ЗБ-2. Глава 2. Сочетание

3-го эйтне 3087 года эры Согласия в возрасте шестнадцати с половиной лет Джим стал спутником Печального Лорда. Чтобы всё прошло гладко, было проведено две репетиции – за неделю и за три дня до самой церемонии. Во время репетиций Джиму всё ещё не верилось, что это должно произойти на самом деле; он нервничал и боялся, что что-нибудь сорвётся, произойдут какие-нибудь накладки или всё вообще отменится. Но ничего не отменилось, никаких накладок не случилось, и 3-го числа третьего летнего месяца эйтне Джим надел свою брачную диадему.

Церемония сочетания проходила там же, где в прошлом году сочетались лорд Райвенн с Альмагиром – в Главном дворце сочетаний Кайанчитума. Зал сочетаний был полон гостей. В центре, у Кристалла Единения, на небольшом возвышении ждал главный регистратор в пурпурной мантии с золотой каймой по низу и при всех своих орденах и регалиях. Лорд Дитмар был знатным альтерианцем, а посему его брак полагалось заключать не рядовому регистратору, а главному смотрителю Дворца сочетаний – таково было официальное название должности этого чиновника. А звали его господин Тубалус Роэм Идмар Грикариано.

К Кристаллу Единения слева и справа вели ковровые дорожки, по которым вот-вот должны были пойти навстречу друг другу наречённые. В ожидании появления счастливой пары в зале стоял ровный гул голосов. Ближе всех к Кристаллу в первом ряду приглашённых стояли лорд Райвенн и Альмагир. Первый был в светло-голубом костюме, белых сапогах и белом плаще с драгоценной застёжкой, при всех своих наградах, а Альмагир был одет в светло-сиреневый костюм, отделанный золотыми тесьмами. Раданайт на свадьбу Джима не пришёл, сославшись на неотложные дела. Он ограничился только поздравлением на открытке и корзиной цветов, доставленной курьером.

Были в первом ряду приглашённых и сыновья лорда Дитмара, Дитрикс и Даллен. Дитрикс, как всегда, коротко остриженный, был в парадном мундире, белых перчатках и сверкающих сапогах, а на его руку опирался его белокурый и голубоглазый спутник Арделлидис, под свободной бежево-белой туникой которого уже явственно обозначался круглый животик: в семье Дитрикса ожидалось уже второе пополнение. Арделлидис, опустив длинные ресницы, что-то сказал своему спутнику вполголоса, и тот, сдержанно и снисходительно улыбнувшись, поцеловал его тонкие пальцы.

Даллен выглядел рассеянным и скучающим. В душе он не одобрял решение своего вдового отца сочетаться браком вновь, да и от самого выбора избранника не был в восторге, но повлиять на решение своего родителя он не мог. На церемонии сочетания он присутствовал с таким видом, как будто исполнял тяготившую его обязанность.

Наконец раздались звуки торжественного церемониального марша, и из дверей с противоположных сторон зала появились две фигуры в белом: одна – высокая, в плаще до самого пола, другая – маленькая и изящная, в плаще до середины бедра, брюках до колен, белых чулках и белых туфельках. Они шли друг другу навстречу особым медленным шагом, пока не приблизились вплотную к Кристаллу Единения. Громким, поставленным голосом господин Грикариано торжественно объявил:

– Итак, дорогие наречённые, вы пришли к Кристаллу Единения, дабы подтвердить клятву, данную вами друг другу при обручении. Является ваше желание соединить ваши судьбы по-прежнему непоколебимым?

– Да, – ясным и громким голосом ответил лорд Дитмар, не отводя от Джима ласкового взгляда.

– Да, – пролепетал Джим, опустив ресницы, но тут же снова вскинул блестящий взгляд на лорда Дитмара. Его щёки рдели от волнения.

