИТЛЕРЮГЕНД" и получил ответ на мучивший меня вопрос.-

Всё очень просто.В 1933 году 10 летнего мальчика из благополучной семьи одевают в форму
штурмовика и говорят ему:" Всё, что тебе говорят родители, всё, что тебе говорят в церкви, - не имеет для тебя отныне никакого значения. Отныне для тебя важно лишь то, что говорит твой фюрер!".И в 1941 году тогдашний мальчик, а теперь уже 18-летний солдат фюре-ра хладнокровно расстреливает, травит в газовых автомашинах-душегубках или сработанным в концерне "Фарбениндустри" газом "Циклон" и складывая трупы в штабеля и ,поливая их бензином, или в газовых печах Треблинки , Освенцима сжигает тысячами себе подобных homo sapiens, которые для них уже не homo sapiens, а недочеловеки, т.е.контингент, предназна-
ченный фюрером для безжалостного уничтожения. А для солдата фюрера важно лишь то, что говорит и предназначает фюрер.

Для превращения в хладнокровных белокурых бестий-убийц взрослых законопослушных граж- дан, повидимому, были у нацистов другие свои эффективные способы и меры .

Речь шла о произошедшем с высокоцивилизованной европейской нацией.

А во что может превратить свой народ за те же 8 лет бесноватый фюрер в менее цивилизо- ванной неевропейской стране, например в Иране,стоящем на пороге овладения атомной бомбой? И чем это может обернуться для современной человеческой цивилизации на планете Земля ?

Глашатаи фундаменталистского пан-исламизма внушают всем, исповедующим ислам, что бог дал евреям, а после них и христианам, лишь часть правды религиозного мировоззрения, а всю правду он дал пророку Магомету (Мохамемеду). И потому весь мир должно причастить к исламу, не останавливясь перед священной войной - джихадом. Всё население планеты должно непременно стать мусульманами.

И это вовсе не досужие вымыслы, почерпнутые из каких-то сомнительных источников. -

Семь лет я, будучи инженером технического надзора в строительстве и начальником стройплощадок, бок о бок работал и общался с мусульманами-рабочими, мусульманами-инженерами, мусульманами-подрядчиками, мусульманами-проектировщиками и руководителями строительно монтажных работ. И от них-то я и узнал о том, что проповедуют им их духовные наставники, причём не только наставники фундаменталистского толка.

У Чингиз-хана не было атомной бомбы. Не успел ею обзавестись и Гитлер.

Во избежание возможности повторения трагедии Холокоста европейского еврейства периода
Второй мировой войны, - да и такой же трагедии с любым другим народом, живущим на пла- нете Земля,- никто из 6 миллионов жертв Холокоста и ничто из трагических событий Холко- ста не должны быть забыты .

                1.

Среди бесчисленных мест зверского уничтожения гитлеровцами и их посбниками евреев на
территориях захваченной ими Европы и оккупированной части Советского Союза был и район-
ный центр Житомирской области Украины - город Б Е Р Д И Ч Е В, название которого может
соперничать по известности с названиями таких городов, как Париж, Лондон, Берлин, Вена, Варшава, Москва, Нью-Йорк, Токио и многих других, не менее известных.

Евреи восточной Европы издавна называли Бердичев Иерусалимом Волынским, а поляки,вла-
девшие когда-то им, - как и всей правобережной Украной до Днепра, - называли его Царст- вом евреев, так как город этот в ХУШ-Х1Х веках дал приют одной из самых больших и извест-ных еврейских общин Восточной Европы.

Да и самим своим возникновением Бердичев обязан евреям.
Раби Адмор из Ворки рассказывал своим хасидам, что Бердичев возник как еврейское мес-
течко неподалёку от деревни Бистрих на том месте, где молодой граф Пашкевич во время
охоты избил вкровь до полусмерти молившегося, завернувшись в талес (молитвенную накид-
ку), - на лесной поляне еврея Либера Ашкенази .

Едва не забив до смерти ни в чём не повинного человека, молодой граф вечером того же
дня сначала потерял дар речи, а затем и вовсе оказался полностью парализованным .

После того, как лучшие врачи Польши, включая и главного королевского лекаря, не смогли
исцелить молодого графа, его отец, -старый граф Пашкевич, - пришёл просить прощения у чу-
дом поправившегося после графского избиения Либера Ашкенази и умолял его молить бога об
исцелении своего сына,- молодого графа Пашкевича .

Реб Либер Ашкенази согласился сделать это при том условии, что граф построит на той
поляне, где реб был избит его сыном, здание синагоги и несколько домов, в которых смогут
поселиться бездомные еврейские семьи, бежавшие от гонений и погромов из стран Западной Европы.

Так появилось на Волыни новое еврейское поселение с названием Бердичевка.

Со временем, перейдя во владение графов Радзивиллов, местечко, выросшее из еврейского поселения, стало называться короче - Бердичев .

Местечко это прославилось тем, что в нём жил знаменитый равин ребе Леви-Ицхок Берди- чевский, ученик знаменитого ребе по имени Бал Шем Тов.

Со временем город Бердичев стал центром еврейской общины Волыни.

В 1850 году в Бердичеве,в костёле монастыря босых кармелитов состоялось венчание французского писателя Оноре де Бальзака с польской помещицей Эвелиной Ганской.

Бердичев - родина семьи Рубинштейн, давшей миру братьев Антона и Николая, основавших,
соответственно, Петербургскую и Московскую консерватории.

В 80-ых годах Х1Х-го века в Бердичеве жил и писал свои произведения известный еврей-
ский писатель Шолом-Алейхем. Здесь родился и провёл свои юношеские годы русский совет- ский писатель Василий Гроссман. Здесь жили и работали советские еврейские писатели М.Д.Гарцман и А.Я.Коган.

На территории этого монастыря, котрый бердичевляне за его толстые внешние стены назы-
вали крепостью, в 1928-ом году был создан Бердичевский историко-мемориальный заповедник,
в котором были оформлены мемориальные комнаты Бальзака, Шолом-Алейхема, Шевченко.

До Октябрьской революции местный врач доктор Шеренцис построил в Бердичеве здание театра, в котором выступали гастролировавшие артисты и театральные труппы. На базе этого здания в 1920-ом году был создан Бердичевский городской драматический театр.

В предреволюционные годы евреи составляли 80% населения Бердичева, - города. расположенного в так называемой Черте оседлости, территории, на которой царским режимом было дозволено беспрепятственное проживание евреев, подданных российской короны.


До середины тридцатых годов в Бердичеве продолжалась активная культурная жизнь на еврейском языке ( на языке идыше ): была сеть еврейских общеобразовательных школ, (в том числе средних), издавалась газета "Дер арбатер"("Рабочий").

К началу 1941-го года в Бердичеве было 22 школы с 9600 учащимися, 17 медицинских учреж- дений, были крупные промышленные предприятия и в их числе механический завод "Прогресс", Бердичевский кожевенный завод, обувная фабрика, предприятия лёгкой и пищевой промышлен- ности.
В городе проживало тогда 73 тысячи жителей (для сравнения, в Киеве тогда проживало 712 тысяч человек).
Перед началом войны в 1941-ом году евреи составляли 50% населения Бердичева, - более
36 тысяч человек.
Пока не пришла беда, все эти люди не знали, какая трагическая судьба им была уже уго-
тована фашистами и их главарём, - бесноватым фюрером, кумиром тогдашней Германии.

                2.

Мечтая о мировом господстве, о порабощении народов всего земного шара, Гитлер и его
сообщники разработали изуверский план постепенного уничтожения всех народов Земли с тем, чтобы в конце-концов земной шар был заселён только одними немцами-арийцами.

Первая ступнь этого каннибальского истребления народов была отведена гитлеровцами
евреям и цыганам. Затем участь их должны были разделить поляки, потом украинцы, за ними русские и так далее, - в свой черёд, - все народы планеты.

Эрих Кох, уже будучи гауляйтером на оккупированной Украине, заявлял:
"Мне нужно, чтобы поляк при встрече с украинцем убивал украинца и, наоборот, чтобы украинец убивал поляка.
  Если до этого по дороге они пристрелят еврея, это будет как раз то, что мне нужно…      
  Некоторые чрезвычайно наивно представляют себе германизацию .
  Они думают, что нам нужны русские, украинцы и поляки, которых мы заставили бы говорить по-немецки Но нам не нужны ни русские, ни украинцы, ни поляки.
  Нам нужны плодородные земли".

С началом второй мировой войны нацисты создали в рамках Главного управления имперской безопасности (РСХА) секцию по делам евреев, во главе которой был поставлен Адольф Эйхман.

В ходе подготовки к нападению на СССР был разработан специальный комплекс мер по истреблению на оккупированных территориях в первую очередь еврейского населения.

Весной 1941-го года РСХА сформировало четыре так называемые айнзатцгруппы (опера- тивные группы), которые были приданы группам армий, развёрнутым для нападения на СССР.

Впоследствии, когда на Нюрнбергском судебном процессе бывшему начальнику одного из
отделов Главного имперского управления безопасности (РСХА) был задан вопрос о назначении
этих четырёх айнзатцгрупп, он ответил:"Им было поручено ликвидировать евреев и политичес-
ких коммисаров Красной Армии в районе военных операций на русской территории".

В каждую из этих айнзатцгрупп входило около 400 головорезов,в том числе 75%-гестаповцы(гестапо- государственная тайная полиция),25% - из подразделений службы безопасности (зихерхайт-динст - СД) и уголовной полиции Крипо (крипо - криминальная полиция).

Айнзатцгруппы подразделялись на айнзатцкоманды (оперативные команды),которые, в свою
очередь,состояли из зондеркоманд (спецкоманд) и более мелких групп, придаваемых полевым
дивизиям.

Запланировано было и создание на оккупированных территориях специальных полицейских ох-
ранных полков и подразделений из местного населения для участия в карательных акциях оку-
пационных войск.

Инструкции, спущенные из РСХА айнзатцгруппам, были предельно просты: убивать евреев поголовно, не щадя ни женщин, ни детей, - "дабы не могли вырасти мстители".

Истребление еврейского населения на оккупированных территориях предписывалось осу-
ществлять немедленно после оккупации, предваряя убийство ограблением жертв в пользу Рейха.

По инициативе Эйхмана во все инструкции было внесено указание об обеспечении ношения всеми евреями нагрудной нашивки в виде жёлтой шестиконечной звезды (звезды Давида), чтобы они выделялись из среды местных жителей-неевреев.
Еврев, не носившх на одежде этого знака, предписывалось расстреливать на месте.

                3.

Начало войны 22 июня 1941-го года ошеломило население СССР, как и самого Сталина, но
оно не было столь уж неожиданным. Население уже привыкло к часто проводившимся учебным воздушным тревогам и к постоянно передававшимся проводам радио, заведенным в каждую квартиру, таким песням, как "Если завтра война, если завтра в поход,- будь сегодня к походу готов!"

1-го мая 1941-го года я, тогда без 6-ти месяцев 5-тилетний детсадовец, вместе с отцом, работавшим техником телефонной связи в гостинице "Спартак", выходившей фасадом на главную магистраль Киева - улицу Крещатик, смотрел с балкона второго этажа гостиницы торжественную церемонию первомайского военного парада. Парад принимал маршал Тимошенко,
руководивший проводившимися перед праздником на Украине манёврами войск Красной Армии.

Свежий ветер со стороны Днепра сорвал с его бритой наголо "под Котовского" головы фуражку.

Следовавший за ним на коне командующий парадом ловко соскочил с коня,подхватил упавшую фуражку и подал её маршалу.

На балконе вместе с нами было много людей и мне запомнилось,как один из них произнёс: "Плохая примета! К войне. В воздухе пахнет порохом..." .

В первые же дни войны в Бердичеве, как и по всей Украине, была срочно проведена мобилизация в Красную Армию всех, подлежавших призыву. Немало молодых и немолодых,но здо-
ровых физически людей пошли в военкоматы не дожидаясь повестки, чтобы отправиться на фронт добровольцами.

Сообщения по радио "От советского информбюро" свидетельствовали о тяжёлых боях и отступ-лении войск Красной Армии, однако в них ничего не говорилось о приближении немецко-фа-
шистских войск к Бердичеву.

В утреннем сообщении Совинформбюро 4-го июля 1941-го года упоминалось Луцкое направ- ление, а в вечерней сводке сообщалось об ожесточённых боях на Ровенском и Тернопольском направлениях. Между тем 4 июля 1941-го года немецко-фашистские войска ворвались в город Шепетовка и находились уже далеко на Восток от старой советско-польской границы.

Официальные сообщения дезориентировали граждан.

У многих в довоенные времена засели в голове многократно растиражированные официальной пропагандой слова официального героя гражданской войны маршала К.Е.Ворошилова: "Воевать
будем на чужой территории!"

В последние дни июня 1941 года в Бердичев стали прибывать на подводах и пешком беженцы
из Западной Украины, присоединённой к СССР в 1940 году согласно условий Пакта о разделе
Польши - Пакта Риббентропа-Молотова. Часть из них остановилась на несколько дней передо- хнуть в городском парке возле Дворца пионеров.

Среди этих беженцев преобладали еврейские семьи, котрые до начала второй мировой войны
жили в Польше. Эти семьи бежали из Польши в Западную Украину в сентябре 1939 года после вторжения фашистской Германии в Польшу. Они не по рассказам знали, что несёт еврейскому населению фашистская оккупация. На идыш, на ломаном руском или украинском языке они предупреждали: "Герман - зверь! Евреев он не пощадит!"

В июне в Бердичеве был сформирован так называемый Истребительный батальон для борьбы с
забрасываемыми вражескими диверсантами.

С 1-го июля 1941 года втихую была осуществлена эвакуация семей ответственных партийных и советских работников и работников суда, прокуратуры, районного радиокомитета и редакции
газеты "Радянський шлях".

Городские власти с начала войны пребывали в состоянии растерянности и бездеятельности. Не была организована эвакуация населения из города, к которому приближались немецкие
войска.

3-го июля на восток, - на Казатин, - ушли последние поезда и воинские эшелоны.

Весь автотранспорт городских организаций с началом войны был реквизирован на нужды ар-
мии. Поэтому желающие покинуть город должны были либо нанимать подорожавшие подводы (ло-
шадей ведь тоже частично реквизировали, как и автотранспорт) либо уходить пешком, прихва-
тив с собой самое необходимое.

4-го июля 1941-го года около семи часов вечера Бердичев был подвергнут бомбардировке большой группой немецких самолётов. Полутонные бомбы разрушили несколько зданий. Были убитые и раненные. Из города потянулся на восток поток жителей - пеших и на подводах.

5-го июля сапёры-подрывники отходивших войск взорвали мосты через речку Гнилопять и жители западной части Бердичева могли попасть в восточную часть города только на лодках.

Вечером 5-го июля немецкие самолёты вновь бомбили Бердичев. Снова были разрушены нес- колько зданий, снова были убитые и раненные.

В воскресенье 6-го июля поток беженцев уменьшился. Почти все уходили пешком.

К вечеру 7-го июля город покинули, предположительно, до 10 тысяч жителей, блольшинство из которых составляли еврейские семьи.

                4.

Поздним вечером 7-го июля немецкие войска вступили в Бердичев.

Весь день 8-го июля город продолжали заполнять войска оккупантов.

Гитлеровцы вели себя как беззаботные победители,совершившие неутомительный поход. Они
кричали из въезжающих в город машин: " Juden kaput! " (" Евреям конец! ").

Большинство еврейских жителей города по разным причинам не смогли покинуть город.
Среди оставшихся в городе была и семья моего дедушки Асира Григорьевича ЭПЕЛЬФЕЛЬДА -
он остался в Бердичеве вместе с женой Фирой Марковной Эрлих, 16-тилетней дочерью Фироч- кой, 13-тилетним сыном Наумчиком и пожилой матерью жены - бабушкой Ханой.

Вот как запечатлелись в памяти 13-летнего Наума Эпельфельда первая встреча с оккупан- тами:

"Во второй половине 7 июля 1941 года отец принял нелёгкое решение уходить из города.
Нас было пятеро: мама, отец, старенькая бабушка Хана, 16-леняя сестра, отец и я.

Мы покинули дом и сразу же влились в плотный поток отступающих войск. Колонна очень медленно двигалась в сторону вокзала. То и дело создавались пробки: то орудтийный трак- тор-тягач заглохнет, то какя-то повозка застопорит, остановившись, движение колонны.

Только к вечеру мы добрели до вокзала. Перрон был забит людьми. Вскоре послышлся гул
самолётов - с Запада шла армада самолётов. Все ринулись бежать. Побежали и мы. Непода- лёку от вокзала находился родильный дом, в котором было бомбоубежище. В него уже наби- лось человек двести.

Мы нашли свободный уголок и разместились на сыром цементном полу. Вкоре наверху послыша-
лись взрывы. Я задремал, сидя на полу. Проснулся от сильного грохота. Где-то над нами, совсем неподалёку строчил пулемёт.

Через какое-то время в подвал-бомбоубежище, вошли, светя фонариками двое. Это были сол- даты с незнакомым нам по виду оружием. Разговаривая между собой на незнакомом нам языке, они ходили между лежавшими на полу людьми, светя им в лица фонариками. Они заставили встать девушку и молодую женщину и вывели их из подвала. Девушка и женщина вернулись вместе, обливаясь слезами, примерно через час. Их обступили, чтобы узнать, что произо- шло, но они ничего не говорили и только рыдали навзрыд. Потом выяснилось, что их изнасиловала целая гуппа из десяти солдат. Девушка была нашей соседкой, Таней Глозман. Ей было 16 лет. Её оккупанты расстреляли через несколько дней как еврейку ."

Всю свою орду, выступившую на завоевание Европы и всего мира,- от солдата до маршала,- Гитлер, самолично освободил от понятия МОРАЛЬ и чувства СОВЕСТЬ по отношению к недочеловекам, которых предстояло завоевать и поработить, а затем последовательно,- на- род за народом,- начиная с евреев и цыган, а затем ураинцев и поляков, - уничтожить, чтобы земной шар населял один арийский народ - немцы.

И с первых же дней оккупации гитлеровцы предстали перед жителями Бердичева как насиль-ники, грабители и хладнокровные убийцы.

Из воспоминаний очевидца, 13-летнего тогда Наума ЭПЕЛЬФЕЛЬДА:

"Первую ночь оккупации мы провели в подвале. Восьмого июля мы, было, собрались возвра- титься домой, но не успели отойти и на сотню метров, как начался сильнейший артиллерий- ский обстрел. Мы бросились назад в убежище... Обстрел прекратился лишь 10 июля и мы двинулись домой по до неузнавакмости разбитым улицам, по которым нескончаемым потоком шли на восток танки, бронетранспортёры, артиллерийские тягачи с пушками, грузовики с солдатами, а по тротуарам проносились на огромной скороти мотоциклисты-автоматчики..

С трудом добрались домой. Двери в квартире были сорваны с петель. Всё вверх дном. Всё, что было ценного, - унесено. Отец кое-как починил двери, но через некоторое время мы ус- лыхали стук в запертую дверь дома. Через считанные секунды входная дверь квартиры снова была выбита тяжёлыми ударами снаружи. Вошли трое немецких солдат. Ни слова не говоря и вообще не обращая внимания на нас, они стали перебирать наши вещи, отбирая всё, что им понравилось. Затем они приказали отцу всё аккуратно упаковать и, не торопясь, удалились.

Отец снова, было, начал ремонтировать дверь, но тут же снова явились другие солдаты и тоже принялись за грабёж. Уж не помню, сколько раз в тот день повторялась эта процедура.

Вроде ничего стоящего уже в доме не оставалось, а грабители в мундирах каждый раз что-то уносили с собой. Этот перманентный грабёж не давал нам покоя в течение всего дня.

Не суждено нам было поспать и в эту ночь.

Едва мы начали засыпать,как ужасный стук в дверь поднял нас на ноги.

Не успел отец подбежать к двери, как она была в очередной раз выбита с петель и двое солдат с автоматами ворвались в квартиру и начали криками и пинками выгонять нас из дому во двор, забитый до отказа солдатами и техникой - огромными трехосными грузовиками, капо-ты которых были накрыты красными полотнищами с белым кругом и чёрной свастикой в нём по центру (как видно для опознавания фашистскими самолётами ).

Когда мы спустились во двор, там уже были собраны и другие обитатели дома, - все евреи, никого из живших в доме украинцев среди нас не было. Всего нас было человек 20. В основ- ном это были женщины и дети. Отец был среди нас единственным мужчиной.

В подвале дома была пекарня.

Нас всех загнали в пекарню. Построили в шеренгу и на очень ломаном руском языке объяви- ли, что мы должны к утру испечь партию хлеба. Если к четырём часам утра хлеб не будет ис-печен, то все мы будем расстреляны как саботажники.

Пекарей среди нас не было, но никто не хотел быть расстрелянным.

К указанному сроку партия хлеба была испечена.
Точно в четыре часа за хлебом приехал грузовик.