Господин Грикариано кивнул, солидно прочистил горло и с расстановкой задал новый протокольный вопрос:

– Является ли этот ответственный шаг с вашей стороны полностью осознанным и взвешенным? Ведь в соответствии с настоящим семейным кодексом Альтерии, брак заключается раз и навсегда и не подлежит расторжению.

– Да, ваше превосходительство, мы это осознаём, – сказал с улыбкой лорд Дитмар. – Наше решение заключить союз осознанно и окончательно.

– Подтверждаете ли вы слова своего избранника? – строго спросил господин Грикариано Джима.

Джим бросил взгляд на Альмагира, и тот, ласково улыбнувшись ему, кивнул. Джим, переведя робкий взгляд на торжественную, исполненную важности фигуру главного смотрителя, пролепетал:

– Подтверждаю...

Господин Грикариано сделал знак, и два хорошеньких подростка в одинаковых белых костюмчиках вынесли на шёлковых алых подушках с золотыми кисточками две серебристые, ярко блестящие диадемы.

– Эти диадемы вы будете носить постоянно в знак того, что между вами заключён священный брачный союз, – пояснил главный смотритель с расстановкой. – Ношение брачных диадем обязательно для каждого из спутников, независимо от того, находятся ли они вместе или же по какой-либо причине отдельно друг от друга. Итак, друзья, – господин Грикариано возвысил голос, обращаясь ко всем присутствующим, – сегодня мы все свидетели счастливого события – соединения двух любящих сердец в единое целое! Кристалл Единения поможет им в этом. Наречённые, положите ваши левые руки на Кристалл, а правые приложите к сердцу.

Лорд Дитмар и Джим положили руки так, как им было сказано, и господин Грикариано задал заключительный вопрос:

– Согласны ли вы, милорд Азаро Луэллин Анаксоми Дитмар, взять в законные спутники Джима Зелхо Лотиана Райвенна?

На это лорд Дитмар со спокойной уверенностью отчётливо ответил:

– Согласен.

Тот же вопрос был задан Джиму, и тот, дрожа ресницами и рдея, ответил:

– Я согласен.

Господин Грикариано взял с подушечки одну из диадем и водрузил на склонённую голову лорда Дитмара, вторую он надел Джиму, чуть присевшему в подобии реверанса. Лорд Райвенн и Альмагир в первом ряду с улыбкой переглянулись.

– Вы сочетаетесь священными узами брака и провозглашаетесь законными спутниками! – торжественно объявил главный смотритель под всеобщие ликующие аплодисменты.

И, к всеобщему удовольствию, новобрачные обменялись поцелуем. Арделлидис, прильнув к облачённому в парадный мундир плечу своего спутника, сентиментально проворковал:

– Как мило!

Выражение лица Дитрикса изображало благодушие и снисходительность. Поцеловав своего хорошенького спутника в висок, он проговорил:

– Да, моя прелесть.

И только Даллен не разделял всеобщего умиления. Он наблюдал поцелуй новобрачных с каменным выражением лица, а потом и вовсе отвёл взгляд.

Потом целых полчаса новобрачные принимали поздравления: желающих выразить им свою радость было море. Когда официальная часть закончилась, все направились в Большой банкетный зал, который вмещал до двух тысяч гостей. Свадебный обед был устроен лордом Дитмаром на самую широкую ногу: в огромном зале не было ни одного пустого места. За всю пятисотлетнюю историю Банкетного зала в нём прошло всего несколько пиршеств такого размаха, и лорд Дитмар вписал себя в его историю огромными буквами, закатив пир на две тысячи персон.

После свадебного обеда начался торжественный проезд новобрачных по улицам города. Лорд Дитмар отнёс Джима на руках в белоснежный сверкающий открытый флаер, украшенный лентами и цветами.