После того, как мы погрузили на машину весь испеченный хлеб, нам выдали по одной буханке на двоих и приказали убираться со двора на все четыре стороны, поскольку двор и пекарня - военный объект и нам запрещено жить ближе, чем в двух кварталах от него.

Нам даже не разрешили перед уходом зайти в свои квартиры и взять хоть кое-какие вещи."

И ещё один эпизод из этих воспоминаний:

"Как-то на улице нам с отцом навстречу шёл, не торпясь, немецкий солдат.

Неожиданно он подошёл к отцу, похлопал его по карману, вытащил из него кошелёк с лежавшими в нём советскими деньгами, имевшими ещё хождение на базаре, и положил его себе в карман. При этом он нам о чём-то спокойно, и даже, вроде, доброжелательно говорил, а затем попрощался и пошёл своей дорогой."


Уже в первые дни оккупации Бердичева специальные команды нацистских палачей, приданных полевым подразделениям, приступили к заранее спланированному уничтожению еврейского населения Бердичева.

С началом оккупации на евреев города была наложена контрибуция и вскоре после этого гитлеровцы начали осуществлять акции уничтожения.

   20 декабря 1945 года в своих показаниях следователям междунродноготрибунала бывший бригаденфюрер СС Эрвин Шульц сообщил:

   «С начала русской кампании  до середини сентября 1941-го года я, будучи в чине оберфюрера СС, возглавлял Айнзатцкоманду-5 (Оперативную команду-5) Айнзатцгруппы "С" (Оперативной группы "С") полиции  безопасности. Командовал Айнзатцгруппой "С" бригаденфюрер СС д-р Раш.

   В состав Айнзатцкоманды 5  полиции безопасности, которой я  командовал, входили  25 военослужащих полиции безопасности и СД ( службы безопасности), 75 военослужащих
полиции правопорядка ( внутренней службы),  50 военослужащих особого призыва и прикомандированных из подразделений СС, а также 50 автоводителей.

   Кроме того мне были приданы команды криминальной полиции  Юнга, Леемана и Хууна, под оперативное управление которых передавались отдельные подрозделения моей Айнзатцкоман-
ды-5.

   В зону деятельности Айнзатцкоманды-5 в бытность моего командования ею входили города Броды, Дубнов, Бердичев, Сквира с прилегающими к ним территориями.

   В середине сентября 1941-го года я был отозван с должности командтра Айнзатцкоман-
ды-5,которую принял под своё командование оберштурмфюрер СС Майер из СД.

   Одной из причин моего рапорта об освобождении от  командования Айнзатцкомандой-5, поданого мною группенфюреру СС  Штреккенбаху, были всё более и  более ужесточавшиеся приказы  бригаденфюрера СС  Раша о беспощадном поголовном истреблении всего еврейского населения.

    Бгигаденфюрер СС Раш, который лично отличался  особой жустокостью,  изадал приказ,  обязывавший командный состав всех подрозделений нашей Айнзатцгруппы "С" принимать личное непосредственное участие в рассстрелах.

    Группенфюрер Штреккенбах самолично обьяснял мне, что цель деятельности всех Айнзатцгрупп – УБИЙСТВО ».


В 1946-ом году в судебном заседании Военного трибунала Украинского военного округа подсудимый военопленный ШЕЕР признался в том, что его оперативная группа (Sondergruppe) в начале войны сначала принимала участие в расстрелах еврейского населения Львова,а затем Бердичева и Таращи. Причём только в Бердичеве в течение двух дней июля 1941-го года в ходе двух облав ими были расстреляны 860 человек, из которых сам Шеер лично застрелил 120 человек.

Группа евреев, схваченных на улицах вблизи кожевенного завода, была пригнана немцами в дубильный цех кожзавода. Там им приказали сначала выполнить какие-то работы, а затем их всех сбросили в ёмкости, заполненные едким дубильным раствором. Сопротивлявшихся пристреливали, а тела их сбрасывали в те же ёмкости. Исполнители этой акции называли её шуточной: дескать дубили шкуры евреев.

Вторую "шуточную" акцию палачи произвели на речке Гнилопять, - в том месте, где она выше
плотины была наиболее широка.

Туда фашисты пригнали несколько десятков девушек-евреек и молодых женщин-евреек и заставили их переплывать реку с восточного берега к западному.Они обещали даровать жизнь
тем из них, кто сможет реку переплыть.

Большинство жертв утонули, так и не достигнув берега, а тех, кто доплыл до западного берега, тут же заставляли плыть обратно. Гитлеровцы забавлялись этим занятием до тех пор, пока не утонула последняя из их жертв.

В начале августа 1941-го года на территории Государственного историко-культурного запо-
ведника оккупанты расстреляли 300 евреев, схваченных в домах и на улицах, прилегающих к
территории заповедника.

Гитлеровцы привели с собой подразделения полицаев, набранные из жителей ранее захвачен-
ных территорий Западной Украины и Литвы. Одновременно с организацией Городской Управы
сформировали дополнительно городскую полицию, набрав полицаев из местного украинского населения.

С первых днй оккупации города фашисты поощряли антисемитское самоуправство полицаев и враждебное отношение местного населения к горожанам-евреям, обречённым на поголовное уничтожение.

Из воспоминаний Наума ЭПЕЛЬФЕЛЬДА :

"На оставшиеся после всех грабежей деньги,отец решил, - пока и их не отобрали, - купить на базаре продукты. Я пошёл вместе с ним .

На базаре продавцов было мало. Покупателей - много. Торговали, в основном, картошкой.

По базару расхаживали немцы и какие-то люди в гражданской одежде с белыми повязками на рукавах, вооружённые русскими винтовками-трёхлинейками. Потом мы узнали, что это были полицаи, привезенные немцами из Западной Украины и Литвы.

Возле каждого продавца была очередь. Мы встали в одну из них.

Перед нами было много людей и мы могли наблюдать за происходившим вокруг.

Всё было непривычно, но спокойно, пока что-то не произошло у соседнего с нашим продавца картошки.

Оказалось,что в очереди за картошкой к этому продавцу стоял высокий пожилой еврей с белой окладистой бородой, опиравшийся на мощную, красиво отделанную трость, и когда подошла его очередь, продавец отказался продавать ему картошку, мотивируя тем, что картошки у него уже мало и её не хватит стоящим в очереди украинцам. Старик начал возмущаться и кричать на продавца.

На крик его подошли полицаи и принялись вытаскивать старика из очереди. Старик стал
сопротвляться. Полицаи пустили в ход приклады своих винтовок.

Тут подошли двое немцев. Не вникая в суть происходящего, они начали бить полицаев, вступившись за старика. Но когда полицаи сказали им, что этот старик - еврей, произошло нечто ужасное. Немцы повалили старика на землю и стали избивть его ногами, обутыми в доб-
ротные солдатские сапоги. Они превратили крепкого ещё старика в груду костей и мяса. Ста-
рик был уже мёртв, а они всё били и били то, во что его превратили.

Затем они подошли к соседнему прилавку, взяли тряпку, оттёрли тщательно кровь с сапог
и, не спеша, ушли ".

                5.

7-9 го августа было начато массовое переселение всех евреев Бердичева из их жилищ
в гетто, под которое был отведен район бердичевской бедноты Ятки, находившийся в еврей-
ской части города между городским базаром и речкой Гнилопять. При этом разрешалось взять
с собой в гетто только одежду и постель.

Покидаемые евреями квартиры тут же подвергались разграблению и заселялись соседями-не-
евреями.

В гетто, в маленьких домах-хибарах на улицах Староместной, Муромской, Штейновской,
Купеческой и на других заселялось по 5-6 семей - более, чем по десять человек в одну комнату.

К 22 августа 1941-го года всё еврейское население Бердичева, находившееся в городе, бы- ло загнано в гетто - Бердичевское гетто.

                6.

С начала и до конца августа оккупанты систематически осуществляли расстрелы евреев, схваченных в ходе облав, проводившихся вне территории гетто.

28 августа 1941-го года гитлеровцы произвели первый массовый расстрел евреев и военнопленных, пригнанных ими в Историко-мемориальный заповедник.

Подробности этого массового расстрела сообщил в своих показаниях военопленный лётчик, унтер-офицер Бруно МАНЧИ:

"Летом, в июле-августе 1941-го года наш авиационный отряд находился в Бердичеве и был размещён на бывшем военном аэродроме Красной Армии.

Однажды прошёл слух, что у старой бердичевской цитадели собираются расстрелять тысячи евреев.

Я вместе со своим пилотом фельдфебелем ШЕЙДЕРОМ и ещё несколькими сослуживцами поехал с
базы в город, чтобы убедиться, могут ли действительно быть расстреляны люди только пото- му, что они - евреи .

Во дворе цитадели обречённые на смерть люди стояли группами.

После записи их фамилий все они были уведены в подвал цитадели, а затем, через короткий промежуток времени их снова вывели во двор цитадели.

За главной стеной цитадели местными жителями была вырыта глубокая яма.

Акцией распоряжался и давал указания офицер из службы безопасности (СД).

Жертвы поодиночке подводились к яме. У края ямы их заставляли становиться на колени и затем убивали выстрелом в затылок.

Мы всё это хорошо видели, так как находились вблизи места казни у ямы.

Так как я не смог долго смотреть на эту бойню, мы все вместе покинули это место ужа- са..." .

Впоследствии Комиссией по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков раскопкой в указанном этим пленным лётчиком месте двора цитадели было об-
наружено 960 человеческих трупов, преимущественно мужчин, одетых, большей частью, в гра-
жданскую одежду. Часть трупов была в военной форме без ремней.На всех трупах были обнаружены огнестрельные повреждения в затылочной области черепа.

                7.

Второй массовый расстрел евреев Бердичева был совершён гитлеровцами 5-го сентября 1941-го года вблизи полотна узкоколейной железной дороги на участке между сёлами Быстрик и Хажин.
27-го августа 1941-го года фашистский карательный отряд вывел из гетто большую партию
евреев отобранных, якобы, для отправки на хлебоуборочные работы.

В течение нескольких дней, пока не набралось намеченное палачами количество жертв, фа-
шисты держали обречённых на смерть в пустых магазинах и складских помещениях городского базара.

Затем их начали партиями вывозить на грузовиках и перегонять пешком на седьмой кило- метр шоссе в направлении села Хажин и там расстреливать.

Невольными очевидцами этого массового расстрела евреев Бердичева оказались местные жители А.СИДОРЕНКО, В.МОШКАРУК и Т.ФЕДОСОВА.

Впоследствии в в мае 1944-го года в своих показаниях Бердичевской Городской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов в Бердичеве эти люди сообщили,
что 5-го сентября 1941-го года к месту расстрела у 7-го километра шоссе (по направлении к
селу Хажин) фашисты начали с утра подвозить, а также пригонять пешком большие партии лю- дей к месту расстрела. Конвоировали их немецкие солдаты и офицеры.

Люди прибывали к месту массового расстрела с вещами и ценностями.

Сначала их заставляли сдать свои вещи и ценности одному из немецких офицеров. Тех, кто был одет получше, заставляли раздеться.

Затем этих людей группами по 10-15 человек подгоняли к краю заранее выкопаной ямы и там
расстреливали их из автоматов.

Маленьких детей фашисты сбрасывали в ямы живыи и зарывали их потом заживо.

Так как расстрельные ямы были вырыты выше расположенного неподалёку от них оврага,то на следующее утро в этом овраге образоалось большое озеро крови .

Писатель Василий ГРОССМАН в своём очерке "Убийство евреев в Бердичеве" писал, что 4-го сентября 1941-го года немцы и предатели-полицаи из местного населнения предложили 1500
молодым людям из гетто поехать на сельскохозяйственные работы. Их первыми вывезли на седьмой киломктр шоссе в напрвалении села Хажин и там расстреляли.

При расследовании злодеяния оккупантов на этом месте были обнаружены и вскрыты две огромные ямы-могилы, в которых было выявлено 10656 трупов людей всех возрастов, одетых в гражданскую одежду.

Массовым расстрелом 5-го сентября 1941-го года гитлеровцы и их пособники,- местные пре- датели-полицаи,- изъяли обманом из гетто почти всех молодых людей, способных оказать со- противление.

В гетто остались только женщины, младенцы, пожилые люди и старики.

                8.

Палачи с хладнокровным расчётом сделали всё, чтобы уже спланированный ими заранее следующий, - третий, -  массовый расстрел узников Бердичевского гетто прошёл без всякого сопротивления жертв.

Подготовку к этой акции оккупанты завершили 14 сентября.

К этому сроку руками военнопленных были вырыты расстрельные ямы-рвы по обе стороны от
дороги Бердичев-Райгородок между селом Радянськое и Хутором Шлемарка, а также в районе
совхоза Сокулино.

14 сентября в Бердичев прибыла зондеркоманда айнзатцгруппы "С". Для проведения акции был мобилизован весь состав Бердичевской городской полиции во главе с её начальником Королюком.

В ночь с 14-го на 15-е сентября 1941-го года район гетто был оцеплен гитлеровцами.

В четыре часа утра 15-го сентября 1941 года солдаты зондеркоманды и полицаи украинской
вспомогательной полиции ворвались в гетто и начали выгонять из домов всех поголовно узни-
ков, едва успевавших прснуться и одеться, и гнать их на базарную площадь.

Тех, кто не мог идти самостоятельно, - больных и дряхлых стариков и инвалидов, - солда- ты и полицаи убивали тут же в домах на глазах у их родных и близких.

Страшные вопли женщин и плач тысяч перепуганных детей разбудили жителей города. На са-
мых отдалённых от гетто улицах люди просыпались от доносившегося туда шума и со страхом вслушивались в душераздирающий вопль, в который слились крики и плач тысяч гонимых, как скот, на убой людей.

Когда рассвело, базарная площадь была доотказа заполнена согнанными туда недавними обитателями гетто.

Спешно, небольшими партиями евреев, обречённых на смерть, начали подгонять к тому месту,
где под контролем шефа зондеркоманды и председателя Бердичевской городской управы РЕДЕРА верховоды полицаев Королюк и Зелинский, окружённые охраной, отбирали из каждой, подводи- мой к ним, партии квалифицированных специалистов, необходимых для обеспечения работы коммунальных служб городской управы и бытовых нужд оккупационной администрации.

Всего было отобрано и отделено от гонимой на убой массы людей 400 специалистов.

Среди них были известные в городе и районе врачи ВУРВАРГ, БАРАБАН, ЛИБЕРМАН, БЛАНК, РУБАНЧИК, а также известные в городе специалисты-мастеровые и среди них старик-каменщик ПЕКЕЛИС с сыновьями-подмастерьями Михелем и Вульфом, электрик и слесарь-механик Асир Григорьевич ЭПЕЛЬФЕЛЬД с 13-летним сыном Наумом.

Жена Асира Григорьевича Фира Марковна ЭРЛИХ и 16-тилетняя дочь его Фирочка ЭПЕЛЬФЕЛЬД,
а с ними и мать Фиры Марковны - Хана ЭРЛИХ, которых он уже не смог даже увидеть, были расстреляны в тот чёрный день,- 15 сентября 1941-го года, - вместе с другими евреями Бердичева.

Вот каким запечатлелся этот день в памяти 13-летнего Наума ЭПЕЛЬФЕЛЬДА:

" 14-го сентября 1941-го года мы с вечера ожидали очередной налёт полицаев.

Как только темнело,- иногда раньше, иногда позже,- три-четыре полицая заявлялись в гетто, вламывались в дома и издеваясь, как только могли, грабили, а удовлетворив свои садистские страсти, уходили.

Но на этот раз уже и полночь миновала, а они всё не появлялись. Мы, решив, что они уже в эту ночь не придут, улеглись и заснули. Но часа в три ночи нас разбудила беспорядочная массированная стрельба. Стреляли из винтовок и автоматов. Стреляли рядом с домом, в котором мы спали. Через несколько минут к нам вломились двое совершенно озверевших полицаев. Криком, матом, ударами прикладов стали выгонять нас из дома на улицу в темень осенней ночи. В кромешной темноте мечущиеся лучи карманных фонариков и вспышки стреля- ющих автоматов и винтовок выхватывали фигуры людей, гонимых куда-то толпой, как стадом скот. И нас полицаи загнали в эту бесконечную колонну. Когда рассвело, мы увидели, что гитлеровцы и полицаи выгоняют из домов и загоняют в эту колонну всё население гетто.Этот процесс невозможно описать.- Людей выгоняли в промозглую осеннюю ночь прямо из постелей. Многие не успевали даже одеться. Они так и шли в толпе-колоне полуодетые, босые, в кальсонах и нательных рубахах.

Больных, калек волоком тащили, избивая прикладами, и бросали в колонну, как брёвна.

Тех, кого трудно было тащить, пристреливали.

Крики, плач, стрельба, ругань солдат и полицаев - сущий ад. Родители звали своих поте- рявшихся в этом хаосе детей, дети - матерей.

Около шести часов утра всю эту людскую массу погнали в сторону рынка.

Вся базарная площадь была окружена плотным кольцом солдат.Всё новые и новые толпы загонялись в это кольцо. Люди на площади и без того стояли уже так плотно, что и иголке некуда было бы упасть, а людей всё пригоняли и пригоняли.Когда взошло солнце,стало жарко. Многие старики и старухи впадали в обморочное состояние. Им становилось плохо, но упасть в этой плотной толпе было невозможно. Помочь им никто ничем не мог. Многие из них так и умирали, стоя зажатыми в толпе.

За внешним кольцом оцепления начали собираться праздные зрители, солдаты и офицеры, рас-квартированные в городе. Приехал на площадь и бургомистр со своими сотрудниками. Для них освободили, потеснив и ещё больше уплотнив толпу, место, с которого удобно было наблюдать муки согнанных на базарную площадь людей и давать, повидимому, какие-то указания полицаям.

Затем группа солдат буквально врезалаась в толпу и начала формировать партии, оттесняя одних влево, других вправо, а некоторых оставляя на месте. И всё это вновь с криками, ру-ганью, жестокими избиениями. Некоторых забивали до смерти.

Невыспавшиеся, перепуганные, голодные и уставшие люди отупели и не понимали, чего от них хотят. Единственное, что они ощущали, - это дикий страх, предчувствие чего-то ужасного. И это выражалось дикими криками отчаяния и плачем, которые ещё больше озлобляли гитлеровцев и полицаев, от чего те ещё больше озверевали. Ничего человеческого в них уже не было.

Нас с отцом оттеснили в какую-то группу, которую формировали у центрального входа рынка.

Мы с папой даже не видели, когда и куда забрали маму, сестру Фирочку и бабушку Хану.

К тыловой части рынка начали подгонять грузовики и грузить в них людей.

Погрузка людей в автомашины велась на противоположном от нас конце базарной площади и нам плохо было видно, что там делалось. Однако по мере уменьшения количества людей, остававшихся на площади, грузовики подъезжали всё ближе и ближе к нам и мы увидели про- цесс этой погрузки.

Это было что-то невероятное, не поддающееся описанию. И я, видевший этот ужас собствен- ными глазами, часто задаю себе вопрос: " Могло ли такое быть на самом деле? " .

Людей ударами прикладов, резиновых дубинок и деревянных палок загоняли в кузова гру- зовиков. Я видел, как одна женщина, загоняемая ударами, не могла уместиться в набитый до отказа людьми кузов грузовика. И тогда озверевший эсэсовец стал пытаться заставить её там уместиться ударами приклада автомата, висевшего у него на груди. Это оказалось для него трудновыполнимым и тогда он сорвал со своей головы стальную каску и стал бить женщину ею. Женщина, стояла на ступеньке, держась двумя руками за борт кузова, а эсэсо- вец бил её наотмаш стальной каской по спине.В конце-концов она упала со ступеньки на землю. Тогда фашист стал избивать её ногами, обутыми в добротные сапоги, и бил до тех пор, пока она не затихла. Её,- уже мёртвое,- тело гитлеровцы забросили в кузов грузовика буквально на головы сидящих там людей.

Перед погрузкой в автомашины у родителей силой отбирали грудничков и малолетних детей и просто забрасывали в кузов другого, подогнанного специально с этой целью, грузовика.

На смену отъезжавшим, набитым доотказа людьми, подъезжали другие, пустые грузовики. Их также загружали и отправляли, а на смену им подъезжали очередные и так этот дьявольский конвейер работал без перерыва. Постепенно, как нам казалось, приближался и наш черёд.

Но часа в три или четыре после полудня погрузка людей в автомашины прекратилась. Увезли последнюю партию людей, а пустые машины не подошли. То ли перерыв на обед, то ли поехали заправляться горючим, а мы всё стояли на солнцепёке и стояли.

День был по-летнему жаркий. Многие пытались сесть на землю, но тут же охранники начинали
угрожающе орать и люди вставали и вынуждены были продолжать стоять, часто держась друг за друга, чтобы не упасть.