Улицы, по которым проезжал свадебный кортеж, были по такому исключительному случаю перекрыты на два часа для всего городского транспорта, кроме медицинского. Впереди кортежа ехала охрана, за ними следовал флаер новобрачных, следом за которым двигался точно такой же, белоснежный и украшенный, в котором сидели ближайшие родные новобрачных – лорд Райвенн и Альмагир, Дитрикс с Арделлидисом и Даллен. За ними следовала длинная колонна экипажей более скромного вида – разумеется, далеко не все гости смогли в ней разместиться. По всему маршруту следования кортежа были равномерно размещены посты сотрудников Бюро торжественных церемоний. Их задачей было сопровождать проезд кортежа мини-фейерверками, а также дождём из конфетти и лепестков цветов.

Новобрачные ехали в своём белом флаере стоя, осыпаемые снегом конфетти и приветствуемые криками горожан, поражённых королевскому размаху этой свадьбы. Всем зрителям на улицах раздавались маленькие памятные подарки – стеклянные браслеты и медальоны. Проезжая сквозь поток улыбающихся лиц и колышущееся море машущих рук, лорд Дитмар и Джим улыбались и махали в ответ, время от времени целуясь. Их обращённые друг на друга взгляды были полны нежности, и со стороны они выглядели идеальными счастливыми влюблёнными. Ехавшие следом лорд Райвенн и Альмагир с удовольствием любовались ими, а Арделлидис заметил Дитриксу:

– Какая они прелестная пара, не правда ли, дорогой мой?

Дитрикс чуть усмехнулся уголком губ. Арделлидис хоть и отличался редкой красотой, но большим умом его природа не наделила. Всё, что ни говорил его спутник, принималось Дитриксом снисходительно, как детский лепет, а с тех пор, как выяснилось его особое положение, Арделлидису прощалось вообще всё, а Дитрикс взял манеру ни в чём ему не прекословить и отвечать только «Да, моя радость» или «Совершенно верно, дуся». И сейчас, услышав сентиментальное и не оригинальное высказывание своего спутника, он ответил:

– Совершенно с тобой согласен, дусенька.

И прижал к своим губам белые нежные пальчики Арделлидиса. Последний, пребывавший на протяжении всего праздника в приподнято-расчувствованном настроении, проворковал:

– Ты меня любишь, мой родной?

– Обожаю тебя, дуся, – в тон ему ответил Дитрикс.

Арделлидис протянул Дитриксу сложенные бутончиком губы, и тот их нежнейшим образом чмокнул. Даллен, наблюдая за их нежностями, презрительно поморщился и стал смотреть по сторонам.

Первый праздничный день подошёл к концу. Небо покрылось глубокой синью, а город мерцал огнями и роился, как муравейник. Самым последним номером праздничной программы был грандиозный фейерверк в вечернем небе над городом. Это было великолепное зрелище, сравнимое по своему размаху разве что с новогодним. В течение сорока минут всё небо над городом вспыхивало многоцветными грохочущими переливами, сияло звёздными россыпями, покрывалось ковром мерцающих искр; в нём с громом распускались диковинные сверкающие цветы и причудливые узоры из звёзд, дорожки, сеточки, завитки, брызги, пролетали кометы с переливчатыми шлейфами. Всё это завораживающее зрелище Джим наблюдал с раскрытым ртом, обнимаемый за талию лордом Дитмаром. От долгого стояния лицом кверху у него закружилась голова, и он пошатнулся, а лорд Дитмар его подхватил, смеясь.

– Тебе нравится, дружок?

– О да, милорд, это ни с чем не сравнимо, – проговорил Джим, склоняя голову ему на плечо. – Я так люблю вас...

Их губы сблизились. Доверчиво обняв лорда Дитмара за шею, Джим закрыл глаза и отдался поцелую, в то время как над их головами грохотало искристое зарево, а люди вокруг смеялись, веселились и кричали.


Рецензии
Какая прелесть! Умилялась всю главу!! У меня почему-то была мысль,что один из брачующихся будет в свадебном платье)))

Анна Рыжая1   02.04.2010 16:03     Заявить о нарушении
:)))))
Разве что мысленно :)

Елена Грушковская   02.04.2010 16:05   Заявить о нарушении