Зрители, наблюдавшие за происходившим из-за оцепления, стали расходиться. Уехал и бурго-
мистер со свитой. А мы всё стояли внутри оцепления и стояли. Лишь к вечеру охрана ушла и мы поняли, что и нам можно уходить.

Вернулись в квартиру, из которой нас выгнали ночью, а там полнейший разгром. - Двери сорваны с петель, оконные рамы исчезли. Во всех комнатах по щиколотку слой перьев и пуха.- Видно, искали золото и драгоценности в подушках.

Комнаты были пусты, - даже кровати исчезли.

Мы с отцом вышли. На улице встретили человека, знавшего отца. Он пргласил нас к себе. У него собралось человек пять таких же, как он и мы, уцелевших в этот день..

В ночь с 15 на 16 сентября никто из нас не спал.

Все хотели узнать, что произошло с людьми, увезенными вчера.

Хоть знали уже, что гитлеровцы ежедневно расстреливают людей - детей, стариков и женщин.
Знали, а поверить в то, что вчера расстреляли такую массу людей и в их числе самых близ- ких нам, не хотели.

Взять и за один день расстрелять десятки тысяч человек, - детей, стариков и женщин, - вот так просто взять и за один день расстрелять! Могут ли люди ,считающие себя представи-телями цивилизованной нации, сделать такое? Нормальный человек в такое поверить не мог. Не верилось и нам. Не верилось да и всё!

Стали гадать:" Может на работу их повезли?" - (Это грудных-то детей вповал в кузовах грузовиков, больных и стариков!)

Не верили да и всё! Тогда ещё нормальный человек в такое поверить не мог.

Во-первых нормальному человеку в такое поверить трудно,а во-вторых - верить в такое не
хотели - страшно было в такое поверить."

Да, то, что творили с людьми гитлеровцы и их пособники из местного населения в годы
оккупации на территориях захваченных ими, нормальному человеку представить себе трудно и
сегодня, через шестьдесят лет после окончания в Нюрнберге Суда Союзников по антигитлеров-ской коалиции над нацистскими преступниками-головорезами.

Но так было.

Всех обречённых на смерть 15 сентября 1941-го года гитлеровцы и полицаи гнали по пяти- километровому смертному пути из Яток по Бродской улице, а затем по шоссе к ангарам быв- шего военного аэродрома.

Людей пожилых и слабых, а также отбираемых у матерей малых детей отправляли к месту
расстрела на грузовиках.

Первые ямы-рвы, у которых палачи начали расстреливать людей, находились сразу же за го-
родской чертой в 50-60 метрах в сторону от дороги. Людей расстреливали на глазах у тысяч
обречённых на смерть, гонимых к аэродромным ангарам.

Пригнанных к этим ангарам людей, гитлеровцы и полицаи разбивали на партии по 30-40 че- ловек и эти партии гнали одну за другой к вырытым заранее руками военнопленных расстрель-ным ямам-рвам.

У самых ям возле специально занимавшегося этим немецкого офицера людей заставляли оста-
вить все ценности и раздеться до нижнего белья.

Опасаясь возможного сопротивления обречённых на смерть, фашисты организовали это массовое убийство так, что возле самих расстрельных ям палачей с автоматами было больше,
чем в подгоняемых к этим ямам группах их жертв.

Людей, подогнанных к самому краю ямы хладнокровно расстреливаливали совместно фашисты и полицаи.

После освобождения Бердичева частями Красной Армии Государственная Комиссия судебно-медицинской экспертизы под руководством доктора М.Ф.ФЕСЮКА, - председателя её,- произве- ла эксгумацию трупов после вскрытия расстрельных ям по обе стороны Райгородского шоссе западнее Бердичева.

В своём отчёте-акте комиссия констатировала:" В 5-ти километрах к западу от Бердичева
обнаружено 10 расстрельных ям-могил. При вскрытии их выявлены человеческие трупы разного
пола и возраста.На трупах имелись белые нарукавные повязки с шестиконечной звездой.

Всего в 10-ти могилах обнаружено 18640 трупов.

На всех трупах наблюдается огнестрельное повреждение преимущественно черепной коробки с
входным пулевым отверстием в области теменной кости (повидимому расстрел производился из
позиции "над ямой").

На некоторых трупах входные пулевые отверстия имеются только на конечностях (люди были
засыпаны землёй, будучи ещё живыми и лишь раненными)."

Вот ещё одна, холодящая кровь в жилах, выдержка из этого акта комиссии:" На трупах детей грудного и дошкольного возраста, обнаруженных в этих 10 расстрельных ямах, следов огнестрельного повреждения не было найдено (повидимому они были брошены в ямы и засыпаны землёй живыми)".

Крестьянин хутора Шлемарка Никита Моисеевич ДОЙЧИК в своих показаниях комиссии по рас-
следованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов в Бердичеве сообщил:

" Мой дом находился приблизительно в 5-ти метрах от шоссе Бердичев-Любар.

В августе 1941-го года в течение целого месяца пленные красноармейцы под охраной немец- ких солдат копали две ямы севернее моего дома, приблизительно в 200-ах метрах от
шоссе.

После того, как эти ямы были выкопаны, в один из сентябрьских дней с 7 часов утра до
двух часов дня к этим ямам подъезжали по шоссе закрытые грузовые машины. Они останавлива-
лись неподалёку от моего дома. Из машин выгружали еврейское население, привезенное из
Бердичева.

Каждой машиной привозили по 15-20 человек - стариков, женщин и детей. Выгруженных из ма-
шин людей гнали к ямам, возле которых стояли вооружённые автоматами немцы.

Расстрел производили 8 фашистов.

В течение всего дня я стоял во дворе и наблюдал за этим расстрелом.

Я видел,как многие просили не расстреливать их, а одна девочка стала бегать вокруг ямы.
Солдаты поймали её и бросили в яму живой.

Людей пригоняли также пешком колоннами по 200-300 человек под усиленной охраной.

Тех, кто не мог идти сам, родственники клали на одеяла или простыни и несли к яме. Мно-
гих немощных больных и стариков родственники подводили к яме под руки.

Маленьких детей и тех, кто оказывал сопротивление, солдаты сбрасывали в ямы живыми.

Дети почти все плакали, кричали, что хотят жить, просили их не убивать. Некоторые из них
сопротивлялись.

Сам я не видел, но из рассказа жителей нашего хутора узнал, что как-то при закапывании
ямы землёй полицаи увидели в ней живую девочку. Девочка просила,чтобы её не убивали. Один из полицаев ударом лопаты размозжил ей голову."

Этой же комиссией были зафиксированы показания каменщика Михаила Моисеевича ПЕКЕЛИСА,
бердичевлянина, которому удалось бежать из-под отложенного до утра расстрела вместе с 15
другими евреями-бердичевлянами. 15 сентября 1941 года были расстреляны фашистами и поли-
цаями его жена и трое дочерей.

Вот его рассказ:

" 15 сентября было совершено самое большое массовое убийчтво евреев Бердичева.
Для этого расстрела фашисты руками военнопленных в течение более чем двух недель го-
товили расстрельные ямы-рвы.
Место расстрела - хутор Шлемарка возле аэродрома по райгородскому шоссе.
Ямы заготовили длинные и глубокие. В них с двух сторон были сделаны ступени.
Одни полицаи и эсэсовцы загоняли обречённых на смерть людей в эти ямы, а другие, стояв- шие над ямой, расстреливали этих людей сверху.
Это длилось почти весь день.
В три часа дня на легковой машине приехали посмотреть это "зрелище" председатель Бер-
дичевской городской управы Редер, его заместитель Слипченко и секретарь управы Шмидт.
Непосредственное участие в этом массовом расстреле бердичевских евреев 15 сентября
1941 года среди других принимали начальник полиции Королюк и полицай Машковский.
Чтобы заглушить крики жертв этой кровавой бойни весь день над местом расстрела кружи-
лись 4 трёхмоторных немецких самолёта.
Назавтра вся поверхность земли на месте зарытых после зверской экзекуции ям сочилась
кровью".

Со слов очевидцев массового расстрела еврейского населения Бердичева 15 -го сентября 1941 года немецко-фашистскими оккупантами писатель и фронтовой журналист Василий ГРОС-СМАН, мать которого, Екатерина Савельевна, была убита вместе с другими узниками бердичев-ского гетто, записал вскоре после освобождения Бердичева Красной Армией:

"Весь день длилось это чудовищное уничтожение беззащитных и беспомощных людей, единственной виной которых в глазах их убийц было то, что они - евреи.

Весь день лилась кровь.

Расстрельные ямы были полны крови. Глинистая почва не впитывала кровь жертв изуверов и она вытекала через края, - огромными лужами стояла в выемках поверхности земли, стекала по уклону ручейками, скапливалась озёрцами в низменных местах.

Раненные, падая в ямы, гибли не от добивающих выстрелов палачей, а захлебнувшись кровью,
заполнявшей эти ямы-рвы...

Весь день безумные крики обречённых на смерть людей - матерей, детей, стариков с места этой кровавой бойни заполняли воздух.

Крестьяне окрестных хуторов уходили подальше, чтобы не слышать предсмертных воплей человеческого страдания, которые не способно вынести человеческое сердце".

Одна из расстрельных ям-рвов была вырыта на окраине села Радянское Бердичевского района.

Вот, что расскказала жительница этого села Мария Ивановна Иванова:

"В день 15-го сентября 1941 года, задержавшись дома до 7 часов утра, я уже не смогла выйти на улицу, так как немецкие патрули оцепили неподалёку от моего дома место расстре- ла в диаметре примерно 500 метров .

В 7 часов утра к яме, вырытой на окраине нашего села Радянское, примерно в двухстах
метрах от моего дома, начали подвозить в грузовиках евреев разных возрастов, - от грудничков до стариков, - в сопровождении солдат-автоматчиков.

Поначалу людей сгоняли с грузовиков и партиями по 10-15 человек в сопровождении авто- матчиков подводили к краю ямы и там расстреливали из автоматов.

Затем подвезенных людей начали сперва загонять в яму по заготовленным по торцам ямы ступеням, а затем уже сверху расстреливать.

Это зверское истребление людей длилось с 7 часов утра до 10 часов вечера".

Из всех узников Бердичевского гетто, вывезенных фашистами на расстрел 15-го сентября 1941-го года, уцелел только один 10-тилетний Хаим Ройтман.

На его глазах были убиты его отец, мать и младший брат.

Немцу, направившему на него автомат, он указал на часы, лежавшие на земле. Когда тот нагнулся, чтобы поднять часы, Хаим бросился бежать. Немец открыл огонь по беглецу. Лишь
одна пуля из выпущенных по нему фашистом догнала беглеца, но попала, к счастью, в шап- ку. Мальчик на бегу упал и потерял сознание. Его подобрал, спрятал и усыновил местный крестьянин Герасим Прокофьевич ОСТАПЧУК.

  В донесении УП отдела 213-ой охранной дивизии, направленном 19 сентября 1941 года ко-
мандующему войсками оперативного тылового района группы армий "Юг" было записано:

"Жёсткие меры,принятые дивизией против евреев, по-прежнему признаются справедливыми и приветствуются. Впрочем, евреи в маленьких городах и сельских местностях, - за исключением Бердичева,где их уже больше нет, - не так многочисленны, как на Волыни".

Донесение это подписал начальник отдела тыловой военной администрации полковник ЯКОБИ.

                9.

В почти полностью обезлюдевшее после сентябрьской расправы Бердичевское гетто на протяжение последующих после расстрела 15 сентября 1941 года дней тайком пробирались евреи, бежавшие из окрестных сёл, небольших посёлков и хуторов, где также производилось поголовное истребление еврейского населения местными полицаями, сопровождавшееся разграблением имущества жертв, издевательствамим и надругательством над ними.

Здесь, в Бердичеве, они надеялись как-то уцелеть. Некоторые из них умудрялись найти
прибежище и вне территории гетто.

Однако уже со второй половины октября 1941-го года оккупанты вновь начали проводить облавы на евреев в районах города за пределами гетто, привлекая к проведению этих облав местных полицаев.

Возобновились кровавые бесчинства оккупантов и их подручных.

В этих облавах наряду с оккупантами и полицаями участвовали палачи-добровольцы из местного населения.

Задержанных в ходе таких облав евреев не просто убивали, расстреливая.Их подвергали бесчеловечным издевательствам. Маленьким детям разбивали головы о камни мостовой, а женщинам отрезали груди.

Продолжались и спонтанные грабежи и расстрелы узников гетто.

О жизни в гетто после второго массового расстрела евреев 15 сентября 1941 года Наум
ЭПЕЛЬФЕЛЬД вспоминает так:

"Однажды дом,где мы жили вместе другими обитателями гетто, среди которых был доктор Барабан с семьёй и очень старенькая врач-стоматолог Рубанчик, зашёл немецкий офицер.Он был возбуждён и что-то громко говорил. Все мы ожидали, что он сделает нам какую-то пакость.

Рубанчик, свободно говорившая по-французски и по-немецки, заговорила с ним.

Он, вроде, успокоился и стал рассказывать ей, что приехал недавно из Киева.
Видно он там видел что-то такое, что сильно повлияло на него. А потом вдруг неожиданно подошёл к доктору Барабану и стал его всего ощупывать. Затем заставил его снять брюки и попросил принести нож. Мы замерли. Но офицер, уже не обращая внимания ни на доктора Барабана, ни на всех остальных, что-то в брюках распорол и вытащил из них какой-то маленький мешочек. После этого он повеселел и очень добродушно сказал, что нам всем очень повезло, потому что другой на его месте тут-же расстрелял бы всех нас за незаконное хранение ценностей.

Жизнь с каждым днём становилась всё страшнее. Люди пропадали целыми семьями. Как-то, вернувшись с отцом с работы, мы не застали ни доктора Барабана, ни его семью, ни доктора Рубанчик. Так продолжалось до 30-го октября 1941 года".

                10.

В концу октября - началу ноября 1941-го года оккупанты подготовили и осуществили очередной - третий массовый расстрел узников Бердического гетто, остававшихся в живых после акции 15-го сентября 1941 года, среди которых были и 400 специалистов разных профессий и члены их семей, отобранных городской управой во время проведения предыдущих кровавых акций..

Ночью 30 октября всех их перегнали из гетто в ограждённый крепостными стенами Бердичевский историко-культурный заповедник. Туда же были загнаны ещё и около 3000 евреев, схваченных в ходе облав, проводившихся оккупантами в гетто и за его пределами в городе.

В числе обречённых на смерть на этот раз оказались так же Асир Григорьевич ЭПЕЛЬФЕЛЬД и его сын Наум, которым и на этот раз удалось уйти от верной смерти.

Вот рассказ Наума ЭПЕЛЬФЕЛЬДА, очевидца этой очередной зверской акции нацистов-нелюдей и их подручных,- местных полицаев:

" Ночью 30 октября всё происходило почти так же, как и в ночь на 15 сентября. Так же, как тогда, в сентябре, нас разбудила беспорядочная стрельба. Всех поголовно выгоняли, не давая одеться. Так же, как 15 сентября нас ударами прикладов загоняли в колонну, но погнали не на базар, а в крепость. Крепостью мы называли старинный собор монахов-карме- литов, в котором при советской власти размещался историко-мемориальный музей.

Немцев почти не было видно. Всё делали полицаи.
Нас загнали в огромный глубокий подвал. В подвале царил полумрак. Время от времени свер-ху в подвал стреляли, повидимому, из опасения, что не всем собравшимся во дворе крепости полицаям доведётся поучаствовать в очередном массовом расстреле согнанных в крепость евреев. Появились убитые и раненные. Раненным кто-то старался оказать помощь - кричали, чтобы те, у кого есть вода или что-то пригодное для перевязки, передавали это для раненных.

Задолго до войны отец делал в этом подвале электропроводку освещения. Как-то он привёл меня с собой и попросил работника музея показать этот подвал и ознакомить с размещением его помещений. Поэтому я знал, что есть только один вход в подвал, но всё же стал искать другой какой-нибудь выход или лаз из него. В одном месте я обнаружил маленькое окошко под потолком, забранное колючей проволокой. Под окном я увидел нашу соседку Марью Рафа- иловну. Она стояла на коленях и у неё была сильная рвота. Она была фармацевтом и, повиди-мому, приняла припасённый на такой вот случай яд.

Я позвал отца. Когда он подошёл, Марья Рафаиловна была уже мертва. А за окошком мы уви- дели полицая, торопливо снимавшего с плеча винтовку, и метнулись назад. Почти без перерыва в подвал загоняли всё новые и новые партии людей. Стрельба в подвал сверху не прекращалась. Казалось, там наверху были уже не люди, а взбесившееся зверьё.

Я всё старался уговорить отца попытаться выбраться через то, забранное колючей прово- локой окошко, так как страшно хотелось жить. Но это было совсем не реально, так как наверху во дворе крепости было полным-полно озверевших полицаев.

Надежды на спасение не было. Если 15 сентября шёл какой-то отбор,- одних вправо, других влево,- то здесь никого не отбирали и было ясно, что нас решили ликвидировать всех без исключения.

Наступило состояние, похожее на шоковое. Как,я узнал позднее, такое состояние наблюдал хирург Пирогов у смертельно раненных солдат. - Они были полностью безучастны к окружаю- щему.

И тут вдруг пришло спасение. Сверху раздались крики, есть ли в подвале Эпельфельд.

Отец схватил меня за руку и начал пробиваться к выходу.

Когда мы поднялись на первую площадку, к нам подбежал полицай и начал отрывать меня от отца. Отец буквально вцепился в меня и не отдавал. Не помню, как долго длилась эта борьба и кто остановил полицая.

Очнулся я лишь наверху. Увидел двор, буквально забитый полицаями. К нам подошёл цалмей- стер (что-то вроде руководителя технического и обслуживающего персонала)госпиталя, разместившегося в городской больнице, в которой отец работал до войны и куда мы с отцом ежедневно ходили из гетто на работу. Он отвёл нас в госпиталь и сказал, что отныне мы будем жить при госпитале и не должны никуда отлучаться. Затем он вызвал солдата и велел ему отвести нас и показать наше жильё. В комнате мы застали ещё четырёх евреев - двух портных,сапожника и парикмахера.Чуть позже привели столяра Крашеного, которому удалось вырваться из колонны смертников и добраться до госпитаталя. Под жильё нам отвели комнату, которая днём была портняжной и сапожной мастерской.
Нам повезло, что цалмейстер не был оголтелым нацистом и ревностно относился к своим
служебным обязанностям, в которые входило и обеспечение работы электрооборудования госпиталя и ремонт одежды и обуви персонала и пациентов.

В госпитале нам удалось пробыть до тех пор, пока СД (служба безопасности) не запретила госпиталю держать в своём распоряжении евреев-ремесленников в нерабочее время и обязало передать их в лагерь, который СД создала на Лысой Горе .".

3-го ноября 1941-го года людей, согнаных в крепость, начали партиями по 150 человек дос-тавлять в район хутора Сокулино к вырытым заранее руками военнопленных расстрельным ямам-рвам и там расстреливать из автоматов.

Расстрелом руководил офицер-эсэсовец.

Расстреливали подводимых к ямам людей немецкие солдаты и местные украинские полицаи во
главе с тогдашним начальником городской полиции ЗЕЛИНСКИМ.

Многие из жертв этого расстрела после четырёх страшных месяцев пребывания между жизнью и смертью, после потери самых близких родных, убитых зверски, порой, на их глазах, после зверских избиений, мучений и голода шли на смерть, как на избавление.

Перед растрелом исполнители этой кровавой бойни заставляли людей раздеться догола.

Нагих их подгоняли к краю ямы и сталкивали в неё, а затем сверху убивали выстрелами из автоматов.

В этот день,3-го ноября 1941 года были расстреляны вместе с их семьями известные в Бердичеве врачи-терапевты ВУРВАРГ, врач-стоматолог Регина БЛАНК, доктор ВУРВАРГ и, быв- ший ещё в дореволюционное время земским врачём, доктор ЛИБЕРМАН, .

Доктора ЛИБЕРМАНА не спасло и то,что в молодости он принял крещение в православие и что в квартире у него в углах комнат висели иконы.

Доктор ВУРВАРГ в молодости закончил медицинский факультет университета в кайзеровской Германии, а затем в годы первой мировой войны несколько лет находился в немецком плену

Он свободно говорил по-немецки. Втайне он надеялся, что его-то с семьёй немцы пощадят.
Однако он был убит оккупантами и их пособниками-полицаями в этот день вместе с женой и двумя дочерьми.

При проведении этой кровавой акции оккупанты вновь провели селлекцию и отобрали из
обречённых на расстрел узников гетто 150 специалистов-ремесленников, необходимых им для
выполнения разных ремонтных работ.

Среди отобранных специалистов-ремесленников, оставшихся в живых после 3-го ноября 1941 года, снова оказались электро-механик Асир Григорьевич ЭПЕЛЬФЕЛЬД с 13-тилетним сыном Наумом, каменщик Михаил Моисеевич ПЕКЕЛИС, плотник КРАШЕНЫЙ, сапожник ШКЛЯР, шорник САТАНОВСКИЙ и другие известные многим в Бердичеве мастеровые.

                11.

25-го февраля 1942 года гебитскомиссар Бердичевского округа ШМИДТ издал приказ-распоря-жение, по которому все скрывавшиеся ещё от оккупационных властей в Бердичеве евреи обяза-ны были в недельный срок переселиться в лагерь СД на Лысой Горе. В этом приказе было так-
же сказано, что каждый еврей, обнаруженный 2 марта и во все последующие дни после указанного срока вне территории лагеря СД, будет расстрелян на месте.

После издания этого приказа все оставленные в живых после растрела 3 ноября 1941 года евреи-ремесленники были собраны в барак №1 лагеря СД (службы безопасности) на Лысой Горе - на территории бывших казарм 14-го кавалерийского полка Красной Армии.

Нацистские палачи, ревностно исполнявшие дьявольский план "окончательного решения еврейского вопроса", не щадили никого, - ни стариков,ни женщин,ни детей.

В пяти километрах от Бердичева по Житомирскому шоссе в селе Дмитровка находился дет-
ский сиротский дом-приют.

В этом сиротском приюте оккупанты отобрали 70 детей-евреев.

После этого они сначала организовли, провели и даже торжественно отпраздновали их кре-
щение в православие, на котором присутствовал гебитскомиссар и руководители Бердичев-
ской городской управы. А на следующий день все эти 70 детей были увезены в комендатуру
СД (службы безопасности) и расстреляны на Лысой Горе.

В мае-июне 1942 года оккупанты снова провели в сёлах и городках вокруг Бердичева серию облав и расстрелов евреев, уцелевших от погромов и экзекуций.

Более 700 еврейских девушек и подростков, не убитых при поимке во время этих облав, бы-
ли доставлены в Бердичев из Янушполя (Иванполя), Андрушовки, Ружина и Казатина. Их приг-нали в лагерь на Лысой Горе.

Часть из них,- имевшие нужную оккупантам прфессию,- были присоединены к заключённым ба-
рака №1, в котором содержались ремесленники и другие специалисты.

16-го июля 1942 года в тире бывшего 14-го кавалерийского полка Красной Армии на Лысой
Горе солдаты лагерной охраны и местные полицаи расстреляли 700 человек из схваченных в облавах и доставленных в лагерь СД еврейских девушек и подростков,а также и 230 мастеровых и других специалистов из барака №1.

После этого расстрела в бараке №1 оставалось в живых ещё около 60 мастеровых и специа- листов, без услуг которых оккупанты и городская управа обойтись не могли. Смерть снова обошла их. Смерть снова пощадила и Асира Григорьевича ЭПЕЛЬФЕЛЬДА и его сына-подростка.
Через какое-то время всех узников барака №1 фашисты перевели в камеры городской тюрьмы.

Расстрелы на Лысой Горе не прекращались.

Шорник Х.В.САТАНОВСКИЙ, уцелевший, как и другие, отобранные для обслуживания нужд оккупантов и городской управы, и работавший в тот период в Лагере СД на Лысой Горе,рас- сказывал впоследствии об увиденном там:

"Расстрелы в лагере производились ежедневно. При этом расстрельные ямы копали сами обречённые на смерть заключённые, а закапывали их после расстрелов полицаи и гитлеровцы.
В этих ежедневных расстрелах принимали участие ефрейтор ЭССЕЛЬБАХ, унтер-офицер ЭНРИХ и
завхоз комендатуры СД ПИНЦ.

Я был свидетелем-очевидцем расстрела на Лысой Горе евреев и военнопленных.

Своим жертвам палачи перед растрелом связывали руки за спиной проволокой, чтобы они не
могли оказать сопротивление".

В городской тюрьме, также, как и в лагере СД на Лысой Горе издевательства над узниками и
расстрелы были ежедневной обыденностью.

Из воспоминаний Наума ЭПЕЛЬФЕЛЬДА о периоде проведенном в тюрьме вместе с отцом и другими ремесленниками-специалистами:

"Итак нас перегнали в городскую тюрьму.

Мы, евреи, содержались в отдельном тюремном корпусе. До войны в нём размещалась тюремная больница.

Нас было человек 150. В одной камере по 70-80 человек.Скученность такая,что спали по
очереди.

Режим дня жесточайший.-

Утром 30-тиминутная прогулка по внутреннему тюремному двору с деревянной уборной. Двор был обнесён высоченной кирпичной стеной. В это время дежурные производили уборку в камерах и опорожняли парашу. После прогулки нас загоняли в камеры до следующего утра.

После прогулки - завтрак: кружка кипятка и кусочек эрзац-хлеба из муки с примесью опи- лок либо половы. Хлеб выдавали из расчёта одна буханка на 10 человек .Резали его не ножом, а ниткой, чтобы меньше было крошек. Затем кто-нибудь отворачивался к стене и его срашивали: " Вымын ?" (Кому?) - и он называл фамилию того, кому предназначен очередной кусок эрзац-хлеба. Крошки полагались резальщику.

В обед выдавали миску баланды - жидкого супа.

Ужин состоял из стакана кипятка.

На протяжении всего нашего пребывания в тюрьме почти ежедневно из камеры уводили на расстрел одного-двух человек. В основном это были дети и более пожилые из узников.

Потом раз в месяц, а затем раз в каждые 5-6 дней, стали расстреливать по 10 - 15 узников, в основном больных. К примеру, тот, кто ушиб ногу и хромал или порезал палец и перевязал его тряпицей, подлежал расстрелу.

Когда нас из примерно 150 человек осталось в живых 20 и мы все были собраны в одну
камеру, эти периодические расстрелы прекратились и изменился режим содержания. - Нас стали водить на работу в тюремные мастерские. Меня с отцом определили на выполнение слесарных работ в кузнице.

Однако больные и покалечившиеся, хотя бы и незначительно, попрежнему неукоснительно расстреливались. Так был уведен на расстрел прямо из кузницы кузнец Яков РОЙТМАН из местечка Любар сразу же после того, как он поранил нечаянно во время работы колено и перевязал его тряпицей."

Среди полицаев тюремной охраны был один, отличавшийся особой жестокостью даже среди кол-лег-предателей. Он не терпел возле себя ничего живого, будь то подведенный к расстрель- ной яме человек или просто попавшие в поле его зрения воробей, кошка или собака. При виде их он нетерпеливо снимал с плеча винтовку и тут же стрелял.

Когда гитлеровец или полицай входили в камеру, заключённые в ней должны были встать и
снять шапку.

Однажды в камеру, в которой среди других содержались Асир Григорьевич ЭПЕЛЬФЕЛЬД и его 14-тилетний сын Наум, вошёл подвыпивший полицай. Подросток, ослабевший от перенесенного на ногах, чтобы не расстреляли как больного, тифа, поднялся не так быстро, как того хотелось полицаю. И тогда верзила-полицай схватил паренька за отвороты куртки и с силой посадил на стоявшую на полу жаровню с раскалёнными углями, на которой Асир Григорьевич разогревал паяльник,чтобы починить оставленный ему офицером СД портсигар.

Лишь когда камера наполнилась дымом от прогоревших штанов подростка и запахом горелого
мяса, полицай отпустил отвороты куртки и вышел из камеры со словами: "В другой раз будешь
попрытче!".

Как-то ночью в их камеру ввалился пьяный полицай и без всякого повода начал бить штыком по голове спавшего поближе к дверям Асира Григорьевича, приговаривая:
"Что, сволочь жидовская, ждёшь прихода жида Рузвельта и жида Сталина? Не дождёшься!".

Но, к счастью, он не угадал.

                12.

13-го ноября 1943 года, когда Красной Армией был в первый раз освобождён от оккупантов Житомир, - (после этого он вновь был захвачен гитлеровцами и вновь освобождён Красной Армией), - часть заключенных была угнана в тыл немецкой армии, а оставшихся оккупанты в течение всего дня расстреливали во дворе тюрьмы.

Вот что рассказывает об этом последнем дне заключения один из обречённых тогда гитле- ровцами на смерть Наум ЭПЕЛЬФЕЛЬД:

"13-го ноября нас, как обычно, погнали на работу в мастерскую.
В 10 часов утра немцы провели очередную селлекцию - отобрали портных, сапожников, часовых мастеров. Их посадили на повозки и под охраной полицаев отправили в 12 часов
на запад вместе с обозом эвакуируемого имущества.

Нам стало не по себе. Мы поняли, что будем ликвидированы вместе с остальными отавшимися узниками тюрьмы.

К часам трём-четырём дня в тюрьму прибыл отряд ликвидаторов - головорезы из СС и СД . Они сразу же, не теряя времени, приступили к делу.

На хоздворе тюрьмы был давно уже вырыт котлован для сооружения специальной печи, предна-значенной для сжигания трупов. Этот котлован к 13 ноября был углублен и подготовлен для массового расстрела заключённых.

Узников выводили из тюремных камер группами по 10-15 человек и гнали на хоздвор. Там их подводили к котловану и расстреливали. Это продолжалось до темноты.

С наступлением темноты тех, кого не успели расстрелять собрали и загнали в одну камеру. Двери камеры в спешке не закрыли и мы могли выходить в небольшой корридор, соединявшийся с другим корридором, из которого был выход во внутренний двор тюрьмы. Дверь выхода была закрыта снаружи железной перекладиной, накинутой на шкворень с проушиной для замка, сработанный кода-то нашим кузнецом.

Никто из нас о сне и не помышлял. Мы все понимали, что мы обречены и будем завтра все
расстреляны, если не сможем найти способа вырваться из тюрьмы. Но как это сделать? - Пол,
потолок и стены камеры и корридоров бетонные, на окне камеры - железная решётка. Куда бы нас ни гнали,отец всегда успевал прихватить с собой сумочку с инструментом.И на этот раз у отца был с собой его рабочий инструмент и в нём ножовка по металлу. Решились было пилить оконную решётку, но сразу же отказались от этого из-за шума. Тогда надумали попытаться снять с петель дверь корридора, выходившую во нутренний двор тюрьмы.

Я побежал посмотреть, что делается в корридоре. Корридор был пуст и тут я заметил, что
шкворень наружного запора этой двери заходит в наш корридор и там на нём навинчена гайка.

Я тут же рассказал об этом отцу . У него среди инструментов был разводной ключ.

Гайку отвинтили, шкворень вытолкнули наружу и дверь открыли.

Мы оказались во внутренем дворе тюрьмы.

К этому времени взошла луна. Было светло,как днём.

Двор был пуст. Этот двор был отделён высокой каменной стеной с воротами от хозяйствен- ного двора, обнесённого лишь колючей проволокой.

На крыше дворового туалета мы увидели снятую с петель дверь.

Мы воспользовались ею, как лестницей и перебрались в хоздвор. В одном месте под оградой из колючей проволоки мы нашли выкопанный кем-то лаз и воспользовались им.

Мы оказались на свободе."

Длинный расстрельный день утомил палачей, которые, повидимому, были ошеломлены и угне- тены вестью о вступлении в Житомир частей Красной Армии и поэтому до утра побег смертни- ков не был обнаружен. Это и спасло им жизнь.

Среди участников этого удавшегося побега кроме Асира Григорьевича ЭПЕЛЬФЕЛЬДА и его уже 16-тилетнего сына Наума были плотник Крашеный, сапожник ШКЛЯР и каменщик Михаил Моисе- евич ПЕКЕЛИС.

В последние недели ноября и в декабре 1943-го года оккупанты проводили в городе облавы,
чтобы как можно больше людей угнать в тыл отступавшей немецкой армии и продолжали расстрел части из отловленных людей во дворе городской тюрьмы и в лагере на Лысой Горе.

В тюрьме расстрелами руководил и лично в них участвовал начальник тюрьмы, немецкий офицер ЗИБЕРТ.

В ходе расследования зверств немецко-фашистских оккупантов и их пособников, местных полицаев, в Бердичеве на территории городской тюрьмы были выявлены и вскрыты две ямы, в которых было обнаружено около 300 обгоревших трупов. На всех трупах были пулевые отвер- стия в затылочной части черепа.

Большую облаву и повальные обыски в городе оккупанты произвели в первый день 1944-го года. Всех арестованных в этот день они отправили без разбора в тыл, - подальше от при-
ближавшегося фронта.

3-го января, перед самым своим бегством из Бердичева оккупанты расстреляли всех, оста- вавшихся ещй в живых, заключённых лагеря СД на Лысой Горе.
Шорник Х.В.САТАНОВСКИЙ, которому удалось сбежать из барака накануне, стал невольным сви- детелем этой кровавой акции.

Вот что он рассказал в мае 1944-го года на заседании Бердичевской городской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов:

" В ночь с 1-го на 2-е января 1944-го года я пробрался на чердак покинутого фашистами здания во дворе комендатуры СД, понимая, что в этом здании облавы не будет.
Зная о приближении к Бердичеву линии фронта и ввиду близкого уже освобождения Бердичева Красной Армией, фашисты стремились поскорее расправиться с заключёнными, остававшимися в живых в Лагере СД на Лысой Горе.

3-го января 1944-го года я видел с чердака, где прятался, расстрел заключённых лагеря во дворе комендатуры СД.

Заключённых выводили во двор партиями по 5-10 человек.

Сначала им загибали назад руки и связывали, а затем подгоняли к вырытой заранее тут же во дворе яме и расстреливали.

В этот день солдаты СД расстреляли возле этой ямы, а затем закопали в ней 120 узников лагеря.

Расстрелом руководил начальник комендатуры СД офицер СД КНОРР.

Заключённых расстреливали солдаты СД при участии ефрейтора ЭССЕЛЬБАХА и унтер-офицера ЭНРИХА.

Фашисты спешили закончить эту акцию побыстрее и часть своих жертв закапывали живыми.

В ночь с 3-го на 4-ое января 1944-го года все офицеры и солдаты комендатуры СД бежали из Бердичева.

4-го января 1944-го года в Бердичев вошли войска Красной Армии ".

                13.

По данным, приведенным в сборнике "Народоубийцы",- который был издан под редакцией писателя и журналиста Ильи Григорьевича Эренбурга,- в Бердичеве в период немецко-фа- шистской оккупации с 7 июля 1941 года по 3 января 1944 года было убито около ТРИДЦАТИ ТЫСЯЧ евреев и чудом уцелело лишь 10 - 15 евреев.

Согласно сообщению Чрезвычайной Государственной Комиссии по раследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов и их пособников за время окпкции Бердичева гитлеровцы при участии местных полицаев уничтожили 38536 советских граждан.

Массовый расстрел 15 сентября 1941 года 18640 евреев в Бедичеве был одной из первых акций массоового уничтожения еврейского населения на окккупированных фашистами террито- риях Европы и СССР.

В том же чёрном сентябре 1941-го года кровавые расправы над евреями, учиняемые оккупан-
тами и их пособниками из местного населения над евреями, прокатились по всем городам, местечкам и сёлам Украины, оккупированным фашистами .

В своём донесении командующему оперативным тыловым районом группы армий "Юг", датиро- ванном 20-ым сентября 1941-го года,-(90-й день с начала вторжения на территорию СССР !),- начальник 197-ой полевой комендатуры сообщил:

" Почти во всём районе полевой комендатуры ЕВРЕЕВ БОЛЬШЕ НЕТ. Только в Житомире на 18 сентября ещё оставалось 6000 евреев, собранных в гетто. В создании других гетто необхо- димости уже не было...
...Было установлено, что евреи в Коростышеве и в Житомире связаны с партизанами. В каче-
стве ответной меры В Коростышеве были расстреляны 60 евреев, а 19 сентября растрел евреев
осуществлён также и в Житомире."

Кровавое злодеяние немецко-фащистских нелюдей 15 сентября 1941-го года в городе Бердичеве было зловещим прологом к дьявольской кровавой мессе, учинённой ими в священный
для евреев Судный день 29-го сентября 1941-го года в Киеве - в Бабьем Яру.

В течение ОДНОГО ЭТОГО ДНЯ гитлеровские головорезы и полицаи, набранные из подонков местного населения в дополнение к полицаям, привезенным оккупантами из Западной Украины и Литвы, расстреляли, предварительно ограбив по-разбойничи, ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ ТЫСЯЧ евреев,- ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ.

Вот автограф майора Ганса КОХА, хладнокровного убийцы из той же айнзатцгруппы "С", ко-
торая зверствовала 15 сентября 1941 года в Бердичеве, а незадолго до того во Львове, - выдержка из его секретного отчёта
предедателю имперского министерства оккупированных восточных территорий после проведения
акции "Бабий Яр" :

"... 29 сентября 1941 года на окраине Киева в Бабьем Яру на Сырце зондеркомандой 4-а
айнзатцгруппы "С" и подразделениями полка полицейской охраны "Юг" расстреляны 35 тысяч
евреев.

У некоторых молодых эсэсовцев помутился разум. Они не выдержали такого массового ис-
требления людей. Пришлось поместить их в психиатрическую больницу.

Кое-кто испытывал недомогание. Приходилось на месте лечить их водкой...." .

Всего ВОСЕМЬ ЛЕТ ПРМЫВАНИЯ МОЗГОВ фашистской геббельсовской пропагандой и бывшие законопослужные и почитающие бога бюргеры, кичившиеся своей КУЛЬТУРНОЙ НЕМЕЦКОЙ НАЦИЕЙ,
давшей миру Гётте, Шиллера, Гейне, Бетховена и Канта, въезжают 7 июля 1941 года с крика-
ми " ЮДЕН КАПУТ! " в неведомый им раньньше городок Бердичев и в течение двух с половиной лет скрупулёзно, педантично и зверски уничтожают БОЛЕЕ ТРИДЦАТИ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК, - женщин, стариков, детей, - лишь за то, что ОНИ - ЕВРЕИ ! И лишь 10 - 15 евреям удаётся выр- ваться из пасти коричневого молоха.

Это БЫЛО в Бердичеве. Это БЫЛО в середине ХХ-го века .

Да не повторится ЭТО никогда нигде и ни с кем !

                * * *

Большинство фактов, приведенных в очерке, почерпнуты из брошюры историка Стера Яковле- вича ЕЛИСАВЕТСКОГО "БЕРДИЧЕВСКАЯ ТРАГЕДИЯ" ( с подзаголовком "ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ КНИГА"), изданной в количестве всего 300 экземплярв Институтом истории Украины Академии Наук УССР в 1991 году в рамках издания "Исторические тетради" (1сторичн1 зошити №:,1991 р1к, Ки1в)
и из воспоминаний Н.А.ЭПЕЛЬФЕЛЬДА "ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА".

С.Я. ЕЛИСАВЕТСКИЙ родился в 1929 году в Бердичеве и жил там до 5 июля 1941 года - до дня, когда он вместе с родителями успел покинуть город за два дня до оккупации его гитлеровцами. Его бабушка, оставшаяся в Бердичеве, разделила судьбу евреев города, погибших от рук оккупантов и их пособников.

Н.А. ЭПЕЛЬФЕЛЬД родился в Бердичеве в 1927 году. Вместе с отцом, мамой, бабушкой и стар-
шей сестрой он не успел эвакуироваться из Бердичева и стал вместе с другими евреями, не успевшими бежать, узником Бердичевского гетто.

В первые же недели оккупации города немецко-фашистские захватчики при участии пособников из местного населения зверски убили его маму Фиру Марковну Эрлих, его бабушку Хану ЭРЛИХ и шестнадцатилетнюю сестричку Фирочку ЭПЕЛЬФЕЛЬД.

Науму Асировичу ЭПЕЛЬФЕЛЬДУ и его отцу,а моему дедушке, Асиру Григорьевичу ЭПЕЛЬФЕЛЬДУ, - электромеханику-самоучке и изобретателю, - удалось чудом выжить в адских условиях гетто, а затем конц.лагеря СД и фашистской тюрьмы и совершить успешный побег из тюрьмы вместе с несколькими другими узниками-евреями.

Н.А.ЭПЕЛЬФЕЛЬД после освобождения Бердичева войсками Красной Армии закончил Киевское
военно-медицинское училище и стал лейтенантом медицинской службы. Служа офицером, он сумел закончить заочный химико-фармакологический факультет Московского медицинского ин- ститута и, после окончания службы в армии в чине капитана, работал заведующим аптекой и лабораторией в одной из больниц на Украине вплоть до выезда после развала Советского Со-
юза в США.

От имени всех, переживших ХОЛОКОСТ, чьи родственники погибли от рук гитлеровцев и их
пособников в годы немецко-фашистской оккупации Бердичева я хочу в заключение очерка вы- разить С.Я.ЕЛИСАВЕТСКОМУ и Н.А.ЭПЕЛЬФЕЛЬДУ признательность и благодарность за то, что они возвратили трагической и скорбной летописи ХОЛОКОСТА ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА то, о чём умолчала официальная советская историография.


Рецензии